От Хобоя до Ташкая, пядь земли родного края


От Хобоя до Ташкая, пядь земли родного края
Преамбула к стихам «От Хобоя до Ташкая, пядь земли родного края»

Ольхон и в частности мыс Бурхан (в простонародии Шаманка), одна из Великих святынь Азии, корнями, уходящая в далёкое прошлое нашей планеты. О них из поколения в поколение передаются предания и легенды. Но в наше смутное время даже местные буряты стали об этом забывать, чуя в неуправляемом туризме прибыль. Это не частица национального природного парка, а Вавилон, где никто, никого не понимает и не слышит.
Пусти наших неуправляемых туристов без надзора бродить в Риме или Египте. Так ведь растащат по камешку руины Колизея и египетские пирамиды, чтобы потом хвастаться друзьям и знакомым: вот смотри, я там был, а это доказательство.
В очередной раз приезжая на малую родину, чтобы посетить могилу матери, чувствую неодолимое желание поскорее уехать обратно, чтобы не видеть того кощунства, что творится на Ольхоне.
На Ольхоне можно всё и всем. Вырубаются последние лиственницы Шаманской рощи близ Бурхана и за пляжем Сарайского залива. Ведут строительство в местах, кто и где захватил, пользуясь своим положением или деньгами.
Сто лет назад, иркутский путешественник Н.К. Тихомиров дважды посетивший Ольхон в 1914-1915 годах, писал о том с каким благоговением местные жители относились к Бурхану. Всуе, стороной объезжали Бурхан и прилегающую к нему рощу, даже копыта коней обматывали тряпками, чтобы не потревожить дух Бурхана. А сейчас?
В СССР нас с детства приучали быть атеистами. Моя мудрая бабушка Анастасия Павловна, многое пережившая на своём недолгом веку, не заставляла внуков молиться. Единственно одёргивала нас, чтобы не паясничали перед образами на стене. Никто Бога не видел, но в трудную минуту все люди обращаются к нему. Я это запомнил на всю жизнь, хотя долгие годы был коммунистом. Да и сейчас лежат мой комсомольский и партийный билеты, но я уважительно отношусь, как к православной, так и другим религиям. Живя на Ольхоне, мы с детства невольно приобщались к бурятской культуре, видели их обряды. Да и шаманы были не официальные, что было запрещено, а люди избранные своими единородцами и не помпезно справлявшие обряды среди бурятского населения острова. Да часто и русские обращались к шаманам. Сейчас всё стало показным, предметы культа шаманов, выставлены на продажу, ходят из рук в руки, покупаются и увозятся в разные уголки Земли. Для чего? Это же таинство!
Попробуй в Европе, в частности в Германии разжечь в не установленном месте костёр или самовольно сломать или отпилить ветку дерева. Без штанов останешься, выплачивая штрафы. В Берлине хозяйка гостиницы «Амбиенте», за самовольно срезанную ветку дерева, стучащую в окно отеля, заплатила три тысячи евро. Не оплатишь штраф, за превышение скорости или неправильную парковку, тебе предложат принести свои водительские права и самому их сдать на время решения твоего вопроса. Можешь лишиться их навсегда и правды не найдёшь. Почему же в России одним можно всё, когда другим нельзя ничего.
Какое же это величие и святыня, если по нему ездят, ходят, лазают, мажут краской кому не лень. Мы не уважаем ни свою культуру, ни чужую, ставшую сутью религии. Играючи и охотно вяжем бантики на саргэ, ещё пуще, следуя традиции «брызгаем» водкой или вином. Тут же бросаем или разбиваем тару из-под алкоголя. У людей мышление носорога, хотя говорят, что он гадит только в одном месте, создавая огромные зловонные кучи. После нас хоть потоп.
Раньше в Хужире, бывало, зайдёшь в лес, за домами по улице Лесной или за лесничеством и собирай грибы рыжики, обабки, маслята. А сейчас на горах, в лесу всевозможный мусор современной цивилизации. Не священный остров, а свалка отходов человечества. Это же не местные сделали, а гости. Всевозможные сайты этой осенью радостно публиковали сводки, мол, волонтёры собрали столько-то тонн мусора, но не весь. Весь мусор на Ольхоне и по побережью Байкала невозможно собрать. На современной технике, «покорители природы» заезжают в такие места, куда раньше мог залететь только вертолёт. Волонтёров – ассенизаторов десятки, хвала им, а заезжих засранцев десятки тысяч. Так что волонтёры не в силах убрать всё дерьмо оставленное любителями природы. Да и почему кто-то, за кем-то должен убирать. Увези своё дерьмо с собой в город, где есть для этого полигоны, ты же не пешком идёшь.
В 60-70е годы на Ольхоне тоже бывали туристы. Ехали самолётом, пароходом, автобусом, особенно студенты после сдачи сессии. Жили на берегу Байкала в палатках и всё делали цивильно, никто их не контролировал. Вели себя культурно, бывали на танцах в местном клубе. А ведь это были обычные люди, кто из города, а кто и из деревни. Почему же дети и внуки их не такие сейчас, как они.
Природа на Ольхоне очень хрупкая. Проедет один - другой на джипе или квадрациклепо лесу или песчаным барханам, сдерёт колёсами тонкий плодородный слой, а под ним песок и этот след будут видеть не одно поколение приехавших на Ольхон туристов. Земляной квадрат раскопок, близ Бурхана, проведённых когда-то академиком Окладниковым и где были найдены интересные артефакты, долгие десятилетия зиял незаживающей раной. На этом месте сейчас глиняная плешь. Большая часть каменной курыканской стены на Шибетском мысу, была разобрана и уложена в деревянные клети наращенного хужирского мола. Стены нет и, мол, разрушился от стихии и времени. Ничто не вечно.
День и ночь по Ольхону гоняют машины, толпы народа бродят у Богатыря и Бурхана. В заливчике там стоят яхты и яхточки, кто на что горазд по деньгам. Суть в другом – мусор за борт. Днём люди купаются в этой заводи среди мусора, мало того там плавают и использованные презервативы выброшенные с яхт. Приспичило тебя у святыни справить нужду, ты предохранился, чувствуешь себя исполином, так зачем же ты свой «предохранитель» выбрасываешь в воду. Вдруг твой партнёр заразный, а заразы сейчас много и обрекаешь купающихся здесь людей на возможные страдания. Я уж не говорю о приличии и этике.
Понятно стремление людей побывать на Байкале, Ольхоне, увидеть величие природы. Так сделайте программу туризма государственной, это же заповедник. Ничего не осталось от прошлого величия Бурхана, он оскорблён и унижен. Не видно красоты его, нагородили прясел непонятного значения. Сделайте наверху смотровую площадку, загородите проход цивильным ограждением, как в Европе, например в том же Риме. Ограничить доступ к Богатырю, Бурхану – это же не проходной двор. Так же на Хобое и в других посещаемых местах.
Лично для меня Ольхон и Хужир 50-70х годов дороже. Хужир уютный, с широкими улицами, чистый. Дома в посёлке были в основном старые, почерневшие. На Ольхоне запрещена рубка лесов, за исключением санитарной. Дома покупались на материке, в том числе и в Бурятии и перевозились на Ольхон. Был рабочий рыбзавод со всеми его службами, приличным пирсом, укрывающим суда от грозных Байкальских волн. Это всё сделали наши отцы и матери. Сейчас больно смотреть на убогость руин ММРЗ. Ведётся борьба за обладание территорией различными людьми, в том числе и проходимцами, а вот скинуться деньжатами и построить новый приличный пирс, обустроить территорию некому. Остов притопленной многострадальной несамоходной баржи «Кика» прикрывает от волн остатки пирса и прилипшие к нему суда.
Нужны государственные средства для восстановления, чтобы их растащить ещё по дороге. Необходимо вмешательство президента, только его. Как и по строительству приличной дороги на Ольхоне.
Приличные люди, ценящие наше общее прошлое, культуру, моральещё, слава Богу, есть, но уже мало, а жаль. Деньги решают всё, в смысле для себя.

