Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна". Глава 3


Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна". Глава 3
Название: Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна"
Автор:Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг:NC +18
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус:В процессе написания
Аннотация:
В третей части романа — «Искушению страстью», рассказывается продолжение истории главного хирурга, заведующего кардиологическим отделением диагностики. Новые события и интриги в деревне, еще более естественней закрутка сюжетной линии, по которой главный герой будет разгадывать искушение страстью к головоломках. Герой соберёт новую команду врачей, под своим руководством будет проводить сложнейшие операциях на сердце, его отделов и сосудов. По мере всего прочего будет развиваться и основная сюжетная линия романа и разные интригующие события в которые будет попадать главный герой.
От автора:
Роман содержит откровенное писание эротических сцен. Нецензурную лексику и описание грязных порнографических сцен. В общем кто не читал первые две части до конца, тому не понять сюжет третей части огромного романа.

Глава 3
Просыпаясь от криков из гостиной, Оксана почувствовала изнуряющую головную боль и легкий жар по всему телу. Толстое зимнее одеяло в шелковой простыне, скрывало тело Оксаны под собой, придавая кожу согревающим объятиям. В комнате пахло лимоном и другой какой-то дрянью, из фармацевтики, запах которых для Оксаны был противен. За окном были густые темные сумерки, в комнате если бы не ночник, была бы ужасная темень. На улице было слышно как ветки пышного кедра, покачивая в танце с ветром, теребили крышу дома, создавая приятную гармонию чистого звука природы. Стекло, пластикового окна, в комнате было пропитано узором морозной измороси, наполовину скрывая за собой образовавшуюся ночную мглу. Рядом с кроватью стояла большая керамическая зеленая кружка с какой-то ужасной травой, запах которой, был ужасен, вызывал в сознании Оксаны скорее легкое отвращение. Раскрывая глаза, Оксана обратила на белое сочетание обойных, только что поклеенных стен, что сочетали в себе гармонию фиолетовых кувшинок на белом фоне.
- Блядь да о чём там можно так ругаться? – возмутилась Оксана, раскрывая себя из-под одеяла, медленно находясь лёжа, свесила ногу с кровати
«Что всё-таки произошло, ничего не помню, я же была в домике Романовых в лесу, что-то отмечали, а теперь…..», размышляла Оксана, медленно, чувствуя слабость по телу, оторвалась от теплой манящей к себе постели.
- Да что там у них происходит – заметила Оксана зимние чулки на своих стройных ногах и такую же серую кофточку на теле – Они там поубивают друг друга
- Я вам еще раз говорю – слышался суровый, голос Рамазанова за закрытой дверью, комнаты Оксаны – Оксана больна, вы что не понимаете, её только вчера скорая привезла домой
- И то по просьбе господина Романова
Пояснила Марина Николаевна, в тот момент, когда Оксана медленно, чувствуя изнурительную слабость, направлялась к закрытой двери.
- Спасибо Катерине – уверяла Марина Николаевна, если бы не она, наша бы дочь лежала бы в вашей реанимации – Моя дочь теперь дома с нами
- Уверяю вас – к удивлению Оксаны, за дверью к которой она подошла, слышался голос Валентины, что по своим жалким ноткам был похож на мольбу – Оксана Владимировна знает, как помочь, она…..
«Блядь я конечно понимаю, эта рыжая сука в конец охуела, проходит тогда когда меня на скорой привезли домой, я никакая, так она пытается всучить мне дело, хотя кстати, дело мне сейчас не помешает, оно поможет мне отвлечься», подумала про себя Оксана, касаясь пальцами ручки входной закрытой двери.
- Я сказал всё уходите отсюда – повторил еще раз просьбу Рамазанов, в более грубом и повышенном интонацией тоне – Моя дочь больна, имейте совесть……
- Ну же, это ведь не так сложно
Не решалась никак открыть дверь Оксана, но набравшись сил, легким поворотом ручки в форме шара, потянула её на себя.
- Ты думаешь, она когда-либо у неё была? – прерывая момент возникшего конфликта, открывая дверь, поинтересовалась Оксана
- Оксана?! – ужаснулась Марина Николаевна
- Оксана дочка – удивился Рамазанов, заметив Оксану на входе открывшейся двери
Распущенные, золотистые волосы, подобно цвета пшеницы волосы покрывали плечи Оксаны, сонный унылый взгляд лазурных голубых глаз. Серая кофточка, что скрывала под собой пикантного оголенного тела Оксаны и столь же идеального по схожести цвета гетры, обволакивающие её стройные ноги. Опираясь на каркас открытой двери, Оксана подогнула ногу, выказывая эластичность упругих бёдер, скрывавшихся за серой кофточкой.
- Ну, говори что там у тебя – посмотрела Оксана на Валентину, когда она стояла посреди коридора, зажав красную папку в руках
Рыжеволосая девушка была одета в красное зимнее пальто, её волосы, цвета истинного пламени были скрыты под красным пышным капюшон. Черные зимние сапоги, украшали элегантный силуэт женских ног Валентины, а высокий каблук, подчеркивал изюминки этой сексуальности. На ресницах этой девушки сохранились крупинки опавшего снега, щеки сохранили розоватый оттенок, обдавшего их кожу мороза. Даже пучина мороза, что она преодолела, пройдя по улицам деревни, покрытых снегом, не смогла сбить палитру изысканной коллекции парфюма «Azzaro Club Women», безупречный аккорд которого, как симфония мастера завораживал прелестью аромата кашемирового дерева. Её непоколебимость, перед тем как угрожающе на неё смотрел Рамазанов и Марина Николаевна, словно хотели, будто порвать бедняжку, достойна была уважения своим чрезмерным упорством и столь банальным способом их достижения.
- Наверно дело стоило того – вышла Оксана из комнаты, переступая порог открытой двери, в тот момент, когда её родители продолжали на неё столь удивлённо смотреть – Я так понимаю, не могло подождать даже до завтра
- Оксанка ты, что с ума сошла? – была шокирована Марина Николаевна, прижав ладони к груди в области сердца
- Я не дам тебе заниматься лечением пациентки – возразил Рамазанов, перекрывая путь к Валентине, встав посреди коридора
«Вечно ты блядь в каждой бочке затычка, ладно придётся пойти на хитрость немного поюлить или даже состроить глазки притвориться, ну прям пиздец какой несчастной», размышляла Оксана, нахмурив обидчиво губки, в ответ на возражения Рамазанова.
- Как получилось, что я оказалась дома? – поинтересовалась Оксана, игнорируя возражения Рамазанова, вышла в коридор, вильнув бёдрами, подобно хищнице вышедшей на охоту
- Ты хоть помнишь что случилось?
Поинтересовался Рамазанов, когда Оксана подошла к нему, позволяя обнять себя за талию, прижал к себе. Почувствовав от белой рубахи Рамазанова, Оксана распознала, завораживающую силу аромата кориандра, что впила в себе палитра одеколона «Drakkar Noir».
- Ты чуть не умерла – уверял Рамазанов, продолжая выражать заботу, прижал к себе Оксану, стоя с ней посреди коридора
- Господи Оксанка
Прижав кончики пальцев к губам, прикрывая коготками глаза, растрогалась до глубины чувств Марина Николаевна, едва сдерживая при себе поток влаги, скопившейся на глазах.
- Мы думали, что это уже всё – зарыдала Марина Николаевна, не могла выдержать в себе порыв играющих в ней чувств
- А…. да Оксана Владимировна – взяла Валентина с комода черный цветок – Доктор Серов, что прибыл из Москвы, просил тебе передать
- Мой любимый – мило улыбнувшись, ответила Оксана, покидая объятия крепких рук Рамазанова, заметив в руке Валентины цветок черной орхидеи
- Нет, ты посмотри – высказывая недовольства, говорила Марина Николаевна – Она даже черные цветы безумно любит
«Да твоё-то какое блядь дело, ты как была выдрой, так такой же сукой и осталось, видимо эта кличка к тебе насовсем прилипла», возмутилась Оксана, столь бурной критики со стороны матери.
- Марина хватит! – упрекнул Рамазанов – Наша дочь чуть не погибла, а ты вываливаешь на неё весь негатив
- Вы закончили?! – возмутилась Оксана, стараясь не обращать внимания очередному скандалу своих родителей – Ты сказала, что орхидею тебе передал Серов – взявшись кончиками пальцев за стебель этого цветка, поднесла его лепестки к носу
- Ну да – уверяла Валентина, кивнув вдобавок головой
- И он сейчас здесь? – проявляя любопытство, спросила Оксана, передав цветок в руки Рамазанова, когда он встал за её спиной
- Да он приехал, как только узнал
Пояснила Валентина, словно чувствовала себя неуютно, казалось как будто не в своей тарелке, переступая с ноги на ногу, теребила пояс красного пальто, коготками обеих рук.
- О случившемся с вами Оксана Владимировна – рассказывала Валентина, не вынесла взгляда Рамазанова, отвернулась к зеркалу комода, рядом с которым стояла – Вся ваша команда, которая была у вас в Москве, теперь уже здесь
- Правда?! – прикусывая краешек губы, Оксана была словно вне себя, желая всем своим тайным чувством интереса, заглянуть в красную папку, что держала Валентина
- Это не имеет значения – обошёл Рамазанов Оксану, вцепившись в руку Валентины – Оксана вам не поможет вы, что не видите, моя дочь больна, она не может сейчас лечить людей
- Папа?! – возмутилась Оксана, такой наглости, тут же схватилась за руку Рамазанова – Ты не имеешь права!
- Оксанка! – вскрикнула Марина Николаевна, после того как Оксана схватившись за руку отца, в тот момент он сильно её дернул, вынуждая отцепиться, после чего упасть на колени – Володя ты что совсем уже что ли, она наша дочь?!
- Оксана Владимировна – взмолилась Валентина, рухнув на колени рядом с Оксаной на колени, вцепилась тут же в её руки, выронив папку из рук – Пожалуйста, помогите, я приму ваши любые условия, любые требования, всё что хотите……
- Что за дело там у тебя такое – ухмыльнулась Оксана, совершенно не ожидая, такой реакции от Валентины, смутилась перед своими родителями
- Это не имеет отношения – оспаривая такое мнение, возразил Рамазанов – Собирайтесь и уходите из дома, моя дочь с вами никуда не пойдёт
- Я ведь могу быть дома – ухмыльнулась Оксана, поднимая свой растроганный чувствами невинности взгляд на Рамазанова – Они всё сделают за меня, я только буду руководить, сидя здесь на своём троне
- Но ты ведь чуть не умерла – упорствовала Марина Николаевна такому решению
- Но ведь не умерла же – возразила Оксана, мило улыбнувшись в ответ
- Так всё я больше не могу – психанула Марина Николаевна, направляясь к входу в гостиную
- Марина! – проследовал Рамазанов следом за этой женщиной
«О… вот это больше похоже на семейную драму и это мой единственный шанс убедить их разрешить мне поработать», быстро вообразив у себя в голове план убеждения, Оксана поднялась с колен, проследовала к входу в гостиную.
Розовое свечение с камина отблесками света и тени играло по стенам в гостиной, на фоне назревающего рассвета за окном. Шторы на окне были наполовину прикрыты, создавая атмосферу романтики, в углу гостевой комнаты горел ночной светильник, желтым приятным свечением он распространял гармонию света слева от входа. В воздухе витал запах черного кофе, кружка которого, испуская пар тепла стояла на кофейном столике, рядом с диваном, рядом на нём же лежала плитка распечатанного шоколада. Белый диван был расправлен, ввиду творившейся на ней страсти, были видно по его смятой простыне и собранному в ком белому большому одеялу, был виден след произошедшей на этой постели любви.
- Ну ладно вам – уверяла Оксана вошла в гостиную, обольщая теплоты исходящего с камина справа, жар его углей оказывал приятный, согревающий эффект – Вы как будто тут сидели и переживали да за меня?
- Так Оксана помолчи! – упрекнул Рамазанов – Ты хоть знаешь, какой нам с матерью твоей довелось пережить ужас, узнав о произошедшим с тобой
- Оу…. вы наверно так страдали – состроив выразительно губки трубочкой, говорила Оксана, медленно покачивая бёдрами, прошлась по теплому паркету, вошла на белый пышный волосатый ковёр – По вашему дивану видно были, как вас терзала тягота ваших страданий
- Послушай, она не отстанет
Уверяла Марина Николаевна, расправляя красный шелковый халат на бёдрах, села на диван, облокотившись на его спинку. Роскошные пышные белые волосы имели выразительную форму прически, что свидетельствовала о порочной пережитой страсти. Пояс красного надетого на ней халата с трудом скрывал объём скрывавшейся за ней сочной груди. Бёдра этой женщины, когда она положила ногу на ногу, были слегка приоткрыты, позволяя заметить, благодаря разрезу с боку, что Марина Николаевна была под ним без нижнего белья.
- Разреши ей взять это дело – властью обольщения, говорила Марина Николаевна, выражая недовольство, посмотрела на Оксану и на Валентину, которая стояла у арочного входа в гостиную
- Марина?! – был удивлён такому выводу со стороны светловолосой женщины, что расположилась рядом с ним на диване – Наша дочь чуть не погибла и ты хочешь чтобы она взялась лечить какую-то там пациентку
- Пациентку?! – ухмыльнулась Оксана, присев на колени, когда подошла к дивану, расположилась между двумя родителями – Так она женщина? – обернувшись к Валентине, спросила она
- Оксана нет! – возразил Рамазанов – Ты посмотри на себя, ты ели на ногах стоишь, падаешь, да господи ты чуть не умерла, какая работа забудь
- Ну, папа?! – нахмурила обидчиво губки Оксана, пытаясь зацепить Рамазанова чувствами обиженной дочери
- Лучше уступи ей – заверила Марина Николаевна, улыбнувшись хитрой улыбкой, после того как Рамазанов положил ладонь на её выставленное колено
- Послушайте – возразила Валентина, подошла к Оксане раскрывая папку, вытащила от туда лист с проведенным ЭКГ – Пациентке 25 лет и у неё двое детей

Продолжительность QRS нормальна. То, что, может казаться уширением QRS в отведениях V2-V6 - фактически массивный подъём ST из-за острой трансмуральной ишемии (острый инфаркт миокарда) передней стенки ЛЖ. Имеется реципрокная депрессия ST в нижних отведениях. Q волны начинают появляться в передних отведениях. Такой подъём ST носит название "монофазная кривая".
Монофазная кривая состоит из подъема сегмента ST и высокого положительного зубца T, которые сливаются воедино.
- У неё инфаркт миокарда – удивилась Оксана, проводя пальцем по диаграмме ЭКГ, прищурив уставшие глаза ввиду плохого зрения – Сколько говоришь ей лет?
- Это не имеет значения – возразил Рамазанов, быстро подобрал с колен Оксаны проделанный результат ЭКГ – Оксана останется дома
- Оксана Владимировна – словно умоляла Валентина, не успев вцепиться в руку Оксаны, как Рамазанов успел схватить рыжеволосую девушку за руку и держа в руках результат ЭКГ пациентки направился к выходу из гостиной – Вы единственный врач, кто способен помочь в этом деле, послушайте же……
- В 25 лет инфаркт миокарда – была поражена Оксана, состроив отчаянный потерянный взгляд посмотрела на Марину Николаевну, когда гордая собой женщина, выражая сочную форму своего тела подняла подбородок, делая вид, что ей до случившегося нет дела – Двое детей
- Ну и что – холодно ответила Марина Николаевна, стараясь не придавать значения
- Хули что?! – удивилась Оксана хладнокровию со стороны матери – У неё блядь двое детей, если эта женщина умрёт, кому они нахрен будут нужны
- Я думаю – возразила Марина Николаевна, отпрянув от спинки дивана наклонившись к Оксане, коснулась коготком указательного пальца её подбородка – Что надо думать Оксанка о себе, ты посмотри на себя, ты зачем вообще встала, кто тебе разрешал покинуть кровать?!
- Оксана Владимировна – пытаясь упорствовать воли Рамазанова, Валентина вцепилась руками в арочный проход входа в гостиную, не желая так просто покидать этот дом – Оксана Владимировна, ну сделайте же что-нибудь…….
- Почему под моей одеждой ничего нет?! – возмутилась Оксана, ловко сменив тему, посмотрела в глаза Марины Николаевны – Это случайно, не вы ли с папашей, меня раздели
- Это Катерина – отпуская подбородок Оксаны из-под своего влияния, мило улыбнувшись, ответила Марина Николаевна – Она видимо так волновалась места себе не находила с того самого момента как узнала о твоём состоянии
- И решила найти его у меня между ног да? – возмутилась Оксана, нахмурив обидчиво губки посмотрев в сторону прихожей откуда доносились отчаянные крики Валентины
- Оксана Владимировна – прокричала в отчаянии с прихожей Валентина, кинув красную папку в гостиную, в тот самый момент, когда Рамазанов подвел её к закрытой двери дома – Посмотрите, пожалуйста, результат проведённого исследования, вы наша последняя надежда……
- До чего же настойчивая – выругался едва слышным шепотом Рамазанов, закрывая дверь перед Валентиной, не давая ей выговориться – Дура какая-то и как ты Оксана только с такими и работаешь
- Ты не представляешь – ухмыльнулась Оксана, медленно встав на четвереньки на полу, поползла к лежащей на полу красной папке – Как она меня достаёт, всё-таки ты прав она дура – опустив голову продвигаясь мимо стеклянного кофейного столика, рядом с диваном выразила она своё мнение
- Но ты еще больше дура – выхватил Рамазанов почти из рук Оксаны красную папку – Неужели ты думаешь, что я позволю тебе заняться этим делом
«Блядь вот так всего, немного не хватило, так бы условия бы диктовала я», вновь обиженно нахмурила губки Оксана, продолжая сидеть на коленях рядом с кофейным столиком возле дивана.
- Ладно, хорошо! – уныло вздохнула Оксана, свесив голову, терзала кончиками пальцев ворсистый ковёр – Говори, чего ты хочешь?
- Взамен?! – удивился Рамазанов – Ты хочешь получить вот эту красную папку – помотал он зажатую в пальцах красную папку
- Она от тебя так просто не отстанет – пояснила, улыбаясь коварной улыбкой, Марина Николаевна, поправляя красный халат на груди – Лучше выдвини ей условия, так будет лучше, поверь
- Откуда ты знаешь? – возразил Рамазанов, кинул красную папку на стеклянный столик рядом с Оксаной, делая вид, что соглашается с мнение Марины Николаевны
- Она всё равно улизнёт из дома – рассказывала Марина Николаевна, взяв со столика кружку с теплым кофе – Доберётся до этой папке, а то и того хуже ворвётся в больницу и наведёт там свои порядке, поверь мне я её знаю
- Ну такая уж я – мило улыбаясь раскрыла Оксана собственно тело, допуская так чтобы серая кофточка, что скрывала пикантную силу сочной красоты её плоти
- Оксана! – смутился Рамазанов, отвернувшись, заметив обнаженную сочную грудь Оксаны
- О… поверь это всего лишь хитрый ход – уверяла Марина Николаевна – Дальше она начнёт так чудить, что лучше тебе просто дать ей эту чертову папку
- Ладно, хорошо – присаживаясь на диван, не выдержал Рамазанов хитрой ухмылке на лице Марины Николаевны и Оксаны – Я дам тебе эту папку, но взамен
- Я слушаю – потянулась Оксана за папкой, касаясь её гладкой поверхности кончиками пальцев
- Взамен – уверял Рамазанов, быстро стянул папку со столика, не давая взяться за неё Оксане – Ты будешь сидеть дома и носа на улицу не высунешь, до тех пор, пока не выздоровеешь
- Ну пока мне хотя бы не полегчает – ухмыльнулась Оксана, хотела вцепиться в папку, но Рамазанов ловко успел подняв руку вверх, не давая ей схватиться – Ну папа?!
- На улицу не ногой – предупредил Рамазанов, сгибая чуть руку в локоть
- Могу я хотя бы – легонько дотронулась Оксана кончиками пальцев до красной папки, которую Рамазанов уже положил к себе на колени – Подняться к себе в кабинет, чтобы изучить материалы дела
- Можешь вернуться к себе в комнату – передал Рамазанов красную папку Оксане в руки
- Наверно это ненадолго – нахмурила губы Марина Николаевна, отрываясь от чашки теплого кофе
- Я пока отвезу Аришку в сад – уверял Рамазанов
- Аришка дома?! – удивилась Оксана
- Да но – возразила Марина Николаевна, состроив серьёзное выражение лица – Лучше тебе её не видеть, девочка и так перенесла такое, когда тебя сюда затаскивали на носилках и она с Катериной, в этот момент зашла тоже домой
Входа дверь дома медленно открылась, по полу прокатилась волна холода, после чего послышался стук женского каблука о паркет. После чего дверь закрылась, прерывая поток будоражащей прохлады зимы, что словной волной прокатился по полу.
- Я дома – послышался с прихожей голос Катерины – Сейчас только забегу проведаю Оксанку и выпью с вами кофе, господи я так замёрзла
«Блядь а эту то какого хера сюда занесло?!», возмутилась Оксана, стараясь не выдавать своего присутствия в гостиной, сидела на коленях на ковре рядом со стеклянным столиком.
- Ты что-то серьёзно рано Катюш – нахмурила в хитрой улыбке губы Марина Николаевна, поставив кружку с остатками кофе на стеклянный столик
- Да отпросилась с работы из-за Оксанки – уверяла Катерина, оставаясь стоять в прихожей – Она до смерти меня напугала, как прейдёт в себя я ей так всыплю, что задница, будет фиолетовой
- О…. думаю, это будет так быстро – едва сдерживая смех, пояснила Марина Николаевна, наводя жути своей ухмылкой – Что ты себе даже и не представляешь
- Уф… как на улице то холодно – растирая руки, брюнетка направилась к входу в гостиную и застав у арочного каркаса, заметив Оксану, когда она сидела на полу – Оксанка?!
- Привет Катюша – мило улыбнулась Оксана, прикусывая краешек губы – Я тебя тоже знаешь очень рада видеть
- Прошу – возразил Рамазанов, вставая тут же с дивана – Выясните свои отношения в комнате, не надо мне устраивать тут драму
Брюнетка была одета в черное зимнее пальто, что прекрасно подчеркивало форму стройного, скрывавшегося за ним тела Катерины. Черные густые как уголь волосы, спрятались за капюшон, на голове брюнетки. Глаза этой девицы наполнились гневом, лицо пробрала частичка ярости, она даже забыла, что хотела дальше расстегнуть пуговицы своего пальто.
- Катерина! – повторил суровым голосом своё требование Рамазанов – Не здесь
- Она же меня там блядь убьёт
Не согласилась Оксана пойти с Катериной в комнату, поднимаясь с колен, словно одичалой кошкой заскочила на диван, забыл про недостаток сил, что лишила её болезнь.
- Нет вам что похуй?! – была возмущена Оксана, посмотрев то Марину Николаевну, то на Рамазанова, оставаясь сидеть на диване между ними
- Я думаю, вы сами обо всём договоритесь – уверял Рамазанов, коснувшись теплой рукой плеча Оксаны, намекая ей проследовать за Катериной в комнату – Но только так, чтобы Аришку мне не разбудили, она ведь еще ребёнок, твой ребёнок!
- Послушай, знаю что ты хочешь мне сказать – уверяла Оксана, медленно сползая с дивана не замечая, того что Катерина уже вошла в комнату
- Оксана она уже в комнате – мило улыбнулся Рамазанов
- Тебе легко говорить – прикусывая краешек губы, возмутилась Оксана, не желая до крайности обсуждать с Катериной тему предстоящего разговора
- Это же твоя любовь – уверял Рамазанов, пожав плечи, кивнув в сторону открытой двери комнаты
- Любовь да
Продолжая смотреть то на Марину Николаевну, то на Рамазанова, Оксана, поддавшись влиянию страха, забыла, что тело мучала слабость, а кожа тела подверглась власти жара.
- Тебе-то блядь легко говорить, а ты знаешь, что она там мне устроит
Свесив голову, продолжая смотреть в пол, Оксана, не дождавшись ответа от родителей, медленно вышла из гостиной, прикрывая тело оголенного плеча кофточкой.
- Вот так вот и полагайся на вас – подобию дикой королевской кобры, прошипела Оксана, вышла из гостиной, покачивая упругой формой бёдер, ставая ноги крест-накрест в каждом шаге
- Оксанка – произнесла Катерина, стоя у открытой двери, облокотившись на стену комнаты плечом – Что ты творишь?
Прозорливая брюнетка, спустив капюшон черного пальто, стояла у стены, рядом с открытой двери входа в комнату. На лице Катерины, скорее выражалась радость, приятных теплых эмоций, что выражала он радушной ухмылкой. Тело брюнетки, всё так же приятно излучала тернистый аромат ночной фиалки незабываемой коллекции духов «Les Fleurs: Violette от Molinard», тонкость аромата, которого, вынуждала поддаться окружающих, перед своей обладательницей, искушению порочных диких необузданных чувств. Расстегнутое черное пальто выказывала скрытое под ним фиолетовое платье, чашечки которых сразу красиво подчеркивали силуэт сочной выраженной груди, что прям, манила к себе прелестью сексуального желания.
- Оксанка вот что ты творишь – мило улыбнулась Катерина, толкая кончиками пальцев дверь, когда Оксана вошла в комнату, допуская того чтобы она закрылась
- Я просто не ожидала что ты……
- Перестань! – возразила Катерина, тут же обвила талию Оксаны, прижав её тело к себе, пальто этой темноволосой девицы излучало холод зимы, что насытила в себе эта ткань – Иди ко мне
- Что вот так вот?! – удивилась Оксана, ощущая прохладу от тела Катерины, была в максимальной близости с губами брюнетки, желая сразу же искусить и разделить с ней вкус плотской любви
- Ты вся горишь? – возразила Катерина, отпрянув от тела Оксаны, не давая себя поцеловать, взявшись за кисти её рук – Или я такая холодная
- От тебя холодом тянет – согласилась Оксана, почувствовав обиду, заметив отказ от Катерины
- Стой, подожди! – заметила только сейчас Катерина красную папку в руке у Оксаны, раскрыв от удивления глаза так, что в лице брюнетки сразу же вспыхнула порывом злоба – Что эта за красная папка у тебя в руке?
