Письма репатриантов


Письма репатриантов
Семёну Лившицу в США, как и обещал.

Эти письма я нашёл давно, в архиве моего старшего брата – известного всей Республике Коми в 90-х годах журналиста Геннадия Ткачева. Он умер очень рано, на пике своей журналистской деятельности, оставив о себе добрую память в сердцах своих собратьев по перу, просто друзей и знакомых, земляков –тихоречан. Написаны письма сугубо гражданскими людьми, близкими друзьями моего брата и его семьи. Эти люди – евреи – уехали в 1991 году из развалившейся великой державы искать счастья за границей.
Союз Советских Социалистических Республик распался, всесильный и страшный КГБ приказал долго жить, и евреям дали зелёный свет на путях эмиграции. Как в своё время из Египта, теперь начался Великий Исход потомков Моисея с бескрайних просторов бывшего Союза. Евреи, пожелавшие уехать на постоянное место жительство в Израиль, мощным потоком хлынули на историческую родину. Не знающие ни языка, ни обычаев, не имеющие даже родственников, они с иммигрантами из других стран увеличили население Израиля на 400 тысяч человек. И это за очень короткий срок. Среди них оказалась и семья Бориса.
Часть текста писем отсутствует, фамилия автора мне неизвестна.
Имена реальны.
Поскольку уже прошло 25 лет со дня написания писем, я рискнул опубликовать их, ничего в них не меняя. Втайне надеюсь, что авторы писем отзовутся. Мне очень интересно, как сложилась дальнейшая судьба друзей моего брата. Дай Бог им здоровья и благополучия вдали от России. А их честные, подробные и немного наивные письма представляют уже чисто исторический интерес о той давней эмиграции. Сами же они называют себя репатриантами. То есть, вернувшимися на родину.
Простите, Борис, Белла, Маша и Валера, моего брата Геннадия Васильевича Ткачева, ответить вам он, видимо, не успел. Осталась начатая страничка ответного письма, которое я здесь не публикую.
(стиль, орфография и пунктуация авторов писем сохранены)

Письмо Маши о перелёте в Израиль (дочь Бориса и Беллы – школьница)

"… В Бухаресте нас привезли в гостиницу. В номере на полу лежал коврик. Всё было чисто. В этой гостинице мы жили 2 дня. Нас очень вкусно кормили в столовой. Мы погуляли возле гостиницы. Днём отдыхали. Спали, читали, говорили. А через два дня в 2 часа ночи нас посадили в автобус и отвезли к аэропорту. В аэропорту нас пять раз проверели. Затем всех людей посадили в автобусы уже аэропортовские. Подвезли нас прямо к самолёту «Боингу». Потом нас запустили в самолёт, а когда все расселись самолёт взлетел.
Как летели мы в самолёте, как приехали в Израиль и как мы сейчас живём я опишу в следущем письме. Напишите мне лучше о своей жизни. Как вы живёте, о здоровье. Всё я письмо заканчиваю. Помню и люблю вас!
Маша.
Досвидание"

Письмо Беллы (жены Бориса)

