Отец


Отец
К 70-летию Победы ему исполнилось бы 96 лет. Вряд ли он стал бы долгожителем. Срок жизни нереальный для человека прошедшего войну, раненого в жестоких боях 1942 года, контуженного на подступах к Берлину в 1945 году.
Отец. Мой отец. Старшина 2 дивизиона 239 артиллерийского полка 77 стрелковой Симферопольской Краснознаменной ордена Суворова дивизии имени Серго Орджоникидзе 51 Армии 1 Прибалтийского фронта.
Василий Федорович Ткачев прожил всего 54 года – сказались на здоровье фронтовые раны. Сказалось и несправедливое отношение к его судьбе советских властей. Его, контуженного авиабомбой перед самой Победой, уже в Германии, в поверженном Берлине, в госпитале выходила медсестра. К ноябрю 1945 года, можно сказать, вернула с «того света». Госпиталь был бывшим немецким, а медсестра – немкой. Отцу тогда было 26 лет, ей около 20. В 1947 году, через два года после великой Победы, отцу «за связь с иностранной гражданкой» дали срок. Какая могла быть «связь» у контуженного, полуживого старшины с немкой? Может просто ласковое отношение к русскому солдату или честное исполнение своих обязанностей медицинской сестры? Какие-то неформальные отношения? Тем не менее, четыре года по доносу какого - то бдительного «товарища», отец провел в уральских лагерях.
Когда я подрос, то пытался узнать у него, почему его честно воевавшего, награжденного медалями фронтовика посадили в тюрьму.
– Всех при Сталине сажали, сынок! – вздыхал он. – За все сажали, время такое было. Со мной сидели такие же, как и я, фронтовики, осужденные за всякую мелочь – неосторожное слово или действие. Один сержант побил комиссара, когда тот оскорбил память погибшего друга, другой прочитал стихотворение запрещенного поэта, третий что-то не так сказал в адрес «вождя всех времён и народов». Не сидели тогда только хитрые, лояльные и очень осторожные люди.
Василий Ткачев был призван в Красную Армию 9 сентября 1941 года Сталинским РВК (сейчас это Крыловской район) Краснодарского края, в Великой Отечественной войне – с декабря 1941 года. Первым из братьев Ткачевых – Ивана и Якова он попал на фронт. Самый задиристый и хулиганистый парень села Сидоры, Сталинградской области на войне чувствовал себя как в своей тарелке, воевал с задором и великим чувством ненависти к захватчикам. В своем артиллерийском дивизионе зарекомендовал себя хорошим бойцом. Сначала – рядовой, потом младший сержант, старший сержант, старшина. Первую свою медаль, которую он заслужил в боях за Севастополь, ему не дали. В его полк пришло всего несколько медалей и их вручили членам коммунистической партии. Мой отец был беспартийным и потом никогда не писал заявления о приеме в партию. А первую свою награду он получил только в 1944 году.
Вот выписка из приказа о его награждении медалью «За отвагу»:
Приказ № 24/Н
По 239 Артиллерийскому полку от 19 ноября 1944 года
От имени Президиума Верховного Совета Союза ССР. – НАГРАЖДАЮ:
Медалью – «ЗА ОТВАГУ»:
………………………………………………………………………………………
7. Старшину управления 2-го дивизиона старшину Ткачева Василия Федоровича за то, что в боях за Прибалтику с 18.8.1944 г. по 18 11.1944 г. обеспечил своевременное снабжение личного состава горячей пищей, зачастую лично сам доставлял её на наблюдательный пункт. 10.10.1944 г. в боях за м. Скоудас под сильным огнём противника обеспечил боеприпасами батарею, стоящую на прямой наводке.
1919 года рождения, русский, беспартийный. Ранен один раз 13.3.1942 г., находится в строю.