- Ах… это – смутилась Оксана, скрывая застенчивый, сгорающий от стыда взгляд за прядью золотистых, русых волос
«Блядь как ловко и как долго ты меня раскусила, удивительно, что мне не хватило минуты, чтобы просто положить её на комод и ты бы может быть и ничего и не заметила», прикусывая краешек губы, нервничала Оксана, стыдилась показать взгляд который окутал болота позора.
- Да не обращай внимания – положив красную папку на комод, Оксана закрыла обзор Катерине собой – Просто стянула со столика родителей, ну надо же что-нибудь почитать, пока буду дома выздоравливать
- Оксанка?! – суровым голосом, нахмурилась Катерина, подобно песчаной гадюки, состроила оскал злобы на лице
- Да блядь что? – возмутилась Оксана, используя грязную ненормативную лексику
- Это-то о чём я думаю? – протянула руку Катерина за Оксану, схватившись кончиками пальцев за край папки, стянула её с края комода
- Я не знаю, о чём, ты там думаешь – ухмыльнулась Оксана, пожав плечами
Между Катериной и Оксаной настал напряженный момент, мгновение молчания, когда взгляды сошлись воедино и даже столь микросекундное ожидание, сводило уже с ума тяготой томления.
«Тупая сука, вечно суёт свой нос не в свои дела, да какое тебе блядь до этого дело?!», продолжала выражать раздражение, возмутилась Оксана интересом со стороны Катерины.
- Послушай, я устала – прошла мимо Оксана, покачивая бёдрами, хотела схватиться за кончик красной папки, что брюнетка держала, зажав на кончиках пальцев – И мне не до твоих истерик и скандалов
- Истерик говоришь…..?! – подобию змеи прошипела Катерина, едва сдерживая себя уже в руках
- Если хочешь что-то сказать
Говорила Оксана рядом с лицом Катерины, словно была готова испепелить её прелестью голубого, лазурного, подобно камню топаза цвета, взгляда.
- Так говори сейчас
Набравшись в себе смелости и решимости, произнесла Оксана перед лицом Катерины, эмоции и само сознание было готово в этот момент стерпеть любой удар или оскорбление.
- Чего ждать попусту
Встав в пол оборота к своей темноволосой собеседнице, Оксана, согнув одну ногу в колено, наклонилась вперед к ней вперед, чувствуя, как из-за волнения в груди ощущалась нехватка воздуха.
- Или ты ждёшь – опираясь на выставленное колено рукой, говорила Оксана, склонив голову перед Катериной, жадно хватая воздух ртом
- Оксанка – испугалась Катерина, выронив папку из рук, тут же обвила обеими руками талию Оксаны – Что с тобой?
- Ничего – возразила Оксана, перехватывая порыв дыхания, выпрямилась перед брюнеткой, схватив воздух ртом – Просто кое-кто меня уже бесит
- С тобой точно всё хорошо? – игнорируя возмущения Оксаны, спросила Катерина, выказывая заботу, медленно вместе с ней направилась к расправленной двуспальной кровати в комнате
- Лучше не бывает – отдернула от себя Оксана, руки Катерины, что обвивали её талию, оказывая поддержку – Лучше подними папку, что уронила по своей глупости – покачивая бёдрами, уже как ни в чем не бывало, направилась к кровати
- Ты что издеваешься? – была раздражена Катерина, подобным заявлением оставаясь стоять посреди комнаты, с удивлённым взглядом посмотрела вслед Оксане
- А что блядь похоже?
Откашливаясь, Оксана подошла к кровати, прижав ладонь к сочной упругой форме груди, присела, опираясь ладонью руки, на расправленную кровать. Согнув одну ногу в колено, Оксана положила её на кровать, с изумлением наблюдала за брюнеткой в комнате.
- Просто подай мне эту чертову папку? – прикусывая краешек губы, чувствуя легкие хрипы в груди, потребовала Оксана, продолжая дышать через рот
- Да тебе самой надо лечиться
Уверяла Катерина, продолжая стоять, не сдвинувшись с места, когда Оксана на неё смотрела, ничего не понимая в ожидании каких-либо действий.
- Ты что не видишь, ты больна! – нагнувшись, подняла Катерина папку, заметив, как Оксана изменилась в выражении злости на лице – А ты собираешься лечить людей, когда сама чуть не умерла
- Ну, ведь не умерла же – ухмыльнулась Оксана, обрадовавшись тому, как Катеринам медленно направляясь к кровати, стукая каблуками зимних черных сапог по паркету
- Да ты хоть помнишь, в каком состоянии тебя привезли домой
Подошла Катерина к кровати, выражая телом инстинкт дикой кошки, ставя ноги в каждом шаге крест-накрест, кинув красную папку на кровать к ногам Оксаны.
- Ты вообще из того что случилось, помнишь? – спросила Катерина, присаживаясь рядом с Оксаной на кровать
- Нет, а что должна?! – не давая пальцам Катерины к себе прикоснуться, упорствовала Оксана, не желая продолжать разговор на банальную для неё тему
- Что опять за дело ты взяла? – спросила Катерина, дотронувшись кончиками пальцев к руке Оксаны, что лежала на теплой простыне
«Возможно, если сейчас между нами кое-что произойдет, я смогу отвлечь эту суку от навязчивых глупых расспросов и смогу, наконец, заняться делом», предположила Оксана, скрывая взгляд за прядями золотистых русых волос, ощутив как симптомы что мучали её, вдруг прошли сами собой.
- Тебе так любопытно? – спросила Оксана, пытаясь продолжать пламя страсти, что разгоралось между ней и Катериной в момент такой близости – Или ты просто на что-то рассчитываешь?
- Фу…. ну ты что извращенка!
Смутилась Катерина, отпрянула от Оксаны, когда она к ней так наклонилась, задала столь напряженный для неё вопрос рядом с губами брюнетки.
- Как ты вообще могла о таком подумать?! – встала Катерина с кровати, расправляя обеими руками пряди роскошных, черных как уголь волос
- А почему бы и нет? – предположила Оксана, убирая красную папку с кровати, положила её на тумбу, где горел ночной светильник, наблюдала с изумление как брюнетка прошлась по комнате
- Ты ведь болеешь – говорила Катерина, подошла к белому пуфику, что стоял у парфюмерного комода в комнате, словно как змея скидывает кожу, бросила на неё своё черное пальто
Изумительно фиолетовое платье, материя которого служила лёгкость шифона, прекрасно украшала тело пышногрудой брюнетки. Чашечки платья, подобно кувшинкам фиалки нежно обивали груди Катерины, завершая красивым сочетанием кружевного узора, возбуждая страсть изумлением ажура. Черные чулки, служили довершение черные сапог Катерины, их столь же кружевной эротический узор, вызывал похоть искушения или скорее даже жажду порочного желания. Разрез с передней части фиолетового платья на Катерине, позволял видеть всю красоту её сочных, манящих к себе ног, кружевной узор чулок которых, красиво облегал их, вызывал к себе голода сексуального необузданного желания.
- И что? – оспаривая столь суровое мнение брюнетки, возразила Оксана – Я что не имею права заняться с тобой любовью
- Ты с ума сошла Оксанка – оспаривая такое решение, возразила Катерина, медленно расправляя материю шифона на бёдрах, направлялась к кровати
- А что если я возьму тебя силой?
Предположила Оксана, схватившись коготками обеих рук в пышное белое одеяло, наклонилась чуть вперед, выражая оскал дикой порочной кошки, на фоне роскошных пышных русых волос.
- Или ты будешь против
Рассуждала Оксана, поворачивая озабоченный взгляд лазурных, голубых глаз в сторону закрытой двери, ванной комнаты.
- Разделить со мной постель – говорила Оксана, вновь посмотрев на Катерину, когда она подошла к кровати – Поддаться жажде плотских искушений
- Ты чуть не умерла – упорствовала Катерина, но всё же села рядом с Оксаной, взгляд брюнетки говорил наперекор её разуму, словно требовал настойчиво взять девицу против воли её желания
- И что? – не принимая близко этот довод, наклонилась Оксана к Катерине, спросив рядом с губами брюнетки, ощущая всю прелесть и насыщенность аккорда запаха ночной фиалки от её тела
- А то – приткнув кончиками пальцев губы Оксаны, возразила Катерина, не давая себя поцеловать – Я так не могу, что подумают люди?
- Какие блядь люди? – удивилась Оксана, возмутившись тому, как строила из себя невинность брюнетка, заигрывая глазками, сомкнула ноги, вместе сидя на кровати, повернувшись полу-боком
- Оксанка! – возразила, раскрыв голубые глаза с изумительным серым оттенком, возмутилась Катерина, как только Оксана нагло вцепилась в лямку платья брюнетки, чуть оголяя плечо и освобождая наполовину грудь – Что ты делаешь?
- А ты попробуй, останови меня – прошептала Оксана, используя столь же искушающее оружие, раскрывая в полную силу красоты лазурные, голубые, подобно цвету топаза глаза
- Ты что с ума сошла
Улыбнулась распущенной улыбкой Катерина, обращая внимания, как Оксана, дыша напряженным интригующим тактом дыхания рядом с губами брюнетки, освободила из-под платья её бюст.
- Что ты, черт возьми, делаешь?
Возмутилась Катерина, открывая алые, накрашенные губы в развращенной форме страсти, после того как чашечки платья фиалки освободили из-под оков её грудь. Начиная учащённо дышать, Катерина, находясь под влиянием руки Оксаны, вцепившейся в её бюст, словно выражала напоказ жажду порочного сексуального желания.
- Ты что уже совсем – возмутилась Катерина, как только Оксана нагло коснулась ладонью руки бюста брюнетки, прижимая теплую поверхность к её розовому искушающему соску
- Я просто получаю своё – ухмыльнулась Оксана, прошептав в ответ, рядом с губами Катерины, придавая невинный распущенный взгляд, легкостью касания коснулась губ брюнетки
Сила момент этого прикосновения вынудила Катерину, словно одичалой кошкой впиться в губы Оксаны, повалив её на постель. Подобно искушающей разум королеве, брюнетка расположилась над телом Оксаны, склонившись, как будто хотела утолить жажду сексуального влечения. Облизывая лишь губы Оксаны, ведя себя прозорливой кошкой, Катерины, позволила своим рукам коснуться её бёдер, оголяя кожу, сочного цвета персика из-под серой кофточки.
- Что ты дуешь?
Ухмыльнулась Оксана, чувствуя продвижения пальцев брюнетки, настойчивость которых сводила с ума, туманила рассудок, каждый дюйм которого вынуждал подчиниться её воли.
- Разве не ты была против того – говорила Оксана распущенной порочной ухмылкой, как только Катерина соблазнительно провела кончиком языка по поверхности её губ
- Это было несколько минут назад – ответила Катерина, столь же красивой улыбкой ответила Оксане, вновь смачно облизнула её губы своими губами
- Ты хотела сказать секунд?
Оксана не могла сдержать свой пыл порочной страсти, как только пальцы брюнетки, настойчиво проникли на поверхность её живота, моросящей прохладой, прошлись по её коже.
- И это я еще сошлась с ума?
Поинтересовалась Оксана, сгибая ногу в колено перед Катериной, демонстрируя свою доступность перед ней и своё желание подчиниться, отдаться власти пальцев брюнетка.
- Возьми меня! – простонала Оксана искушающим стоном, запрокинув голову, уже не могла сдержать обороты такта пылающего пламенного порыва, что словно испепелял её разум
- Ты, правда, этого хочешь? – поинтересовалась Катерина, разговаривая рядом с губами, едва касаясь их пылкой трепетной страсти, поверхность которых изнемогала страданиями поцелуя
- А что ты разве этого не понимаешь? – изнемогая песнью порочного желания, будоражащим утонченным сексуальным стоном, ответила Оксана, обвивая ладонями обеих рук бёдра Катерины
- Просто я так не могу – возразила Катерина, вдруг резко передумав села рядом с Оксаной на кровати, касаясь ладонью её бёдра
- Как ты не можешь? – возмутилась Оксана, поднимаясь с постели, оголяя из-под кофточки, объём сочной груди
- Ты больна – уверяла Катерина, состроив серьёзный внушающий убедительность взгляд
- Раньше тебе это не мешало – выражая обиду, нахмурила губки Оксана наклонившись к брюнетки, сидя на кровати, сжимая коготками одеяло
- А сейчас мешает – возразила Катерина, коснувшись вновь подушечками пальцев губ Оксаны не давая себя поцеловать – Ты вся горишь Оксанка, тебе нужно поспать
- Я сама знаю, что мне нужно – гордо заявила Оксана, убирая руку Катерины от своих губ
- Как ты можешь вообще быть такой безразличной и бездушной – высказывала недовольства Катерина, надувшись подобию песчаной гадюки – У тебя, что совсем нет чувств?!
- Блядь Катерина! – возмутилась Оксана, грязно выражаясь, схватилась за руки брюнетки, что сидела перед ней на кровати – Хватит говорить, о том чего не знаешь
- Так ты так теперь это называешь? – продолжая выказывать злобу, спросила Катерина
- Как это ты не назови – упрекнула Оксана, ткнув брюнетку указательным пальцем в грудь, специально зацепилась коготком за чашечку её платья
- Вот значит так – раскрыла губы в искушенной форме Катерина, возмутившись тому, как Оксана ловко потянув на себя чашечку платья, высвободила её грудь
- Вот так – ухмыльнулась Оксана, скрывая застенчивый взгляд порочных лазурных голубых, топазных глаз, посмотрела на свои колени
- Ну, я тебе – схватившись за кофточку Оксаны, Катерина резко дернула, оголив ей тело
«Еще немного и я буду тонуть в объятиях этой сумасшедшей дуры», продолжала Оксана радоваться предстоящему скандалу, на фоне выяснения отношений.
- Значит, ты так хочешь?
Состроив хитрое выражение лица, прикусывая краешек губы, чувствуя, как ощущая порочного влияния, охватывает разум, ответила Оксана. Схватившись за платье брюнетки, Оксана дернула так, разрывая его тонкую материю, стянула его до пояса.
- Тогда я сделаю так же с тобой – заявила Оксана, дорывая на Катерины последние ниточки материи, сделала так, чтобы тело брюнетки оголилось до талии
- Оксанка?! – воскликнула, возмутилась Катерина, раскрыв алые губы
- Что не нравиться – прижимая кончики пальцев к губам, рассмеялась Оксана, посчитав акт раздевания брюнетки для себя забавным – Да на тебе же нет нижнего белья
- На тебе тоже его не было – пояснило Катерина, улыбаясь хитрой улыбкой, оценила на себе беглым взглядом порванный ущерб
- И я хочу знать почему? – продолжая высказывать недовольства, спросила Оксана, позволяя рукам брюнетки расстегнуть оставшиеся две пуговицы внизу на кофточке
- Наверно потому что – говорила Катерина, разговаривая, наклонившись к Оксане, рядом с её губами, словно манила себя поцеловать – Что когда тебя сюда привезли, я лично тебя одевала
- Так почему же не одела полностью – легкостью касания губ брюнетки, Оксана одарила её пылкие страждущие губы моментом кратковременного поцелуя
- Просто подумала – Катерина, словно всё трепала в предвкушении сексуального сильного ощущения, после легкого кратковременного момента поцелуя, её чувства подобно возбуждённости вулкана были готовы вырваться наружу – Что тебе это будет без надобности
- Тогда я просто тоже подумала – дорвала Оксана платье, на брюнетки оголяя полностью её тело, под тонкостью материи платья которого не было нижнего белья – Да ты охуела!
- Что?! – удивилась Катерина, будто не замечания, лица Оксаны которое впала в ступор от увиденного – Ну просто сама понимаешь, иногда так бывает
- Согласна, только в том случае – ответила Оксана, дотронувшись кончиками пальцев до живота брюнетки, пробороздила подушечками обаятельного трения по плоскости её живота – Если ты планируешь быстро и как бы так незаметно потрахаться
- Именно это я иногда и делаю
Поделилась впечатлением Катерина, схватившись тут же в ответ приятным касанием теплой руки за выставленный сочный бюст Оксаны, что едва помещался в ладонь брюнетки. Столь теплое и приятное прикосновение ладони брюнетки к соску груди Оксаны, её пальцы обворожительным касанием сминали кожу упругого бюста. Тонкость самого ощущения, как Катерина сжимала грудь Оксаны пальцами одной руки, возбуждала ритмом порочного водоворота такт которого усиливался с каждым нажатием подушечки пальца на бюст. Дыхание Оксаны становилось учащенным, дух словно захватывала, как резко и в тоже время столь убедительно нежно, сказочно ласково Катерина сминала её бюст, когда их взгляды сошлись воедино.
- Только лишь для того – говорила Катерина нежностью пленяющего мелодией голоса, медленно сводя руку с бюста Оксаны, прямо к ней на живот – Чтобы снизить стресс
- И могу я узнать – ухмыльнулась Оксана, обращая внимания, как рука Катерины, пальцы которой были направлены в сторону лобка, опускалась по животу вниз – С кем это ты снимала стресс?
- А это так важно? – поинтересовалась Катерина, пальцами провела по половым губам Оксаны, ощущение завораживающего трения было таким, словно дух захватывало
- Ах….. – нежным подобно упоительной страсти стоном, простонала Оксана, чувствуя как пальцы Катерины, когда брюнетка сидела перед ней на коленях, просто провела подушечками пальцев вдоль – М….. это так приятно – урчала кошкой она, желая вкусить любовь в себе
- Мне просто интересно – другой рукой неожиданно брюнетка схватилась за грудь Оксаны, начиная нагло разминать её пальцами
- И что же тебе интересно? – поинтересовалась Оксана, сама проводя ладонью руки по животу брюнетки, пальцами подошла к её гладкому лобку
- Был ли у тебя секс – говорила Катерина, продолжая искушать Оксану, прелесть взгляда кошки, настойчиво смотрела в её лазурные, топазного цвета, голубые глаза – До того как это всё случилось
- Мне же не столь интересно
Ухмыльнувшись, ответила Оксана, вращая бёдрами, скользила половыми губами по пальцам брюнетки, трение которых кружило голову и будоражило кровь в жилах.
- С кем ты там трахалась
Прикусывая краешек губы, Оксана желала испить вкус любви с этой брюнеткой, взгляд Катерины, её прикосновения, учащенный ритм дыхания всё так сильно затягивало. Аромат ночной фиалки, который в пылу жара предстоящей страсти перенасыщал тело Катерины, все эти тонкости так сильно возбуждали, кружили голову Оксане водоворотом сексуальных чувств. Ласка приятных рук темноволосой красотки, подобно сказочному влиянию подчинило к себе тело Оксаны, сжимая столь упоительно нежно пальцами её сочную грудь, пока другая рука Катерины скользила вдоль её половых губ, игриво затрагивая клитор.
«Ну же как я хочу чтобы она сделала уже это со мной, эта сука действительно умеет принуждать, не понимаю как ей это удаётся, но я сама уже хочу», размышляла Оксана, кусая нижнюю губу, не могла сдержать порыв накопленного порочного влияния в своём теле.
- А мне вот интересно – прошептала Катерина рядом с губами Оксаны, испуская жаркий порыв воздуха прямо ей в рот
- А мне нет – возразила Оксана, пытаясь стоить интригу, нарастающей страсти между ними, когда столь порочная игра уже набрала сильные обороты принуждающие поддаться эпопеи этого страждущего желания – И с чего это вдруг у тебя появился интерес к тому, с кем я сплю
- В самом деле – ухмыльнулась Катерина, стараясь сдержать в себе порыв ревности которым очень тонко зацепила её Оксана – А ты не думала, что я люблю тебя
«Сейчас я посмотрю, как ты меня любишь, раз ты не можешь сделать это, тратя моё время на пустые разговоры, тогда я это сделаю сама с тобой», изнемогала Оксана, желая отомстить брюнетки что так и не решалась.
- Знаю я, как ты меня любишь – стараясь зацепить свою обольстительницу, Оксана ловко ввела в Катерину два пальца, что держала их на половых губах брюнетки
- М….. – прикусывая губу, издала легкий едва слышный стон Катерины, такое чувство было что брюнетка даже была рада тому, как жестоко Оксана резко ввела в неё пальцы
Катерина, играя бёдрами, позволяя пальцами Оксаны входить в своё влагалище, улыбаясь хитрой ухмылкой, на мгновение позволила ей почувствовать дольку победы в этой игры страсти. Столь неожиданно брюнетка, сама медленно ввела пальцы во влагалище Оксаны, вынуждая её прижаться к телу брюнетки и запрокинуть голову, раскрыв алые губы, стараясь из-за всех сил не выдать стоном свой сексуальный рвущийся из тела пыл. Впадая в объятие рук Катерины, Оксана играла в её путах, своим телом, пикантно выражая сочные формы своего обнаженного тела, подобно выразительности такта ритма, движению и пластичности королевской кобры. Раскрывая губы в искушенной форме, Оксана уже не могла сдержать стон упоительной порочной любви, что напором сексуальной страсти сочился из неё. Сливаясь с губами Катерины, в единой страсти поцелуя, Оксана не могла удержать весь голод эротического соблазна, окутавшего её разум.
- Ах…. – оторвавшись от губ брюнетки, Оксана не могла сдержать в себе порыв возбуждённой любви, издала едва слышный стон
- Тш….. – прислонила пальцы Катерина к жарким пылким губам Оксаны, вынуждая её замолчать, умело проводя стимуляцию точки G сидя перед ней, в пропитанной теплом любви постели – Ты же ведь не хочешь, чтобы Аришка нас услышала
- Я…. я…. – задыхаясь в пучине сексуального соблазна, Оксана, жадно хватая воздух, чувствовала, как тело настойчиво требовала любви, прижавшись к телу брюнетки – Я… я……
- Всё хорошо – уверяла Катерина, проводя рукой по золотистым, русым волосам Оксаны, после чего перешла пальцами на её плечи
- М…. – кусая от возбуждения порочного эффекта нижнюю губу, Оксана издыхала песнью стоном, жадно хватая в такт дыхания воздух, прижимаясь вплотную к телу брюнетки, чувствуя весь жар, что племенным пороком исходил из её тела – Я…. я…..
- Тш….. – извлекая пальцы Оксаны из себя, прошептала вновь Катерина рядом с её губами, медленно укладывая, перед собой, спиной на постель
- Я такой тебя люблю – уверяла Оксана, располагаясь на постели, согнула в колено и развела в стороны ноги перед Катериной
- Еще бы ты меня не любила – ухмыльнулась Катерина, прикасаясь жаркими, подобно огню губами к телу Оксаны, жадно начиная покрывать сочную упругую кожу, бесчисленным порывом поцелуем – Я бы тебе устроила
- Ты мне угрожаешь? – выражая сильную возбужденность, после того как настойчиво Катерины обвила её бёдра согнутых в колени ног, спросила Оксана, чувствуя как жар дыхания брюнетки покрывал пламенным эффектом кожу – Ты ведь знаешь, что я принадлежу только тебе одной
- Я это знаю – произнесла Катерина рядом с половыми губами, что текли соком половых выделений, желая ощутить вкус нежной любви языка
- Тогда к чему всё это – изнемогая порочным стоном, Оксана не могла сдержать в себе жажду сексуальных эмоций, опутавших путами порочной любви её разум
- Прикуси палец – удивила Катерина, высказывая, своё желание
- Зачем? – рассмеялась Оксана, чувствуя, как убедительность больших пальцев рук Катерины развела в стороны её половые губы, прижав обе ладони к сочным ягодицам
- Ну, просто прикуси – убедительно нежно, играя взгляд хищницы, настойчиво повторила Катерина
- Ты с ума сошла – прикусывая указательный палец, Оксана улыбнулась распущенной улыбкой
Холодный эффект слюны, подобно взрыву жерла вулкана, оказал мощный эффект на сознание Оксаны, как только язык Катерины коснулся нежно её половых разведённых губ. Язык брюнетки, творил чудеса, он так нежно и умело овладел текучими, упругими стенками влагалища Оксаны, что под волей сильного возбуждения ловко проник кончиков внутрь. Руки Катерны лежали в паховой зоне Оксаны, разводя большими пальцами её половые губы, позволяя впиться губами во влагалище. Твердый убедительный язык, напряженный мышцами, легко проникал в Оксаны, смазывая стенки её влагалища эффектом слюны. Столь тонкое влияние таким сильных порочных чувств, захватившими тело и разум Оксаны, вынуждало её метаться в постели подобно дикости королевской кобры, вынуждая показывать перед своей обольстительницей, сочную пластичность собственной плоти. Кусая наволочку подушки, на которой лежала головой, Оксана пропитывала её ткань слюной, уже не могла сдержать в себе порыв рвущейся из неё сексуальной страсти.
- Почему ты остановилась? – возмутилась Оксана, когда уже готова была испытать оргазм, мгновения в несколько секунд не хватило ей для полного блаженства, была недовольно тем, как быстро руки Катерины покинули обитель её тела – Я требую продолжения
- Сейчас подожди – уверял Катерина, располагаясь попкой прямо над лицом Оксаны
- Что ты делаешь – ухмыльнулась Оксана, обвивая сама бёдра брюнетки – Ты с ума сошла…..
Не давая возможности Оксане выговориться, Катерина прислонила свои половые губы к её губам, начиная медленно ёрзать вращая тазом. Прижавшись к телу Оксаны, Катерина наклонилась, согнувшись над её влагалищем, словно как бросок хищницы, впилась в их поверхность. Столь же упоительный эффект холодной слюны продолжил вновь ублажать влагалище Оксаны языком Катерины, медленно и ловко проникая промеж его изнемогающих в пучине порочной любви стенок. Играя в постели телом, Катерина столь нежно доставляло удовольствие, телу Оксаны, настойчиво проникая внутрь неё.