"Здравствуйте дорогие наши ребята!
Прочитала Машкино письмо, посмеялась, но решила ничего не трогать. Для истории. Письмо давнишнее. Просили её не посылать, хотели все вместе одним махом обо всём. Но это как видно не получится. Больно много всего накопилось, так хочется вас увидеть, поболтать, просто посидеть, аж сердце заходится. До чего оказывается мы присохли к вам. Что делать? Не хватает в мире совершенства. Единственная надежда, что мы не потеряемся. Не дай Бог! Но это зависит, очень надеюсь, только от нас всех. Итак, информация. Мы в Израиле с 30 мая (1991 г. Ю.Т.). Прилетели очень усталые. В самолёте Машеньке было очень худо. Впервые в жизни летели как люди. Сам самолёт, обслуга, кормёжка – сказка. Встретили нас тоже как в сказке: музыка, флаги Израиля, приветственные речи на англ., русском, иврите, подарки детям, словари, а потом приём в здании аэропорта. Для нас бедных из России – всё это невиданно и неслыханно. Но всё это кончилось и нас отвезли в г. Бер – Шеву (по нашей просьбе) где жил несколько месяцев двоюр. брат Борин, он нас оглушил такой безрадостной информацией, от которой я до сих пор ещё не отошла. На следующий день мы уже сняли комнату в 2-х комнатной квартире (конура натуральная) и там прожили у психически неполноценной хозяйки (тоже из России) 2,5 месяца, учились в ульпане (это школа иврита) и в конце концов переехали сюда в Хевел – Шалом в середине августа. Через неделю Боря уже работал, а я через 3 недели. Боря на заводе электронном, а я в теплице.
Так хочется, чтобы хоть чуть-чуть вы поняли, где и как мы живём, вместе с нами начали понимать страну. А понять её просто необходимо, иначе будет очень трудно жить. Она, как мне кажется, очень отличается от стран Запада, Америки. Пока мы мало понимаем, видим много негативного и хорошего, доброго и скверного. Много выходцев из России, а приезжих (их здесь называют олимами) из России такое количество и они такие разные! Они действуют даже нам на нервы. Здесь их называют русскими, многие из них ноют и плачут.
Действительно, всё очень сложно и неоднозначно, но что мы собой представляем, особенно люди нашего возраста? Не знающие никакого европейского языка (дикари!) , ни иврита, не умеющие работать так, как принято в нормальных государствах, не знающие никакой современной техники. А многие (как я) занимались в Союзе тем, чем нигде в мире, кроме Союза, не занимаются. Филологи, журналисты, врачи, музыканты – их так много, а страна крошечная. Молодые могут после освоения иврита учиться на курсах, а для нас всё проблема: на работу очень сложно, на курсы предпочитают брать людей помоложе, перспективнее.
Настроение у многих подавленное. Мы все психически не подготовлены к борьбе за жизнь. От голода, конечно, умереть не дадут, но остальное – борись. Здесь очень много евреев – негров. Они приехали из Эфиопии, Африки, много из Марокко (они светлее негров). Говорят, что должны приехать из Китая, есть из Ирана. Информации так много, посидеть бы пару вечерков…но увы. Мы очень заняты. День начинается с 4.45 утра – это сейчас, а месяц назад с 4.00. До 14.00 работаем, в 15.00 – ульпан до 19.15, но ведь надо ещё поесть, помыться, что-то приготовить, что-то постирать. Напряжёнка! Конечно, выматываемся.
Я работаю в теплице, где растят помидоры – урожаи большущие, работы много и тяжёлая. Летом было очень жарко, сейчас уже холодно( но, конечно, по местным понятиям). Дома не отапливают. Начнётся сезон дождей, будет ещё хуже. Сейчас днём тепло, светит солнце. Здесь проблема № 1 – вода. Этот сезон дождей длится 1 мес.-1,5, вода набирается в единственный водоём – озеро Кинерет, оно поит весь Израиль. В остальные м-цы года нет ни капли дождя. Страна вообще очень интересная, красивая, необычная – Восток вперемежку с Западом, но больше вообще – это Восток. На Запад они уже попали по несчастью и там ассимилировались, а теперь собираются до кучи. Много из Румынии, из Австрии, Аргентины, Германии. Поэтому много культур, много языков, много всяких обычаев. Нам, конечно предстоит нелёгкая жизнь. Для нас здесь всё очень дорого. Мы не перестаём удивляться ценам, потому, что привыкли к перекошенным ценам. Здесь диапазон цен – громадный. Скажем, кроссовки красивые, разные от 30 – 35 шек. до 400. По виду, как будто не отличаются, но фирменные (Запад или американские) – 400 шек. И так во всём. Ещё и от магазина зависит. Мы, к сожалению, живём в колонии «русских» - 65 семей. Интриги, сплетни, борьба за рабочие места –хорошего мало. Надо выбираться отсюда, но здесь дешёвое и приличное жильё, да к тому же Борина работа рядом – а это главное. Нам платят по минимуму – 6 шек. в час. Может быть Борю переведут на полочку повыше, он этим живёт. Машенька скучает, и в то же время ей здесь очень нравится. ей пишут из Усинска девочки и мать Наташи Ш. написала нам. Передаю эстафету Боре. Он готовит целый роман, держитесь. Не теряйтесь. Пишите обо всём. очень боюсь, а вдруг вы из Усинска, уехали, и мы вас потеряем. Не дай Бог. Целуем вас."



Письмо Бориса семье Геннадия Ткачева.

