Защитник Кубы - тихоречанин Владимир Сахно


Защитник Кубы - тихоречанин Владимир Сахно
Немного истории
1 января 1959 года на острове Куба была свергнута ненавистная кубинским народом многолетняя диктатура Фульхенсио Батисты, поддерживаемая Соединенными Штатами Америки. К власти пришел кубинский революционер, «команданте» и будущий Герой Советского Союза Фидель Алехандро Кастро Рус. Кубинцы ликовали, а остров получил второе название – Остров Свободы.
Американская администрация не смирилась с поражением марионетки Батисты и сформировала из кубинских эмигрантов десантно-штурмовую бригаду, которая помимо различных террористических актов и диверсий усиленно занималась подготовкой к вторжению на Кубу. В апреле 1961 года началась открытая интервенция, бригада высадилась на Кубу с попыткой сместить революционное правительство. Десант был уничтожен всего за три дня.
Терпеть под боком у себя мятежный остров Свободы, единственный тогда островок социализма в Западном полушарии Америка никак не желала. Правительство США в конце 1961 года разработала секретный проект под кодовым названием «Мангуста», который предполагал использование американских вооруженных сил в случае обращения сторонников Батисты, ушедших в подполье за помощью к США в случае их восстания.
Американо-кубинский конфликт перешел на грань войны. Куба попросила военной помощи у Советского Союза. Военно-политическое руководство Советского Союза придавало большое значение стратегическому расположению Кубы. Тогда, в период «холодной войны» НАТО размещала ракеты и военные базы по всему периметру советских границ. Из Турции американские ракеты могли достичь Москвы за 10 минут. Министр обороны страны Р.Я.Малиновский предложил Первому секретарю, председателю Совета министров Н.С.Хрущеву разместить на Кубе, под носом у потенциального врага баллистические ядерные ракеты средней дальности и крупной группировки советских войск. 14 июня была выдана директива Главного штаба Ракетных войск, и Главнокомандующим РВСН был утвержден план проведения операции «Анадырь».
Для участия в кубинской операции в Ромнах Сумской обл. была сформирована 51-я ракетная дивизия. Командиром утвержден генерал И.Стаценко, заместителем — полковник Б.Бондаренко,
начштаба — п-к И.Осадчий. В состав дивизии вошли части имевшие на вооружении ракеты Р-12.
Наш земляк отправляется на защиту Кубы
О планах ядерного устрашения США с территории Острова Свободы, тогда ничего не знал, как впрочем, и весь народ, девятнадцатилетний солдат, тихоречанин Володя Сахно. В газетах секретные планы не раскрывают, а на политинформациях о Кубе, конечно, рассказывали, но о военной помощи ей не было и речи. Служил себе потихоньку водителем в одной из частей ракетных войск в Сумской области Украинской ССР. Тогда срок службы в армии составлял три года.
В августе 1962 Владимир отслужил уже девять месяцев и не думал, что в его судьбе будут какие либо перемены. Но вот как-то по тревоге его вместе с сослуживцами посадили в крытые автомашины и повезли в черноморский портовый город Николаев. Там воинов - ракетчиков дожидался огромный теплоход «Омск». Когда погрузились, велели всем сдать военную форму – пилотки, гимнастерки, сапоги, а взамен выдали гражданскую одежду –хлопчатобумажные клетчатые рубашки, брюки, ботинки. Сказали, что это делается в целях конспирации.
- На «Омск» при нас грузилось неимоверное количество военной и гражданской техники, - рассказывает Владимир Николаевич. - Как позже выяснилось, до погрузки солдат и офицеров, там в самых нижних отсеках уже были загружены баллистические ракеты. Гражданские автомашины были закреплены на верхней палубе. Нас, переодетых военных, было более 300 человек. Разместили всех в 1 трюме, набили как селёдок в бочку соорудили там заранее трехъярусные нары, дали матрасы, набитые соломой. О простынях не было и речи. Вышли в море, куда не знаем – военная тайна. Миновали Черное море, вышли в Средиземное. Жара в трюме была жуткая, доходило до 60 градусов. Люки все задраены, кроме маленького пожарного отверстия. Дышать нечем, мокрые от пота. Соблюдая скрытность нашей перевозки, на палубу разрешали выходить только ночью, группами по 20 человек, подышать воздухом. Когда шли по Средиземному морю, командование спустилось к нам в трюм и объявило, что мы идем на помощь социалистической Кубе, везем им технику и оружие.
Пресная вода закончилась уже на выходе в Атлантику. Опреснитель работал плохо. Бывало, стоишь минут пять, пока нацедишь в кружку, а внутри всё горит от жажды. Трап в трюм скользкий от пролитого борща, который нам носили сверху. Многие солдаты сильно укачивались, болели от испорченной в жарком климате пищи, говорили, что несколько человек умерло.
Этот 18-суточный «морской круиз» мне запомнился на всю жизнь.
Остров Свободы
- Выгружались тоже ночью, до этого «Омск» стоял на рейде. – вспоминает дальше Владимир Сахно. - Хотелось скорее выйти на волю из опротивевшего всем нам трюма. Куба встретила прохладным ветерком и запахом тропических растений. Впрочем, нам было не до ароматов. Поскольку я был водителем, то мне пришлось заниматься выгрузкой ЗИЛов и ГАЗонов. Садился за руль и выгонял технику из трюма на пирс. А потом колонной двинулись в сопровождении кубинской милиции на самый запад Кубы. Была поставлена задача – в течение четырех дней в провинции Пинар-дель-Рио развернуть ракетную позицию. Я лично был водителем на 4-тонном ЗИЛ-164. Возил на нём песок, щебень, другие стройматериалы, когда строили стартовую позицию ракет средней дальности Р-12. Потом, когда поставили ракеты (каждая высотой более 20 метров), а дальностью полета 2 тысячи километров сразу же зачехлили их от американской разведывательной авиации. Американцы долго не знали, что на Кубе прямо под носом у Нью-Йорка и Вашингтона стоят направленные на них баллистические ракеты с ядерными боеголовками. Когда тогдашний президент США Джон Кеннеди узнал об этом из донесения разведывательной авиации, то собственно и начался, так называемый Карибский кризис.