Продолжительное время, длящееся в несколько минут, после чего Катерина не выдержала того как Оксана проникла в неё своим языком. Отрываясь от влагалища Оксаны, брюнетка изнывая стоном сексуальной страсти сама испытала оргазм, изливая всё на язык что был у неё внутри.
- Катерина! – возмутилась Оксана, продолжая всё же выказывать довольства – Ты что?
- Я просто – смутилась Катерина, сползая набок, легла рядом с Оксаной
- Я знаю что ты просто – ухмыльнулась Оксана, облизывая губы, слизывая с их поверхности эффект пережитого оргазма брюнеткой
- Я просто не смогла – пытаясь себе найти оправдания, уверяла Катерина, пытаясь отдышаться после того как испытала чувство сексуального удовлетворения
- Ты просто раньше меня – выказывая недовольство Оксана, нахмурив обидчиво губки
- Ну, прости – стараясь извиниться, прошептала Катерина, рядом с губами Оксаны – Если хочешь, я могу продолжить
«Она блядь издевается, нихуя мне не интересно заниматься с ней этим, если она от этого не возбудиться уже, это всё равно, что ебаться со стеной, никакого эффекта», Оксана была раздражена, чувство неудовлетворённого секса играли в ней бурлящим ритмом.
- Нет! – возразила Оксана, отдёрнув от себя руки брюнетки
- Ты куда? – выражая волнение и заботу, поинтересовалась Катерина, успев схватить Оксану за руку, как только она встала, отовравшись от постели
- Пойду немного поработаю над делом
Оксана схватила красную папку, что лежала на тумбе, а в другую руку кофточку, другой рукой, которую держала Катерина, хотела взять кофточку на кровати, постель которой была собрана буграми сексуальной страсти.
- У меня ведь всё-таки пациентка там умирает – свесив ноги с кровати, пояснила Оксана, выражая возмущение, недовольно посмотрела на брюнетку, что держала её за руку, не давая одеться
- Ты с ума сошла? – возразила Катерина, проявляя настойчивость, никак не жала отпускать от себя Оксану, продолжая крепко держаться за кисть её руки – Ты сама чуть не умерла
- Успокойся Катерина – оспаривая такой довод, говорила Оксана, пытаясь высвободить свою руку из-под крепкой хватки своей обольстительницы – Я ведь никуда не уйду, просто посижу, подумаю у себя в кабинете
- Подумаешь?! – возмутилась Катерина, возражая с мнением Оксаны – Так это ты так теперь называешь?
- Мои предки – говорила Оксана, когда рука Катерины чуть ослабила хватку, позволяя ей вырваться и вцепиться быстро в кофточку, что лежала на кровати – Мне запретили покидать этот дом, так что я тут волею судьбы привязана тут с тобой
- И с Нечаевым – пояснила, улыбаясь хитрой улыбкой Катерина, располагаясь спиной на пышных теплых больших подушках смятой буграми постели
- А он-то тут причём? – удивилась Оксана, положив папку опять на тумбу рядом с кроватью, одела на себя серую кофточку
- А разве не он втянул тебя во всю эту историю
Продолжая строить улыбку, как будто что-то задумала, высказывая своё мнение, говорила Катерина, лежа на постели, перевернулась на живот лицом к Оксане.
- И про то, как тебя выволокли, из реанимационной палаты, где ты заперлась чтобы спасти его коллегу, провела оперативное вмешательство не в операционной – рассказывала Катерина, опираясь локтями обеих рук на подушку, поджала подбородок ладонями обеих рук
«Дотошная наглая сука, многое ли ты знаешь из того что случилось», нахмурила Оксана губки, начиная нервничать, чуть прикусила краешек нижней губы.
- Как мы хорошо осведомлены – повела губками Оксана, застегивая пуговицы одетой серой кофточки, словно стыдилась посмотреть теперь после такого Катерине в глаза, пряча взгляд застенчивых, голубых лазурных глаз за прядями золотистых волос – Прям даже, слов нет
- И про то, что Терешкова интересовалась, давней подружкой твоего папочки – словно издеваясь, говорила Катерина, заигрывая с Оксаной стоя ей при этом нагло глазки
- Нечаев! – прошипела Оксана, подобной дикости королевской кобры
- О….да Нечаев – покачивая согнутыми в колени и поднятыми вверх ногами, рассказывала Катерина, забавляясь тому, как выражала Оксана перед ней застенчивость – Можешь не стесняться и про ваш секс с ним в бане я тоже в курсе
- А не слишком ли ты с ним была откровенна по поводу этих вещей?!
Возмутилась Оксана, словно уже скрипела зубами от того какие подробности своей осведомлённости ей говорила Катерина.
- Не суй нос не в своё дело – повернувшись спиной к своей обидчице, Оксана направилась к закрытой двери в комнате, не желая даже оборачиваться, чувства презрения и стыда мучали её
- А это моё дело! – гордо заявила Катерина, оставаясь лежать в постели, когда Оксана прошлась по комнате, к закрытой входной двери, держа красную папку в руке, застегивала пуговицы кофточки
- Мне же нет дело до того – ухмыльнулась Оксана коснувшись ручки закрытой двери, после того как застегнула последнюю пуговицу – Как Романов трахает тебя на столе в твоей мэрии
- Оксанка?! – возмутилась Катерина, смутившись такого правдоподобного заявления, пока Оксана открыла дверь комнаты, переступая через её порог – Оксанка вернись, я еще с тобой не закончила
Прокричала Катерина в тот момент, когда Оксана переступала через порог открытой двери вошла в прихожую, сгибая эластичным изгибом ногу в колено.
- Мама! – услышала Оксана голос Аришки, когда девочка стояла в прихожей, ей застегивал пуговицы розового пальто Рамазанов
«Ну, вот единственный нормальный человек, которого я просто безумно рада видеть», подумала про себя Оксана, закрывая дверь комнаты.
- Иди ко мне девочка моя – присела Оксана на колени, разводя руки в стороны, позволяя девочке бежавшей к ней на встречи впасть в её объятия
- Как всё прошло – поднимая подбородок к верху, спросила Марина Николаевна, делая тонкий намёк который смутил Оксану
Белокурая женщина была одета в красное зимнее пальто, с большим воротом, что был поднят вверх, подобно гребню кобры. Идеальная ткань, красиво облегала тело Марины Николаевны, подчеркивая поясом на талии грудь этой женщины и выражая пикантное скрывавшееся под верхней одеждой таза. Пышные белокурые волосы, цвета соломы, обвивали шею Марины Николаевны, словно стебель винограда, прекрасно укладывались на плече, завиваясь подобно волнам в океане в кольца. Восхитительная коллекция духов «RoseSauvage», пленяла ароматом дамасской розы, что чувствовалась как аккорд этого восхитительного запаха настил атмосферу воздуха в прихожей.
- Что-то быстро вы закончили – продолжая выражать хитрую прелесть улыбки, пояснила Марина Николаевна
- Марина?! – возмутился Рамазанов, вставая с колен, посмотрел недовольно на Марину Николаевну
- А что тут такого? – оспаривая мнение Рамазанова, была не согласна с ним Марина Николаевна, состроив вновь хитрое выражение лица, словно задумала какую-то подлость – Просто хотела узнать, как у них с Катериной состоялся разговор, после случившегося потрясения для всех нас
- Мама я так рада, что с тобой всё хорошо
Обнимая Оксану, трогая глубиной чувств, звучания детского голоса, говорила девочка, положив голову к ней на плечо. Нежность детских рук Аришки, которые прикоснулись к лицу Оксаны своими невинными ладонями, затронули до самых глубоких скрытых эмоций, вынуждая появлению влаги на лазурных, подобно камню топаза, глазах.
- Ты ведь меня больше не оставишь? – отпрянув от Оксаны, спросила Аришка, состроив очертание лица, выраженной жалости
«Блядь ну что я такой ситуации могу ответить ребёнку, когда я и так сама привязана к дому, не скажу же я ей, что мне её дед не разрешает выйти», смутилась Оксана, немного начиная нервно покусывать краешек нижней губы, теряясь с ответом для девочки.
- Конечно – улыбнулась Оксана, состроив выразительную форму доброты алых губ – Я буду дома и дождусь тебя, когда ты придёшь с садика
- А ты меня туда не отведешь? – поинтересовалась Аришка, выказывая хитрую ангельскую мимику лица, трогающую родительскую добродетель
- По крайней мере не собираюсь – мило улыбнулась Оксана
«Блядь что я говорю, это же ребёнок, а я её мать, я а не Радионова, я её вырастила она моя, а я веду себя как сука», опомнившись, что сказала глупость, размышляла Оксана, продолжая сидеть на полу перед девочкой, поджав под себя ноги.
- Оксанка! – упрекнула тут же Марина Николаевна, заметив, как девочка отошла на шаг от Оксаны, выказывая чувство ущербности или даже отторжения
- Ну конечно девочка моя – понимая, как ошиблась в выборе фразы, ответила Оксана – Я не позволю тебя у меня кому-либо забрать, я всегда буду с тобой и только с тобой
- Правда?! – выказывая специально жалость и сострадания к себе, переспросила Аришка, не решаясь идти к Рамазанову и Марине Николаевне, встала между ними и Оксаной
- Ну конечно правда – улыбнулась радушной улыбкой Оксана, пытаясь как-то скрасить свою нелепую оговорку
- Ну, всё Аришка пойдём – уверяла Марина Николаевна, стукая каблуками красных туфель по паркету подошла к девочке и взяла её за руку – А то мы так опоздаем в садик
- Иди – пожелала Оксана, оставаясь сидеть на полу, поджав под себя ноги, зажав пальцами краешек красной папки, что держала в руке – Девочка моя
Входная дверь медленно открылась, поток будоражащей утренней зимней прохлады тут же волной необузданного потока хлынул в дом, вместе с крупинками падающего на улице снега. На пол теплого паркета порывом холодного ветра влетали крупинки снега, тут же начинали таять, оставляя влажные капли под воздействием эффекта камина, розовое свечение которого доносилось с гостиной.
- Оксана быстро встань – оставаясь стоять с открытой дверью, распорядился Рамазанов
- Оксанка! – упрекнула Марина Николаевна, держась с Аришкой за руку, переступила порог открытой двери – Володя ты, что не видишь, что она сидит на полу, а ты открыл дверь
- Оксана иди, оденься холодно же ведь – распорядился Рамазанов, оставаясь стоять рядом с открытой дверью, пропуская Марину Николаевну
- Она после болезни – была недовольна Марина Николаевна – Оксанка быстро уйди отсюда и не вздумай…….. – после чего входная дверь тут же закрылась
- Мда….. с кем я живу – повела губами Оксана, продолжая стоять у входа в гостиную, позволяя теплому исходящему жару камина овить воздушными руками своё тело
«Наконец-то, смогу теперь хоть отвлечься, стоит подняться к себе в кабинет и посмотреть собранный анамнез дела», повела губами Оксана, состроив довольную ухмылку, повернулась в сторону коридору, покачивая бёдрами, отошла от арочного входа в гостиную.
- М…. запаха молока и овсянки – прошла Оксана по коридору, чувствуя запахи завтрака, что веяли с кухни – Мои предки даже не думают о том, что в садике Аришка есть, не захочет, главное чтоб она туда голодной не ушла – подошла она, ставя ноги крест-накрест, к ступенькам лестницы
Касаясь рукой деревянной рамки картины, на которой был изображен большой фрегат «Месть королевы Анны», Оксана с довольной улыбкой на лице, стала подниматься по ступенькам, покачивая упругой скрывавшейся за кофточкой красотой бёдер.

***
Лучи восходящего утреннего солнца, проникали через стекло окна в кабинете, когда Оксана расположилась в черном кресле. Утопая в нежности теплого кожаного кресла, Оксана, облокотившись на его спинку, держала в руках кружку горячего кофе. Очки через стёкла, которые Оксана смотрела, украшали её образ, придавали еще более сексуальный и выразительный вид, легкой похоти. Положив ногу на ногу, Оксана, глубоко вдыхая аромат сладкой карамели, что излучала прелесть горячего кофе, другой рукой навела курсор мышки на ноутбуке на значок программы Skype. Отпивая глоток горячего сладкого кофе, Оксана выбрала в поисках контактов Серова и нажала кнопку вызова. Раскрытая папка лежала на краю деревянного покрытого лаком, цвета кофе стола, пока Оксана внимательно изучала собранный анамнез дела пациентки. На кожаном черном диване, лежал фиолетовый нейлоновый халатик, красиво украшал подлокотник бюстгальтер столь же схожего цвета, а на кофейном столике рядом с диваном лежали красиво фиолетовые трусики.
- Оксана Владимировна – удивился Серов, принимая входящий вызов от Оксаны – Как вы себя чувствуете, я как узнал…..
- Валерий Валентинович мне очень приятно, что вы беспокоитесь обо мне – ответила Оксана, играя в любезности – Но давайте перейдём к делу, как я поняла, наша с вами рыжая коллега передала материалы дела
- Оксана Владимировна это правда?
Удивилась Мария, белокурая девушка, нагнулась над камерой компьютера, показывая своё лицо и белые распущенные волосы. Белый длинный халат, прекрасно облегал форму тела белокурой красотки, выказывая за счет декольте v-образной формы, силуэт пышной груди. Улыбка этой девушка была столь же незабываема, как и её обворожительная красота лица.
- Это правда, что вас спасли от переохлаждения?! – выражая свой восторг, переспросила она
«Сука назойливая, даже если это так, а это так, всё равно это не твоё блядь дело», прикусывая краешек губы, начиная нервничать, подумала про себя Оксана, но сдержала эмоции при себе.
- Я тоже рада тебя видеть Мария
Ответила, мило улыбаясь, Оксана, отпивая глоток кофе с кружки, что держала рядом с губами, другой рукой кончиком указательного пальца, пододвинула к себе красную папку.
- И всех что решил вернуться ко мне – читая данные о пациентке, рассуждала Оксана – А то мой рыжий миньон наверно уже устал и сейчас наверно уже в отчаянии после того как мой папочка, нагло вытолкал её на улицу из моего дома
- Это было не справедливо – уверяла Валентина, прошлась на заднем фоне, за спинами Серова и белокурой девушки – Я даже не успела объяснить, как ваш отец, нагло вытащил меня из дома
- Ну зато сейчас у тебя есть время всё объяснить – ухмыльнулась Оксана, опираясь вновь на спинку кожаного черного кресла, поставила перед собой кружку с кофе на стол
- Давайте перейдём сразу к делу – заявил Серов, раскрывая перед собой красную папку – Если конечно Оксана Владимировна не будет против
- Оу….. Валерий Валентинович – прикусывая коготок указательного пальца, сделав вид, будто смутилась Оксана – Прошу продолжайте
- Пациентка поступила к нам, с хроническими болями в грудной клетке– начала рассказывать Валентина – Жалобы на головную боль и отдышку, цвета кожи имел цианотический оттенокна момент поступления к нам
- Ничего не напоминает? – пользуясь нравоучительной манерой, спросил Серов
- Типичный случай легочной гипертензии – пояснила Оксана, отвечая на вопрос, взяла из раскрытой папки лист с проведённым ЭКГ
- Да и еще кое-что – возразила Валентина, подошла медленно к ноутбуку, поправляя воротник, только что надетого белого надетого халата – У пациентки наблюдается пароксизмальные расстройства артериального кровообращенияв сосудах конечностей
- Как это проявляется? – поинтересовалась Оксана, внимательно всматриваясь, сквозь стёкла надетых на глазах очков в анализ ЭКГ
QRS в отведениях V2-V6 - фактически массивный подъём ST из-за острой трансмуральной ишемии (острый инфаркт миокарда) передней стенки левого желудочка.
«Ишемия коронарных сосудов, в 25 лет, хм…. да действительно странно, легочная гипертензия, а теперь это», размышляла Оксана не вдаваясь в подробности беседы своих новых сотрудников и Валентины, мнениях которых разделились.
- Пациентка ощущает похолодание пальцев, говорит, что иногда кожа становится алебастро-белого цвета – рассказывала Валентина – Онемение сменяется жжением, ломящей болью, чувством распирания
- Акроцианоз – вынесла своё предположение Мария, располагаясь на стуле напротив ноутбука
Акроцианоз — безвредным нарушением вазомоторики, включающий постоянное покраснение пальцев с «синюшным оттенком» вследствие переполнения капилляров и венул венозной кровью; симптомы усиливаются под влиянием холода.
- Возможно облитерирующим эндартериитом?! – оспаривая такой довод, вынесла своё предположение Валентина, взявшись за спинку стула, пододвинула его и села рядом с белокурой девушкой
Облитерирующий эндартериит – заболеваниями, при которых нарушение кровообращения в верхней конечности обусловлено экстравазальной компрессией подключичной артерии.
- Мнения разделились? – ухмыльнулась Оксана, поставив полупустую кружку с кофе на стол, вновь всматриваясь в лист ЭКГ – А что-нибудь характерное, пациентка испытывает?
- Только что приступ завершается резкой гиперемией кожи и ощущением жара – пояснила Валентина – Ну и может быть, это покажется не столь важным
- Да говори уже! – возмутилась Оксана, лелея себя в нежности теплого кожаного кресла
- После высоты пароксизма наступает цианотическая фаза, появляется незначительная отечность тканей – словно испугавшись взгляда кобры Оксаны, быстро пояснила Валентина
- Вполне возможно – предположила Оксана, вставая медленно с кресла в котором сидела, выказывая пикантность формы упругих бёдер – Типичный случай синдрома Рейно
Синдром Рейно– вазоспастическое заболевание, характеризующееся пароксизмальным расстройством артериального кровообращения в сосудах конечностей
- Пожалуй, могу согласиться – ответил Серов, поддерживая мнение Оксаны
- Это потому что вы с ней работали – возразила Валентина, оспаривая довод Серова – Мы здесь лечим людей, а не принимаем чью-то сторону при голосовании от чего лечить
- Ты сама нам пояснила
Нагнувшись перед ноутбуком, словно заигрывая, ответила Оксана, забавляясь тому, как нервничала Валентина, состроив в отместку ей губки.
- Онемение сменяется жжением, ломящей болью, чувством распирания – процитировала Оксана, обращая внимание, на то, что Валентина была не согласна с такой идеей
- Мы не можем принимать решения – поддерживая Валентину, вмешалась в этот спор Мария, чем удивила Оксану – Основываясь лишь на одном только доводе
- Мария ты ведь кажется, была ревматологом?! – поинтересовалась Оксана, возмутившись тому, как белокурая девица вмешалась в спор, не занимая её сторону
- У меня была диссертация на тему ревматизма – пояснила Мария
- Тогда тебе и проводить диагностику
Распорядилась Оксана, повернувшись спиной к ноутбуку, отразила прелесть роскошных упругих ягодиц, медленно подобно хищной кошке, направилась к окну.
- Да и возьми с собой моего рыжего миньона
Отошла к спинке черного кресла, обернувшись, указала Оксана пальцем на Валентину, что сидела по ту сторону экрана ноутбука.
- Я хочу увидеть, ну хотя бы узнать, как расстроится её мордашка – рассказывала Оксана, выражая всю подлость в коварстве блистательной улыбке – Как только ты подтвердишь Рейно!
- Иногда меня бесит ваша высокая самооценка – выказывая недовольства, выразила собственное мнение Валентина, вставая со стула, закрыла быстро красную папку, что лежала перед ней на стеклянном столе – У девушки был инфаркт миокарда, а мы тут с вами гоняемся за призраком
- Почему ты так решила?!
Поинтересовалась Оксана, когда подошла к окну, касаясь пальцами обеих рук, его пластикового подоконника, прищурила глаза от воздействия проникающих через стекло яркий лучей.
- Или ты хочешь сказать что Рейно не вызывает инфаркт миокарда? – спросила Оксана, прекрасно выгнула спину, выставляя грудь вперед запрокинув голову, чуть обернула её назад
- Я знаю, как диагностировать это заболевание – уверяла Мария, вставая со стула на котором сидела, сняла с глаз очки, положив их на раскрытые страницы красной открытой перед ней папки
- Тогда в чем проблема? – переспросила Оксана, прикусывая краешек губы, испытывая крайнее чувство возбуждённости
«Ишемия коронарных сосудов и если предположить Рейно, плюс легочная гипертензия, блядь да этим симптомом есть миллион объяснений», продолжая истязать свой разум головоломкой, размышляла Оксана.
- Не в чем – немного помедлив с ответом, будто не зная как выразить собственные мысли, ответила Мария – Скажите Оксана Владимировна – словно притягивая к себе внимания, обратилась она к Оксане
- Да Мария – поинтересовалась Оксана, возмутившись тому, как её волю и решение приняли к оспариванию – Ты что-то хотела?
- А беседа с самими пациентами – поинтересовалась светловолосая девица, облокотившись руками, на стеклянный стол нагнулась перед ноутбуком – У вас всё еще против правил или в крайних случаях, вы всё-таки приходите к ним?
- В крайних случаях – заверила Оксана, повернувшись к ноутбуку, что стоял на столе, опираясь руками на пластиковый подоконник окна рядом с которым стояла – Я беседую и с ними и с их родственниками
- В крайних? – удивился Серов, вспоминая случай с Самойловой
- Ну, почти во всех – мило улыбнулась Оксана, смутившись тому, с какой серьёзностью на неё посмотрел Серов
- Проведите «УЗИ сердца» – распорядился Серов, обращаясь к Марии и Валентине, взял в руки одну из красных папок, лежащих на столе с анамнезом пациентки – Попытайтесь найти то, что спровоцировало инфаркт миокарда
- Валерий Валентинович!
Возмутилась Оксана, нахмурив губки, говорила, наклонившись стоя рядом со столом, над ноутбуком, касаясь кончиками пальцев мышки компьютера.
- Вам не кажется, то, что вы теперь работаете на меня – пояснила Оксана, наводя курсор мышки ноутбука на красный значок в виде трубки в Skype– А я не потерплю того, чтобы кто-нибудь там раздавал приказы моим людям за меня
- Даже я? – удивился Серов такому замечанию от Оксаны
- Вас я конечно очень ценю, да и совет ваш весьма достойный – смягчила тон голоса Оксана – Но впредь прошу, не посоветовавшись со мной, больше так не делать! – прошипела она подобию дикой королевской кобры, разрывая соединение разговора по Skype
«Я просто не могу терпеть, чтобы в моей команде, которую собрала я, кто-то за меня отдавал приказы или распоряжения», чувства внутри Оксаны закипали, организм, словно требовал сбросить давления, терзающего её разум
- Оксанка ты тут?! – послышался голос Катерины за отрывшейся дверью кабинета
На пороге открытой двери стояла брюнетка, её сочное пикантное взгляду тело украшал белый короткий халатик, что подобно легкости парусу, колебался на ней, когда она переступила порог открытой двери. Пышные черные густые волосы, имели распущенный выразительный объём, придающий образ дикой хищнице и смотрелось весьма сексуально. Высокий каблук фиолетовых туфель, что украшал стройные ноги строптивой львицы, красиво сочетали с черными чулками, придающими оттенок похоти и желания неконтролируемой страсти перед своей обладательницей.
- Что ты тут делаешь одна? – поинтересовалась Катерина, закрывая за собой дверь, облокотилась на её лакированную поверхность, кокетливо начиная теребить пояс халатика надетого на ней
«Опять эта блядская сука со своими тупыми расспросами, ну не до тебя сейчас, как ты не понимаешь», возмутилась Оксана, прикусывая краешек губы, появление Катерины в этой комнате сбивало последовательность её мыслей.
- Я же сказала тебе что работаю – ответила Оксана, закрывая крышку ноутбука, выказывая недовольство перед своей собеседницей
- Ты всегда меня не слушала
Упрекнула Катерина, отошла от двери, стараясь не обращать внимания на возражения Оксаны, медленно направлялась по комнате кабинета, стукая каблуками по паркету.
- Если бы ты хоть один раз всего меня послушала – ставя ноги крест-накрест в каждом шаге, Катерина высказывала свои предпочтения
«Слушала, хм…. никто из моих бездарей так и сделала аускультацию, стоит самой послушать тона сердца, возможно, я смогу понять, в чём причина, как только мне из дома выбраться», размышляла Оксана, не придавая значения словам Катерины, что для неё были лишь пустым звуком.
- Ты хоть меня слушаешь? – подошла Катерина близко к Оксане, коснувшись пальцами обеих рук её пальцев, хорошенько встряхнула
- Блядь! – возмутилась Оксана, грязно выругалась при этом, когда Катерина потрясла её за руку, не давая думать спокойно – Ты что совсем уже сдурела?
- Ты даже сейчас где-то витаешь в облаках – продолжая демонстрировать недовольства, повысив тон голоса, говорила Катерина – Расскажи мне, что происходит сейчас в твоей голове?
- Если я с тобой не хочу разговаривать – выказывая обиду, говорила Оксана, прошла мимо брюнетки, которая словно пронизывала её любопытным взглядом – Почему что-то должно сразу происходить
- Да потому что вечно – продолжая возмущаться, Катерина уже почти кричала, ярко выражая оттенок ревности в своей интонации – Когда ты берешь дело, ты сама не своя, тебя вечно куда-то несёт, дома тебе не сидится
- Такая уж я – мило улыбнулась, пожав плечами, ответила Оксана
- В этот раз! – предупредила Катерина, выставив указательный палец перед Оксаной вверх – Из дома тебе слинять, не удаться
«Как мне нравиться, когда она играет мне на руку, просто подход нежности, чашечка кофе или бокальчик вина», размышляла Оксана, забавляясь чувством заботы Катерины о себе.