От Хобоя до Ташкая,
Пядь земли родного края,
Сто километров, без малого, в длину.
Ольхон-остров в Малом море,
Лёг вольготно на просторе,
Гасит вздорную байкальскую волну.

Берега круты и дики,
Скалы острые, как пики,
Словно всадники вдоль берега в строю.
Век за веком пролетает,
Но дозор не отступает,
Охраняя верно вотчину свою.

В пляжах, суть земного Рая,
На погоду не взирая,
Прут паломники, как в Мекку, круглый год.
Весь цинизм на дне, в бокале:
Отдыхая на Байкале,
Всюду гадит наш безнравственный народ.

Ничего святого нету,
Для бродяг по белу свету,
Ведь ни люди мы, а варвары в быту!
«Здесь был Вася» - дурня праздник,
Всем поведал безобразник,
На Бурхане, краской, подлую мечту.

Губят хрупкую природу,
Лишь тщеславию в угоду,
Что потомкам завтра будем оставлять.
Оккупируют китайцы,
Здесь «откладывают яйца»,
Чтобы бизнесом Святыни промышлять.

Мест сакральных в мире много.
Всё, что есть у нас – от Бога.
Людей тянет во все щелки заглянуть.
Вот так в поисках богатства,
Совершают святотатства,
Без желания обратно повернуть.

Всё подвержено продаже
И предметы культа даже,
Выставляют, будто грязное бельё.
Можешь в руки взять, пощупать,
Но с шаманами не путать,
В каждой нации в торговле есть жульё.

По былому душа плачет,
Ведь могло быть всё иначе.
Как в любой, цивилизованной стране.
Сохранить, что нам досталось,
Ничего ведь не осталось,
Из того, чтоб прикоснуться к старине.

Сергей Кретов
Баден-Баден, 25 октября 2017 года



Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Ключевые слова: море, озеро, Байкал, Ольхон, святыня,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 11.11.2017 в 02:23
© Copyright: Кретов-Ольхонский
Просмотреть профиль автора








1