ЗВЕЗДНАЯ СИСТЕМА ВЕГА.


ЗВЕЗДНАЯ СИСТЕМА ВЕГА.
ЗВЕЗДНАЯ СИСТЕМА ВЕГА. Планета Вега 3 (Селена). Город Тайтус. Отставной мастер-сержант - Карл Карлсон. Скала Пит. Дитрих Мёллер.

Меняю молодой геморрой, на хроническую паранойю.

Как следует отоспаться после дежурства на очистных мне не дали. Информационная система оповещения в моей конуре истошно ревела, требуя освободить занимаемое помещение в связи с проведением внепланового технического обслуживания. Было почти четыре часа пополудни. Покинув убогие, но ставшие родными стены, озираясь по сторонам и приходя в себя, я стоял рядом со своей открытой каморкой-сотой среди таких же бедолаг, выгнанных по прихоти нерадивых техников, обслуживающих нашу высотку. Кто-то незнакомым голосом окликнул меня по имени. Это был молодой парень, несколько раз попадавшийся на глаза на нашем этаже, - один из многочисленных «шапочных» знакомых. Он оказался как раз одним из проклинаемых всеми постояльцами техников, о чём свидетельствовала надпись на его рабочем комбезе. Парень подошёл почти вплотную и, перекрикивая общий шум, произнес:
- Здорово. Слушай, Карл, ты обедать сейчас не собираешься?
- А у вас тут надолго?!
- Пара часов минимум. Пойдёшь, как обычно, в «Шлем и Штурвал»?
- Ветеранская столовая уже закрылась, - обращаясь больше к самому себе, вслух размышлял я.
- Что?! – видимо, не расслышав, переспросил он.
- Да!
- Если пересечёшься там,- и он назвал имя нашего общего знакомого,- скажи, что я не приду. Сам видишь: застрял, а связи с ним нет. Выручи, а?!
- Хорошо, - прокричал я, утвердительно кивая головой.
В ветеранскую столовую я всё равно опоздал, поэтому решил убить двух зайцев: сделать доброе дело, а заодно побаловать себя любимого, откушав в «Шлеме и Штурвале» человеческой, живой пищи.
Близился ресторанный «час халявщиков» - мой час. Времени было достаточно, и я решил пройтись, проветрить голову, подставляя горячему послеполуденному светилу свою небритую, заспанную физиономию. Прогретая летним солнцем Веги столица, мгновенно окружив меня, на выходе из высотки, шумела и воняла, как обычно.
К бару подошёл освежённый прогулкой и с нагулянным аппетитом. Внутри было тихо и немноголюдно, как обычно бывает по будням в эти часы. Обычно расслабленно-флегматичный Пит был сегодня, как мне показалось, угрюм и зол. Поскольку мы никогда не были с ним друзьями, узнавать причины его отвратительного настроения не видел смысла. Он недружелюбно оглядел парня, вошедшего первым, и затем, переведя взгляд на меня, неожиданно осветил радостной улыбкой свою мгновение назад скорбно-угрюмую физиономию, словно ребёнок, получивший долгожданный подарок в день рождения или на Рождество. Я с надеждой оглянулся назад. Никого. Любого, кто хоть немного знал уважаемого старину Пита, это обстоятельство приятно удивило бы или обрадовало, я же при наличии застарелой, хронической армейской паранойи, насторожился, внутренне подобравшись, как ёж, пробегающий мимо гадюки.
Уже и не припомню, когда последний раз моё появление где-либо вызывало такую неподдельную радость. Внимательно оглядел всех обедающих в зале. Знакомого, которому я должен был передать послание от техника, в баре не оказалось. С подпорченными настроением и аппетитом я сел за свободный столик в глубине зала. Порция, привезённая и выданная ресторанным ботом, обслуживающим посетителей в это время дня, вместо соблазнительных официанток состояла из картофеля фри, салата, куска натурального мяса и выглядела столь щедро, что это лишь усилило мою подозрительность. Близость наших с барменом отношений за прошедшую пару месяцев с того момента, как я стал появляться здесь более-менее регулярно, в апогее достигла лишь лёгкого кивка головой, без рукопожатий и, тем более, без разговоров «за жизнь». По сути, он просто начал узнавать меня при появлении, примерно так же, как выделяют бездомного пса среди прочих, потому что он не облаивает вас и не пытается укусить, подло и по-тихому подкравшись сзади. Приходя сюда пообедать и пропустить стаканчик, я совершенно «случайно», без всякой задней мысли, подслушал несколько прямо противоположных утверждений, так или иначе характеризующих его. Никаких иллюзий, на счёт собеседников, обсуждающих бармена, я не испытывал, поэтому особого значения им не придавал. «Надеюсь, до предложений руки и сердца мы сегодня не дойдём!», - подумал я, искоса глядя в его сторону. Бармен, несомненно, был неприятным противником. Его сегодняшнее поведение меня смутило, и я постарался припомнить всё, что так или иначе, было связано с ним.
Я знал, что Пит разносторонне развитая личность. Такие, как он, стараются работать со всеми, кто может быть им полезен. Судя по тому, что уже успел услышать, хозяин бара, имея долю от теневых сделок, проворачиваемых Питом, закрывал глаза на некоторые его «шалости». Негласно это были, скорее, партнёрские отношения с той лишь разницей, что в случае возникновения неприятностей, хозяин «умывал руки», представляя произошедшее как эксцесс исполнителя, о котором он, естественно, не знал и к которому никакого отношения не имел.