- Ты думаешь, оно мне надо? – уверяла Оксана, обернувшись, встала на половину боком к своей темноволосой собеседнице
- Я думаю – возразила Катерина, медленно подошла к Оксане, положив теплую, обворожительную теплом ладонь к ней на бедро – Что ты себя не просто так податливо ведешь?
- С чего ты так решила? – чувствую всю нежность ладони брюнетки у себя на бёдрах, сделала вид, будто удивилась Оксана такой недоверчивости Катерины
- У тебя какой-то план всегда есть в голове – обвивая талию Оксаны другой рукой, Катерина притянула её тело к себе
- У тебя паранойя – рассмеялась Оксана, не сдержав при себе эмоций, что вырывались из неё, чувствуя приятные объятия и прикосновения рук брюнетки
- С тобой у меня и не такое может быть – обвивая сразу обеими руками ягодицы Оксаны, брюнетка чуть сжала их нежную упругую кожу своими пальцами
- А ты зачем пришла? – спросила Оксана, разговаривая прямо рядом с губами Катерины, ощущая жар пылкого страждущего дыхания исходящего от губ брюнетки
- Пришла позвать тебя на завтрак – пояснила Катерина, продолжая строить интригу разговора, ответила рядом с губами Оксаны, едва касаясь их своими
- Вот как! – ухмыльнулась Оксана, специально решив позлить свою собеседницу, отодвинулась от неё, не давая себя поцеловать, чувствовала как объятия пальцев Катерины, разминали ей бёдра
- Ну, я то ведь за тебя как-никак переживаю
Уверяла Катерина, пытаясь вновь поговорить рядом с губами Оксаны, но она легко высвободилась, ловко повернувшись спиной, покинула объятия брюнетки.
- Это в тебе нет ни капли совести – обидчиво заявила Катерина, нахмурив губы, после того как Оксана покинула её объятия, встав опять наполовину боком к ней
- А разве она должна быть? – мило улыбнулась Оксана, протянула руку, дотрагиваясь кончиками пальцев до лица брюнетки, убрала волосы, оголяя прелесть румяных щек Катерины
- Ты издеваешься? – выказывая недоверие, искренним чувствам, что питала к ней Оксана, возразила Катерины, убирая от лица её руку – Я к тебе со всей душой, а ты так себя ведешь
- Ну, заплачь еще – рассмеялась Оксана, прикрывая кончиками пальцев губы – Ты уже сколько со мной, мы с тобой через столько прошли
- В постели – ухмыльнулась Катерина, медленно сделав шаг навстречу к Оксане – Или как еще?
- Ну, или как еще – взаимной улыбкой одарила Оксана, предложила брюнетки взяться с собой за руку, когда её чуть протянула
- Твоя мать звонила
Рассказывала Катерина, продвигаясь с Оксаной по комнате рабочего кабинета на втором этаже, подошла, медленно стукая каблуками туфель к закрытой двери.
- Сказала, что задержится на немного – говорила брюнетка, когда Оксана, касаясь ручки закрытой двери, открыла перед ней дверь – Просила проследить, чтобы ты поела, выпила назначенные тебе лекарства и легла спать
- Значит ты теперь – кокетливо сделала замечание, делая вид будто возмутилась, говорила Оксана, наблюдая как Катерина, перед ней вильнув бёдрами, прошла через открытую дверь, вошла на площадку второго этажа – Мой ревизор
- Хуже – ответила Катерина, улыбаясь хищной улыбкой, наблюдая, как Оксана переступала порог открытой двери, вошла на площадку второго этажа – Я твой надзиратель
- А это разве не одно и то же? – удивилась Оксана, закрывая за собой дверь
- Согласись, только звучит убедительней – игриво Катерина шлепнула Оксану по ягодицам, оставляя смачный розовый едва видный отпечаток
- Ай…. – стерпела Оксана убедительный удар ладони, чувствуя легкое жжение на коже – С ума сошла? – возмутилась она подошла к ступенькам, скрепя зубами от легкой изнуряющей боли
- Пойдём уже – ухмыльнулась Катерина, обвивая талию Оксаны, начали медленно спускаться по ступенькам, играя взгляда отражая в них похоть легких романтических оттенков страсти

***
Розовое свечение с камина на фоне задвинутых штор на окне гостиной, создавали эффект интригующей атмосферы, горящий фитиль свечи излучающий аромат запаха роз которых завораживал страстной эротической похотью. Кофейный столик в гостиной, содержал в себе скудное сочетание, куриного бульона в белой керамической супнице, запах который для Оксаны имел отвращающее влияние. Расправленный белый диван еще сохранил тепло сохранившейся плотской утехи, что оставили за собой Марина Николаевна и Рамазанов. В гостиной создалась интригующая темнота, игра света и тени, пламени горящей свечи, тени игристых оттенков вырисовывали по белым, покрытыми обоями стена гостиной, танец подобной дикой страсти.
- А ты пей-пей – уверяла Катерина, расположившись сидя в белом кресле, положив ногу на ногу, состроив хитрое выражение лица – Твоя мать сказала, это тебе будет только на пользу
- Много чего она сказала – возразила Оксана, понюхав исходящий с кружки запах душистых трав, мяты и мелисы – Я вообще-то врач
- Ну, вообще-то рецепт тебе выписал доктор Ларионов – пояснила Катерина, облокотившись на спинку белого мягкого кресла
- Фу….. ну и гадость – оспаривая такое мнение, возмутилась Оксана, сделав глоток этой жидкости, поставила кружку на стеклянный небольшой столик, который стоял рядом с белым диваном
- Ты пей-пей – злорадствовала Катерина, лелея себя в кресле – Прописали, значит надо, будешь знать как после бани на улице голой спать!
«Да ты в конец охуела!», возмутилась Оксана, посмотрев на свою наглую собеседницу недовольным взглядом.
- Ты не принесёшь ли нам лучше выпить чего-нибудь лучше, чем эта гадость – состроив хитрую ухмылку, спросила Оксана
- Тебе же нельзя! – упрекнула Катерина, состроив хитрую ухмылку, после того как Оксану словно корёжило от того противного вкуса чая, когда она сделала первый глоток его
- Я говорю про кофе – поставив кружку с чаем обратно на столик, Оксана расположилась лёжа на постели, тешась на её мягких белых простынях и постельном белье подобно довольной кошке
- Только после того – заявила Катерина, указывая на недопитый стакан травяной жидкости, что стоял на кофейном стеклянном столике у дивана – Как ты до конца выпьешь, что мать тебе заварила
- Ну, Катюша – нахмурила, заигрывая губки Оксана, словно кошкой выгибая спину, расположилась на четвереньках на теплой постели – Ну это же просто кофе…..
- Ладно
Скрипя зубами, ответила Катерина, вставая с кресла, в котором сидела, выгибая спину, выражая упругую красоту скрытых одетым на ней халатиком бёдер
- Ну, ты обязательно его допьешь
Предупредила Катерина, направляясь к выходу из гостиной, остановившись напротив большого жидкокристаллического телевизора, встав наполовину боком к Оксане.
- Не думай, что тебе это так сойдёт с рук – продолжала высказывать недовольства, кокетливо говорила Катерина
- А я и об этом не думала м….. – продолжая строить интригу жаркого похотью разговора, проурчала Оксана возбужденной интонацией кошки
- Ой, Оксанка…….
Покачала головой, делая тяжелый вздох, ответила Катерина, по её лицу, Оксана обратила внимание, как брюнетка, прикусывая краешек губы, сгорала от возбуждения и жажды секса.
- Умеешь ты добиваться своего – продолжая выказывать возмущение и в тоже время желание порочного влияния, Катерина, покачивая бёдрами, вышла из гостиной
- Я еще даже не добивалась – возразила Оксана, медленно свесила ноги с дивана, касаясь теплого прогретого камином пола
- Ну да я как будто не поняла – не соглашаясь с такой идей, оспорила Катерина, говорила проходя медленно по коридору в сторону кухни
- Поспорь мне там еще – выказывая недовольства, ответила Оксана, поправляя кофточку, выгнув спину, выставив грудь, встала с дивана
- Так Оксанка! – ответила возмущенно Катерина – Я тебе сейчас ничего делать не буду
- Ладно – смягчила Оксана свой напор эмоций, покачивая бёдрами, подошла к серванту напротив, где за стеклянными дверями на полках были расположены медикаменты – Извини
- Извини?! – недовольным голосом находясь на кухне, говорила Катерина – Одними извинениями тут ты у меня не отделаешься
- А что ты предлагаешь? – поинтересовалась Оксана, открывая дверь серванта, прикусывая краешек губы, достала с полки флакон клофелина
- Узнаешь – ответила Катерина, находясь на кухне
- М…. ты интригуешь – урчала Оксана озабоченной кошкой, тихо закрывая за собой дверку серванта, держа желанный флакон при себе, покусывая нижнюю губу, направилась к дивану
«Главное чтобы всё получилось, сейчас ты у меня сука поспишь, извини, конечно, что так мне так приходиться сделать, но другого выхода у меня нет, мне нужно срочно в больницу», размышляла Оксана улыбаясь хитрой коварной улыбкой, сгибая ногу, наступила коленом на диван.
- Интрига еще не началась – заверила улыбающимся голосом Катерина, начиная греметь на кухне чашками, делая кофе
- Я уже вся трепещу – заползая на диван кошкой, урчала Оксана, поставив на нижнюю полку стеклянного столика флакон клофелина
- Даже так – с ухмылкой ответила Катерина – Тогда я думаю…….
- Иди уже сюда – улыбнулась Оксана, располагаясь лёжа на расправленном диване, теша себя нежности тёплой постели
- Иду – послышался приближающийся голос Катерины
- Что-то ты там долго – наблюдая, как брюнетка вошла в гостиную, держа в руках по кружке с горячим кофе, говорила Оксана, облокотившись на локти, чуть оторвала спину от постели
- Я же тебе не реактивная
Возразила Катерина, оспаривая недовольства Оксаны, прошла подобно кошке по гостиной, её тело, надетой на ней платье, бархатистая кожа цвета персика, всё переливалось в оттенках света и тени горящей пламени свечи.
- Я не могу быстро бегать – продолжила рассуждать Катерина, подобно хищнице подошла к кофейному столику, нагнувшись выразительным взглядом страсти, посмотрела на Оксану
- М…… Катюша – нахмурила обидчиво губки Оксана, заигрывая с брюнеткой – Ты мне не принесёшь с кухни тех плюшек со сгущенным молоком которые
- Ты издеваешься? – возмутилась Катерина
- Ну, Катюша – продолжая строить ангельскую невинность в лицевой мимике, Оксана, сидя на теплой постели, расправленного дивана, кокетливо поводила коготком указательного пальца по стеклу кофейного столика – Ну пожалуйста
- Хм…. ладно – недовольно повела губами Катерина – Но это в последний раз и почему бы тебе самой не сходить?
- Ну я же болею – сделав выразительное очертание скул, выражая специально застенчивость, ответила Оксана, села на диване, поджав под себя ноги – Поухаживай за мной
- Ты бессердечная – заигрывая, кокетливо высказала своё мнение Катерина, медленно направляясь к выходу из гостиной
- И жестокая – ухмыльнулась Оксана, дождавшись пока брюнетка, выйдет из гостиной, нагнулась, чтобы взять флакон клофелином
Быстро откручивая его крышку, Оксана вылила часть флакон в кружку с кофе, после чего убрала его, закрутив крышку, спрятала на нижнюю полку столика. Расположившись вновь на постели, Оксана взяла другую кружку, как ни в чем не бывало, сидела в ожидании Катерины.
- Ну, Оксанка
Высказывая недовольства, говорила Катерина вошла в гостиную, подобно парусу на мачте колебался на ней её халатик, выражая пикантные сочные формы тела брюнетки.
- Второй раз я больше никуда не пойду – подошла она к столику, где стояла её кружка с кофе, положив на его поверхность пакет с печеньем
- А больше и не требуется – ловко забираясь рукой в полиэтиленовый пакетик, ответила Оксана, состроив коварную довольную улыбку – Ну так что выпьем за нашу с тобой любовь?
- Вау… что я вижу – сделав вид, выражая удивление, взяв кружку с кофе, отошла Катерина от столика, прижав ладонь к груди – Оксанка говорит открыто о своих чувствах?
- Ты что думаешь, я такая фурия? – спросила Оксана, выказывая обиду на критику брюнетки
- Ты всегда всё держишь в себе – ответила Катерина, прошла мимо кофейного столика, покачивая бёдрами, подошла к дивану, присаживаясь рядом с Оксаной – А тут предлагаешь выпить за нашу с тобой любовь
- А почему бы и нет, я-то ведь люблю тебя – ответила Оксана, ластясь к телу брюнетки подобно кошке, провела головой по её плечу – Только вот ты этого еще не поняла
- Ой, Оксанка! – вздохнула Катерина, положив ногу на ногу, отразив пикантную красоту сочных бёдер, поднесла кружку с кофе к губам
- А что сразу Оксанка? – удивилась Оксана, отпивая глоток кофе с кружки, что держала в руке
- Да ничего – сделала глоток кофе Катерина, скрывая взгляд от Оксаны
«Ну вот и замечательно, только бы ты уснула до того, как сюда придут мои предки, иначе от того, что я сделала, эффекта не будет», размышляла Оксана, испивая кофе с кружки, косым взглядом лазурных голубых глаз, смотрела на то как пила кофе с кружки Катерина.
- М….. какой вкусный кофе – ухмыльнулась Оксана, смакуя медовый вкус во рту – Я тебя обожаю
- Я же для тебя старалась – говорила Катерина, поставив кружку с кофе на стеклянный столик
- А давай до дна – испугалась Оксана, скрывая собственный страх, предложила Оксана, схватившись за кисть руки Катерины, не давая ей оторваться от кружки
- Скажешь еще – рассмеялась Катерина – Может еще и на брудершафт?
- А почему бы и нет – убирая руку от руки Катерины, согласилась Оксана, держа перед собой свою кружку с кофе – Ну так что?
- Ну как скажешь – согласилась Катерина, отрывая кружку с недопитым кофе от стола
Скрестив руку, Оксана смотрела напрягающим искренним чувством страсти в глаза Катерины, держа кружку с кофе рядом с губами. После чего начиная медленно глотать сладкую, завораживающую тонкостью мёда вкус, пронизывая тонкость которого пленяла рассудок Оксаны.
- М…. – оторвалась от кружки с кофе, проурчала Катерина
- Тш…. – прислонив указательный палец к губам брюнетки, прошипела Оксана соблазнительной страстью рядом с губами Катерины
- Ты такая…. – зевая, говорила Катерина, по внешнему виду было видно как её изнуряло чувство бесконечной назревающей слабости – Да что со мной такое
- Оу…. – состроив губки бантиком, поставив пустую кружку с кофе на столик, ответила Оксана, взяв из рук Катерины, пустую кружку – Кажется кому-то пора бай-бай
- Ты что меня опоила? – рухнула на постель Катерина, пытаясь подняться на четвереньки
- Ну, Катюшка – присаживаясь рядом с брюнеткой на пол возле дивана, говорила Оксана, пытаясь вызвать к себе чувство жалости – Мне нужно срочно попасть в больницу, ты уж прости меня
- Простить…..?! – возмутилась Катерина, пытаясь схватиться за руку Катерины – Да ты не понимаешь, тебе же пока не…….
- Я знаю – уверяла Оксана, коснувшись ладонями лица Катерины, когда она, лишившись остатка сил, рухнула на постель – Знаю – тихо прошептала Оксана, вставая медленно с колен
«Теперь самое главное нужно успеть попасть в больницу», размышляла Оксана, накрывая одеялом тело Катерины, когда она спала мертвым сном.
Покачивая бёдрами, Оксана направилась к выходу из гостиной, обольщаясь в довольстве улыбке, вошла в коридор, оставляя пламя горящих в гостиной свеч нетронутыми. Проходя мимо полки комода, Оксана взяла с неё свой телефон, сжимая его в пальцах одной руки, провела по его сенсору большим пальцем. Набирая тут же номер Валентины, Оксана вошла в комнату, прищурив чуть глаза от яркого света, проникающего через стёкла окна. Подобно кошке, Оксана прошла по теплому полу комнаты, скидывая с себя кофточку, пуговицы которой были расстегнуты, придавая своё тело объятием теплой атмосферы воздуха. Дождавшись долгих затяжных гудков вызова, Оксана включила динамик громкой связи.
- Оксана Владимировна – послышался голос Валентины – Валерий Валентинович и ваша вторая девушка что моложе, проводя сейчас УЗИ пациентке
- Расскажи мне о самой пациентке – говорила Оксана, прошлась по комнате к открытым дверям шкафа, положила телефон на кровать – Возможно, что-то генетическое или приобретенное от мужа или в путешествии
- Вы думаете это инфекция или какой-то паразит? – поинтересовалась Валентина
- Пока не будет хотя бы результатов УЗИ – возразила Оксана, оспаривая такую теорию – Я ничего думать не могу, мне нужно что-то еще
- Она в разводе – пояснила Валентина – Живёт тут у родителей, но её муж, тоже тут живёт
- Из-за чего они расстались? – поинтересовалась Оксана, взяв с полки открытого шкафа черный кружевной бюстгальтер – И как он вообще посмел бросить её с двумя детьми
- Возможно из-за того что тут может быть господин Романов причастен к их делу
- Романов? – удивилась Оксана, встав напротив зеркала, прислонила чашечки бюстгальтера к розовым соскам груди – А он-то тут причем?
- Ну, вы же сами знаете, что без разрешения Романова – уверяла Валентина – Тут даже муха не летает в нашей деревне
«Романов и муж моей пациентки, хм…. уже интересно, стоит навестить их обоих, интересно где бы они сейчас были», размышляла Оксана, застёгивая застежку бюстгальтера, сковывая грудь в его прочных оковах.
- Где мне их найти? – спросила Оксана, мило улыбнувшись отражению в зеркале, взяла с полки черные кружевные трусики
- Вы что серьёзно? – выказывая волнение, поинтересовалась Валентина – Вам же нельзя покидать дом, вы болеете
- Это неважно – возразила Оксана, надевая на себя черные трусики, обольщалась тому, как резинка скользила нежным трением по её ногам
- Нет вам нельзя – уверяла Валентина, пытаясь уговорить
- Я сама решаю – посадив трусики на талию, оспаривая мнение Валентины, говорила Оксана – Что мне можно, а что нет
- Прошу вас одумайтесь – продолжала уговаривать Валентина
- Как мне их найти?
Поинтересовалась Оксана, взяв с полки шкафа одежды нижнего белья упаковку черных чулок, медленно покачивая бёдрами, направилась в сторону расправленной постели.
- Уверена твоя пациентка, должна это знать – говорила Оксана медленно, ставя ноги крест-накрест, подошла к кровати, наступая коленом на постель
- Она лишь сказала, что её муж руководит местным клубом в центре – рассказывала Валентина
- Так значит
Ухмыльнулась Оксана, располагаясь сидя на постели, распаковывая упаковку черных чулок, другой рукой стянула с себя зимние чулки.
- Мне следует наведаться туда и за уши притащить его к палате своей жены – уверяла Оксана, стянула второй чулок со своей ноги, скинув их на пол с кровати – Как я понимаю, он там не был?
- Да действительно – затрудняясь с ответом, пояснила Валентина – Не был
- Он может знать – твердо заявила Оксана, разрывая упаковку целована, в которой были упакованы черные кружевные чулки – Он наверняка видел что-то, она ведь мать и родила ему двоих детей, наверняка первые симптомы уже проявлялись до этого
- Но вам не стоит – оспаривая такое решение, возразила Валентина – Я могу сама поговорить с её мужем или на крайний случай, может отправить вашу белокурую подругу, что приехала, от неё всё равно нет толку
- Я буду решать, кому куда идти
Прошипела Оксана, подобию дикой королевской кобры, не сдержав при себе эмоций, вцепилась в белую, смятую буграми простыню.
- Пока я руковожу отделом мне решать, от кого есть толк, а от кого его нет – сквозь зубы, выказывая недовольства, говорила Оксана – Тем более, когда мне в больнице, сейчас нужны все имеющиеся у меня силы
- Тогда что же делать нам? – поинтересовалась Валентина, словно чувствуя за собой вину
- Наблюдайте за пациенткой – распорядилась Оксана – Возьмите все образцы крови что сможете, проведите анализы, на паразитов и на инфекции
- Это же невозможно – пытаясь возразить, оспаривая такое решение, говорила Валентина – У нас просто не хватит времени
- Значит, исключите самую мелочь – уточнила Оксана, закатывая черный чулок, медленно начала одевать его на ногу – Займитесь наиболее вероятными, теми что подходят под её симптомы
- Да их же десятки – оспаривая мнения Оксаны, говорила Валентина – Да как бы, не сотни и как я всё это успею проверить?
- У тебя есть свободные руки – ухмыльнулась Оксана, сгибая ногу сидя на постели, обольщалась нежности скользящего по коже черного чулка – Задействуй их
- Будто они будут меня слушать – недоверчиво ответила Валентина
- Они буду делать то – заявила гордо Оксана, поправляя резинку черных чулок, взяла в руки второй – Что я им прикажу
- Вы слишком самоуверенны – высказывая недовольства, поделилась впечатлением Валентина
- Я должна поговорить с мужем пациентки – уверяла Оксана, надевая на другую ногу чулок
- Что вам это даст? – посчитав это пустой затеей, спросила Валентина
- Он должен знать – продолжая настаивать на своём решение, говорила Оксана, поправляя резинку чулка на ноге – Хотя бы что-нибудь заметить, хоть что-нибудь
- Я всё равно думаю – возразила Валентина, выражая несогласие – Что это пустая трата нашего и вашего времени, особенно сейчас
- А что такого сейчас? – поинтересовалась Оксана, пожав плечами, сидя на постели – Чего раньше могло не произойти
- Вы больны – уверяла Валентина – И вам нельзя выходить из дома, поручите это дело кому-нибудь из нас, хотя бы мне, могу заверить, я вас не подведу
- Если хочешь что-то сделать – говорила Оксана, сползая медленно с постели, касаясь ногами теплого паркетного пола – То нужно делать это самой!
- Если хотите знать моё мнение – оспаривая такое решение, говорила Валентина – То я категорически против, чтобы вы покидали дом
- Вот как! – ухмыльнулась Оксана, покачивая бёдрами направляясь к открытым дверям шкафа, проходя под светом проникающих в комнату через окно лучей солнца, когда её тело переливалось в оттенках тени – А не ты ли сама мне принесла это дело?!
- Согласна! – принимая такой довод, ответила Валентина – Вы не представляете, что мы пережили, когда вы чуть не умерли там, в лесном домике Романовых
- Ничего переживете – нахмурила губки Оксана, перебирая пальцами вешалки с платьями в шкафу, наклонившись, выставив упругую красоту бёдер – Сейчас самое главное выяснить, чем больна девица, которая по какой-то причине оказывается, так важна для тебя
- Если выбирать между ей и вами – возразила Валентина – Я всегда выберу вас и буду выбирать, так как вы важнее всех наших пациентов
- Вот как – ухмыльнулась Оксана, выбрав откровенное, короткое черное платье с кружевами, сняла вешалку с поручня – Интересно с чего это мы так стали мыслить
- Перестаньте! – упрекнула, выказывая недовольства, говорила Валентина
- Я еще даже только не начинала – мило улыбнувшись, ответила Оксана
«О да….. оно действительно подходит, оно как запасной вариант, я должна притащить в палату к свой жене этого хмыря, как не крути, а он ей действительно нужен», размышляла Оксана, оценивая платье, что висело на вешалке.
- И с чего это ты стала за меня так переживать? – поинтересовалась Оксана, держа в руках вешалку с платьем, подобно хищной кошке, ставя ноги крест-накрест направилась к кровати
- Я всегда за вас переживала! – в ответе Валентины, чувствовалась интонация жалости и в тоже время душевной обиды
- Нет, всё же – возразила Оксана, когда подошла к постели, сгибая ногу в колено, наступая на неё, выражая пикантность сочных изгибов тела – Чем же всё-таки для тебя так важна наша пациентка
- С чего вы решили?! – увиливая от ответа, говорила Валентина – Для меня каждый пациент так важен
- Но не эта мамаша – оспаривая такой ответ, выразила собственное мнение Оксана, снимая платье с вешалки – Она для тебя чрезмерно важна
- Да с чего вы так решили? – поинтересовалась Валентина, в нотках интонации её голоса чувствовалась лёгкая нервная возбуждённость
- Было бы иначе – кинула Оксана пустую вешалку на постель, держа в руках снятое с неё платье перед собой – Ты бы не умоляла бы меня стоя на коленях при всех у меня в прихожей или я не права?
- У неё двое детей – пытаясь найти себе оправдание, говорила Валентина, весьма неуверенным голосом, подобно зверю, загнанному в угол перед своим охотником
- Это не даёт тебе такого права, так вести себя
Рассуждала Оксана, встав напротив зеркала парфюмерного комода, что располагался в комнате, медленно начала одевать на себя, платье.
- Разве только то, что она имеет для тебя какое-то значение – обольщалась Оксана в улыбке, чувствуя, как материя благоуханного шифона, скользила обворожительным трением по её коже
- Нет, вы ошибаетесь! – оспаривая такой довод, возразила Валентина – Да к чему вы прицепились, вас всегда волнуют головоломки, ведь так?
- Я хочу знать, не имеет ли эта пациентка – говорила Оксана, расправляя платье на бёдрах, ощущая, как его нежный материал теребил кожу плавностью скольжения – Хоть какое-либо отношение к тебе?!
- Я не хочу об этом говорить – изъявляя нежелание, ответила Валентина
- Вот как! – нахмурила губки Оксана, подошла, покачивая бёдрами к открытым дверям белого шкафа, взяла оттуда черные туфли – И почему же?