"Здравствуйте наши дорогие и любимые!
Вы уж не обессудьте, что так поздно написал, уж очень много было всего. Но начну по порядку.
Из Кишинёва мы автобусом выехали в Бухарест. Там сутки мы жили в гостинице под охраной спецслужб Израиля и Румынии и неизвестно кого больше охраняли: нас от кого-то или кого-либо от нас, или чтобы не сбежали взад. Нас ожидали необходимые документы для выезда в Австралию, но представители румынских властей заявили, что у нас виза только в Израиль и, что нашим перелётом занимается израильская авиакомпания, и в Австралию у них рейсов нет, а транзитом они заниматься не хотят. Кончилось тем, что нас буквально запихнули в «Боинг» и помахали ручкой. В каком мы были состоянии? Мы готовили себя к разным поворотам судьбы и встретили всё достойно. Раз уже бросились в пропасть, то на.до быть готовым ко всему. Но полёт несколько скрасил начало нашей жизни вне СССР. Комфорт, прекрасная кормёжка, вежливая обслуга, видеофильмы.
Прилёт в Тель-Авив – митинг, цветы, подарки и т.д. Получили мы удостоверения репатриантов, 2000 шекелей наличными и 5000 чеком. Погрузили нас в такси и со всеми вещами бесплатно отвезли в г. Беер – Шева, где жил мой двоюродный брат. Мы у него переночевали, а на следующий день сняли комнату у одной женщины из Киева. Жили мы у неё два месяца и платили за комнату 400 шекелей в месяц. И вели «собачью» жизнь. У хозяйки была собака, и она родила щенков. Условия более чем скромные, но надо было сэкономить и выиграть время. Дело в том, что жильё, в связи с огромным наплывом репатриантов вздорожало, одновременно подскочил курс доллара относительно шекеля. Дело в том, что оплату за квартиру требовали в долларах. И так двухкомнатная квартира стоит 250 – 300 $ в месяц, трёхкомнатная 350 – 500 $. Цена зависит от города, района в городе и от качества квартиры.
По приезду нас повели на экскурсию в магазины. Первый раз, без сопровождающих, заходить опасно. Можно упасть в обморок. После советского «счастья» попали в обычный магазин и обалдели. Всё есть, всё очень яркое и красочное, очень вкусное. Господи, до чего же мы убогие. Затем нас повели в большой суермаркет «Каньон». Это нас доконало. Это целый город изобилия.. всё прекрасно и замечательно.
Но… Но всё это хорошо, если есть работа. Но с работой очень сложно. В короткий срок приехало более 400 тыс. репатриантов. для страны с 4-х миллионным населением это создало огромные трудности. И плач стоит на земле Израиля. Надо понимать советских людей с советской (здесь и далее подчеркнуто автором письма) психологией, т.н. «гомо советикус». Людям с квалификацией приходится подметать улицу, убирать чужие квартиры, работать разнорабочими на стройках и это считать за великое счастье. Съём квартиры «съедает» быстро деньги, предназначенные на абсорбцию.
Это всё реальность. Теперь ещё о некоторых причинах. Приехало достаточное количество людей с профессией, которая не нужна здесь. Кстати профессоры по марксизму – ленинизму не нужны здесь даже в качестве дворников. И даже в том случае, когда удаётся найти работу по специальности то и в этом случае значительно рангом ниже. Но этому есть и реальное объяснение. дело в том, что нужно знать более или менее иврит и, к тому же английский, который здесь, как второй язык. А мы…Увы, очень немногие знают английский.
Ивриту учат в течение полугода бесплатно в ульпане – школе иврита для репатриантов.
Если не работаешь – учиться можно утром, если нашёл приработок – вечером. Помимо языкового барьера, здесь и техника другая, её надо осваивать.
Потом здесь мало кого волнует, кем ты был ранее. Здесь надо реально показать, что ты умеешь делать. Я могу сказать, что кто раньше умел работать, то так или иначе рано или поздно находит работу. А кто в Союзе придуривался, а таких значительно больше благодаря 74 годам советской власти, то им ох, как плохо.