Аппетит окончательно пропал. Поймал себя на мысли, что совершенно не чувствую запаха еды в стоящей передо мной глубокой тарелке, исходящей лёгким горячим едва заметным парком. Я сидел, медленно ковыряя приличную горку жареной золотистой картошки, щедро политой соусом из хрена и горчицы, словно пытаясь отыскать внутри неё что-то съедобное, и не прекращая при этом ловить на себе приятельские взгляды Пита. Понаблюдав некоторое время за моими шахтёрскими изысканиями, видимо, почуяв неладное, он вышел из-за стойки и направился к моему столику. О том, что что-то не так, меня предупредила Карга, мониторящая пространство бара. Когда я поднял глаза, Пит уже стоял рядом с моим столом. Быстро пробежав глазами по залу, откровенно-пялящихся взглядов не заметил, но почти уверен, не только я был удивлён происходящим. За всю не очень длинную историю посещений «Шлема и Штурвала» не припомню случая, чтобы Пит присаживался к кому-то за столик. Возможно, вечерами и было по-другому, но оставаться здесь после семи вечера, чтобы проверить это предположение, мне не позволяли финансы. «Час халявщика», как и всё приятное в этой жизни, слишком недолог. Совершенно некстати дико зачесался нос.
- Присяду? – наклонившись, негромко спросил бармен.
- А я могу… не разрешить?!
- Думаю, вряд ли.
Я хмыкнул, ногой выпихивая с противоположной стороны задвинутый под столешницу стул с невысокой полукруглой металлической спинкой.
- Что-то не так с едой? – спросил он. – Может, порция маленькая? Или пересолено?!
- Да нет. Всё так. Порция даже слишком большая, и это меня беспокоит.
- Странные вы люди, бывшие вояки. Одним не нравится, что порции маленькие, ты вот дуешься, что порция слишком большая! – басовито хохотнул он.
- Пит, не пойми меня превратно, но я не верю, что ты вступил в «Армию спасения» и выбрал меня в качестве первого объекта для начала своей благотворительной карьеры.
Он хмыкнул.
– Не тяни. Давай сразу к делу,- предложил я.
- Дело есть, - нехотя выдавил он, сообразив, что тарелкой картошки и куском мяса меня не купить. - Как поешь, заходи в подсобку, потолкуем. Чем чёрт не шутит, может, сговоримся?! Дверь рядом с туалетом, код для замка… - он произнёс четыре цифры. – Запомнил? - я кивнул головой. – Мне помощь нужна. Выручи, а?! - в его взгляде и позе я почувствовал слабость. Второй страждущий за час?! Не многовато ли?! Подливая масла в огонь подозрительности, подумал я.
- Ничего не обещаю, но почему не поговорить с хорошим человеком?!
- Жду, - с облегчением вымолвил он, протягивая для рукопожатия ладонь.
Не припомню случая, чтобы он говорил столько слов зараз, но меня немного отпустило, а появившаяся определённость вместе с неожиданно возникшими в воздухе ароматами еды подстегнула проснувшийся аппетит, тут же напомнивший о себе урчащим желудком. Заставил себя есть медленно, спокойно обдумывая, что могу вытащить из внезапно возникшей ситуации и до каких границ чисто гипотетически готов пойти. Из случайно подслушанных в баре разговоров и коротких бесед с малочисленными знакомыми, заходившими сюда перекусить и пропустить стаканчик, было известно, что с низовым, откровенным криминалом, большинство посетителей этого бара дел не имело. Но сутенёрство, организация подпольных игорных домов, тотализаторов, контрабанда, перепродажа, торговля, добыча, перевозка без лицензий, исключённых из имперского торгового оборота товаров, в том числе и в сектора, не являвшиеся территорией Империи, считались здесь делом обычным. «Что ж, послушаем, что нам предложат» - решил я, с удвоенным аппетитом поглощая сытный ужин. Бросив в чрево появившегося рядом со столом бота-утилизатора пустую посуду и использованную салфетку, с удовольствием немного посидел и выдвинулся в сторону подсобки.
Это было небольшое помещение без окон, с узким длинным проходом; столом, находящимся в противоположном торце комнаты, и парой странных кресел. Несколько небольших, но достаточно ярких ламп, зажегшихся на потолке, как только переступил порог помещения, разогнали таинственную тьму. При свете загадочная подсобка оказалась банальным продовольственным складом. По обеим сторонам вдоль стен стояли высокие, упирающиеся в потолок стеллажи. Заставлены они были картриджами для пищевого и питьевого синтезаторов, вакуумными упаковками с разнообразной консервированной едой, различными ёмкостями с дорогими напитками и деликатесами для обеспеченной публики. Шагнув внутрь и дав двери закрыться, позволил воображению, оседлавшему взгляд и теперь галопом скачущему между полками, немного порезвиться. Не торопясь, глазами вкушал румяную и крутобёдрую распутницу-буженину, словно гимнастку, зависшую в свете софитов над ареной-полкой под пристальными взглядами столпившихся вокруг разнокалиберных пузатых бутылок-зрителей; осторожно разбавлял насыщенный зрительно-вкусовой колорит мягкими вкраплениями пряных тонов излучающего тёплую желтизну округлых боков дородного сыра-гранда «Торта дель Касара». Едва начавшуюся кулинарную оргию бесцеремонно прервал Пит своим крестьянским:
- Двигай к столу давай. Столько жратвы никогда не видел? Ты же только что брюхо набил?!
