Донецк. 9 ноября 2017. Ещё письмо


Внимание! Я, Ксана Василенко, не являюсь автором писем из Донецка. На их публикацию я получила разрешение от самого Никодима Светлицына, реально существующего и находящегося в переписке со мной человека.

На кладбище был субботник. Звучит странно. Я целый год не мог пробиться к родным могилам, поскольку кладбище находится почти в эпицентре войны (рядом с аэропортом). А вчера, скорее всего по договорённости с укропами, здесь было тихо весь день. Для здравого ума эта логика совершенно не понятна. Обычно кладбищенская тишина звенит в ушах, а у нас всё наоборот. Прибирались по случаю храмового праздника женского монастыря – Иверской иконы Богородицы. Он будет 26 октября, а через три дня очередная годовщина смерти мамы. Надежда, вопреки пословице, умерла первой, а потом уже Иоанн и Андрей. Конечно, я обрадовался тишине и пошёл с нехитрым инструментом к отеческим гробам. Само кладбище относится к Свято-Игнатиевскому храму, расположенному в паре километров от монастыря. Он пострадал от обстрелов меньше, чем монастырь и уже частично восстановлен. А монастырская церковь и постройки разбиты в хлам. Купола и крыши снесены снарядами, а стены в проломах и бесчисленных дырках от пуль и осколков. Православные храмы, как и вера, попали под плотные обстрелы европейских ценностей. Оккупанты одним махом хотели истребить и веру, и верующих, и спящих во гробех. Три года идут непрерывные артиллерийские обстрелы, танковые прорывы и ружейно-пулемётная стрельба. В самом начале войны, когда ещё было не вполне понятно, что это уже и есть война, украинские снайперы, занявшие диспетчерскую вышку аэропорта, в бендеровском зверином кураже расстреливали похоронные процессии. Я хорошо запомнил тот кошмарный день 28 мая 2014 года, поскольку был день Пограничника. Обезумевшие от ужаса родственники и друзья покойного бросили гроб и в панике стали разбегаться и прятаться между памятниками от снайперских пуль, а зверьё всё стреляло и стреляло. Фашизм прорвался через десятилетия и вплотную подошёл к городу. А от аэропорта до центра танку ехать минут двадцать. Но не пустили, а потом и выбили вон из бетонных укрытий. Впрочем, фашистские останки до сих пор гниют в катакомбах аэропорта рядом с кладбищем. Драпая, они бросали своих убитых, а раненых добивали.
До войны это было самое красивое и ухоженное кладбище Донбасса. На нём было безоградное захоронение, красивые памятники и дорожки, уложенные плиткой. Люди занимали здесь места заранее и привозили останки родственников для перезахоронения из других мест. Было чисто, ухожено и тихо. Шумели только самолёты на взлётно-посадочной полосе. А сейчас они не летают, но грохочут танки и артиллерийские системы. Как следствие, все памятники разбиты, всюду ужасающие воронки (иногда до гробов), осколки мин, снарядов и неразорвавшиеся боеприпасы. Кроме того, было очень плотное и беспорядочное минирование, фугасы, растяжки. Смотреть на это без содрогания не возможно. Всюду валяются обломки изуродованных крестов, фрагменты памятников, крошево мрамора и гранита. Ради этого они скакали на майдане. Если бы Гамлет держал в руках череп Йорика на этом кладбище, Шекспир бы перевернулся в гробу.

С уважением
Никодим Светлицын




Рубрика произведения: Проза ~ Письмо
Количество рецензий: 3
Количество просмотров: 29
Опубликовано: 10.11.2017 в 18:58
© Copyright: Ксана Василенко
Просмотреть профиль автора

Галина Карташова     (13.11.2017 в 10:02)
Вот, а напутствуют словами "Покойся с миром". Как же всё перевёрнуто в сегодняшнем мире, нигде нет покоя, даже в таком покойном месте. Когда-то казалось, вот-вот наладится. Нет, никак не налаживается, пропасть всё шире и глубже. Кому-то это надо.

юрий соболь     (12.11.2017 в 13:16)
Украина - и моя боль...

Ксана Василенко     (12.11.2017 в 21:55)
сплошь больное место она... и конца не видно.








1