- Это никакого отношения к делу не имеет – гордо заявила Валентина
- Зато это может иметь отношения ко мне – возразила Оксана, взяв с полки новые черно-белые туфли – Это случайно не сестра твоего жениха?
- Всё вспоминаете историю с чаем? – смягчила свой темперамент характера Валентина, кардинально изменив направление разговора
- Так да или нет? – обувая новые туфли, давила вопросом Оксана, нагнувшись, согнув одну ногу в колено, опираясь на белый мягкий пуфик, что стоял у дверей открытого шкафа
- Да она его сестра – словно выдавила из себя ответ Валентина
- А ты могла сразу сказать это – ухмыльнулась Оксана, так же сгибая другую ногу в колено, наступая каблуками на белый мягкий пуфик, поправила обувь – Или тебе что-то мешало?
- Просто подумала – пытаясь найти отговорки, неуверенным голосом говорила Валентина
- Что ты подумала?! – закрывая двери шкафа, поинтересовалась Оксана, медленно стукая каблуками по паркету, отошла в сторону белого парфюмерного комода – Что я бы не догадалась да, мне просто интересно до каких пор ты бы тянула с ответом?
- Я бы вам сказала – уверяла Валентина, пытаясь доказать свою правоту
- Когда?! – спросила раздраженным голосом, Оксана подошла к комоду, взяла с его полки тюбик помады – Когда дело бы приобрело совсем другой оборот? – снимая колпачок с тюбика, медленно выдвинула алый стержень, ёрзая губками
- Просто подумала, что вы не так всё поймёте – уверяла Валентина, стараясь опровергнуть свою вину – Я сама даже не знала, что так может получиться…….
- Хватит! – прошипела Оксана, прикусывая краешек губы, взяла с полки из упаковки влажную салфетку, стерла развод помады на губе – Я натерпелась твоей лжи
- Оксана Владимировна поймите……
- Нет, это ты пойми!
Прошипела Оксана, прерывая пустые, по её мнение, оправдания Валентины, подводя кончиком помады губы, оставляя на их поверхности шикарный алый оттенок.
- Если бы вдруг что-то с пациенткой бы случилось, кому бы первому за неё пришлось отвечать?!
Продолжая выказывать недовольства, шипенью подобно оскалу дикой королевской кобры, Оксана убрала помаду, поставив её на полку,
Перед родными, братьями, мужем, сестрами – перечисляла Оксана, в ненависти и раздражительности взяла с полки тени, раскрывая их, достала из них кисточку, зажав её в кончиках пальцев – Да блядь перед законом?!
- Ладно-ладно я понимаю – признавая свою вину, согласилась Валентина, уступая Оксане в этом споре, отвечала, словно раскаивалась в том, что не сказала, всю правду сразу
- Нихуя ты блядь не понимаешь!
Грязно выругалась Оксана, аккуратно тенями нанесла макияж, придавая выразительный сексуальный образ дикой кошки.
- Мужа её я беру на себя – ответила Оксана, аккуратно кисточкой туши, подвела контур глаза, черный тон которого завораживал оттенком похоти – Так как говоришь его найти?
- Он управляющий местного клуба – пояснила Валентина, повторяя свой ответ – Насколько я понимаю, там возможно сегодня какой-то праздник
- Какой праздник? – поинтересовалась Оксана, закрывая тюбик туши и коробку с тенями, оставила всё лежать на парфюмерном комоде, отошла от него, направляясь к кровати
- Не знаю – ответила Валентина, по голосу рыжеволосая собеседница, казалась уже более сговорчивая – Съезжаются дорогие машины
- Ты это видела? – поинтересовалась Оксана, подошла к кровати, взяла с её поверхности сотовый телефон, переключила динамик на тихий режим
- Видела – ответила недовольно Валентина – Когда ваш отец, буквально выпроводил меня силой из вашего дома
- Хм…. да – ухмыльнулась Оксана, повела губками, стукая каблуками по паркету, направилась к выходу из комнаты – Согласись ведь, забавно получилось? – покачивая бёдрами, вышла она из комнаты, переступая через высокий порог открытой двери, вошла в коридор
По стенам коридора гуляли тенистые оттенки качающегося за окном могучего кедра, что ветками, играя естественную мелодию, теребил крышу. С гостиной доносилось пламя горящих в ней свеч, огонь которых вырисовывал по белым стенам тенью, танец страсти. Розовое свечение тлеющих углей так же доносилось с гостевой комнаты, где тихо посапывая, уткнувшись в подушку, спала Катерина. Теплая обстановка, даже слишком жаркая, эффектом пламени, накаляло тело Оксаны, когда она прошла по коридору, покачивая упругими бёдрами, подошла к арочному входу в гостиную, касаясь кончиками пальцев его бетонного гладкого каркаса.
- Забавно? – возмутилась Валентина, выказывая интонацией голоса обиду – Это не вас выгнали на улицу в мороз, когда дует ветер и этот снег……
«Ну, вот сейчас начнёт на жизнь жаловаться, скудная лживая сука плохо ей было, одной блядь мне всегда хорошо и ничего никогда не беспокоит» размышляла Оксана, когда вошла в гостиную, играя упругой красотой бёдер, прошла по паркету, к восковым свечам, чье пламя не давало погрузить комнату во мрак.
- Ну ладно всё хватит – прерывая бессмысленные жалобы, рыжеволосой собеседницы, возразила Оксана, когда подошла к пламени горящей свечи, излучаемый запах розы которой при сгорании выражал эффект пламенной страсти – Не хватало мне тут жалоб тут твоих слушать
- Ах… так да! – выказывая недовольства, была на грани отчаяния Валентина – В таком случае, больше никогда……..
- Я поняла – ухмыльнулась Оксана, задувая пламя горящей свечи, погружая комнату во мрак – И позвонишь мне, как будут результаты УЗИ, попусту, пожалуйста, не беспокой меня
- Да больно-то надо – огрызнулась Валентина, разрывая телефонный разговор учащенными гудками в динамике телефона
- Дура блядь тупая – выругалась шепотом в тишину погрузившейся во мрак гостиной, сжимая от недовольства, пальцами крепко телефон
«Только бы её муж был в этом клубе, он должен был видеть симптомы своей жены, ведь он не идиот, он будет рад мне помочь», размышляла Оксана, выпрямляя спину, повернулась в сторону выхода из гостиной.
- Ну кошка спит – ухмыльнулась Оксана обернувшись услышав сладкое сопение Катерины, довольным взглядом посмотрела на спящую брюнетку, тело которой было укрыто одеялом
Подождав некоторое время, Оксана вошла в прихожую, покидая гостиную, стукая по паркету пола каблуками черных туфель. Взяв с полки флакон с духами, Оксана брызнула на себя изумительную коллекцию «RoseSauvage», насыщая тело искушающим ароматом дамасской розы, вызывающий запах которой, вынуждал приклониться воли окружающих перед своей обладательницей. Поставив флакон с духами на место, Оксана подошла к вешалке, где висело черное зимнее длинное пальто, сняла его с вешалки. Одевая на себя, пальто, чувствуя всю нежность и теплоту согревающей ткани, Оксана накинула на голову большой пышный капюшон. Застегивая пуговицы черного пальто, снимая с вешалки гардероба белую кожаную сумочку, Оксана подошла к закрытой входной двери. Касаясь позолоченной ручки двери, Оксана легким нажатием на неё открыла дверь, чувствуя обворожительное влияние врывающегося холода.
Снег укутывал все в округе, крыши домов, деревья, забора, даже стоящий в ограде красный мерседес был покрытым толстым слоем снега. С домов напротив было отчетливо видно, как сочились клубы белого дома, вздымаясь в атмосферу будоражащей зимней прохлады. В воздухе чувствовался запах мороза с примесью искушающего оттенка снега. Обеденный день был достаточно ясным, голубое солнце, лучи которого придавали легкий согревающий эффект. За забором было слышно, как проехала, урча двигателем какая-то легкая грузовая машина, где дым выхлопных газов, подобно белому облаку поднимался ввысь. Соседский пёс рьяно облаял проезжающий автомобиль, поднимая в воздух, стаю птиц, что окутали пышную, укутанную снегом яблоню в ограде. Взлетая в воздух птицы, стряхнули снег с веток яблони, частично оголяя её образ от покрова зимнего одеяла.
- Хм…. и не так уж и холодно – вытаскивая ключ из замочной скважины закрытой двери, тихо высказала собственное мнение Оксана, убрав его в сумочку
Опираясь пальцами на прохладные перила крыльца дома, Оксана, стукая каблуками черных туфель по деревянным ступенькам, медленно спускалась к ограде. Влияние холода в этот день за счет солнечной погоды было не столь агрессивным, как прохлада самого ветра, что развеивал крупинки снега по воздуху, ударяя им прямо в лицо Оксане. Стряхивая кончиками пальцев в черных перчатках, снег с кончика носа, Оксана прошлась по ограде, касаясь другой рукой поверхности крыла красного мерседеса, смахнула с него покров снега. Стукая каблуками по каменной плитке, Оксана подошла к закрытым красным большим воротам, доставая из сумочки автомобильные ключи с брелком, легким нажатием на кнопку, завела мотор Mercedes-BenzSLSAMGRed. Мощь всех восьмью цилиндров резвым гулом разнеслась по ограде и легкая её вибрация, позволила стряхнуть с корпуса автомобиля снег.
«Как же порой я люблю этот звук», подумала про себя Оксана, когда подошла к пульту управления больших красных ворот, нажимая на его кнопку и шипеньем, работы сервопривода начало медленно отодвигать ворота.
Чувствуя пронизывающий стойкий холод прохлады, как зимняя обворожительность окутывает тело, Оксана быстро направилась к машине. Стукая каблуками по каменной цветной плитке, Оксана подошла к урчащему, подобно довольно хищнику, автомобилю, открывая дверь с водительской стороны, легким поднятием вверх. Подобно кошке, ощущая пронизывающую прохладу на своём теле, Оксана быстро заползла в салон машины, располагаясь в черном кожаном кресле, тут же закрыла за собой дверь. Объятия потока теплого воздуха, работающей печки салона, уже усело нагнать температуру, охватывая своими путами тело Оксаны, когда она лелеяла себя нежностью, тешась в ласке кожаного черного сиденья.
Вставляя ключ в замок зажигания, Оксана повернула рукоятку на руле, включая дворники, что разом смели снег с лобового стекла. Выжимая каблуком черных туфель педаль сцепления, Оксана включила заднюю передачу, другой ногой надавливая на педаль газа. Выжимая рвущуюся мощь всех восьмью цилиндров, отпуская педаль сцепления медленно, Оксана плавно пустила автомобиль назад. Пользуясь зеркалами заднего вида, Оксана выгнала машину задом из ограды, сметая порывом ветра снег с её крыши и стёкол. Выезжая на улицу, разметая кучу снега в пыль, Оксана резко и умело развернула автомобиль на маленькой дистанции, разгоняя стаю собравшихся собак, что мимо проходили по улице. Включая первую передачу, в момент когда ворота начали закрываться, после выдержки времени, Оксана, выжимая педаль газа, тронула резко автомобиль с места, оставляя за собой облако разбросанного снег, что медленно кружился в воздухе, окутывая место пеленой тумана. Резво набирая скорость, устремляясь по ухабам неровной дороги, Оксана, играя каблуком с педалью газа. Вынуждая двигатель рычать неистовой механической мощью рыка, Оксана играла с педалью, набирая стремительно скорость, оставляя за собой дорогу кружащегося в воздухе снега.

***
Медленно шурша колесами о снег, красный мерседес, плавно переливаясь по неровностям дорожного полотна, направлялся по заснеженным улицам деревни. Лучи яркого солнца проникали через лобовое стекло, вынуждая прищурить глаза, создавая яркий отблеск от всего, стекол, деталей корпуса машин, даже выпавший снег, имел сияющий светлый оттенок. Ветер усиленным влияние господствовал потоком страсти, господствовал на деревенских улицах, тормошил покрытые снегом ветки деревьев, елей, сосен, берез, голых могучих веток тополя, ясеня, сдувая с них одеяло зимы. У деревенской площади, где было расположено здание мэрии, в этот собралось много народу, кто-то из заводил выступал на празднике, на фоне праздничной музыке. Напротив, в сторону к рынку было расположено несколько машин местной полиции, охраняющих покой граждан на фоне празднования деревенского праздника влюблённых, крупными буквами которого написали на фасадной части здания администрации. Вниз в сторону крытого огромного деревенского рынка, проезжала большая фура, несколько машин отъезжающих от рыночной зоны, напротив, возле домов, по улице, ведущей к реке, пробегал какой-то деревенский черный пёс.
Утопая в нежности кожаного черного кресла, Оксана медленно спускала автомобиль вниз по улице, проезжая напротив крытого деревенского рынка. Жаркий поток, работающий печи придавал объятиям потока тело Оксаны, когда вся её плоть изнемогала легкой дрожью и легкой незначительной головной болью в лобной доле. Въезжая медленно на автостоянку клуба, Оксана переключила коробку передач на первую скорость, направляя автомобиль вдоль ряда стоящих машин. На крыльце самого деревенского клубы выстроенного в два этажа, стояла молодая пара, распивая по бокалу шампанского. В роскошной дорогой одежде, женщина была одета в белую, подобно снегу, меховую шубку, а мужчина в черное драповое пальто. Дорогие автомобили, посетители самого клуба были одеты шикарно, в шубах и дорогих представительских костюмах и платьях. Изящная обстановка этого места, шикарная вывеска, светодиодная подсветка периметра, не угасала даже в дневное время суток.
- Ну, блядь даже тут без власти Романова не обошлось
Высказывая недовольства, Оксана остановила красный мерседес, на свободном стояночном месте, в нескольких метрах от черных двустворчатых закрытых дверей клуба.
- Вижу блядство роскоши Романовых, достигли этого убого места – заглушив мотор машины легким поворотом ключа, вредничала Оксана в тишину, возникшую в салоне автомобиля
«Надеюсь, хозяин этого клуба здесь на этом празднике или мне лучше сказать, очередная кукла Романова, нет против него, я ничего не имею, но я буду, рада тому, если этот человек окажется его очередной марионеткой, так хоть я буду под надёжной защитой от идиотов», подумала про себя Оксана, улыбаясь коварной улыбкой.
Открывая дверь с водительской стороны, легким поднятием вверх, Оксана ощутила порыв зимней прохлады, что молниеносным потоком сразу устремилась в салон. Убирая ключи от машины обратно в сумочку, Оксана повесила её на плечо, держась за поручень двери, вышла из автомобиля на улицу. Закрывая за собой дверь, Оксана, держа в руку в сумочке, зажав в пальцах брелок сигнализации, нажала на кнопку, включив электронные замки дверей. Скрывая роскошные золотистые волосы под пышным черным капюшоном, Оксана, стукая каблуками по бетонному покрытию стоянки, направлялась к закрытым дверям клуба.
- А всё-таки тут хорошо
Говорила брюнетка в белой шубке, с бокалом шампанского в руке, держа его за тонкую ножку, обвивая руку своего кавалера, прижалась к его телу.
- Тут лепота, никаких забот и тишина
Делилась женщина в белой шубке своими впечатлениями, смотрела вдаль покрытых снегом макушек окружавших деревню холмов.
- Слушай, а когда мы еще с тобой сюда приедем?! – поинтересовалась она, обращаясь к своему мужчине, отпивая с бокала глоток шампанского – Устала я от этой городской жизни
«Очередная московская швабра, как раз в духе Романовых», выражая собственные мысли в голове, подумала про себя Оксана, оценивая внешний облик женщины, когда прошла мимо влюблённой парочки, взявшись за поручень закрытой двустворчатой двери.
Открывая дверь, Оксана чуть не столкнулась лицом к лицу с одной из пьяных девиц, что выходила из клуба, держась под руку со своим парнем.
- Смотри куда прёшь швабра – прошипела Оксана, не обращая внимания не истерический смех шатенки, что едва держалась за руку своего кавалера лишь бы не упасть
- Что ты сказала……
- Тише-тише…. – уверял кавалер пьяной девушки, выволок её из клуба на улицу, не давая ей возможности высказаться
Обстановка света из неоновых ламп, освещали темной обстановки вестибюля, кассир что сидела слева от входа, справа был расположен гардероб. Приветливые две молодые девушки и молодой парень охранник, ростом чуть меньше двух метров, стоял у входа вторых закрытых дверей, сложив руки крестом в паховой зоне. Темная обстановка стен и кафельной плитке цвета кофе, за закрытыми дверьми слышались низкие частоты громкой играющей музыки, что доносилась с клубного зала. У входа в зал клуба горели два светильника, подобно ночнику, на тонкой ножке, их кувшинки излучали тусклый теплый свет. Ароматная коллекция парфюма витала даже в помещение фойе, ассортимент этой изысканности распространялся от самых благоуханных жасмин, гардения, роза, до эксклюзивных запахов тропических фруктов и строгих мужских тоном мускуса и кожа и табак. Пара мужчины и женщины сидела справа на кожаном коричневом диване, молодой кавалер что-то говорил своей пьяной даме под ухо, когда она радостно с распущенной улыбкой на лице, его не переставая, слушая, хихикая, прикрывая губы кончиками пальцев.
- Это все конечно забавно – уверяла белокурая девушка, на которую взглянула Оксана беглым взглядом, после чего молодая девица тут же прикрыла колени открытых ног, голубым надетым на ней откровенным коротким платьем – Но я думаю, может мне хватит
- Да ну ты брось – уговаривал её молодой человек, разговаривая шепотом почти возле её уха, так что Оксана, когда прошла мимо дивана, на котором они сидели, его без труда на фоне басов за закрытой дверью, услышала – Давай еще немного посидим
- Но только немного – возразила блондинка, выставив указательный палец перед его губами, не давая себя поцеловать – Потом мы сразу же поедем домой
- Добрый день
Обратилась рыжеволосая девушка, обращаясь к Оксане, прерывая её любопытство к разговору двух влюбленных, что сидели на диване. Её тело было окутывал черный короткий сарафан, длинна которого была чуть выше колен, прекрасно подчеркивал очертание стройной формы, изгибы которой притягивали к себе взгляд. Белоснежная блузка, что скрывалась под черным сарафаном, довольно прекрасно прорисовывала чашечки бюстгальтера, что скрывались за её тонкой, подобно шелку тканью. Рыжеволосая красотка, пахла, как подобной редкости цветок впитав в себя всю коллекцию «Ange ou Demon Givenchy». Бесподобная стойкость, которого словно палитра художника такие оттенки как шафран, лилия и орхидея, сама их безупречность и тонкость вкуса, манила к совращению людей перед обладательницей такого парфюма.
- Рада приветствовать вас в нашем заведении – приветливо говорила рыжеволосая девушка, продолжая сидеть в кресле у кассы – Здесь вы можете раздеться, а оплату на карту клуба, которой вы сможете расплачиваться произвести у меня
- Если не возражаете, я бы предпочла бы не снимать пальто
Доставая кошелек из открытой сумочки, приветливо ответила Оксана, скрывая безупречный взгляд лазурных глаз за прядью золотистых волос, таившихся под капюшоном.
- Конечно если правила этого заведения
Говорила Оксана, доставая пару тысяч рублей из кошелька, положила их на поверхность гладкого лакированного стола. Провела по ним кончиком указательного пальца, Оксана, прикусывая при этом краешек губы, прижимая при этом купюры к столу.
- Мне не запретят – упоительной страстью голоса и обольщением рассуждала Оксана, смотрела косым взглядом на охранника, молодой парень так легко поддался на песнь её чар
- Нет-нет конечно
Согласился молодой парень, обращая внимание на то, как гордо Оксана подняла подбородок к верху, сверкнув взглядом, отраженного в них света, безупречных голубых лазурных глаз.
- Проходите – словно засуетился он, открывая перед Оксаной дверь клуба, понимая, что никакой карты она брать, не собирается – Приятно вам провести время
- Как пожелаете – взяв деньги, ответила тихо рыжеволосая девушка, когда Оксана повернулась к ней спиной, направляясь к дверям клубного зала – Приятно вам…..
Не успев договорить, как дверь клуба открылась и громкая музыка, доносящаяся с клубного зала, прервала для Оксаны её реплику. Цветомузыка, голубые стены в темных разноцветных тонах, что переливались цветами радуги, столики с кожаными диванчиками, а так же девушки танцплощадка, на которой танцевали девушки. В дальнем конце располагалась барная стойка, с высокими стульями, на которых расположились сразу же женщины, распивая спиртные напитки. Громкая музыка в самом зале не позволяла слышать разговоры посетителей клуба, мимо которых, переступая порог открытой двери, прошла Оксана. Низкие частоты, этой клубной музыки вибрацией отдавали по стенам, звук распространялся по периметру, создавая акустический эффект по площади. Девушки, парни, мужчины и женщины, все из роскошных богатых семей, красиво одеты, все буквально поддались искушению это празднования, безмерно потребляли спиртное и предаваясь власти танца в танцевальной зоне. Всё казалось таким естественным, гости клуба, что сидели за столиками и у барной стойки, танцевали на танцевальной площадке или просто стояли общались между собой в стороне, Оксане казалось что чего тут явно в этой атмосфере праздника явно не хватает.
Подобно царице, Оксана, гордо поднимая подбородок, прошла мимо рядом столиков, стукая каблуками по каменной плитке пола, имеющей зеркальное отражение. Покачивая бёдрами, Оксана направлялась к барной стойке, проходя мимо пьяных, веселящихся пар и нескольких семейных пар, что расположились за столиками на кожаных диванах. Девушки, что сидели на высоких стульях, были одеты в весьма откровенные короткие платья, открытые плечи, глубокий вырез на спине, чуть ли не до талии. Продвигаясь мимо столиков, проходящих пар, женщин и мужчин, Оксана, состроив выразительный гордый взгляд, подошла к барной стойке, встав между двумя девушками, что возмущенно на неё посмотрели. Девушки вынужденно отодвинулись друг от друга, когда между ними встала Оксана, расплескав на стойку бармена несколько капель коктейля, что держали за тонкую ножку бокала.
- Девушка можно как-то аккуратнее – возмутилась шатенка, посмотрев на Оксану недовольным пьяным взглядом
- Да я чуть не пролила из-за вас свой коктейль – столь же недовольно отреагировала и блондинка, что сидела на стуле слева от Оксаны
- Простите, но в верхней одежде, посетителям нельзя – сделал замечание бармен, как только Оксана подошла к барной стойке, опираясь на её гладкую лакированную поверхность кончиками пальцев – Такое уж правило клуба
- Прошу прощения – не придавая никакого значения, ненавистным взглядам девиц, сидевшим на высоких барных стульях, ответила Оксана, чуть наклонившись к бармену – Могу я поговорить с хозяином этого заведения? – доставая из кошелька пару тысячных купюр, положила их на стойку
- Простите?! – возмутился молодой парень, в белой рубашке, верхние пуговицы которой были расстегнуты, обнажая грудь – Но в клубе рассчитываются только картой клуба, уберите ваши деньги
- Дорогой!
Сделала замечание Оксана, поманив к себе бармена указательным пальцем, дождавшись пока он наклониться к ней, обхватила его шею одной рукой
- Я сказала, мне нужно увидеть хозяина этого заведения немедленно
Говорила Оксана под ухо бармену на фоне громкой клубной музыки, настойчиво вложив в его нагрудный карман на рубахе пару тысячных смятых уже купюр.
- Ты меня к нему не проводишь? – снизив тон голоса до шипенья ненависти, высказывалась Оксана подобной дикости королевской кобры – Ну или хотя бы скажешь куда подойти, я знаю он сегодня здесь в клубе!
- Вам туда – указал парень взглядом на закрытую дверь у левой стены, рядом с которой стоял мужчина в представительском костюме – Но только туда не пускают без приглашения
- Я сама тут приглашение – отпуская шею парня, мило улыбнулась в ответ Оксана – Меня я думаю, они пропустят, в их же интересах
- Какая самоуверенная – высказывая недовольства, ответила шатенка, справа от Оксаны
- Но уж лучше, чем ты пьяная курица – обернувшись к своей обидчице, ответила Оксана, прошла мимо неё с гордой самоуверенной походкой кошки, оставляя её сидеть, раскрыв рот от унижения
Продвигаясь мимо танцующих людей, Оксана прошла по стеклянной подобно зеркалу плитке танцевального пола, которая отражала эффекты светомузыка. Музыка в клубе были эротичной, её ритмика, басы, словно манила тактом своего звучания посетителей клуба поддаться искушению похоти. На фоне зеркальных темных стен, ярко выделялась надпись «День Влюблённых», у шестов рядом с танцевальной площадкой, напротив которой гордо прошла Оксана, танцевали девушки одетые лишь в одно нижнем белье. В воздухе царила атмосфера благоуханных цветов, цветочных миксов парфюма, а так же душная обстановка и выделяемый пот с тел танцующих девушек усиливал влияние запахов их косметики.
- Простите!
Перекрыл охранник муть Оксане к закрытой двери, на таблице которой была надпись «Административные помещения».
- Но посетителям клуба сюда нельзя, без специального приглашения – встав, скрестив руки впереди в области паха, обратился он к Оксане – У вас оно есть?
- Мне нужно поговорить с хозяином этого клуба – заявила Оксана, поднимая недовольный взгляд лазурных, топазных голубых глаз на мужчину, который служил ей преградой – Поймите это очень важно
- Господин Корнилов – ответил охранник, возражая на просьбу Оксаны – Просил никого не впускать без приглашения
- Но вы можете его приобрести
Послышался голос девушки, когда Оксана обернулась, заметила рыжеволосую девушку в коротком чреном вечернем платье, что стояла прямо у неё за спиной. Откровенное короткое платье, открытые хрупкие плечи белоснежной кожи, декольте выраженной формы, что за счет чашек платья подчеркивала скромный объём груди девицы. Подойдя чуть ближе к Оксане, обладательница выдала вкус столь изумительного парфюма «LoverdoseDiesel». Оттенки столь блистательной коллекции выражали в себе запах мандарина, перемешавшегося в водовороте искушения с жасмином и гарденией. Ароматная сила этой обаятельной женской парфюмерии служила ваниль, столь искушающий оттенок порочной страсти, привлекал стойкой силой запаха внимание окружающих к своей обладательнице. Роскошные волосы, цвета пламени, волнами сокрушающего соблазна покрывали белоснежные открытые плечи девушки. Веснушки на её лице, придавали сексуальный образ этой бестии, что одним только взглядом. Голубые отраженные блеском света глаза, словно отражали радость и в тоже время момент пережитой сексуальной встречи, который оставил желанный отпечаток.