- Спалил!
- Да ладно, чего уж там, - покровительственно произнёс Пит, хлопнув меня по спине и чуть подтолкнув к стоящему в конце комнаты столу. На свободном пятачке рядом со столом было тесновато. Мы присели на странные переделанные пилотские кресла, демонтированные, скорее всего, из какого-то древнего шипа и занимавшие, на мой взгляд, слишком много места.
- Выпьешь?
- Нет. Давай сразу к делу, не тяни.
- Карл, нужно кое-что просто отвезти одним серьёзным людям. Я гарантирую, что тебе очень хорошо заплатят.
- Сколько же нынче платят за «только просто отвезти»? И почему я?
- Тридцать пять тысяч. За три-четыре часа работы. Максимум пять-шесть. Отвозишь товар, возвращаешься ко мне, получаешь доступ к счёту на предъявителя. Деньги уже там. Я мельком взглянул на развёрнутый в мою сторону экран терминала. Зафиксируй сумму и реквизиты счёта, - Пит замолчал, давая моему сознанию хорошенько «пожевать» озвученную цифру. Счёт, судя по реквизитам, был открыт в одном из местных банков.
Деньги были приличные. Не большие, не маленькие. Стоимость не самого дешёвого гражданского одноместного шипа с квантовым двигателем, имеющего в базовой комплектации лишь одно достоинство - он будет абсолютно новый, с ограниченной шестимесячной гарантией от производителя. «Ладно. Не так уж плохо! Теперь остаётся лишь дождаться информации о перевозимом грузе и возможных рисках».
- Почему я?!
По промелькнувшему на его лице выражению стало понятно, что вопрос «немножечко» неудобен. Я хмыкнул, неожиданно вспомнив, что паразитным словцом «немножечко» мой нынешний словарный запас был дополнен Иваном. По мечущемуся взгляду Пита стало понятно, что он принял моё хмыканье на свой счёт. Возможно, когда он озвучивал сумму вознаграждения и время, которое надо затратить на её получение, очень надеялся, что я сразу начну торговаться, пытаясь увеличить размер гонорара, и на вторую часть вопроса, касающуюся личности исполнителя, отвечать уже не придётся. «Ну, извини, Пит, что не оправдал твоих чаяний и надежд».
- Почему ты?! – медленно протянул бармен, явно собираясь с мыслями и решая, как много мне можно сказать. - Несколько причин. Ты ведь человек слова и гарантируешь, что всё, сказанное здесь, останется между нами?
Я молча кивнул. Несколько мгновений он боролся с сомнениями, но всё же решился.
- Человек, с которым я уже договорился о доставке и которому я доверял, неожиданно пропал. Связи с ним нет. Сроки горят вместе с моей репутацией, - замолчав, тяжело вздохнул он, возможно, ожидая вопросов о неожиданно исчезнувшем исполнителе. Я молчал, рассматривая его переносицу. Вопрос об исчезнувшем исполнителе был тупиковым. Путём в никуда. Зря потраченным временем. « - Что он мне сейчас ни скажи, это не будет иметь никакой практической ценности», - размышлял я. Пит, поняв, что я не собираюсь задавать ему вопросы, продолжил:
-Люди, ждущие товар, могут начать нервничать. Это грозит лично мне большими проблемами. Чего скрывать - целиком мой косяк! Понимаешь?- глаза Пита вперились в мои, вцепившись, на мгновенье задержались, будто бы на всякий случай проверяя их прочность. - Ситуация особенная. Заказчики-китайцы в этой системе люди новые, и не все довольны их появлением. Кто эти «все», он уточнять не стал. - Дело не в расовой нетерпимости. Так всегда бывает, когда на рынке появляется новый игрок. Китайцы - ребята упорные. Тем, кто поумнее, понятно, что они пришли надолго, но никто не хочет первым открыто устанавливать контакты. Ситуация очень скользкая, думаю, ты понимаешь, о чём я?! Ты, конечно, здесь человек новенький, но уже не чужой. Не суетишься по пустякам. По счетам платишь. Не игрок. Работаешь. Бывает, выпиваешь, но без фанатизма. Обязательств перед местными никаких. К тому же товар, который надо доставить, эксклюзивный, дорогой. Ну и главное - я успел заметить, что ты не болтлив. Для этого дела фактор немаловажный. В общем, если согласишься, буду твоим должником.
- Кто оплачивает банкет?
Его лицо изменилось. На нём явственно проявился страх.
- Извини. Этого сказать не могу. Я тебе и так уже сказал слишком много.
- Ладно. Что надо везти?
- Ничего особенного.
После этих слов он открыл сейф, стоящий под столом, и положил передо мной на столешницу защитный кейс-кофр размером с большую упаковку сухих хлопьев для завтрака. Набрав буквенно-числовую комбинацию на активированной панели, открыл его.
