8. Драконум. 17. Из прошлого в Новый Вавилон


"Не может быть! - обомлел Андрей, разглядывая знакомую дверь. - Не может быть!"

Словно во сне он шагнул вперёд, дрожащей рукой взялся за ручку, потянул её на себя и проскользнул внутрь. У Андрея подкашивались ноги и спирало дыхание, когда он проходил мимо до боли знакомых полок. Подумать только, совсем недавно в этом помещении протекала вся его жизнь! Библиотека служила ему - нескладному застенчивому простофиле - убежищем от внешних бурь и прочих житейских треволнений, таких как погоня за наживой и богатством. В общественном мнении он считался неудачником, но был счастлив.

Вскоре Андрей заметил мелкие изменения, которые произошли за время его отсутствия: перекрашенные стены, новые часы над столом, модные канцелярские принадлежности, отдельные книги, лежащие не на своих местах... А самое главное - появился компьютер! При Андрее о нём можно было только мечтать.

-Чего вам? - неожиданно перебила его грёзы незнакомая женщина средних лет. Она вынырнула из каморки, находящейся сбоку, где когда-то Андрей пил чай вместе с Марией Семёновной и Людмилой.

-Э-э... - он немного растерялся. - Я хотел бы записаться.

-Давайте ваш паспорт, - новая библиотекарша со вздохом прошла к столу.

-Кажется, я оставил его дома.

-К сожалению без паспорта я не имею права вас записать. И книг не выдам.

-Тогда я забегу к вам завтра, - пообещал Андрей и поспешил покинуть помещение. "Мария Семёновна скорее всего ушла на пенсию, - рассуждал он про себя, выходя на улицу, - а Людмила упорхнула на какую-нибудь более денежную работу. Вот и все дела! Да и что бы я им сказал? Врать как-то неохота, а в правду они не поверили бы!"

Ноги понесли его по привычному маршруту библиотека-дом. По дороге Андрей сделал круг, чтобы заглянуть в достопамятный переулок, где его поймали рыцари. Переулок показался узеньким, серым и чужим. Андрей в недоумении вышел из него и тут же забыл. Зато попав на многолюдную улицу, поразился облику города и его жителей.

Поглощая газетную информацию, Андрей не мог не заметить, как изменился мир за период его нахождения в Лукоморье. Но он не думал, что это будет так резать глаз. Судя по всему, его соотечественники стали жить лучше. Куда бы Андрей не поворачивал голову, повсюду его взгляд натыкался на цветастые афиши, рекламные плакаты и яркие витрины, а по дорогам ездили сплошь иномарки. Одежда на людях казалась нелепой и кричащей, однако Андрей понимал, что это он отстал от стремительно меняющейся моды. Наверное, прохожие, оценивающие его вид, думали, что он приехал поступать в институт или училище из какой-нибудь глухой деревни. Что с такого провинциала взять?

Он выдохнул с явным облегчением, когда свернул к собственному дому, который находился в стороне от широкой дороги. Здесь-то как раз почти ничего не поменялось, да и людей не было видно. Они, слава богу, поуходили на работу или в школу и у Андрея появилась возможность хоть немного расслабиться. Он остановился у своего подъезда, сел на скамейку и задумчиво посмотрел на своё окно. Ничего кроме чужих занавесок он там не увидел.

"Интересно, кто сейчас живёт в моей квартире? Зайти? Ну и опять же, что это даст? Что я вообще здесь делаю? Я же собирался попасть в совсем другое место! Может меня подсознательно тянуло сюда? Или я недостаточно сконцентрировался? В любом случае мне нужно в Новый Вавилон! И желательно поближе к Имперской башне!"

Андрей снова зажмурился, постаравшись забыть о посторонних вещах, и полностью сосредоточился на главной цели. С минуту не происходило ровным счётом ничего, а потом скамейка вдруг исчезла и Андрей рухнул на асфальт. Ударился он не сильно, больше испугался от неожиданности и тут же вскочил. Упорные тренировки в Миродреве под руководством рыцарей не прошли даром.

Первым делом осмотрелся. Определённо со второй попытки ему удалось попасть в Новый Вавилон. Здесь жизнь кипела ещё интенсивнее, чем в Ростове. Гудел транспорт, куда-то спешили прохожие, везде горела реклама. И всё это происходило под небоскрёбами, которые закрывали собой значительную часть неба. Андрей стоял на тротуаре возле стены и озадачено смотрел вверх. Её величество ночь правила лишь за пределами города, отпугнутая искусственным освещением.

"Чёрт! - выругался он. - Как же я раньше не вспомнил, что Новый Вавилон находится в западном полушарии и, следовательно, если в Ростове день, то в Колумбике тёмное время суток! Вот болван! Вдруг до двенадцати совсем недолго осталось!"