- Оксана Владимировна?! – узнала рыжеволосая девушка Оксану – Но что вы здесь делаете?
- Мне нужно поговорить с хозяином этого клуба – ответила Оксана, узнавая перед собой стоящего администратора клуба – И да я вас тоже узнала Анжелика
- Но Александр Семёнович ясно дал понять – уверяла рыжеволосая девушка, дотрагиваясь кончиками пальцев до руки Оксаны – Чтобы н его ни его гостей не беспокоили без специального приглашения
- Значит они там за закрытой дверью? – поинтересовалась Оксана, указывая пальцем на охранника, что перекрывал путь к закрытой двери
- Ладно, послушайте!
Уныло вздохнула рыжеволосая девушка, выражая на своих розовых мандариновых губах, легкое подобие улыбки и в тоже время, терзающее её волнение.
- Зачем вам видеть сейчас Александра Семёновича? – поинтересовалась администратор – Вы можете прийти завтра, как раз завтра развлекательная программа закончится
- Да плевала я на вашу развлекательную программу – грубо выразилась Оксана, прошипела, выражая ярость дикой королевской кобры – Мне нужно поговорить с хозяином этого заведения
- Послушайте – уверяла администратор клуба – То, что творится там за закрытой дверью…..
- Я же сказала – возразила Оксана, оспаривая мнение рыжеволосой девушки, не давая ей возможности выговориться – Мне плевать, что там твориться
- Богатые люди – неуверенно говорила Анжелика, наклонившись к Оксане, разговаривала рядом с её ухом – Любят весьма нетрадиционные способы своих сексуальных утех
«Дура блядь тупая, не понимает еще какие нетрадиционные способы сексуальных утех я видела у Романовых», возмутилась Оксана, сдерживая при себе свои эмоции.
- Я же сказала мне всё равно – ответила Оксана, прикусывая краешек губы, начиная нервничать от раздражительной собеседницы
- Ладно – столь же уныло вздохнула Анжелика – Я могу провести вас но…..
- Но?! – поинтересовалась Оксана, изумилась в улыбке, предвкушая надежду
- Но вам это может, не понравится – предупредила рыжеволосая девушка
- В чем дело? – спросила Оксана, заметив нервное выражение лица, отошла с ней от охранника на несколько метров, разговаривая рядом с ухом девушки на фоне громкой клубной музыки
- Дело в том, что гости уже все там – переводя дух, пояснила Анжелика – И девушек там тоже много, женщин богатых клиенток, вас я могу провести как еще одну, как опоздавшую девушку
- Не вижу никакой проблемы – мило улыбнулась Оксана
- Голой! – уточнила рыжеволосая девушка – И с завязанными глазами
- Я смогу поговорить с хозяином этого клуба? – не решаясь отступать, проявляя интерес, поинтересовалась Оксана
- Девушкам вроде вас запрещено будет разговаривать – пояснила Анжелика
- Что значит вроде меня? – возмутилась Оксана, посмотрела недовольно на рыжеволосую собеседницу
- Господин Романов – промедлила немного с ответом рыжеволосая собеседница – Будет искать сегодня девушку для развлечений, я думаю, вы для него будите идеальным вариантом
«Романов будет выбирать, не уж блядь я не позволю, чтобы он провёл ночь с какой-то курицей, лучше со мной, я же его белокурая королева», принимая такой удобный для себя вариант, размышляла Оксана.
- Голой и с завязанными глазами – пояснила Оксана – Для Романова?
- И помните ни слова не говорите, вам будет нельзя – взяв под руку Оксану, уточнила Анжелика, подошла с ней к закрытой двери, у которой стоял охранник – Такие правила клуба
Кивнула администратор клуба охраннику, чтобы отошёл от двери, когда она подошла с Оксаной, держась под руку к этой двери, взявшись пальцами за ручку, потянула на себя.
- Ни слова, пока вас не спросят, даже если спросят, кивайте головой, если согласны - продолжая выказывать волнения, говорила рыжеволосая девушка – Или если не согласны вращайте головой в обе стороны, всё понятно?
Пропуская Оксану войти первой в помещение, где была небольшая площадь и винтовая лестница, ведущая вниз, в подвал под зданием клуба.
- Пожалуйста, я вас умоляю, ни слова, просто сидите и покорно молчите – беспокоясь за свою репутацию, вошла Анжелика следом за Оксаной, закрывая за собой дверь – Эти люди не любят пустых разговоров, сразу приступают к делу
- Романов да? – переспросила Оксана, обернувшись, касаясь пальцами, черного гладкого перила винтовой лестницы – Но только ему!
- Вы главное молчите – загородив свет тёплый неоновой ламы в темном помещении, предупредила Анжелика – Я вас умоляю, иначе у меня будут последствия
- Я всё поняла
Ухмыльнулась Оксана, касаясь лепестка настенного цветка, когда спускалась вниз по винтовой лестнице, забавлялась тому, как её рыжеволосая собеседница разрывалась вся от волнения.
- Мне просто очень нужно поговорить с хозяином этого клуба – уверяла Оксана, мило улыбнувшись, спустившись вниз, подошла к закрытой двери
- Прошу проходите – прошла мимо Оксаны, рыжеволосая девушка, открыла перед ней дверь, пропуская войти первой
Небольшое помещение с отдельной комнатой, стены были обшиты белым пластиком, на потолке работали четыре диодных светильников. Комната была разделена по секциям, на небольшие модульные комнаты, прикрытые шторками. На входе в кресле дежурил охранник, мужчина лет тридцати, широкоплечий, одетый в черный представительский костюм. Заметив Оксану, что вошла в это помещение, сразу же быстро встал с кресла.
- Всё нормально Костя – возразила Анжелика вошла следом за Оксаной – Это новая девушка, особый подарок для господина Романова
- Анжелика Викторовна – почувствовав себя виновато, широкоплечий мужчина, опустив голову, обращаясь к рыжеволосой управляющей – А разве особая девушка уже не вошла
- Я решила устроить ей замену
Заявила рыжеволосая девушка, взяв Оксану под руку, прошла с ней по кафельной белой плитке к одному свободному модуля для переодевания, шторка которого были приоткрыта.
- Вот вам сюда – указала Анжелика на свободную комнату, предлагая Оксане войти в неё первой, а сама повернулась спиной, задернула за неё штору – Как закончите, дайте знать
«Блядь да во что я впуталась, мне нужно поговорить с мужем моей пациентки, да и провести ночь в постели с Романовым, так чтобы он меня не узнал, моя мечта, я буду спать с королём», мило улыбнулась Оксана в отражение зеркало парфюмерного комода, что располагался в комнатке.
Снимая капюшон с головы, Оксана придала свободу роскошным золотистым волосам, объём которых имел весьма сексуальную укладку. Закрывая сразу же за собой ширму, небольшой шторки, Оксана глубоко вдохнула, почувствовала смешанные запахи оттенков жасмина и гардении, витавших в воздухе. Переступая через лежащие на полу чьи-то женские вещи, черное платье, трусики, бюстгальтер, Оксана, расстёгивая пуговицы черного пальто. Снимая с себя пальто, повесив его на вешалку, справа от комода, Оксана расположилась на мягком пуфике кофейного цвета. Сразу почувствовав влагу разлитого на ней вина, запах которого сбивал остальные запахи в этой комнатке. Одежда Оксаны тут же пропитала влагой разлитого, на нём вина, сладкой жидкостью смочив черное платье, её трусики и оставив мокрыми чулки.
- Блядь – прошипела Оксана, грязно выражаясь, тут же вскочила с пуфика, ощущая мокрое влияние одежды на своём теле, заметила пустую бутылку из-под вина на полу
- Оксана Владимировна у вас всё нормально? – шепотом поинтересовалась Анжелика, трогая занавеску шторку, что служила проходом
- Да всё хорошо – застенчиво ответила Оксана, прикусывая краешек губы, чувствуя, как мокрая пропитанная вином одежда начинала её раздражать, соприкасаясь с горячей пылкой кожей тела
«Надеюсь, у Романова будет другая одежда для своей белокурой королевы, в конце концов, можно и курицу какую-нибудь раздеть, я против не буду, тут их наверно полно», размышляла Оксана, оголяя лямки черного платья на плечах.
Медленно подобно танцу кобры, Оксана вращала тазом, освобождаясь от черного короткого платья на ней, ловко рукой расстегнула застежку его пояса. Позволяя черному платью упасть на пол, прямо на пустую бутылку из-под вина. Скидывая туфли с ноги, Оксана, облокотившись на стенку небольшой комнатки, начала медленно стягивать с ног мокрые чулки, освобождаясь от их влажного влияния, что моросило кожу. Аккуратно закатывая их тонкую ткань, Оксана, обольщаясь нежному трению их скольжения, скинула с ноги мокрый чулок. После нескольких секунд таких же стараний, Оксана скинула так же второй чулок на пол. Касаясь пальцами обеих рук, Оксана начала стягивать с себя мокрые черные кружевные трусики, вращая тазом произвольными круговыми движениями. Трением необузданной силы, кружевная черная ткань трусиков медленно скатилась по ногам Оксаны, падая в кучу белья с платьем. Переступая через лежащие на полу мокрые трусики, Оксана завела руки за спину, касаясь пальцами застёжки черного кружевного бюстгальтера. Размыкая оковы черного кружевного бюстгальтера, Оксана освободила грудь от их влияния и тяготы безудержного сдавливания. Медленно мягкие подушечки кружевного лифчика, покинули обитель розовых сосков Оксаны. Лямки черного бюстгальтера скользили по рукам Оксаны, медленно падая на пол. Обувая обратно на ноги черные туфли, Оксана стояла спиной к входу в комнату, прикусывая коготок указательного пальца, испытывая терзающее чувство волнения.
- Анжелика – произнесла Оксана, начиная нервничать, чувство тревоги собственного безрассудства начинало её беспокоить
- Оксана Владимировна вы всё? – поинтересовалась рыжеволосая девушка, отодвигая ширму, золотистой шторки вошла в комнату – Господи!
- В чём дело? – поинтересовалась Оксана, стоя спиной к девушке, смутилась её бурной реакции, когда она в отражение зеркала прижала пальцы обеих ладоней к губам
- Как вы прекрасны – похвалила рыжеволосая девушка, так и продолжая стоять у входа, закрыла проход шторкой – Я прям знаете, начинаю завидовать Романову
- Спасибо – смутилась Оксана, выражая застенчивость блеклым румянцем на щечках
- Прошу стойте так – уверяла Анжелика, что-то делая у Оксаны за спиной – Я вам завяжу глаза, вы ведь помните правила
- Да-да конечно
Согласилась Оксана, почувствовав, как зрение накрыла черная кружевная повязка, после чего ловкие пальцы рыжеволосой девушки связали её в узел на затылке.
- Не волнуйтесь – уверяла Анжелика, поправляя повязку на глазах Оксаны, так чтобы она не имела возможности видеть окружающих обстановку, а тем более людей
- А это еще зачем? – возмутилась Оксана, почувствовав как на кисти рук, девушка, что стояла перед ней надела браслеты
- Наши клиенты – пояснила Анжелика, застегивая браслеты на запястьях обеих рук Оксаны, сковывая их вместе – Любят, когда их жертва лишена контроля над собой
- Жертва?! – удивилась Оксана, нахмурив недовольно губки
- Вы не подумайте ничего лишнего – заверила рыжеволосая девушка – Но для тех, кто платит, вы будите жертвой
- То есть для Романова?! – следуя за своей спутницей, что вела её, держась за цепочку браслетов, спросила Оксана
- Ну а для кого же еще? – воодушевлённым голосом ответила Анжелика – Так осторожно сейчас выйдем на свет
- Я же в повязке – ухмыльнулась Оксана, покорно следуя за своей собеседницей
- Дверь осторожно – предупредила рыжеволосая девица
- Ты так внимательно – поблагодарила Оксана, переступая порог открытой двери, вошла в большое просторное помещение
В комнате играла тихая классическая музыка, слышался женский пьяный смех, искушенные стоны девиц, поддавшись соблазну порока. Помимо всего прочего развратных интонаций, звуков, было слышны звуки плётки, звон железных оков и цепей браслетов.
- Стараюсь не испортить товар – заверила Анжелика – Вы ведь как дань, которую наш Александр Викторович преподнесет Романову
- Товар?! – возмутилась Оксана, понимая как столь противное выражение, достаточно сильно оскорбило её гордость
- Тише…. – прошипела рыжеволосая девушка – Помните, что я вам говорила про разговоры
- Хорошо – шепотом ответила Оксана, чувствуя, как идёт ведомой своей спутницей по какой-то ковровой мягкой дорожке, как через кружевную черную ткань просачивался свет пламени горящих настенных свеч – Я молчу…..
- Оксана Владимировна! – упрекнула Анжелика, легонько дернув за цепочку браслета – Это закрытый клуб, здесь собираются богатые люди, для них мы находим девушек или жертв
- Анжелика дорогая – послышался искушенный голос женщины, интонация которых была чуть выпившей и чрезмерно возбужденной – Что за прекрасный цветок попал в твои сети?
- Это подарок для господина Романова – ответила рыжеволосая девушка, остановившись сама, затормозила Оксану – Прошу вас Елизавета Валентиновна, дайте нам пройти
«Власова, а она то, что забыла в этом блядском доме?», была шокирована Оксана, распознав пьяный голос женщины, что коснулась пальцами её подбородка, вынуждая поднять лицо.
- Вечно Романов забирает самый сладкий товар
Продолжая держать Оксану за подбородок, женщина, что стояла перед ней, пыталась изучать лицо, скрывавшееся за кружевной черной тканью.
- Ненавижу блондинок – прошипела Власова, отпуская подбородок Оксаны – Ох… если бы не Романов, как бы у меня эта сочная девка бы пищала……
- Но она не для вас – гордо заявила Анжелика, продолжила медленно движение – А теперь прошу нас извинить, нас ждёт Александр Семёнович
- Знаю я одну блондинку – говорила повышенным тоном голоса Власова – У неё на животе точно такой же шрам, будем надеяться, я обозналась, а иначе у вашего заведения будут проблемы
- Вы сами часто пользуетесь услугами нашего клуба – упрекнула Анжелика, вновь остановившись, выражая злость в интонации собственного голоса – Так что если пойдём ко дну, то уж точно вы с нами туда же
- Осторожней Анжелочка, не зарекайся! – предупредила стервозным голосом Власова, подобно песчаной гадюке, прошипела – Помните на каких условиях вы сами здесь работаете администратором и кто за вас поручился, когда к власти пришёл Корнилов
- Без вас как-нибудь разберусь – возразила недовольной интонацией голоса рыжеволосая девушка, вцепившись в цепочку браслетов Оксаны – Пойдём!
Настойчиво потребовала она, потянув за собой Оксану, так что она едва успевала за ней идти на каблуках, замечая через повязку лишь обрезка красных стен и подсвечников, горевших в них свеч.
- Анжелочка – услышала Оксана голос какого-то мужчины, как только они вместе со своей рыжеволосой спутницей вошли в какую-то большую просторную комнату – Кого это ты к нам привела, насколько я знаю, все гости, на которых было приглашение в наш клуб, уже явились
- Простите Александр Семёнович
Возразила Анжелика, в голосе рыжеволосой девушки чувствовались нотки неуверенности, которые Оксана распознала, по тону как она говорила.
- Просто подумала, что для господина Романова потребуется идеальный товар – убеждала Анжелика – Посмотрите сами образец этой блондинки, заменит то жалкое подобие, что вы приготовили для Романова
- А ну подойди дитя моё, дай на тебя посмотреть – потребовал мужчина, обращаясь к Оксане
- Иди – потребовала рыжеволосая девушка, настойчиво толкая Оксану вперёд
- А что у неё с животом? – поинтересовался мужчина, дотрагиваясь пальцами до живота Оксаны, когда она стояла перед ним – Ты что для господина Романова подсовываешь как-то резаных девок
- Простите Александр Семёнович – еще больше неуверенно ответила Анжелика, чувствуя за собой вину – Я просто подумала…..
- Что ты подумала….. – повысив голос, прокричал на неё мужчина – Ты зачем незнакомого резаного человека приводишь в мой клуб, ты головой своей подумала
- Ну что мне теперь делать? – жалким голосом, спросила рыжеволосая девушка, когда мужчина сломал, её волю, своим криком и возможным подавляющим взглядом, с которым он неё смотрел
- Головой нужно было думать!!! – еще больше повысив тон голоса, прокричал этот мужчина
- Что за шум – послышался голос Романова за спиной у Оксаны – А где же драка?!
- Простите Сергей Викторович – снизив как подхалим, тон собственного голоса, словно загнанный в угол щенок перед львом – Просто вышло недопонимание между своими сотрудниками
- Недопонимание? – возразил Романов, не поверив в ответ этого мужчины
- Отведи её, отдай кому-нибудь – распорядился Корнилов
- Нет! – возразил Романов – Куда такое прекрасное творение везти ты собрался, пускай немного посидит, я сам ей займусь
- Но Сергей Викторович это……
- Корнилов – вновь оспаривая мнение этого мужчины, возразил Романов – Не забывай того кто позволил тебе купить здесь этот клуб
- Ладно, посади её вон в то кресло – распорядился Корнилов, указывая на свободное кресло, куда тут же схватившись за браслеты на руках, повела Оксану рыжеволосая девушка – Простите Сергей Викторович, моя управляющая откуда-то её подцепила и привела в наш с вами закрытый клуб
- Сиди здесь и молчи – прошипела недовольно Анжелика, толкнув Оксану в мягкое кресло, теплота этого материала и его гладкая поверхность действовала приятно на кожу тела – Ни звука ты поняла?! – прокричала она на неё как на рабыню
- Анжелика можешь идти – недовольно ответил Корнилов – Твоя гостья уйдёт кому-нибудь из наших гостей на развлечение, как игрушка
«Наглый самодовольный ублюдок, да стоит мне только голосом себя выдать, так сам Романов за меня тебя разорвет», подумала про себя Оксана, решив вести себя, скромно сидела спокойно в мягком теплом кресле.
- Я хотел поговорить с тобой – не придавая значения последним диалогом, говорил Романов – На счёт привлечения новых людей в наш с тобой клуб, представляешь, какие деньги у нас тут будут водиться, люди ведь любят развлечения, а за них нужно платить
- Я всё устрою Сергей Викторович – заверил Корнилов в своей компетенции, решать возложенные на него проблемы – Кого вы хотите пригласить?
- Сейчас подожди – возразил Романов, послышался звонок сотового телефона, что прервал их беседу – Господин Рамазанов, чем обязан вашему звонку?
- Романов?! – по громкой связи послышался голос Рамазанова – Моя дочь пропала, ушла из дома забрала мерседес, усыпила Катерину, куда-то сбежала
- Романова сволочь ты такая – послышался ненавистный голос Катерины – Где Оксанка, я звонила, в больнице её нет, куда она пропала, телефон её не отвечает
- Катерина? – возмутился Романов – Да не знаю я где ваша Оксана Владимировна и куда она пошла тоже не знаю, хотя могу предположить что она не успев оклематься от болезни взяла какое-то дело
- Послушай меня сюда – возразил Рамазанов, разговаривая по громкой связи – Если с моей дочерью что-то случиться и ты хоть как-то, заметь, хоть как-то будешь в этом причастен, я уничтожу тебя
- Я понял Владимир Юрьевич – не желая слушать, ответил Романов
- Нет, ты не понял – оспаривая такой довод, прошипел Рамазанов – То какую игру устроила Петрова у тебя дома, ты наверно помнишь, так это вот, покажется детской шалостью по сравнению с тем, что я тебе устрою…..
- Что вы от меня-то хотите? – поддавшись силе воле убеждения Рамазанова, Романов начал нервничать
- Найди мою дочь немедленно – распорядился Рамазанов – Она больна, только пережила такое потрясение и тут куда-то сбежала
- Она наверно оставила папку в своём кабинете – предположил Романов
- Да была какая-то папка – ответила Марина Николаевна, выражая сомнение и неуверенность
- Фамилию обладателя этой карты вы случайно не заметили? – поинтересовался Романов
- Да Филимонова Анастасия Валерьевна – пояснила Катерина, словно не понимая, о чём говорит ей это имя
- Постой! – возразил Корнилов – Это же моя бывшая жена, с которой я развёлся, после развода она взяла свою фамилию обратно
«Черт раскусили», прикусывая краешек губы, Оксана продолжала сидеть покорно в кресле, опустив голову, пыталась смотреть в пол через повязку на глазах.
- Господин Рамазанов послушайте, чтобы там не случилось, я найду вашу дочь, обещаю – не придавая никакого значения тому, что сказал Корнилов – Я сейчас же отправлю людей на её поиски
- Надеюсь, что ты так и поступишь – недовольно выразил своё мнение Рамазанов, разрывая телефонный звонок
- Черт возьми – выругался Романов, выражая некую растерянность, после этого телефонного разговора – Так что ты там говорил на счет программы, который ты обещал организовать?!
- Сергей Викторович, а вы разве не хотите поговорить о той проблеме, по которой вам сейчас звонили – подобно жалкому псу, обратился Корнилов к Романову
- Не лезь не в своё дело, я сам там разберусь – пригрозил Романов, суровым тоном голоса – Лучше займись тем, чтобы гости в нашем клубе ни в чем не нуждались и не отказывали себе в плане развлечения и сексуальных утех
- Что на счёт этой блондинки? – поинтересовался Корнилов
- Отдай её кому-нибудь – возразил Романов – Меня интересует сейчас совсем другая блондинка
- Хорошо Сергей Викторович – подобно собаке послушно выполняющей приказ хозяина, ответил Корнилов – Девочки войдите сюда, пожалуйста
- Да Александр Семёнович – вошла какая-то девушка в эту гостевую подземную комнату – Вы звали?
- Отведите её к депутату Коршунову – распорядился Корнилов
«Ну, уж нет, я не за этим сюда пришла, чтобы с каким-то там мужиком спать», сообразила сразу же Оксана, когда к ней подошла, сзади закрывая кляпом рот.
- Вставай, давай – грубо выразилась девица, схватив Оксану за предплечье – А ну пошла
- А ну стойте – возразил Романов, заметив, когда Оксана встала с кресла, обратил внимание на шрам на её животе – А вот этот шрам я ни с чем не перепутаю
- Сергей Викторович что-то не так – заволновался Корнилов
- Ты идиот! – прокричал на него Романов – Быстро отпустите её
- А в чём собственно дело?! – продолжая выказывать волнение, спросил хозяин клуба
- Я сказал немедленно!!! – повысив тон голоса, распорядился Романов
- Ладно-ладно, а что в ней такого особенного? – поинтересовался Корнилов – Ну что встала, сними кляп и расстегни браслеты
- Оксана Владимировна! – упрекнул Романов, весьма недовольно – Сколько можно, сколько я могу терпеть ваши выходки, вы даже тут в заведении моего партнера устроили весь этот цирк
«Это он еще терпит меня, я ему, видите ли цирк устраиваю, ну блядь я сейчас вам тут всем устрою», размышляла Оксана, когда девушка, что стояла у неё за спиной, расстегивала кляп, шарик что был зажат в зубах.
- А что бы было если – продолжил высказывать возмущение Романов – Если бы я по чистой случайности не заметил ваш шрам на животе?
- Это вы значит, меня терпите – первое, что сказала Оксана, когда девушка, аккуратно вытащила шарик-кляп из её рта – Вы Сергей Викторович, такое говорите своей белокурой королеве?!
- Оксана Владимировна…… – хотел возразить Романов
- Нет – возразила Оксана, почувствовав, как девушка коснулась цепочки браслетов, надетых на её запястьях – Оставьте их – распорядилась она, пытаясь разглядеть обстановку через повязку кружевной черной ткани, надетой на глазах
- Что простите?! – удивилась девушка, отошла на шаг, испугавшись, реакции Оксаны – Александр Семёнович она не хочет
- Хватит Оксана Владимировна – упрекнул Романов – Вы со своими капризами и истериками, даже у меня дома всех гостей довели до невроза
- Охо-хо-хо – пытаясь издеваться над этим мужчиной, рассмеялась Оксана – Посмотрите-ка какие мы нежные, это вы ведь тут в центре деревни устроила тут потайной блядский клуб?
- Да какое вам дело до того чем я занимаюсь – возмутился Романов, посчитав слова Оксаны за оскорбление в свой адрес – Господи, принесите ей одеться что-нибудь
- Так это вам звонил отец этой блондинки?! – поинтересовался Корнилов, выдавая довольство и усмешку, хитрой смеющейся, едва сдерживающей интонацией голоса
- Да и я увожу её домой!
Заявил Романов, начиная нервничать как Оксана, стоя закованной в наручниках и с повязкой на глазах, высмеивала его своим присутствием в таком обнаженном полностью виде.
- Господи Корнилов, что ты встал
Продолжал высказывать недовольства, говорил Романов, чувствуя некую неловкую сложившуюся эмоциональную обстановку что нервировала его.