Память тут же услужливо подпихнула мне стэк метаданных. Судя по лазерной маркировке, выгравированной на корпусе изделия, оно относилось к классу военных, и было занесено в перечень товаров, изъятых из торгового оборота. Предмет был мне знаком. Это был специализированный модуль с унифицированным оптоволоконным интерфейсом для обороны крупных и средних космических объектов, или форпостов наземного базирования. В его функционал входило своевременное обнаружение широкого диапазона угроз, осуществления маневров уклонения и другие контрмеры. Он так же был способен управлять в реальном времени лазерными и плазменными турелями, ракетным комплексом, с учетом всех условий окружающей среды, имел как автоматический, так и ручной режимы управления.
Постаравшись скрыть своё удивление и изобразив на лице неведение, спросил:
- Что это?
- Какая-то дорогая штука для управления оранжереями в космосе. Автоматическая поддержка влажности, управление светом, поливом… Ты же знаешь этих китайцев.
- Дурь будут фармить?! – хитро прищурившись, с видом знатока спросил я.
- Ну что ты?! Только рис и помидоры! – постаравшись скопировать моё выражение лица и заговорщически подмигнув, ответил Пит.
В том, что китайцы хотят защитить недавно купленную собственность, расположенную, скорее всего, не в самом оживлённом пространственном участке системы, я ничего подозрительного не видел. Желающих учинить мародёрку над пришлыми, несистемными, уверен, поначалу найдётся немало. Не знаю, в каком сейчас состоянии купленная китайцами станция, но из имеющихся в моём распоряжении сведений известно, что защитный модуль такого класса, если он, конечно, полностью работоспособен, может быть, вполне сопоставим, с ценой самой станции.
- Ну что скажешь?! Берёшься?! – голосом, полным тревожного ожидания, вывел меня из задумчивости явно нервничающий Пит.
Вообще-то, на первый взгляд, предложение выглядело соблазнительно. Тот факт, что контрагенты в данной сделке ищут курьера «со стороны», выглядел тоже вполне разумно. Обычные издержки при переделке рынка. Будь это оружие, рабы или дурь, я бы без колебаний послал бармена к чёрту. Однако это был оборонный модуль. Товар тоже нелегальный, но… Теперь главное. Войти ведь не проблема?! Однако в данном случае начинать надо с того, как выйти. Вот тут возможны варианты. Курьер в подобной ситуации, фигура малозначительная, которой вполне можно и пожертвовать. Одинокий. Никто и не вспомнит, если что… Надо продумать разные варианты развития событий. Учитывая в первую очередь то, что вылазку придётся сделать в условиях жесточайшего дефицита времени. Прямо сейчас собраться, сконцентрировать все знания, навыки, эмоции для решения простой логической задачи: из точки А в точку Б вышел пешеход со скоростью… О возможной награде не думалось совсем. Главным призом в игре были отнюдь не деньги, а безусловно, Пит, в виде богатейшего ресурса и связующего узла, находящегося внутри недоступной мне до сих пор, как чужаку, закрытой информационной системы. Сколько люди готовы были бы за такое заплатить? Не знаю, но моя цена несколько минут назад была определена достаточно чётко. Из точки А в точку Б вышел пешеход со скоростью…
Мне первый раз предстояло покинуть пределы самостоятельно выбранной планеты, приютившей меня, – тёмной, уютной, относительно безопасной норы, в которой я, как обезумевший от страха крот, безвылазно просидел очень длительное время. Необходимо прямо сейчас решить, стоит ли собственными руками наполнять нору водой?! Ещё не поздно отказаться… «Готов ли я в самом деле рискнуть?! Пожалуй, что да. Вариант, чтобы выскочить из трясины повседневности, грозившей рано или поздно превратить меня в бессмысленного люмпена, не идеальный, но вполне приемлемый».
- Хорошо, но ты мне будешь должен.
- Договорились, - облегчённо выпалил Пит, собираясь меня обнять, но, увидев протянутую ему ладонь, с жаром ухватил её обеими лапищами и сильно стиснул.
- Да тише ты, медведь. Руку раздавишь!
- Карл, ты не представляешь, как ты меня выручил! Брат, я твой вечный должник.
«С каких пор, интересно, я стал для него Карлом и братом?!» Видеть его таким эмоционально открытым мне ещё не приходилось. Куда делась эта застывшая, чуть высокомерная маска? Смотри, как запел! Ежедневно демонстрируемые им спокойствие и уверенность, как я теперь понимаю, на поверку оказались смесью снобизма и высокомерия обычного торгаша-контрабандиста средней руки.
– Давай вернёмся к разговору о вечном должнике после того, как всё будет сделано?
- И то верно, - чуть успокоившись и возвращаясь в свой привычный образ, хмыкнув, выдал бармен.
- Крайний срок доставки?
- Времени мало. Надо постараться до полуночи по местному. Хоть и не желательно, но учитывая местную специфику, пару-тройку дополнительных часов можно захватить. Да, забыл тебе сказать, обратно тоже кое-что придётся захватить, - с виноватым видом выдавил он из себя.
- Ну ты и говнюк!
- Извини, - Пит был сама кротость. – Я бы сам слетал, честно, но не могу. Меня тут каждая шелудивая собака знает, - заныл он. Безмолвный гранитный утёс, горделиво возвышавшийся за стойкой, в данный момент выглядел как сгорбленная болотная кочка, увешанная тиной и обросшая мхом. Неожиданная метаморфоза.