С огромным трудом Андрей взял себя в руки. Пока люди не превратились в бездумных рабов нужно действовать, а не сокрушаться раньше времени. Сейчас важно в первую очередь найти Имперскую башню. Андрей заозирался, пытаясь найти хоть какой-нибудь ориентир, от которого можно было оттолкнуться. Насколько он помнил, центральная улица города называлась Широкопутьем. Она пронизывала весь Холм с юга на север, разделяя район пополам и уходила дальше. Остальные улицы, параллельные Широкопутью, названий не имели, им давали только порядковые номера. Названия же переулков, проходящих поперёк Холма, Андрей не запомнил. Их было чересчур много. Исключение составляли разве что респектабельная и деловая Стенная улица и бедный негритянский квартал Хаарлем, находящиеся на разных полюсах, но этих знаний было явно недостаточно.

В конце концов Андрей решил просто спросить, в какую сторону идти, и выхватил из потока людей одного прохожего.

-Сэр, плиз, - заговорил он с интеллигентным на вид молодым человеком в очках. - Сэр, айм великорашен... Айм ноу альбиониш... Айм ми Эмпайр... Ферштейн? Блин, последнее слово из немецийского языка...

Тот с улыбкой выслушал его тарабарщину, но кажется понял, чего от него хотят, потому что принялся что-то говорить и указывать в определённом направлении. Андрей поблагодарил его как мог и поспешил в ту сторону. Он очень надеялся, что до башни было недалеко.

"В крайнем случае можно снова спросить дорогу."

Так оно и случилось. Андрею пришлось сильно поплутать, прежде чем он увидел среди небоскрёбов устремившийся ввысь острый шпиль Имперской башни. Но даже тогда до неё нужно было ещё добраться. А добравшись, он обнаружил, что подступы к ней перекрыты. Вокруг башни якобы велись дорожно-строительные работы. С какой бы стороны Андрей не сунулся, везде натыкался на заградительные ленточки и запрещающие знаки, поставленные перед изломанным асфальтом. А между заграждением и Имперской башней стояли стюарды. В такой ответственный момент тартарцы придавали безопасности первостепенное значение. Проникнуть незаметно не было никакой возможности. Андрей понял, что для него наступил очередной момент истины. Сейчас он должен либо признаться в собственном бессилии и с позором вернуться в Миродрев, либо пробиваться через этот кордон.

"А чего ты хотел? - в который раз укорил он себя. - Неужели думал, что без драки обойдётся? Как же, держи карман шире! Сначала нужно хорошенько думать к чему приведут твои действия и только потом что-то делать, а не наоборот! Если же ты изначально был готов к драке, то какая разница когда и где она должна произойти. Просто разберись с теми, кто стоит на твоём пути без лишних слов!"

Андрей попытался вспомнить, каким образом ему удалось включить драконью силу против Гроша. Кажется, он тогда здорово разозлился на противника за его откровенное вероломство. Однако это произошло в горячке боя, сейчас же ситуация была иной и никто не собирался на него нападать. Получалось, Андрею следовало спровоцировать врагов, чтобы они невольно дали выход его скрытой мощи. Только при этом следовало учитывать, что сражаться придётся не один на один с орком, а с целым воинством тартарцев, которые будут готовы жертвовать собой, лишь бы не допустить его к генному излучателю.

Стараясь не думать о худшем, Андрей разбежался и перепрыгнул через ограждение. Ближайшие стюарды тотчас кинулись к нему, чтобы схватить нарушителя и препроводить куда следует. Андрей с лёгкостью раскидал их в стороны и устремился ко входу в здание. Одновременно с этим он попытался вызвать дремлющую внутри него драконью силу.

Он был шагах в пяти от заветной двери, когда из неё выбежало два охранника. Не говоря ни слова, они потянулись к себе за пазухи, где у них висели кобуры с пистолетами. Тут-то Андрея и прорвало! Его восприятие происходящего неимоверно ускорилось, все движения людей показались очень медленными. Охранники, выхватившие свои пистолеты во мгновение ока секунду назад, теперь направляли их на объект мучительно долго. Андрей до предела взвинтил темп, сбил стражей с ног, благоразумно не подставляясь под линии обстрела, и вбежал внутрь.

В широком гранитном вестибюле Имперской башни было тесно от большого скопления людей. Вернее, нелюдей, ведь присутствующие являлись орками, вампирами, троллями и оборотнями. Они не ожидали, что кто-то прорвётся через охрану с такой лёгкостью, поэтому когда Андрей ворвался туда на их лицах читалась явная растерянность. Но они сразу же выхватили пистолеты. Оставалось лишь направить дула куда следует.