И ещё одна проблема: молодых куда охотнее берут на работу, людям старше 50 лет найти работу очень тяжело. Слишком большой выбор у работодателей. Такое положение дел будет продолжаться похоже не менее ещё 3 – 4 лет. начинают принимать законы, облегчающие условия для создания рабочих мест, лучшие условия для иностранных инвестиций. Естественно, что страна небольшая и, конечно. здесь не было советской власти. Так, что свет в конце тоннеля появится через 4 - 5 лет, но, может быть, и раньше. В то же время правительство поощряет работодателей, которые берут репатриантов: дают деньги на развитие, уменьшают налоги и.т.д. У кого есть строительные профессии, найти работу легче – в стране строительный бум. Но опять повторю, что нужны люди, которые умеют что-то делать конкретно руками. А «строители» вроде Беллы (жена Бориса, прим.автора), не нужны т.к. то, что она делала всю жизнь в Союзе, здесь давно уже так не делают.
И ещё, Нас, выходцев из Союза, называют «русскими». Это трагедия очень и очень многих – в Союзе нас считали евреями, а здесь, русскими.
А кто мы на самом деле? Не знаю. Это очень сложно. думаю, что моё поколение уже не сможет до конца жизни ответить на этот вопрос.
Теперь о нас. Первые два месяца мы не работали. Первый месяц самостоятельно учили иврит дома по учебникам, а потом пошли учиться в ульпан. Конечно, тяжело уже в зрелом возрасте учить язык, к тому же, который не имеет корней с европейскими языками. Но нет выхода (эйн брира) и учим. Кстати и писать надо справа налево.
Беллу напугал (трудностями) мой брат и другие олимы (так нас здесь называют). Меня выручает чувство юмора и умение ощущать реальность и уверенность, что я умею работать и головой и руками.
Осматриваясь из окопов, перебрали различные варианты и остановились на одном. На юге страны, недалеко от границы с Египтом, специально для репатриантов выстроили небольшой городок из караванов ( ~ 100 караванов). Караван напоминает наш балок. здесь расположены караваны американского производства. Общая площадь 45 м; . Салон с кухней. Кухня организована в выемке салона. Кухонные шкафчики поверху и внизу, две мойки, место под плиту, под холодильник и стиральную машину. Туалет с ванной и по бокам две небольшие комнаты со встроенными шкафами, на окнах регулируемые жалюзи. Ко всем караванам подведены канализация, вода и электричество.
Плата за караван 138 шек. в месяц. Вода и свет – оплата по счетчикам. Газ баллонный. мы купили два баллона. Оплата за караван + коммунальные услуги ~ 270 шек. т.е. это значительно!!! дешевле съёма квартиры. Это жильё временное. Вокруг нас кибуцы и мошавы. Мошавы – это фермерские хозяйства. Все поселения, включая наше, обнесены колючей проволокой. У ворот – охрана (ничего не поделаешь, рядом граница). Вот я сподобился жить за колючей проволокой и под охраной. Жители каравана, так или иначе, обеспечены работой. Работа есть немного для водителей, слесарей, электромехаников, но в основном в сельском хозяйстве. Белла работает в теплице. Физически работа не тяжёлая, но постоянно надо нагибаться – разгибаться и поясница у неё болит изрядно. Но самое главное – жара. Теплица для создания микроклимата закупоривается и летом жара достигает 70° С. Это очень тяжело. Сейчас конец ноября – уже не так жарко и Белла попривыкла. О смене работы или подыскании другой ей можно будет говорить после того, когда будет более или менее говорить и писать на иврите, тогда можно будет пойти на какие – либо курсы повышения квалификации (включая строительные), слава богу, здесь этого достаточно.
А пока терпеть.
Я устроился на работу на небольшой завод электроники в кибуце. Завод выпускает сенсорные переключатели (не механические – электронные) для всяких нужд, включая компьютеры. Взяли меня с условием стажировки 3 - 4 месяца на рабочем месте. Работал сборщиком, регулировщиком, по проверке изделий и т.д. Так или иначе, меня заметили. Тем более удалось сделать несколько несложных приборчиков для улучшения качества проверки изделий. Обещают через 2 – 3 недели перевести в инженерную группу.
У Беллы заработок ~ 1100 шекелей в месяц, у меня 1300 шек. Это практически гарантированный правительством минимальный заработок (1100 шекелей). После перевода в инженерную группу, думаю, что будет поболее.
Расклад на жизнь таков: около 300 шек. за жильё (караван + коммунальные услуги). Примерно 400 шек. – питание (на работе у нас кормят бесплатно, два раза в день + кофе – кормёжка прекрасная !!!)