- Оттуда - что?!
- Что-то в качестве оплаты. Клянусь, не знаю, что это, Карл! Но это точно не дурь или что-то в этом роде. Клянусь!
Очень хотелось хорошенько начистить эту ещё пять минут назад самодовольную квадратную рожу, при этом не кричать, а медленно, со вкусом, объясняя, что, куда и зачем повезу. В какое дерьмо могу влезть, если… Однако раскрыться и дать ему понять, как много на самом деле знаю, я не был готов. Не сегодня.
– Ладно, проехали. Координаты, название точки встречи, транспорт, контакты и идентификация?!
- Координат космической базы я не знаю.
- ?
- Из-за тёрок с местными китайцы отогнали её с прежнего места. Где она сейчас, как ты сам понимаешь, они не говорят. Чтобы встретиться напрямую с заказчиком, тебе нужно добраться до частной модульной базы с коммерческими причалами. Она расположена в ближайшей точке Лагранжа от зоны перехода «Вега - Вёрджил». Её держат беженцы с Ориона. Она поэтому и называется «Орион-2». Орионцам на местные разборки плевать, пока не лезут в их дела. У них община очень сильная. Трафик в районе «Ориона-2» плотный. Регулярные патрули военных и местной милиции. Там никто не рискнёт беспредельничать - затопчут. На базе в транзитной зоне с двадцати ноль-ноль сегодня и до двух ноль-ноль после полуночи тебя будет ждать человек заказчика. Он и доставит тебя и товар к китайцам. В списке, который тебе сейчас переброшу, найдёшь зарезервированную свободную частоту находящегося в этом районе спутника- ретранслятора. В присутствии их представителя свяжешься со мной. Подтвердите, что товар доставлен. В обмен на оплату я передам коды для безопасного вскрытия кейса и временного отключения защиты блока для предпродажной проверки. Если всё пройдёт гладко, они доставят тебя обратно на «Орион-2».
- А может не пройти?!
- А сам-то как думаешь? - не оценив иронии, нервно буркнул он. - Оттуда снова свяжешься со мной. За тобой на «Орион-2» прилетит мой человек и доставит прямо к твоим деньгам. Не так уж всё сложно?! Кстати, на «Орионе-2» не вздумай покидать транзитную зону. Обычно в транзитке никого не проверяют и не досматривают. Теперь будь внимательным. Перебрасываю тебе все данные, необходимые для идентификации и связи со встречающим на «Орионе-2». Теперь частоты. Номер счёта с деньгами на оперативные расходы и идентификаторы для доступа. На этом счету - три тысячи. Формально расходы на дорогу составляют примерно тысячу. Ещё две - на всякий случай. Эти три штуки в конечную оплату не входят. Сможешь сэкономить - заберёшь в качестве бонуса. Если вылетишь прямо сейчас и нигде не будешь задерживаться, дорога до станции «Орион-2» займёт у тебя примерно три часа. Описание маршрута я тоже добавил. Ты, по моим сведениям, с планеты ещё не вылетал ни разу?
Я отрицательно мотнул головой. Мой смарткомм отработал приём сообщения звуковой индикацией.
- Могу вызвать шатлл-такси. Минут через двадцать будешь в орбитальном космопорте Селены. Дальше помочь не смогу, но ты ведь не маленький - сам уже разберёшься.
В его голосе явственно чувствовалось торжество облегчения. То, что ещё минуту назад выглядело бесформенной тряпкой, надувалось и обретало прежнюю неприступно-самоуверенную форму.
Кидаться в омут совсем уж наобум - точно не мой метод. Кроме того, несмотря на острый дефицит времени, я решил подстраховаться, сначала получив интересующую меня информацию от Дитриха, а затем оставив ему копию нашей с Питом душевной беседы. Так, на всякий случай. В сказку о простоте работы и получении горы денег всего за три часа я, естественно, не поверил, да и как я уже упоминал, ничей курьер для этих людей - материал вполне расходный. Может, они, конечно, не кровожадны?! Может! Однако проверять эту версию на практике мне отчего-то не хотелось. Судя по фразе «Ты, по моим сведениям, с планеты ещё не вылетал ни разу?», определённую домашнюю работу этот космический барыга сделал. Учитывая его опыт и знания, другого я и не ожидал. Интересно, я был его единственным кандидатом на эту работу?! Кто знает?! По его же словам, у него форс-мажор! Откуда он знал, что я сегодня в бар приду?! Хороший вопрос. Внезапные ремонтные работы и просьба техника, уже не выглядели такими безобидными, как полчаса назад. Паранойя?! Возможно. Знает ли Пит о наших с Дитрихом отношениях?! Определённо, да. Из его слов точно видно, что справки он наводил. Про работу не забыл, а кто мой работодатель? Дитрих - пока единственный работодатель. Я сегодня пришёл со смены. После смены обычно ложусь спать. Знает ли бармен о наших приятельских отношениях, трудно сказать. В охранной конторе немецкого гиганта трудится около трёхсот человек, и так или иначе он со всеми встречается, разговаривает. В общем, в независимости от того, какой информацией обладает Пит, помогать ему точно не стоит. Поэтому я решил связаться с Дитрихом без присмотра лишних глаз и ушей.