- Принеси ей что-нибудь одеться – повторил он просьбу, обращаясь к хозяину закрытого клуба
- А что голая блондинка вас уже не интересует? – ухмыльнулся Корнилов, весёлым тоном голоса, обратился к Романову
- Не нужно мне нечего – упорствовала Оксана, отошла от девушки, когда она хотела прикрыть её ногату какой-то теплой нежной тканью – Я так хочу быть, чтоб все видели
- Вы с ума, что ли сошли Оксана Владимировна – был удивлён таким поведением Романов – Что вы здесь вообще делаете, зачем вы пришли сюда?
«Да какое тебе вообще дело, куда и с кем я хожу, мало того что грамотно подсунул меня под Нечаева, когда он трахается сам с другой блядью, так теперь еще и командует мной», возмутилась Оксана, сдерживая при себе порыв бурных играющих эмоций.
- Как я понимаю в списке гостей, вашего имени нет – рассказывал Романов – Я сам лично его проверял, откуда вы вообще тут взялись, сбежали из дома, усыпили Катерину, чтобы прийти сюда, но зачем?
- Сергей Викторович – чувствуя себя, неловко смутился Корнилов – Вы не представите меня вашей знакомой, что наверно сейчас нам тут устроит всем проблем
- Это блядь мягко сказано господин Корнилов – выражая в голосе всю ненависть к этому мужчине, говорила Оксана – Да не трогай ты меня! – рявкнула она, недовольно на девушку, что вновь хотела скрыть прелесть её сочного обнаженного тела какой-то тканью, отошла на несколько шагов
- Оксана Владимировна – успел во время Романов схватить Оксану, когда она чуть не споткнулась о диван – Осторожней, снимите хотя бы повязку, вы же вообще ничего не видите
- Что вы здесь делаете? – поинтересовался Корнилов – И как я могу к вам обращаться, как господин Романов
- Как к человеку, спасающему жизнь твоей жены – возразила Оксана, подобию дикости королевской кобры, прошипела в ответ – Я врач твоей жены и мне нужны ответы, которые ты вероятнее всего можешь знать
- Анастасия больна? – поинтересовался Корнилов, сказал это так будто и не знал этой новости
- Она перенесла инфаркт – пояснила Оксана, присаживая к мягкому креслу, когда её держал за руку Романов – И у неё двое маленьких детей, которых ты бросил!
- Да кто вы, черт возьми, такая?! – возмутился Корнилов, выражая интонацией голоса недовольство, по которому Оксана догадалась как легко его зацепила – неужели вы думаете, что таком проникнув сюда, можете мне читать нотации как мне себя вести
- Да мне глубоко плевать – ухмыльнулась Оксана, пожав плечами – Просто скажите за время, за которое вы жили вместе со своей женой, не замечали ли вы ничего необычно
- А что вы так смотрите Александра Семёнович – выказывая удивление, спросил Романов – Это самый безумный врач, которого я только знаю, но между прочим гениальность Оксаны Владимировны позволяет помогать людям…..
- Давайте опустим конкретику – возразила Оксана, смутившись комментария в свой адрес со стороны Романова – Господин Корнилов, расскажите мучали ли вашу жену головные боли, утомляемость, проблемы с дыханием или с давлением?
- Я бы на вашем месте ей бы ответил – советовал Романов, обращаясь к Корнилову – Кстати, а почему вы развелись со своей женой?
- Не ваше дело – не желая отвечать на вопрос Романов, огрызнулся, хозяин заведения – Забирайте свою блондинку и валите отсюда
- Это вы мне говорите?! – возмутился Романов, по тону голоса, Оксана поняла, как такой мелкий человек как Корнилов зацепил его такой выходкой – Не забывайтесь Александр Семёнович, по чьей прихоти вы до сих пор в этой деревне, в моей деревне!
- Господин Корнилов – требовательно, подобно царице, обратилась Оксана – Вашу жену хоть что-нибудь беспокоило из того что я перечислила?
- К чему вы спрашиваете? – не понимая сути вопроса, спросил Корнилов
- У вашей жены, на момент поступления
Рассказывала Оксана, продолжая смотреть через повязку на глазах в пол, начиная вспоминать прочитанную карту пациентки.
- В скорой когда взяли анализ крови обнаружился признак «анемия» ускорение «СОЭ», «тромбоцитопения»
Рассуждала Оксана, пересказывая взятый анализ крови, взятый в скорой, что был отмечен в карте пациентки, пытаясь зацепить и проявить интерес мужа пациентки, к состоянию своей жены.
- Отмечается повышение уровня «иммуноглобулинов», диспротеинемия, повышенное содержание «СРБ» – продолжила пересказывать анализ крови – Точно не помню, но числа там были явно завышены от нормы
Диспротеинемия – нарушение нормального соотношения между различными фракциями белков крови. Возникает при различных заболеваниях органов пищеварения, воспалительных заболеваниях.
- Что касается остальных вещей, на момент поступления у вашей жены случился «инфаркт миокарда» – продолжая дальше высказывать перечитанные неоднократно страницы карты пациентки, рассказывала Оксана – Ваша жена страдала артериальной гипертензией, одышкой, ортопноэ, тахикардией, «головокружением», развитием периферичес­ких отеков
- Да кто вы, черт возьми, такая? – удивился Корнилов, словно пришёл в ужас от того, что ему буквально на словах пересказала Оксана
- Я сам иногда поражаюсь над Оксаной Владимировной – согласился с удивлением хозяина клуба, говорил Романов – Прийти сюда одной, голой, в наручниках с завязанными глазами
- Что вы от меня хотите услышать? – все еще не мог отойти от шока услышанного, переваривая информацию, спросил Корнилов
«Я никак не могу связать ишемия коронарных сосудов и синдром Рейно, а так же легочную гипертензию, чего-то в этой мозаике явно не хватает», размышляла Оксана, вспоминая страницы прочитанной карты пациентки, воображая в голове проведенный ЭКГ, лист которого она пальцем досконально изучила.
- Я хочу чтобы вы пришли в палату своей жены – заявила Оксана, поднимая голову посмотрев в сторону, думая что смотрит на Корнилова – Вот прямо сейчас, мои люди вас встретят и проводят, а вы им всё расскажите
- С чего это вдруг мне это делать? – возмутился Корнилов, оспаривая мнение Оксаны
- Ваша жена возможно скора умрёт – пояснила Оксана, придавая всю серьёзность – Проведите хотя бы эти последние дни или часы, пока неизвестное что-то, не убило её
- Это не важно – возразил Корнилов, не соглашаясь с предложением Оксаны
- Оксана Владимировна собирайтесь, я отвезу вас домой – распорядился Романов – На сегодня игры ваши кончились
- Дайте мне полчаса – возразила Оксана, не принимая всерьёз довод Романова, продолжая сидеть в мягком кресле
- Что простите?! – удивился Романов
- Дайте мне полчаса – повторила Оксана своё условие – Мне таких трудов стоило сюда попасть, я не хочу просто так взять и проебать свой шанс!
- Но если вы останетесь – ухмыльнулся Романов – Оно возможно так и будет
- Пускай хоть и будет – согласилась Оксана, улыбаясь порочной ухмылкой – Но тогда я уеду и у меня будет результат по делу
- Вас ведь не переубедить? – поинтересовался Романов, встав у кресла, где расположилась Оксана
- Дайте мне, эти чертовы сведения! – прошипела Оксана, не обращая внимания на вопрос Романова
- Александр Семёнович – обратился Романов, прошёл за спинкой кресла, в котором сидела Оксана, касаясь пальцами его спинки – Могу я быть уверен, что Оксана Владимировна не пострадает, находясь под вашим контролем
- Как я уже понял – заверил Корнилов – Если у вас, короля этой деревни, могут быть проблему, если что-то хоть произойдёт с этой блондинкой, то я думаю, её отец даже разбираться не будет, просто сотрёт меня, мой клуб и всё что связно со мной
- Александр Семёнович – возмутилась Оксана, начиная, чувствуя раздражение от восхвалений в её сторону – Давайте просто поговорим, я ведь не кусаюсь, да и тем более что я вам в наручниках и с завязанными глазами сделаю?
- Я надеюсь, вы понимаете Корнилов – обратился Романов, направляясь куда-то – Что за безопасность и за честь Оксаны Владимировны в этом заведении отвечаете вы лично передо мной
- Что вы хотите от меня узнать? – начиная нервничать поинтересовался владелец клуба, к Оксане, после того как Романов покинул их компанию – Да как вам вообще пришла в голову идея заявиться сюда в таком виде
- Ваша управляющая, она выдвинула такие условия – ухмыльнулась Оксана, продолжая сидеть в мягком кресле – А что мне еще оставалось делать, жизнь вашей жены весит на волоске
- У неё да были иногда головные боли – глубоко вздохнул Корнилов, начал перечислять известные ему симптомы своей жены – Приступы отдышки, при весьма незначительных физических нагрузках, а так же высокое давление
- Ну про давление это понятно – согласилась Оксана, не принимая глубоко этот довод в серьёз
- Вы не понимаете – возразил Корнилов – У неё запредельно высокое давление при её-то возрасте и весе меньше шестидесяти килограмм, у неё давление достигало до 170
- С давлением у неё правда не всё в порядке – согласилась Оксана
- Тогда чего вы от меня хотите еще узнать? – начиная нервничать, ответил Корнилов
- У неё бывали какие-нибудь отёки конечностей до этого?
Поинтересовалась Оксана, не придавая никакого значения возбуждённости мужчины, что находился с ней рядом в скрытой гостевой комнате, обстановку которой она видеть не могла.
- Синюшность кожных покровов, крайне возбуждённое состояние – интересовалась Оксана, прикусывая краешек губы – Она никогда не теряла сознание, как проявлялись у неё проблемы с дыханием или давлением, как ваша жена вела себя, когда её беспокоили эти приступы?
- Да не знаю я как – нервно ответил управляющий клуба – И вообще это не ваше дело
- Послушайте это важно – уверяла Оксана – И видите себя как мужчина, а не как избалованный мальчишка, которому не дали конфетку
- Да что вы себе позволяете! – возмутился мужчина, выказывая интонацией голоса чрезмерную гордость
«Возможно и стоит его завести и прикинуться что мне пора домой, но так чтобы он явился к своей жене, может он что-нибудь там вспомнит», размышляла Оксана, посчитав для себя это идеальным вариантом.
- А что вы сделаете?!
Ухмыльнулась Оксана, вставая с кресла, в котором сидела, выражая образ дикой строптивой царицы, выказывая пикантные формы обнаженного сочного тела.
- Я ведь вас не вижу, не знаю, какой вы из себя и тем более я в наручниках – заигрывая с мужчиной, Оксана хотела вывести его из себя – Накажите меня или выбежите из комнаты, как ребёнок или как пёс поджав хвост……
Не успевая договорить, как девушка подошла сзади, вставил Оксане кляп в рот, застегивая его вновь на крепкую пряжку. Вновь этот противный шарик стоял между зубами Оксаны, мешая сомкнуть челюсти вместе, лишая возможности говорить или издать какой-либо звук. Столь противный эффект вызывал сильное слюнотечение, что позволяло обволакивать шарик изобилием собственной слюны, напрягая при этом нижнюю челюсть.
- Успокойся!
Вынуждая Оксану встать на колени перед собой, прошипела Анжелика рядом с её ухом, выражая всю преданность перед хозяином клуба. Используя запасной ключ от наручников, разомкнула браслет одной руки, быстро, так чтобы Оксана не успела ничего сообразить, завела обе руки к ней за спину, тут же смыкая их браслетом вместе.
- Александр Семёнович с вами всё в порядке, она вам угрожала? – поинтересовалась Анжелика
«Наглая сука я тебе доверяла», возмутилась Оксана, распознав голос рыжеволосой девушки, что стояла у неё за спиной.
- Спасибо Анжелочка – поблагодарил Корнилов – Но я думаю это без надобности
- Что простите? – удивилась рыжеволосая девушка, что держала руку на плече у Оксаны
- Я говорю, зачем ты ей рот заткнула? – возмутился Корнилов, отчитывая свою рыжеволосую сотрудницу за излишнюю самонадеянность
- Простите, я просто подумала, что она вам……
- Ты хоть знаешь, кто её отец?! – возразил управляющий клуба, сдерживая своё недовольство, начиная тяжело дышать
- А причем здесь отец этой блондинки? – поинтересовалась Анжелика
- Случай слышала
Рассказывал Корнилов, по звуку шагов, было понятно, что он ходил по кругу рядом с Оксаной, когда она сидела на коленях перед ним, чувствуя под собой мягкий пушистый теплый ковёр.
- Как в прошлом году у Романовых убили четверых депутатов
Продолжал рассуждать этот мужчина подошёл к рыжеволосой девушке, что держала руку на плече у Оксаны, встав лицом к лицу с ней.
- И про то, как убили начальника их службы безопасности – пояснил Корнилов – И сделала это Ольга Петрова
- А причем здесь эта блондинка и её отец? – не понимая, к чему клонит Корнилов, словно впала в недоумение, спросила Анжелика
- А то, что её отец командовал отрядом призраков в Чечне в 1995 году – повысив тон голоса, словно вскрикнул Корнилов, по-настоящему стал переживать за свою жизнь – Специальное подразделение стратегической зачистки военных объектов, работая на территории врага
- А Ольга Петрова я так понимаю, служила под командованием её отца? – догадалась Анжелика
- Ты проницательная – всё так же недовольно ответил Корнилов – Так что её папаша может обеспечить мне и тебе таких проблем, что Ольга Петрова покажется после всего того, что она совершила, просто милым невинным ребёнком
- Что прикажите делать? – выражая обеспокоенность, начала проявлять заботу о своей жизни, поинтересовалась рыжеволосая девушка
- Отведи её к Романову – распорядился Корнилов – Да и шубу надень или что там у неё было, через черный вход и не дай бог с ней что-нибудь, хоть пальцем, кто её тронет, ты у меня ответишь первой, тебе ясно?
«Ну и сука же ты трусливая Корнилов, я была о тебе гораздо лучшего мнения», почувствовала Оксана исходящий аромат от мужчины, что только что к ней подошёл.
Волнующая композиция парфюма «RealmMen», словно излучал от тела мужчины, оттенки которого сочетали стойкие тона апельсина и имбиря. Пачули и душистый аромат лаванды дополняли эти духи своей неповторимостью, вызывающий другой вкус по схожести с можжевельником. Столь сильное сочетание запахов в этой коллекции искушали мгновенностью сознание Оксаны, разом одним вдохом переворачивая всё мнение об этом мужчине.
- Нет пожалуй сними это прямо сейчас – возразил Корнилов, словно испугавшись чего-то – Если Романов узнает, что мы опять надели на неё кляп, у нас с тобой будут проблемы, а я их не хочу, по крайней мере не теперь
- Александр Семёнович вы уверены? – поинтересовалась рыжеволосая девушка, стоя у Оксаны за спиной – Может всё-таки пускай это сделает сам господин Романов
- Я сказал, сейчас сними – повысив голос, Корнилов словно поддался панике – Оксана Владимировна простите меня, пожалуйста, и мою управляющую, она не должна была так делать
«Хм… возможно мне стоит немного поиздеваться, но блядь у него такой запах, ах… какой аромат, я хочу его», испытывая соблазн неконтролируемого сексуального влечения, размышляла Оксана.
- Простить?! – выказывая возмущение, спросила Оксана, когда девушка что стояла у неё за спиной расстегнула застежку кляпа, вынимая шарик из её рта – Вы хоть отдаёте себе отчёт, что вы только что сейчас сделали?
- Прошу только не говорите вашему отцу, что вы были здесь – словно умолял Корнилов, казавшись перед Оксаной абсолютно жалким – Скажите, как я могу исправить свою ошибку?
- Исправить ошибку? – прошипела Оксана, чувства в ней играли, словно перед извержением вулкана, всё кипело, страсть набирала обороты дикого порочного такта – На колени!
- Что простите? – был ошарашен Корнилов таким заявлением от Оксаны
- Я сказала – гордо поднимая подбородок к верху, заявила Оксана – Если хотите прощения, чтобы я всё забыла, то встаньте передо мной здесь на колени
- Вы что серьёзно? – удивилась Анжелика, по её голосу можно было понять, как мужчина не зная, что ответить, уже начал выполнять требования Оксаны
- Иначе
Предупредила Оксана, вдыхая ртом искушающую силу парфюма, что исходила от мужчины, она не могла совладать с силой порочного влияния охватившей её разум.
- Я всё расскажу Романову, а он не будет молчать перед моим отцом – обольщаясь в улыбке, говорила Оксана, словно почувствовала, как перед ней мужчина склонился на колени – И как вы думаете, к кому он приедет первым, как только всё узнает от Романова?
- Оксана Владимировна он уже встал перед вами на колени – была шокирована Анжелика тем, как легко Оксана манипулировала управляющим этого клуба
- Оставь нас – прошипела Оксана, обращаясь к рыжеволосой девушке – И не вздумай снова одевать на меня эту дрянь
- Господи Анжелика тебе, что нужно повторять дважды? – возмутился Корнилов
- Как пожелаете – фыркнула недовольно Анжелика, после чего под шум стука каблуков удалилась из гостевой комнаты
- Всегда ненавидела эту дрянь – высказывая недовольства, говорила Оксана, продолжая стоять посреди гостиной – Но к вам господин Корнилов у меня совсем другое мнение
- Я бы может, предпочёл бы, его не знать – возразил мужчина, оставаясь сидеть на коленях перед Оксаной – Вы что-то хотели со мной обсудить?
«У него такой неудержимый аромат, что просто пиздец, я вся теку, вдыхая вблизи его столь сильный порочный запах», изнемогала Оксана сильным желанием поддаться эротической страсти, ощутить в себе вкус плотских чувств.
- Хотела
Чувствуя в момент такой близости искушающий аромат, исходящий от тела мужчины, действие его феромонов, сводили с ума рассудок Оксаны.
- Скажите господин Корнилов – чувствительно нежным голосом, говорила Оксана, продолжая стоять возле мужчины, что сидел перед ней на коленях – Я хоть как-то вам нравлюсь?
- Что простите? – не понял вопроса мужчина, выражая этим своё удивление перед Оксаной
- Я вам симпатична? – переспросила Оксана, сморщив алые губки, предвкушая теплые взаимные чувствуя, ожидая услышать для себя искренний ответ
- Даже если я скажу – немного помедлив с ответом, словно переводя дух, ответил Корнилов – То, что вы Оксана Владимировна самая прекрасная девушка из всех моих тут клиентов и друзей, это….
- Тш….. – присаживая на колени рядом с мужчиной, Оксана не могла его видеть, но чувство столь трепещущего аромата исходящего от его тела будоражило сознание, вынуждая поддаться соблазну
- Ваш отец, да и господин Романов
Уверял Корнилов, разговаривая так, чтобы Оксана смогла его обнаружить, в тот момент, когда на её глазах всё еще была черная кружевная повязка.
- Они просто сотрут меня в порошок, если я хотя бы к вам пальцем притронусь – выражая свою неуверенность, ответил управляющий клуба
- А что сейчас в этой комнате есть Романов или мой отец?
Изнемогала Оксана силой терзающего разум сексуального желания, вдыхая сильный аромат, исходящий от тела мужчины. Феромоны этого самца сводили с ума рассудок Оксаны, словно принуждали своей формулой поддаться искушению сексуального инстинкта.
- Что мешает вам просто сказать мне тёплые нежные слова
Таила Оксана перед этим мужчинам, соком необузданной любви, что словно вытекал из неё, дыхание становилась учащенным и слегка прерывистым, гормоны желали испить вкус страсти.
- Я уж не прошу вам просто притронуться ко мне
Опустив взгляд в пол, ответила Оксана, пытаясь разглядеть через черную кружевную повязку на глаза ковер, на котором сидела.
- Просто скажите – уверяла Оксана, сидя на коленях рядом с этим мужчиной – Я вам хоть чуточку симпатична? – наклонилась она немного вперёд, думая, что самец сидел прямо перед ней
- Оксана Владимировна что вы…..
- Значит, всё-таки нет, да?!
Не дожидаясь желанного ответа, нахмурила Оксана губки от недовольства, ощутила, как мужчина схватил её за предплечья, не давая ей упасть вперёд.
- Отпустите меня! – возмутилась Оксана, посчитала, что мужчина назойливо специально схватил её за руку – У вас ведь ко мне нет интереса, нет смысла дальше продолжать эту игру
- Я просто не хочу чтобы вы упали – уверял Корнилов – Вы ведь не видите через повязку, позвольте я вам её сниму
- Нет! – возразила резко Оксана, отдёрнула руку из хватки мужчины – Нет, нужно, начинать то, что вам не интересно, я ведь для вас никто
- Да нет же – возразил мужчина, выказывая неуверенность – Вовсе нет Оксана Владимировна, женщины красивее вас здесь нет, вы самая красивая и знойная блондинка
- Знойная?! – ухмыльнулась Оксана, посчитав, как этот комплимент разжег бушующее пламя её порочных эмоций, ответила мужчине, что был с ней ряжом взаимной улыбкой, прикусывая краешек, сгорая возбуждение – Мне это нравится
- Скажите Оксана Владимировна
Словно как приворожённый слуга, обратился Корнилов, касаясь лишь теплом пальцем кончиком пальцев руки Оксаны, когда она сидела перед ним, опираясь на ковёр ладонью.
- Могу я как-нибудь
По интонации голоса этого самца, Оксана поняла, как сильно жаждал прикоснуться к её скованному в наручники телу, но в тоже время боялся это сделать.
- Загладить перед вами
Мужчина, словно уже жаждал, изнемогал неутолимым искушением коснуться выставленной сочной груди Оксаны, прикоснуться к пылкой нежной коже бёдер.
- Свою вину
Словно выдавливал он через небольшой кратковременный промежуток фразы из нескольких слов, манил к себе Оксану, вызывая жажду своим парфюмом разделить с ней радость любви.
- Всё что угодно – шептал он, как могучий лев дышал учащенным тактом ритма неудержимого дыхания, сила порока которого была готова уже вырваться из него и овладеть Оксаной
- Я могу попросить слишком высокую цену – изумилась в улыбке Оксана, понимая, как легко зацепила мужчину, что сидел рядом с ней на коленях
- Всё что угодно – жар дыхания исходящий от губ самца, рядом с губами Оксаны, подобно пламени горящего огня обжигал их алую нежную поверхность
«Если я поеду с Романовым, то это значит домой и мне в моём сейчас в возбуждённом состоянии это только в ущерб, а если останусь с ним, смогу удовлетвориться радостями любви и поехать с утра, наконец с ним же в больницу, чем я рискую, если склоню его перед собой», представила мысленно Оксана, неплохой вариант для себя.
- Вы, правда, этого хотите? – поинтересовалась Оксана, посмотрев в пол, через черную повязку на глазах, на ковёр, на котором сидела, поджав под себя ноги
- Я сделаю для вас всё что угодно Оксана Владимировна – уверял мужчина, по интонации его голоса и потому, как он дышал, Оксана поняла, как сильно он её желал
- Да что вы говорите – ухмыльнулась Оксана, обольщаясь роскошной развращенной улыбкой перед мужчиной – Тогда позвольте спросить
Прикусывая краешек губы, искушала Оксана самца, который сидел перед ней, прелестью алой формы улыбки, выказывая объём сочной формы груди, желая чтобы его пальцы, овладели ею.
- Есть в вашем клубе место? – поинтересовалась Оксана, снизив тон голоса почти до шепота, чувствовала, как разговаривала рядом с губами мужчины – Где нас с вами даже Романов не побеспокоит?
- Конечно – ответил Корнилов, в его тоне голоса, слышались нотки радости – Позвольте вас проводить?
- Это так любезно с вашей стороны – не видя мужчину, через черную повязку, почувствовала, как мужчина схватился за кисть связанных рук браслетом, помог Оксане подняться с пола
- Позвольте снять с вас браслеты? – поинтересовался мужчина, держал Оксану за руки, медленно сопровождал её к выходу из этой комнаты
- Нет – возразила Оксана, прижимаясь специально к телу мужчины, чувствовала надетый на нём пиджак, выражая специально перед ним свою беспомощность, забавлялось тому, представляя себя его пленницей – Я сегодня хочу быть вашей пленницей
- Я предпочту лучше королевой – возразил мужчина, прошептав рядом с ухом Оксаны нотками порока, так что у неё сильно заигралось чувство похоти
Тело Оксаны, когда она направлялась с мужчиной, что держал её тело в оковах, полыхало жаром, состояние сильно влечения порочной любви, сломило её разум, искушая поддаться самым развращенным чувствам этой ночи.
- Мне это нравиться – изумилась в улыбке Оксана, направляясь с мужчиной в сопровождении, слышала пьяный смех женщин, искушенные стоны, развращенные светские беседы
- Все думают – пояснил Корнилов, разговаривая рядом с ухом Оксаны, так чтобы никто его не слышал – Что вы моя пленница
- Ах…. – издала Оксана специально искушенный мучительный сексуальный стон, прижавшись к телу мужчины, раскрывая алые губы в развращенной форме, выказывая еще больше свою беспомощность – М….. – прикусывая краешек губы, остановилась, играя перед самцом бёдрами, завораживая прелесть пикантных изгибов тела
- Оксана Владимировна – ласково дал понять Корнилов – Если вы будите себя так вести, то мы с вами даже до комнаты не дойдём…..
- Я хочу чтобы все видели – заявила Оксана, издавая искушенный стон, прижалась бёдрами к мужчине, выгибая спину, выказывая всю обнаженную красоту сочного тела – Какой лакомый кусочек вы господин Корнилов отхватили на эту ночь
- Только на эту? – поинтересовался мужчина, продолжая держать Оксану за цепочку браслетов сомкнутых за спиной рук
«А он что думал, я что постоянно буду для него такой куклой, нет только в том случае, если он как король этого места, будет стоять передо мной на коленях», ухмыльнулась Оксана, размышляя по этому поводу.