Владимир Николаевич Сахно тогда был простым советским солдатом, выполнял свой воинский долг и в тайны высокой политики посвящен не был. А между тем, мир уже стоял на грани уничтожения. Кризисная ситуация обострялась с каждым днём. Советники президента США предлагали немедленно нанести воздушный удар по ракетным позициям или осуществить прямое вторжение на Кубу. Вооруженные силы США были приведены в повышенную боевую готовность. То же самое происходило в Вооруженных Силах Советского Союза. Кроме того были приведены в боевую готовность войска НАТО и противостоящие им военные силы Организации Варшавского договора. На Кубе была объявлена всеобщая боевая тревога, войска регулярной армии выдвинулись на боевые позиции. К 25 октября 1962 года все стартовые позиции ракет Р-12 были готовы к нанесению ракетно-ядерного удара по США. Ещё более обострилась обстановка после 27 октября 1962 года, когда советской зенитной ракетой над Кубой был сбит американский самолет-разведчик У-2. Кризис грозил перерасти в ракетно-ядерную катастрофу. Но у руководителей двух сверхдержав Н.С.Хрущева и Джона Кеннеди хватило здравого смысла и выдержки. В ходе телефонных переговоров глав государств, президент США дал гарантию не вторгаться на Кубу, если Хрущев уберет с острова свои баллистические ракеты и бомбардировщики Ил-28. СССР добился того, что США уберет свои ракеты из Турции. Мир вздохнул с облегчением. Уже 28 октября 1962 года начался демонтаж стартовых позиций ракет и подготовка ракетной дивизии в полном составе к передислокации в СССР.
- Приехал на Кубу Хрущев , - рассказывает Владимир Николаевич, - дал команду вывозить ракеты и военную технику на Родину. Причем велел уже перевозить открыто, на верхней палубе судов, чтобы американцы убедились, что мы выполняем условия договора. А я еще долго служил на Кубе. Людей и технику вывозили аж до конца 1964 года. Все это время работал на своем ЗИЛе, объездил всю Кубу, начиная с самого запада – Пинар -дель – Рио и кончая самой восточным городом Сантьяго – де –Куба.
Часто бывал в столице Кубы – Гаване. Видел «команданте» Фиделя Кастро. Он выступал в Гаване у памятника национального героя Кубы Хосе Марти. Нас советских солдат привезли туда послушать его выступление. Испанский язык мы не знали, но Фидель Кастро говорил очень эмоционально, был одет в военную форму. Потом нам перевели его речь – он говорил о революции, о будущей жизни в стране. Хотели нас поначалу обучить испанскому языку, но потом передумали, видимо поняли, что времени на его изучение маловато.
Быт и развлечения на Кубе
- Жили мы неплохо, кормили хорошо, готовили пищу в полевых кухнях. Там первый раз в жизни я попробовал бананы. Мандарины, ещё какие-то экзотические фрукты тоже давали дополнительно к рациону. Очень хотелось кокосовых орехов, которых мы еще не ели. Залезли в усадьбу крестьянина Хуана. Мой сослуживец, москвич Саня, бегал по пальме, как обезьяна. Набили два мешка кокосов и попались с поличным. Гауптвахт там не было, командир заставил нас построить её для себя. Соорудили дощатое строение и отсидели в нём трое суток за нарушение дисциплины. В Гаване я получал продукты для солдат и офицеров нашей части, возил в госпиталь людей. Одно время возил солдат на японские рыболовецкие суда разгружать замороженную рыбу. Рыбы мы брали себе, сколько хотели. Ездили в кубинский колхоз. Там кубинцы выращивали для воинских частей помидоры, картофель, изготавливали сахар из тростника. В поле рос и подсолнух. Но кубинцы семечки не щелкали, у всех были слабые и больные зубы, потому, что ели много сладкого. Комаров у нас палатке было просто тьма, жизни от них не было. Спали в кроватях с натянутыми сверху накомарниками. В свободное время можно было пойти искупаться в море, мы купались даже в январе, там ведь почти тропики, зимы как таковой не было. Но кубинцы удивлялись нашей «закалке», температура воды была 22-24 градуса. Для них это очень холодно. Увольнений не было, возили нас на экскурсии в огромный зоопарк, в океанариум. Хотя разной живности там хватало и на воле. Однажды обнаружили в своей палатке огромного удава около шести метров длиной. В мае 1964 года закончилась моя военная служба. Назад в Советский Союз нас везли с комфортом, на теплоходе «Туркмения» в 2-3 местных каютах со всеми удобствами. Когда пришли в порт назначения – Калининград – первое, что бросилось в глаза: это женщины с лопатами и носилками. Отвыкли на Кубе мы от такой картины. Там мы не видели кубинок занятых на тяжелой физической работе. Вот такая у меня была военная служба, в самый разгар Карибского кризиса в экзотической стране Кубе.
На фото слева внизу: Владимир Сахно, Куба, 1962 год



Рубрика произведения: Проза ~ История
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 03.11.2017 в 09:38
© Copyright: Юрий Ткачев
Просмотреть профиль автора








1