- Нет, - ничего не объясняя, коротко отказался от заманчивого предложения вызвать мне орбитальное такси. - Ещё собраться надо. Вызови мне просто такси. Сверим часы.
- Семнадцать двадцать, - озвучил Пит.
- Аналогично. Дай мне какую-нибудь сумку и кофр.
Через пять минут я уже сидел в глайдере-такси, мчащемся к моей башне. То, что они не дают мне времени на подготовку, результат форс-мажора или сознательный шаг?! Посмотрим. Карга должна была собрать всю информацию, которая могла мне пригодиться для успешного завершения только что начатого вояжа, параллельно и, увы, пока безрезультатно вызывая Дитриха, сыпля в его адрес забористыми проклятиями. Он ответил, наверное, минуту спустя. Его лицо было плохо видно, а спрашивать его, почему, у меня не было ни времени, ни желания.
– Дитрих, извини, я сразу к делу. Ты сможешь найти для меня примерно час прямо сейчас?
- Так срочно? Что-то случилось?!
- Мне тут работёнка курьера отломилась. Надо бы пошептаться с тобою с глазу на глаз.
- Чего везёшь?! – удивлённо приподнимая брови, с интересом спросил он.
- Тебе лучше не знать.
- Даже так?!
- Ага. Ещё: у тебя нет случайно никакой лишней одежды противоположной стилю милитари?
- Не, - протянул он. - Хотя постой, костюм женщины–кошки из латекса тебя не устроит?!
- Слушай, давай по-серьёзному?! Без этих твоих немецких хохмочек.
Он задумался.
- Есть полный шахтёрский комбез с лёгкой защитой и шлемом-маской. Он, конечно, подгоняется по телу, но всё равно слишком большой для тебя. Будешь в нём выглядеть как чучело.
- А много тут народа, в таких комбезах ходит?
- За пределами планеты в жилых космических базах и на производствах, наверное, каждый третий. Удобно, практично. В случае разгерметизации какая-никакая, но временная защита.
- Знаешь?! Давай. Над очередным лохом будут больше смеяться и меньше проверять,- широко улыбаясь, выпалил я.
- Неплохо, - прогудел ухмыльнувшийся в ответ Дитрих.
- Многодиапазонный джаммер захвати. Жду тебя на причале для глайдеров в недостроенной высотке. Там, где мы…
- Помню. Понял. Буду минут через пятнадцать, - буркнул Дитрих, отключаясь.

Справка. Многодиапазонный джаммер – глушилка, устройство затрудняющее или делающее невозможным различные виды удалённого контроля.

- Мать, - обратился я к «Карге», – у тебя ещё доступ к пожарному выходу из высотки остался?
- Да.
- Тогда пошли.
Если за мной следят, а повод так думать у меня есть, то пусть видят, что я зашёл в свою высотку. Выйти через пожарную дверь с другой стороны здания, пройти два квартала и забраться на пятнадцатый этаж даже для такой развалины, как я, невеликий труд. Немного попетляв по хорошо изученному во время ночных прогулок району и забравшись на нужный этаж, я аккуратно осмотрелся. Подозрительных и неподозрительных людей или дронов пока не заметил. Через несколько минут над площадкой, поднимая тучу пыли и мусора завис невзрачный серийный глайдер серого цвета. Я запрыгнул на сиденье, чуть не подвернув больную ногу. На полу, в пространстве между обшарпанным задним сиденьем и спинками передних кресел, лежали какие-то цилиндрические предметы. Чесночный смрад ударной волной прошёлся по носовым пазухам, на глаза навернулись слёзы.
- У тебя что, газовая граната потекла?!
- Никак не привыкнешь к здоровому духу, салага?! Там всё, что просил. Куда идём? - едва повернувшись в тесной кабине, спросил Дитрих, ощерившийся хищной улыбкой бывалого пирата, и протянул мне пухлый пластиковый пакет с ручкой.
- Давай куда-нибудь, где можно переодеться, поговорить, желательно, недалеко от космопорта, - ответил я, приоткрывая стекло задней двери и впуская в кабину свежий воздух.
- Тогда нагрянем на автономную энергетическую подстанцию с внеплановой проверкой.
Глайдер резво рванулся с места, встраиваясь в разрешённый воздушный коридор, проецируемый системой дополненной реальности на лобовое стекло прерывистыми линиями. Подстанция была идеальным местом. Скучные, одинаковые прямоугольные здания белого цвета, тишина и безмолвные, неторопливо отрабатывающие свои маршруты и зоны боты-охранники. Люди на таких объектах и рядом с ними, могли появиться только в случае возникновения чрезвычайной ситуации или, как в нашем случае, если требовалось провести инспекционную проверку.
- Транспондер не забудь включить, а то устроят нам тёплую встречу…
- Не учи отца… - ворчливо рыкнул Дитрих, набирая скорость, с ощутимым ускорением выводя глайдер в один из разрешённых воздушных коридоров.
Достав из контейнера джаммер, я активировал его, прицепив магнитными захватами к контейнеру с лежащим внутри блоком. Выбрав в вызванном интерфейсе джаммера удалённое управление и протокол связи, дал доступ Карге для контроля и настройки, представляя, как с таким же сладостным умилением кидал бы любимой собаке сахарную косточку.