Цены примерно такие : хлеб 1,4 шек., молоко 2,1 шек. один литр, сахар 1,7 шек. за кг, мука 1,7 шек. за кг, апельсины 1-2,5 шек. за кг в зависимости от сезона, картофель 1 – 1,5 шек. за кг, лимоны 1 – 0,75 шек. за кг, бананы 1,5 – 3 шек. за кг, творог 13-17 шек. за кг, сыр 16-20 шек. за кг, мясо 10-50 шек. за кг, птица 5-8 шек. за кг, рыба 4-20 шек. за кг. Алкоголь : водка 3-20 шек. за бутылку, коньяк 10-50 шек. за бутылку, вина 3 – 20 шекелей.
Все цифры приблизительные – всё зависит от качества продукта, от магазина в котором продают, от времени года и т.д.
Овощи и фрукты – круглый год, но стоимость зависит от пика сезона. Каждый строит свой бюджет в зависимости от достатка.
Конечно мы привыкшие жить скромно и при нашем дешёвом жилье вполне укладываемся в бюджет. И позволяем себе делать кое-какие покупки. Дело в том, что на семью выдаются в течение полугода деньги («корзина» абсорбции), куда входят деньги на съём жилья, еда и т.д., и т.д. Однако при нынешней дороговизне на жильё и трудности с работой. тяжело жить только на одну «корзину». караваны в данном случае выручают.
Далее: за полгода пребывания в стране мы купили – кухонную плиту с 4 горелками и пятая в центре для кофе + духовка + гриль . Газовые горелки поджигаются электричеством при нажатии кнопки – 2100 шек., холодильник 450 литров объема, высотой 1,8 м ~ 3150 шек. Телевизор «Империал» германского производства – огромное количество возможностей, я ещё во всех не разобрался. Большой напольный вентилятор и двухкассетный магнитофон. Сейчас через пару недель собираюсь купить компьютер – это очень необходимо. Т.к. если в электронике, методологии не уступаю, а кое в чём и превосхожу местных специалистов, то в компьютерной грамотности отстаю. Это общая беда советских специалистов. Здесь качественно другой уровень подготовки, где работают с компьютером со школьной скамьи.
После долгих обсуждений решили купить приличный компьютер. Это будет стоить 3,5 – 4 тыс. шек. Это можно будет взять на несколько выплат т.е. оплатить несколькими чеками. Здесь никто не делает крупные покупки деньгами, только по чековой книжке, которая есть и у нас. Дело не в наличии чековой книжки, а что у тебя есть в банке.
Затем на очереди стиральная машина. Но это всё не сразу, постепенно. Всё время надо взвешивать свои потребности и возможности. Очень много вокруг соблазнительного и привлекательного, но голова должна быть трезвой. самое главное нужно будет в течение первых трёх лет, пока есть права на льготную ссуду, купить квартиру или дом. И, конечно, нужен автомобиль. Без него очень тяжело. Многие живут за 30-40 км от места работы, а общественный транспорт очень дорог.
На следующий год, если всё будет в порядке, надо будет покупать автомобиль. Мы лишились 40% скидки т.к. приехали из Союза без водительских прав. Это очень значительная сума. с учетом скидки, новый автомобиль («Мицубиси», «Фиат», «Субару») можно купить, примерно, за 15-18 тыс.шек. Т.е. можно взять ссуду в банке и с рассрочкой на 5 лет. Без скидки от 25 тыс. и выше… Но можно купить и подержанный. За 2,5 – 3 тыс. можно купить старенький, а за 6-12 тыс. автомобиль в очень хорошем состоянии. Здесь купить гораздо легче, чем продать. Поэтому состоятельные люди покупают автомобиль, 2-3 года ездят, затем продают задёшево. Опять повторяю, всё относительно доступно, но при наличии работы!!!
Стоит также вопрос о приобретении квартиры или дома. Репатриантам в течение первых трёх лет дают беспроцентную ссуду на приобретение жилья – сроком на 30 лет. Но дом или квартира стоят от 120 тыс. и выше, можно ещё брать аналогичные ссуды от муниципальных властей. Дело сложное. Жилья в нашем регионе, но т.к. с работой плохо, жильё не очень покупают. Сейчас правительством обсуждается вопрос о том, какими ссудами или условиями выплат стимулировать репатриантов приобретать дома или квартиры. Опять вопрос упирается в наличие - отсутствие работы.
Теперь о детях. Валерка, как только приехал, тут же устроился в кибуц. Он там живёт и работой оплачивает кормёжку и жильё. Дают и немного наличных денег на удовольствия. Там же есть ульпан, где он и ему подобные, учит язык. Он у нас очень коммуникабельный, уже есть много местных друзей и друзей из Штатов, Шотландии, Англии. Есть и подружка – местная девушка. Он уже неплохо говорит на иврите и неплохо объясняется на английском. с учебой у него ничего не вышло. в Израиле нет учебных заведений, что ему надо (рок-музыка). Решил идти в армию, а после армии ехать в Штаты или Англию, а после армии учиться. Но это будет видно.