Потом были еще ранения, контузия и награды. Практически всю войну Василий Федорович Ткачев прошел в составе знаменитой 77 Стрелковой дивизии, сформированной в Дагестане. Эта дивизия влилась в состав 58 армии 20 ноября 1942 года, а 31 декабря в самом начале 1943 года преодолевая жестокое сопротивление фашистов совершила 37-дневный пеший переход от станции Ищерская через Моздок, Минеральные Воды, Ставрополь, Тихорецк – в район Ново-Николаевской.
Мама родила моего старшего брата Гену 29 июня 1942 года. С маленьким ребенком на руках попала в фашистскую оккупацию Тихорецка. Рассказывала, как они ждали наших «родненьких» солдат, освобождения города от фашистов. Как прятались от бомбежек в погребе, вырытом в огороде по улице Фронтовой, где жили мамины родители, как в конце января 1943 года встречали нашу Красную Армию. В числе освободителей Тихорецка был и мой отец. Прижал к пропахшей порохом шинели сынишку и долго держал
его на руках.
– Теперь все будет хорошо, Галя! – сказал он жене. – Немец драпает, мы победим.
31 августа 1943 года 77 стрелковая дивизия закончила боевые действия на Северном Кавказе и совместно с другими частями начала освобождение от фашистской нечисти Крыма. В упорных боях за населенные пункты Суран-Барын, Марьяновка и Екатериновка участвовал и старшина Ткачев. В этом сражении было уничтожено 5 тысяч солдат и офицеров врага, захвачено огромное количество орудий, автомобилей, вагонов с военным снаряжением.
После освобождения Симферополя, дивизии, в которой воевал отец, Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено почетное наименование – Симферопольская. Одна из первых 77 дивизия и в её составе 239 артиллерийский полк вступила в Севастополь, выбили подразделения вермахта с железнодорожного вокзала, освободили центр города и продержались на занятых позициях до подхода основных сил.
Потом были бои в Прибалтике, где мой отец отличился в боях за Скуодас, потом в северо-восточной Пруссии, где он был контужен и засыпан землей в воронке от авиабомбы.
– Как же ты выжил, папа? – спросил я его тогда, в детстве.
А спасли его … сапоги. Отец был старшиной роты и очень аккуратным человеком. Сапоги носил не кирзовые, а офицерские – хромовые. Натирал их ваксой до зеркального блеска. Из воронки торчали только сапоги. После боя похоронная команда собирала убитых и раненых. Подбирала оружие, боеприпасы. В войне всё нужно, лишний запас не повредит. Отца можно было уже не хоронить – полностью засыпан землёй, вряд ли выжил. Только вот новенькие хромовые сапоги надо снять, больно уж красивые.
Подошли трое, и давай сдергивать с ног сапоги. Нога у солдатика задергалась. Живой! Вытащили, отряхнули, дышит!
– Да это же старшина нашей роты, Васька Ткачев! – обрадовался один из «похоронщиков». – Срочно в госпиталь его, ребята!
Так отцовы сапоги спасли ему жизнь. Не было бы этих хромовых сапог, не родился бы я в 1952 году, младший брат – в 1954-м. Не построен дом в Тихорецке на углу улиц Пролетарской и Садовой, не посажен во дворе красивый сад. За свою недолгую жизнь отец выполнил все, что положено мужчине – все три пункта.
А потом наступили мирные годы. Тихорецк оправлялся после военной разрухи. Бывшие фронтовики строили дома, заново обживались, рожали и воспитывали детей.
И каждый год в мае, во всех дворах Тихорецка собирались бывшие солдаты Великой Отечественной, пили за Победу. Я, тогда маленький мальчик, а сейчас уже дед, до сих пор помню эти добрые застолья с немудреной домашней закуской и «Московской» водкой, с вином «Улыбка» для женщин, фронтовые песни под отцовскую гармонь. В День Победы 9 Мая уже буйно цвели сады, курился дымок костра с примесью запаха шашлыка, и всегда-всегда была солнечная теплая погода.



Рубрика произведения: Проза ~ Очерк
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 27
Опубликовано: 03.11.2017 в 09:18
© Copyright: Юрий Ткачев
Просмотреть профиль автора








1