Уловившая направление моей мысли Железка, использовала скрипящий старческий голос, незамедлительно обозвав меня грязной свиньёй. Произнесение подобного словосочетания при Дитрихе, искренне считавшем этих полезных и милых животных священными, было сродни святотатству. Я застыл, ожидая возмездия.
- Чего сказал?!
- Извини, Дитрих, это мы между собой! - оправдываясь, с виноватой улыбкой промямлил я.
- Оба заткнулись! Дайте подумать спокойно!
- Ыыы, - торжествуя, промычала Карга.
Глайдер завис над небольшой парковочной площадкой, расположенной внутри охраняемой зоны. Кряхтя, вылез из глайдера, положил пакет, переданный мне Дитрихом, на крышу тихо стоящей машинки и с удовольствием потянулся. С другой стороны кабины открылась передняя дверь и из её тесных недр, судя по утробным звукам доживающих последние мгновения, стало тяжело и мучительно рождаться на свет тело гигантского пещерного тролля. Освободившись от непосильного бремени, машинка, радостно взвизгнув рессорами, приподнялась на стояночных опорах, облегчённо вздохнув амортизаторами. Я едва успел поймать соскользнувший с крыши пакет с обновкой. Дитрих распрямился, расправил плечи, с удовольствием расстегиваясь и подставляя разгорячённые в тесноте и духоте глайдера лицо и грудь прохладному вечернему ветру. В своём старомодном, цвета «хаки» военном френче с накладными карманами и пуговицами, больше похожими на чайные блюдца, размерами и формой он напомнил мне стационарную армейскую трансформаторную подстанцию.
«Интересно, зачем он сегодня свой парадный френч-талисман на себя натянул?» – подумал я, но вслух озвучил вопрос значительно больше волновавший меня:
- Ты бармена из «Шлема и Штурвала» знаешь?
- Ну, есть такой надутый и спесивый паук.
- Ты с ним дел никогда не имел? - улыбка, скользнувшая по лицу Дитриха, мне не понравилась.
- Знаешь, что есть общего у шлюх, копов и барменов? Для них все, кто находятся вокруг, - потенциальные клиенты. Бизнес. Они всегда терпеливо и внимательно выслушают любого. Почему?! Потому что им насрать на чужие проблемы. С удовольствием возьмут деньги, они ведь на работе (ты - их работа), и затем продадут разговорчивого клиента вместе с проблемами, если за него или информацию, которой он владеет, готовы хоть грош заплатить. Ничего личного, просто бизнес. Понимаешь?!
Я тяжело вздохнул. Затея, казавшаяся мне хоть и опасной, но сулившей немалую выгоду, прямо на глазах теряла инвестиционную привлекательность.
- Ты, может, головкой приболел? Съехидничал гигант. - Реальность с виртуальностью попутал? Ну, там проснулся как-то утром - скучно! Пожрал чёрной икры с устрицами, запил шампанским через силу. Не помогло! Всё равно скучно. Дай-ка поиграю! Сказано - сделано! Залез в капсулу, включил любимую игрушку, засэйвился для верности, ты ведь не лох, и решил взять у «эн-пэ-эс Скала Пит» квест позабористее?! Так?!
– Примерно.
- Деньги взял?!
- Пока только на дорогу!
- Значит, взял. Сколько пообещали после?
- Тридцать пять кусков.
- Немало, а значит, люди за кулисами топчутся серьёзные. Если откажешься, придётся бежать. Сбежишь, объявят охоту. Для верности шепнут местным копам, чтобы завели на тебя пустячное дело, но по уголовной статье. Упс, и на тебя спустили охотников за головами, а заодно и всю уголовную и имперскую свору. Дело ведь не в деньгах: серьёзным людям нужно сохранять лицо. Выбора у тебя на самом деле уже нет, - подытожил он. – Брат, извини, но ты конкретно влип.
«Сегодня просто долбанный праздник какой-то! Добрые дела и новообретённые "братья" сыплются на мою голову беспрерывным потоком», - зло подумал я.
Дитрих немного помолчал, внимательно глядя на меня, затем устало спросил:
- Куда надо доставить посылку?
- На «Орионе-2» надо встретиться с человеком. Он отвезёт на место встречи с покупателем. Покупатель передаст что-то в качестве оплаты.
- Дерьмо!
- Разверни!
- А продегустировать не надо?
- Нет. С этим сам справлюсь.
- Обе станции «Орион» и большая астероидная база с одноимённым названием в здешней системе для нас, «не орионцев», - чужая земля. Как только окажешься на их территории, рассчитывай только на себя.
- Слушай, этот засранец Пит сказал, что в транзитной зоне «Ориона-2» не проверяют и не досматривают. Это так?!
- Я бы назвал это утверждение излишне оптимистичным. Запомни, там ни у кого, кроме владельцев, власти нет. У них даже полиция своя, милиция называется. Против орионцев никто не пойдёт. У военных - комплекс вины. Федералы попытались, было дело, на них через местных бандитов надавить и быстро обломились. Гражданской войной завоняло. Кому она здесь была нужна?! Понятно: никому. Плюс к этому общественное мнение после случившейся катастрофы было на стороне общины Ориона. Надеюсь, историю Земной Империи ты ещё не забыл. В общем так, в местном космопорте проход на шаттл, минуя досмотр, тебе обеспечат, и в орбитальном космопорте Селены тебе его проходить будет уже не надо. Одной проблемой меньше, но это не бесплатно. Номер счёта сейчас перешлю. Два куска переведёшь на него, когда в космопорт полетим.