Армия – это 2,5 года. Он решил пойти в армию пораньше: раньше сядешь, раньше выйдешь. Здесь служить в армии – дело чести для юношей, и для девушек. Армия – это гордость страны. Здесь непонятно уклонение от службы. Это нам ещё предстоит понять. Солдаты и офицеры уходят на побывку с оружием. На улицах много вооруженных и юношей, и девушек. Это совершенно привычная картина, но не слышно, чтобы кто-то пустил в ход оружие. Только в случае необходимости, но этой необходимости в стране нет. Тем не менее, бывают случаи и террора и взрывов. бывают. Но теперь могу сказать с убеждением – по сравнению с тем, что происходит сейчас в бывшем Союзе, это, конечно, пустяки. Однако, нет проблем приобрести пистолет. Есть магазины по продаже оружия. подаётся в полицию заявление на приобретение пистолета или… , а затем, если есть деньги, идёшь и покупаешь ( у меня денег нет, да и не зачем)А так, опять Валерка – он бодр и весел – учит нас жить, когда нас видит ( а это очень редко), иногда берёт к себе Машку (сестра. Прим. Ю.Ткачева). Говорит, что очень нас любит, когда не живет с нами.
Машенька учится в школе. Школа здесь районная. Туда свозят детей из кибуцов и мошавов. Школа очень интересной архитектуры. обучение для нас бесплатное, платим лишь за учебники и какую то сумму на развлечения и экскурсии. Обучение обязательное начальное. Но учиться никого не заставляют. Домашнее задание никогда не проверяют. считается, что это твоё личное дело. Если не спрашиваешь, значит понятно, если непонятно – спрашиваешь. В школу ходят в чём попало, учителей это не волнует. Совершенно свободная обстановка в классе. Учится тот, кто хочет. Очень много компьютерного обучения, включая иностранные языки. Английский обязателен и не считается иностранным. Учат и арабский, но репатрианты от него освобождены. В старших классах ещё берут один иностранный по выбору. Я ещё не встречал здесь людей (кроме советских) или очень пожилых, которым бы не предлагали ещё один или два языка на выбор. Об английском и говорить нечего. Так, что и мне предстоит ещё учить и учить, и учить. Машеньке, конечно же, легче. У неё хорошо пошёл иврит, уже неплохо говорит и понимает. Думаю, что года через два не будет проблем и с английским. Я написал, чуть ли не роман, ещё есть много интересного и ненаписанного. главное, что мы здоровы (тьфу, тьфу!!!). Тяжело переносить жару, но сейчас уже легче. Теперь другая проблема – холодно. Ночью +5°С - +10°С. Днём до 25 °С. Дома здесь не отапливаются и, поэтому, зябко, приходится включать масляные обогреватели (тоже приходится покупать).
Вот пока и все наши новости. если вас интересуют наши дела и проблемы, наша жизнь, задавайте вопросы, мы с удовольствием будем отвечать. Ваши новости из бывшего Союза мы знаем из ; программы советского телевидения. Вскладчину «караванщики» купили спутниковую антенну и настроили на ; программу. Так, что мы смотрим программу на русском языке. Есть местная программа (израильская) на русском языке, где каждый день есть обзоры с ваших событий.
Но мы хотим получать от вас письма и, ни в коем случае , не прерывать связи. Может быть, удастся вам к нам приехать когда-нибудь. Дай то бог, может быть, нам к вам. Но это чуть попозже. Только, что представил, как мы подходим к вашему дому и из снега и холода входим в ваши сердца и ваше тепло. Очень без вас тоскливо. Дайте почитать письмо Николаю Романовскому и Танечке, его милой жене. Поцелуйте их. Привет от меня и нас Николаю Анищенко и всем моим друзьям из ЦАПа. Лучшему поэту Усинска и Коми республики Виктору Того, и его мы помним и целуем. И всем, всем знакомым нашим. Если кого не упомянул, только от того, что обалдел от объема этого письма. очень мало времени и пишу с перерывами.
Вот и всё.
Мы вас очень обнимаем и целуем. Надеемся на ваш ответ.
Не забывайте нас.
Борис, Белла, Мария."

Ноябрь 1991 год.



Рубрика произведения: Проза ~ История
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 25
Опубликовано: 04.11.2017 в 16:40
© Copyright: Юрий Ткачев
Просмотреть профиль автора








1