Илья КУКУЛИН: «Можете смеяться, но...»


http://uraljournal.ru/work-2013-5-720

Можете смеяться,
но Николая Ивановича Бухарина
особенно жалко.
Он был по-человечески очень симпатичным,
что называется, просто хороший мужик,
но по объективным показателям —
настоящий вурдалак,
как все они.

В Стокгольме
в 1916-м
он жил по поддельным документам
на имя Мойше Долголевского.
Его вдова Анна Ларина —
совершившая подвиг любви,
а в перестройку воспетая как хранительница связи
с ленинскими традициями —
вспоминала:
в Стокгольме
он стучался к ее отцу
Юрию Ларину,
он же Ихим-Михоэл Лурье
(всю жизнь ходил с трудом совершил побег из ссылки
вынесенный товарищами в корзине для белья),
с радостным криком:
— Откройте,
Мойше-Аба-Пинхус Долголевский пришел!

Мысль об остановке времени
вызывает у меня ужас,
но лично для Бухарина
я бы остановил его во всем мире
в этот момент
в 1916 году.
Все живы.
Еще нет
ни революции,
ни слов Бухарина и Пятакова о том,
что расстрелы и трудовая повинность
способствуют формовке нового человечества.
Ни отчаянных писем Сталину из тюрьмы,
в которых Бухарин сравнивает себя с Исааком,
а Сталина с Авраамом,
и в ужасе пишет, что не видит ангела за кустом,
что готов сказать на суде все, что прикажут, ради торжества революции,
только дайте увидеть жену и сына,
я скажу им, что ни в чем не виноват!

Время останавливается в лучшей в его жизни точке.

Лошадь, запряженная в конку,
застыла с поднятой передней ногой,
здоровающиеся друг с другом шведы —
с цилиндрами на отлете.

В реющем над водой Стокгольме,
городе на семнадцати островах,
молодой веселый мужик колотит в дверь
своего будущего тестя
и орет на всю ивановскую:

— Откройте,
Мойше-Аба-Пинхус Долголевский пришел!

11.09.2010
 



Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 08.11.2017 в 12:03
© Copyright: Владимир Гладких
Просмотреть профиль автора








1