- А если бы я полетел прямо из бара арендованным шаттлом на орбитальный космодром Селены, как предложил этот урод?!
- Я бы сказал так: не знаю, стали бы стрелять или нет, но мишень на твоей заднице определённо бы висела.
- Вот урод!
- А то! Шлюхи, копы и бармены… - назидательно повторил он.
- Слушай, у тебя на примете нет случайно места, где в случае чего можно после, не привлекая внимания, спокойно отсидеться?
Положив локти на крышу, подперев своими кулачищами голову и заставив посадочные опоры глайдера жалобно скрипнуть, он медленно произнёс:
- Есть.
- Поможешь?
- Помогу. Но! Карл, вот о чём тебя убедительно попрошу. Если дерьмо польётся на вентилятор, постарайся не разворачивать его в мою сторону. Примерно догадываюсь, кто за всем этим стоит. Без обид, но ссориться с этими людьми я не буду.
- Скажешь, кто?
- Нет.
- Почему?!
- Тебе это никак не поможет, а мне может навредить. Чего столбом стоишь? Одевайся, давай шустрее, или у тебя времени вагон?
Я засуетился, вытаскивая из запечатанного пакета мятый, ярко-оранжевый комбез с вмонтированными в плотную ткань мягкими полосками светоотражающих катафотов. Под ноги мне упали завёрнутые в него перчатки, сапоги и шлем-маска. Дитрих презрительно крякнул.
- Лет пять назад купил. Теперь я в него, наверное, и не влезу, - сокрушённо цыкнув, проговорил он.
Начал одеваться. Посмотрев на сапоги из комплекта и оценив их размер, понял, что их можно будет натянуть прямо на обувь, поэтому снимать её не стал. В сердцах матерясь, путаясь в замках, лямках крепежа, начал облачаться в воняющую пластиком и затхлостью плотно слежавшуюся хламиду. Постаравшись с помощью настроек подтянуть, подобрать и перетянуть всё, что было возможно, натянув сапоги, шлем-маску и одев перчатки, синхронизировал интерфейс нарукавного терминала со смарткоммом. Увидев своё отражение в боковом стекле глайдера, обмер. Гибрид пугала с клоуном. Вроде и знал, что именно так буду выглядеть, а всё равно не по себе.
Заметив растерянно-расстроенное выражение на моём лице, Дитрих подошёл ко мне и, хлопнув по плечу, медленно проговорил:
- Старик, ну кому ты на хрен нужен?! Не переживай. Пока ты тут наряжался, как обещал, созвонился со своим парнем в космопорте. Если он увидит деньги на счету, здесь снизу пройдёшь без контроля. Ближайший рейс через тридцать пять минут. Если всё в порядке и ты хочешь на него успеть, нам пора выдвигаться. Лететь минут пятнадцать.
До космопорта мы добирались в полном молчании. Первым делом я перевёл деньги, а затем просматривал материалы, касавшиеся возможных вариантов маршрута, с учётом расчётного времени прибытия на «Орион-2». Всё выглядело неплохо, за исключением одного, - как, не лишившись посылки, пройти досмотр на станции «Орион-2»? В том, что он обязательно будет, не было никаких сомнений. Из собранных материалов следовало, что для прохождения досмотра по упрощённой процедуре на станциях, принадлежащих общине Ориона, необходимо. Нет смысла приводить список, для краткости я бы назвал это кредитом доверия. Доверие было суммой двух простых слагаемых, мне совершенно не доступных: поступков и времени.
- Приехали, - прогудел Дитрих, заглушив двигатель и вылезая из тесной кабины глайдера. Я последовал его примеру. Мы обнялись. Наклонившись к моему уху, он сказал:
- Войди в здание и встань где-нибудь на открытом месте, он тебя сам найдёт. Удачи, Карл.
- Если со мной что-нибудь случится, тебе файлик придёт. Сам решишь, что с ним делать.
- Что там?!
- Если сейчас всё расскажу, тебе потом неинтересно будет! - Дитрих в ответ хохотнул и смачно сплюнул. Я двинулся прочь, но вспомнив и обернувшись, едко спросил:
- Слушай, а на хрена, ты нарядился сегодня в истинного пруссака? Праздник что ли какой-то национальный?
-Ха! Думал, ты не заметишь! Мой талисман на удачу. Повод, конечно, так себе, дерьмовый, но ты ведь сегодня первый раз самостоятельно покидаешь планету?! Как-то так.
-Я всегда подозревал, что ты сентиментален! Вместо ответа до меня донеслось лишь громкое хмыканье.
Подходя к большим стеклянным дверям и вглядываясь в своё отражение, я понял, что для того, чтобы сегодня выглядеть идиотом, надевать лыжи не требовалось.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Ключевые слова: звёздный, гражданин, кот,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 85
Опубликовано: 19.11.2017 в 20:00






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1