Андрею вовсе не улыбалось быть застреленным и, пользуясь преимуществом в скорости, он принялся сбивать тартарцев с ног. Наверное, он казался им метеором, на котором трудно сфокусировать даже взгляд из-за чересчур стремительного перемещения. К тому же, вклинившись в самую гущу врагов, Андрей надеялся, что они поостерегутся стрелять, дабы не задеть своих товарищей. Он просчитался! Искалеченные генной машиной василисков до полного выхолащивания чувства самосохранения, тартарцы не дорожили собственной жизнь и без всяких колебаний нажимали на курок, вообще не заботясь, попадают ли в своих. В этом отношении они были подобны муравьям, бескорыстно погибающим если так надо, лишь бы сохранить в неприкосновенности королеву-матку, от которой зависит продолжение рода.

Несмотря на молниеносность, Андрей всё-таки не имел возможности обезвредить всех тартарцев одновременно, а пули по прежнему намного превосходили его в скорости. Несколько из них просвистели совсем близко, едва не убив. Это резко изменило его отношение к тартарцам.

Тайно улизнув из Миродрева для того, чтобы уничтожить подготовленный к запуску генный излучатель, Андрей слабо представлял себе, как поступит с противостоящими ему врагами, как обойдётся без жертв и без крови (случаи с оборотнем и Грошем не сделали из него убийцу в моральном смысле, поскольку в обоих случаях он исключительно оборонялся). Вот и здесь поначалу он не убивал, а просто отбрасывал противников прочь. Однако они вставали и бросались на него снова, пытаясь лишить его жизни. И Андрей понял, что должен отвечать им тем же, иначе погибнет!

Он задвигался резче и больше никого не щадил. Тартарцы получали зубодробительные удары, от которых их подбрасывало в воздух и размазывало об стены. Но их и без того немалое количество всё увеличивалось и увеличивалось. Враги толпами выскакивали из дверей, лифтов и с улицы, после чего основная масса сразу же набрасывалась на Андрея. Те, кто был похитрее, начинали со стрельбы. Только скорость, большое скопление народа и удачное стечение обстоятельств хранили Андрея от встреч с пулями. Но вечно так продолжаться не могло, для успешного исхода битвы ему требовалось увеличить свою мощь!

Поразмыслив над тем, как этого добиться, Андрей стал наращивать силу ударов. Внутри него тут же заработал невидимый моторчик. С каждым разом он набирал обороты и Андрей не чувствовал конца открывшемуся ресурсу, потому что энергия в мотор поступало будто бы извне. Он словно притягивал в себя земные и воздушные токи, которые всасывались в тело вместе с солнечными лучами и элементами водяного пара. Таким образом Андрей имел в своём распоряжении силы четырёх стихий. Они буквально распирали его, он разрастался в размерах и излучал свет, как во время поединка с Грошем, только теперь в несоизмеримо больших масштабах.

И уже было неважно, что Андрей являл собой отличную мишень для стрельбы. Пули не могли пробить покрывавшуюся на глазах чешуёй и роговицей кожу. Этот процесс сопровождался лёгким покалыванием, довольно чувствительные зуд и жжение он испытал лишь в лопатках и копчике, откуда росли крылья и хвост. В считанные мгновения Андрей превратился в гигантского ящера, испускающего электрические заряды. Не давая врагам опомниться, перестроиться, ящер перешёл в активное нападение. Он крушил вминал, разрывал, опьянев от переизбытка сил. Вестибуль давно наполнился телами убитых, но тартарцы и не думали обращаться в бегство. Они по прежнему пытались задавить противника количеством. Эта тактика позволяла оказывать сопротивление, однако в конечном итоге вела к неминуемому поражению. Дракон был сильнее всех вместе взятых тартарцев.

Вражеские ряды значительно поредели и сражение подходило к логическому завершению, когда Андрей почувствовал, что он больше не в состоянии впитывать в себя непрекращающийся поток энергии, но не может перекрыть его. Дальнейшее увеличение мощностей было чревато для организма и нужно было срочно принимать меры к
стабилизации силы. Андрей снизил собственную активность, что вызвало определённые надежды у тартарцев и настроило их на позитивный лад. Поток энергии уменьшился... хотя не прекратился. Андрей не успевал выбрасывать из себя излишки, он захлёбывался ими. Видя, что дракон ощутимо потерял в скорости и силе, тартарцы вновь набросились на него со всех сторон. Теперь уже Андрей оказывался на краю гибели. Ситуацию усугубило и то, что переполнившись, он почти полностью утратил подвижность и перестал сопротивляться.

Враги уже праздновали победу, когда раздался ужасающий взрыв, потрясший весь первый этаж здания.

Заключительные главы "Драконума" публиковаться не будут.

Продолжение произведений из первого художественного журнала РОСЧЕРК каждые понедельник, среду, пятницу



Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Ключевые слова: Фэнтези, приключения, большая политика, Новый Вавилон, Имперская башня, драконы,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 03.11.2017 в 23:52
© Copyright: Вадим Кириленко
Просмотреть профиль автора








1