Направляясь по помещению Оксана, чувствовала под ногами ковровую дорожку, в воздухе витали ароматы помады, шампанского и вина. Парфюм от тел людей в сочетание с выделением пота, усиливал влияние гардении, жасмина и ванили. Столь искушенная палитра изысканных запахов в сочетание со вкусом розы, вызывали вихрь водоворота порочных сильных чувств. Через материю завязанной повязки было видно, как горело пламя свеч на красных стенах, силуэты оголённых женских тел, что ходили по большому залу, сидели на диванах или поддавались утехам и ласкам порочной любви, найдя место на полу, на столике или на тумбе. Играла легкая музыка, подобно клавишам фортепиано или рояля, кто играл классическую мелодию, аккорды собранных нот воедино слагались в искушенном порочном ритме, вынуждая поддаваться гостей этого клуба искушенным порочным затеям. Слышался звон бокалов, звук открывшейся пробки шампанского, как разливалось вино по фужерам. Атмосфера этого места была окутана крепкой силой алкоголя, безудержным или скорее бесконтрольным сексом, в правилах закрытого клуба, гости могли позволить себе абсолютно всё на эту ночь.
- Всё это так интригует – выразила своё мнение Оксана, когда перед ней открылась дверь какой-то комнаты или помещения, которое она не могла видеть
- Вас это забавляет?
Поинтересовался Корнилов, держа Оксану за браслеты, сомкнутых за её спиной рук, медленно и очень аккуратно позволил её войти внутрь, включая клавишей выключателя свет.
- Осторожней не упадите – выказывая заботу, придержал за руку Оксану мужчина, не позволяя ей оступиться, другой рукой закрыл дверь, повернув в ней ключ
«Блядь ну когда же он начнёт меня трогать, я хочу чтобы он сжал мою грудь, овладел моим телом как неистовый самец», предвкушая развращенный соблазн, искушала себя Оксана порочным желанием неугомонной страсти.
- М…. как тут у вас пахнет
Почувствовала Оксана завораживающий оттенок запаха роз, прикусывая краешек губы, специально оступаясь на ровном месте.
- Ах….
Издала Оксана порочный стон, раскрывая в шикарной ухмылке алые губы, ощутила как рука этого мужчины случайно первым делом, вцепилась в её грудь, не давая ей упасть, прижимая спиной к себе. Пальцы этого самца, желанным крепким касанием не смогли полностью обхватить грудь Оксаны, но силой оказывающего давления выражали уверенность порочных чувств, вынуждая покориться воли этого неукротимого льва. Волна будоражащей силы, сокрушающих разум эмоций прокатилась телу Оксаны, желание отдаться в объятия рук этого самца пересиливало все её капризы, принуждая покориться воли власти руки мужчины, пальцы которого сжимали грудь.
- Господин Корнилов?!
Изумилась в улыбке Оксана, стараясь через силу терзающих её разум порочных чувств, как-то упрекнуть этого самца, выдавая себя развращенной улыбкой.
- А не много ли вы себе позволяете? – довольством улыбки, Оксана ловко обернулась к мужчине, вынуждая его пальцы покинуть её сочную грудь – А не слишком вы многого пока что хотите
- Простите Оксана Владимировна – сделав вид, что смутился, ответил мужчина, словно боясь после такого упрёка вновь дотронуться до тела Оксаны, когда она этого сильно желала
- Простите? – изумилась снова в улыбке Оксане, чувствуя себя хищницей, королевой перед зажатым в угол верным слугой – По-моему, теперь уже одним простите, теперь вы уже не отделаетесь
- А чего вы тогда хотите Оксана Владимировна?
Спросил он шепотом упоительной, пленяющей страстью рядом с губами Оксаны, обжигая их алую поверхность пламенем возбуждённого дыхания.
- Я сделаю всё – уверял он, касаясь пламенной поверхностью губ Оксаны своими, разговаривал он так, чтобы поток сгорающего в пучинах порочного желания дыхание просачивалось ей в рот
- Не нужно лишних слов – возразила Оксана, коснувшись подушечкой указательного пальца губ самца, прерывая его желанные, жгучие искушенным желанием, сладкие фразы
После чего, не устояв перед соблазном, Оксана впилась в губы мужчины порочным голодом поцелуя, сжимая и разжимая за спиной, пальцы сомкнутых браслетом рук, сгорая в пучине сексуального возбуждения. Смачно облизывая сначала губы мужчины, Оксана играла своим телом, тёрлась о его одежду, вдыхая тот самый искушенный аромат парфюма самца, что и послужил роковым феноменом случившегося. Язык мужчины нагло проник в рот Оксаны, повиливая её языком, подобно горячему танцу танго, придавал желанную нежность этого пламенного пылкого момента. Похоть, самых искушенных порочных чувств набирала обороты, в сладкие секунды услады поцелуя, в которые Оксана, извиваясь в объятиях мужчины, подобно дикой королевской кобре во время танца, когда её укротитель играл мелодичную музыку на флейте. Чувствуя жаркие, пылкие ладони, как ласкали груди Оксаны, сжимали пальцами нежную бархатистую кожу бёдер, оставляя на них легкий розовый оттенок нажатия. Выражая сексуальными стонами, порочную сильную возбуждённость, Оксана словно сгорала в пламени объятий рук самца, когда его язык творил невообразимые вещи для её разума во рту, вынуждая обнаженное тело полыхать огнём неукротимой похоти, которое требовало, чтобы ей овладели.
- М…. господин Корнилов – задыхаясь от момента пережитой страсти поцелуя, жадно хватая воздух, выразила собственное мнение Оксана – Вы так убедительны – словно растаяла она в руках этого мужчины, позволяя ему самые горячие пламенные пороки желания
- Вам понравилось? – выказывая заботу и в тоже время волнение, спросил Корнилов, нежно проводя по пылкой пропитанной поверхности слюны, губам Оксаны
- Я ведь ваша белокурая королева
Ответила Оксана, ощущая власть теплых пальцев мужчины на своём теле то, как они настойчиво старались пятерней сжать грудь, обхватив другой рукой бёдра.
- Так ведь? – издавая порочный искушающий разум стон, спросила Оксана – Только попробуйте мне ответить не так как мне нужно
- Оксана Владимировна
Уверял мужчина, нежно так убедительно пылким, подобно жару пламени коснулся губ Оксаны, словно волна будоражащей страсти пробежала по каждой клеточки её тела, вызывая дикую порочную жажду.
- Вы моя белокурая королева, хотите я даже сейчас перед вами, преклоню колени? – спросил он, убедительно внушая доверием интонацией решимости собственного голоса
- Не стоит
Возразила Оксана, прижавшись к телу мужчины, чувствуя исходящее от него тепло и его трепетное желание, что выражалось учащенным тактом ритма дыхания.
- Я всё равно этого не увижу – ластилась как кошка Оксана, забавляясь нежным приятным трением о пиджак мужчины – У меня же повязка на глазах
- Хотите, я её сниму – спросил мужчина, выказывая заботу
- Нет, не стоит – не согласилась с этой идеей Оксана, желая испытать всю остроту сексуальных ощущений в неведении – Лучше снимите свой пиджак
- Всё что угодно Оксана Владимировна – нежно словно не мог насытиться поцелуем, коснулся мужчина вновь возбуждённых алых губ Оксаны, что были и так в предвкушении поцелуя
- Хочу проснуться завтра, лёжа на нём – заявила Оксана, обольщая от нежности поцелуя мужских губ, что осыпали её поцелуями
- Вы наверно сильно устали
Продолжая проявлять заботу самец, словно испугался за состояние Оксаны, уже не так пылко и не с таким рвением сжимал нежную кожу её пылкого страждущего сексуальной власти тела.
- Если хотите отдохнуть – убедительной лаской голоса, выражая пристальное внимание, спросил Корнилов – Тут в комнате есть кровать, я могу вам попросить девушку, чтобы вам все организовала
- Нет – не принимая такое предложение для себя всерьёз, ответила Оксана – Лучше мы тут с вами уединимся, для меня будет приятно, если мой слуга, верно, послужит сегодня своей белокурой королеве
- Всё что угодно для вас Оксана Владимировна – заверил он, прошептав рядом с ухом Оксаны так, что жажда тяготы секса усилила всё своё влияние на каждую клеточку её тела
- Вы говорили, что в этой комнате есть постель – говорила Оксана, мурлыча как озабоченная кошка, сжимая и разжимая пальцы сомкнутых за спиной браслетом рук – Так проводите меня до неё, вас ведь не затрудни?
- С удовольствием Оксана Владимировна – согласился Корнилов, взяв Оксану за рукав предплечья, медленно направился с ней по комнате – Желаете что-то еще?
- Желаю – стукая каблуками по комнате, Оксана взошла на мягкий ковер, шаги по которому были гораздо мягче, чем по полу – Идите сюда
Распорядилась Оксана почувствовала, как подошла к кровати, упираясь в неё ногами, согнула одну ногу, выражая прелесть упругих бёдер перед мужчиной, наступила на постель коленом.
- Хотела спросить – прошлась по кровати Оксана коленями, собирая под собой шелковое покрывало, запутавшись ногами о постельное белье, упала, прижимаясь лицом к постели посмотрела на мужчину, что стоял сзади – Что у вас с этой рыжей?
- С какой рыжей? – сначала не понял вопроса, мужчина присел на кровать рядом с Оксаной, когда она, выгнув спину, выставила перед ним попку, стояла на коленях в постели, прижимаясь к шелковой простыни лицом – С Анжеликой?
- Ну да – ухмыльнулась Оксана, ощутив желанные пальцы мужчины, что так любознательно обхватили её ягодицы – С той, что любит засовывать кляп мне в рот
- Ну, после развода – рассказывал Корнилов, смачно, жгучими поцелуями целовал он выставленные перед ним ягодицы Оксаны, когда она как змея извиваясь стоя на коленях в постели
- Ну, дальше
Радовалась Оксана тому, как самец целовал её бёдра, сжимая пальцами упругую нежную кожу, оставляя на поверхности блеклый розовый оттенок от прикосновения порочной страсти.
- Я жду господин Корнилов – Оксана чувствовала, как обе руки этого льва ползли по поверхности её живота, продвижение которых завораживала предвкушением секса с такой силой, что она с каждым выходом издавала легкий порочный стон – Что эта рыжая сука для вас значит?
- Она поддержала меня после развода – уверял Корнилов, медленно рука мужчины ползла верх по животу Оксаны и неожиданной крепкой хваткой, вцепилась ей в грудь - И для вашего же положения Оксана Владимировна у вас слишком грязный язычок
- Королева – обольстилась Оксана в улыбке, ощутив дыхание пленительной силы горячего потока, как оно обдувало половые губы, а после легким скольжение прошёлся мужчина языком по их пылкой страждущей поверхности – Может выражаться, как хочет
- Вот как – другой рукой мужчина опускался вниз, ведя пальцами по животу прямо к оголённому лобку, проходя легкий бугорок, облизывая при этом смачно половые губы Оксаны – Тогда может мне стоит вас укротить
- Я даже вам ах….
Издала Оксана насыщенный похотью стон, ощущая как подушечки пальцев мужчины трением необузданной похоти прошлись по поверхности мокрых половых губ.
- Как ваша королева
Чувствуя, как настойчиво другая рука этого самца сжимала грудь, Оксана трепетала перед ним стонами упоительной сексуальной страсти. Пальцы первой руки мужчина нежным будоражащим разум трением скользили по бугорку лобка Оксаны, прошлись столь же нежно вдоль поверхности пылких возбуждённых половых губ.
- Я вам прикажу это сделать
Ухмыльнулась Оксана, ощущая как один палец этого самца, словно искал вход внутрь, застыл у раскрытых уже перед ним страждущих стенок влагалища, что требовали вкусить его в себе. Тело требовала вкусить в себе желанный плод любви, каждая клеточка жаждала испытать на себе всю мощь самца, в объятиях которого находилась Оксана. Ладонь самца, что застыла на лобке Оксаны, искушала разум своей силой порочного тепла, а палец, что так старательно теребил половые губы, словно желал проникнуть внутрь. Пальцы другой руки этого искусителя, сжимали так приятно грудь, вынуждая Оксану дышать учащенным тактом ритма, чувствуя жар прикосновение ладони к розовому твердому соску. Язык мужчины приятным скользким, моросящим касанием слюны, прошёлся вдоль поверхности набухших от возбуждения половых губ Оксаны, стенки которого уже словно сами были готовы раскрыться перед ним, словно готовы были впустить его в свою обитель.
- И вы непременно это для меня сделаете, ведь я……
Не успела договорить Оксана, ощутила проникновение мужского пальца в себе, стенки влагалища, при его прохождении словно сами раздвигались, обеспечивая ему проход как по маслу. Раскрывая алые губы в шикарной извращенной форме, Оксана чувствовала во всех тонкостях проникновение в себя пальца мужчины, каждая стеночка её мокрого влагалища, чувствовала столь обворожительное колкое в моментах трение. Холодное жгучее касание языка мужчины, обжигало слюной анус Оксаны, пытаясь упругим кончиком проникнуть за грань его стиснутых вместе стенок. Изнывая песнью сексуальных стонов, Оксана извивалась подобно дикой королевской кобры в постели, сжимая, то разжимая пальцы сомкнутых браслетом рук за спиной. Губы Оксаны в пылу таких страстных жгучих ощущений вцепились в накидку на постели, стиснув зубы вместе, не могла сдержать в себе накопившуюся стихийную порочную мощь.
- Ах…. – издавая громкий эротический стон, Оксана, извиваясь подобно змее, сгибая и выгибая спину, чувствуя, как импульс сексуальной энергии будоражащей силы прошелся по каждой клеточке её тела, действуя после расслабляющим эффектом – М…..
Рухнула Оксана на постель, чувствуя, как всё тело словно полыхала жаждой порочной любви, испытав такой силы оргазм, что словно прилив сил требовал еще сладкой сексуальной услады.
- Господин Корнилов – задыхаясь в пучине эротического наслаждения, говорила Оксана, хватая воздух ртом, лежала боком в постели – Ах… вы мой дамский угодник
- Вам понравилось – мужчина медленно обошел кровать, по интонации его голоса он был доволен тем, что испытала Оксана – Хотите продолжения?
- Продолжения? – ухмыльнулась Оксана, чувствуя, как первый оргазм только разыграл в ней бурный сексуальный голод – Вы мой ненасытный лев, возьмите же меня пока я вся теку
- Вы, правда, этого хотите?! – спросил Корнилов, после чего Оксана почувствовала, как его пальцы пробороздили сквозь её волосы, медленно вцепились в золотистые русые пряди
- Я это требую – раскрывая алые губы, говорила Оксана, хватая жадно воздух – Потому как я ваша белокурая……
Головка напряженного члена мужчины, прервала высказывание Оксаны, медленно и достаточно умело проникла ей в рот. Губы Оксаны смачно облизывали головку члена самца, играя умело язычком с его крепкой подобно камню поверхностью. Чувствуя смазку его выделений, Оксана пропустила его чуть дальше, ощущая поверхностью языка, по которому скользил стебель пениса мужчины, каждую его жилку, каждую пульсацию, что страждущим касанием проникала внутрь.
- М…. Оксана Владимировна – довольным голосом выразил впечатление мужчина медленно и стол же скользко вынимал член из-за рта Оксаны, не давая ей в полной мере насладиться им
- Что такое – смутилась Оксана, выказывая застенчивость блеклым румянцем на щечках – Я что-то не так делаю? – поинтересовалась она, чувствуя за собой вину
«О…. нет я что-то делаю не так, ему не нравиться, он отринул меня, даже не дал попытаться сделать ему приятное, кто я теперь после этого», почувствовала Оксана сильную обиду внутри себя, после того как мужчина быстро вытащил член из её рта.
- Да нет Оксана Владимировна всё хорошо – ответил Корнилов, в тот момент, когда Оксана, не видя из-за повязки на глазах его реакцию, предположила для себя худший вариант
- Тогда почему?! – вскрикнула Оксана, лежала боком, от ненависти сомкнутыми за спиной руками сжимала под собой шелковую накидку постели
- Просто я хотел…. – уверял мужчина, хотел прикоснуться к бёдрам Оксаны
- Не трогайте, меня! – прошипела Оксана, выказывая под черной кружевной, надетой на глазах повязкой влагу неудержимых слёз
- Оксана Владимировна
Выказывая волнение, мужчина сел рядом на постели рядом с Оксаной, когда она, скрывая от него свой заплаканный взгляд лазурных голубых глаз, скрытых под черной кружевной повязкой.
- Что с вами? – продолжал оказывать заботу Корнилов, боялся дотронуться до тела Оксаны, однако догадался горькую терзающую её обиду и заметил, как чувства были на пределе сильных эмоций, когда она перед ним горько зарыдала – Оксана Владимировна вы что плачете?
- Отстаньте от меня! – продолжала вести себя дикой необузданной королевской коброй, дернулась Оксана, выказывая протест против прикосновения мужских рук Корнилова к своему телу
- Да в чем дело? – возмутился мужчина, словно выдавая своим тоном голоса, чувство раскаяния за свою нелепую ошибку, которую, как посчитала Оксана, он так и не понял
- Вы говорили, что я ваша белокурая королева
Рыдая, пряча скрытый под повязкой взгляд влажных лазурных голубых глаз, заплаканным голосом говорила Оксана, когда слёзы жгучим трением скатывались по её щекам.
- Говорили что я для вас самая красивая женщина в этом вашем закрытом блядском клубе
- Так и есть – уверял Корнилов, расположился боком за спиной у Оксаны
- Тогда почему? – прошипела Оксана, чувствуя настойчивое прикосновение мужских пальцев, как они убедительной лаской стирали вытекающие с глаз слезинки, что скатывались по щеке
- Что почему? – не понимал мужчина причину, в которой он ошибся, медленно рукой, что подсунул под тело Оксаны, обхватил нагло грудь и притянул её спиной к себе
- Господин Корнилов! – возмутилась Оксана, но не могла из-за связанных за спиной рук браслетом противостоять воли этого самца
- Тише-тише Оксана Владимировна – гладил он другой рукой роскошные русые волосы Оксаны, пытаясь её успокоить
- Я вам не давала такого права – выказывая несогласие, возразила Оксана, извиваясь в оковах нежных объятиях рук мужчины, хотела из них вырваться
- Тише Оксана Владимировна – убедительной лаской прошептал Корнилов, дал понять Оксане настойчивость своих намерений, так и остался лежать с ней, держа её в оковах собственных рук
- Ну почему
Заплаканным выражала эмоции Оксана, чувствуя, как сильно сгорала от стыда, ощущения позора так сильно терзало её душу и разум, что она не могла даже посмотреть на этого мужчину.
- Ну почему – повторила Оксана еще раз, рыдая, уткнувшись носом в накидку постели, когда руки мужчины находясь с ней рядом так её утешали – Всегда так
- Всё хорошо Оксана Владимировна я рядом – убаюкивающим шепотом повторил Корнилов
Некоторое время Оксана неустанно рыдала, эмоции такого сильного для неё позора потоком необузданной власти сочились с глаз по её щекам. Сжимая пальцы, сомкнутых за спиной браслетом рук, в кулаки, Оксана злилась нам себя, чувствуя за собой вину, что не смогла доставить удовольствие мужчине, в то время как он не мог даже понять причину её обиды. Спустя еще несколько минут такого плача и утешение со стороны рук мужчины что прижимал тело Оксаны к себе спиной утишал её, она не понимая от чего просто уснула в его оковах. Начиная сладко сопеть, в виду своей беспомощности, слёзы продолжали медленно вытекать с глаз, скатывались по щекам Оксаны, когда она так тихо сопела в накидку постели, что пропиталась обворожительным теплом и запахом её тела. Отдавая себя в оковы нежных приятных рук кавалера, Оксана мило улыбнулась во сне, чувствуя за собой надёжную опору крепких мужских пут, сковавших её тело в нежных упоительных объятиях страсти.


Комната была насыщена оттенка гардении и жасмина, в воздухе стоял приятный душистый аромат роз, в сочетании со вкусом апельсина который напрочь, на фоне всего прочего, туманил остальные запахов витавших в воздухе. В комнате горел блеклым тёплым светом ночной светильник, бра, что висела на стенах с обеих сторон от спинки кровати, излучала приятный свет. Кровать, на которой лежала Оксана, была собрана буграми страсти, пропитана нежным ароматом розы, впитала в себе тепло её нежного обнаженного тела и сладость нежных слёз. Под спиной Оксаны чувствовался пиджак, столь нежный и приятный материал, имел в тоже время ласку касания и легкий согревающий эффект. Руки были освобождены от пут сковавших прошлой ночи браслетов, с глаз была снята черная кружевная повязка, позволяя Оксане раскрыть, проснувшись, лазурные голубые, подобно камню топаза, взгляд в полную силу красоту. Голова Оксаны чуть свисала с края кровати, когда она открыла глаза, оценивая обстановку белых, покрытыми кувшинками фиалки стен, при фоне теплых оттенков бра.
— Оксана Владимировна — радостно ответил мужчина, которого Оксана заметила сидящего в темном углу комнаты — Как хорошо, что вы проснулись, как вы себя чувствуете?!
«Блядь Корнилов, ну хорошо, что не Романов или не мой отец, а то он бы с Катериной мне бы весь мозг бы оттрахали», размышляла Оксана, прикусывая краешек губы, чувствовала, как тело истязала жажда.
— Пить — требовательно унылым голосом, произнесла Оксана, выражая всю беспомощность, лежала спиной на постели, чувствуя под собой тёплую и нежную ткань пиджака — Сколько я здесь уже сплю?
— Вы проспали до самого утра — рассказывал Корнилов, медленно поднимая с кресла, в котором сидел — У вас всё хорошо, вы ничего не чувствуете?
— Нет — мило улыбнулась Оксана, чувствуя с какой заботой к ней обратился мужчина, ощущая себя перед ним королевой — А что разве что-то должно быть?
— А вы разве ничего не помните? — выражая удивление, спросил Корнилов — Вы ведь даже не пили вчера и что совсем ничего не помните? — переспросил он, после чего как Оксана, искушая его прелестью развращенной улыбки, мило помотала ему в ответ головой
— Подо мной что пиджак? — спросила Оксана, ответила мужчине тёплой и нежной улыбкой, вызывая в нём чувство неутолимого искушения
— А вы разве не помните? — отвечая вопросом на вопрос, ответил Корнилов
— Нет, а что должна?! — словно забыла весь вчерашний вечер, спросила Оксана — Ваша жена господин Корнилов, я сюда пришла только из-за неё
— Давайте поговорим сначала о вас — медленно подобно хищнику мужчина подошёл к кровати, на которой расположилась Оксана
— Во мне нет ничего особенного — возразила Оксана, наблюдая, как мужчина подошёл к тумбе, взяв стакан с апельсиновым соком
— Вы так считаете? — оспаривая такой довод, ответил Корнилов, присаживая на одно колено, перед Оксаной так чтобы она могла легко, при свете настенной бра, разглядеть
— Я это знаю — тешась подобно кошке спиной о пиджак, на котором лежала, улыбаясь порочной ухмылкой, ответила Оксана — А теперь если не возражаете, господин Корнилов я бы хотела одеться и чего-нибудь выпить
— Вы вчера ревели в постель — возразил Корнилов, возмутившись нежеланием Оксаны общаться на эту тему, встала у кровати, где она лежала спиной на его пиджаке
— Ну и что — мило улыбнулась Оксана, забавляясь тому, как мужчина стоял у её раздвинутых, согнутых в колени ног — Ну может быть, была чуточку не в настроение
— Оксана Владимировна — сдерживая себя, говорил Корнилов, не мог понять довольства Оксаны, словно чувствуя за собой перед ней вину — Просто скажите мне, чем вы недовольны или расстроены и я для вас всё исправлю
«Блядь ну как верный пёс, как же мне не хватает иногда такого отношения, что если я его склоню перед собой, порезвлюсь с ним с утра и поеду в больницу сама себе», ухмыльнулась Оксана, запрокидывая голову, размышляла о порочных играх, выражая неутолимое желание, прикусывая краешек губы.
— Вы, правда
Переспросила Оксана, прикусывая коготок указательного пальца, была готова вновь отдаться в его жаркие пленительные губы, что неукротимо придавали каждую клеточку тела, власти поцелуя.
— Готовы будите сделать ради меня всё то — ухмыльнулась Оксана, специально выражая застенчивость перед мужчиной, чаруя его сознание прелестью изгиба приятных скул с выраженным румянцем на щечках — Или это просто ваши слова?
— Всё что пожелаете — уверенно заявил Корнилов, наступая коленом на постель, где лежала Оксана, сминая под собой матрац — Просто скажите чего вы хотите? — наклонился он к ней
«Какой мужчина, я и не думала, что он так красив, а какой аромат его парфюма это просто пиздец, о…. нет, я снова теку перед ним», коснувшись кончиками пальцев белого ворота рубахи мужчины, Оксана всматривалась в лицо самца, что нависал стоя над её обнаженным телом на четвереньках.
— Осторожнее в своих желаниях — помешав губам мужчины себя поцеловать, возразила Оксана, прислонив подушечки пальцев к его губам — Я ведь могу попросить ответа р….
Издавая сексуальный рык, прорычала как кошка Оксана, коснувшись коготками одной руки груди мужчины, там где были расстегнуты верхние пуговицы его белой рубашки.
— Потребовать сполна
Пояснила Оксана, изнывая песнью стонов, не могла укротить в себе порочную силу соблазна, что выливалась из её тела, как только она вдохнула аромат парфюма мужчины
— Вы готовы будите для меня это выполнить? — подобно дикой кобре прошептала Оксана, выражая в голубых лазурных глазах, взгляд развращенной похоти перед мужчиной
— Я на вас смотрю — уверял Корнилов, схватившись за руку Оксаны, когда она заигрывая перед ним кошкой, процарапала легонько коготком по его груди опускаясь вниз — И словно готов вам подарить своё сердце
— Я ведь могу его поцарапать — создавая интригу разговора, говорила Оксана, обращая внимание, как мужчина другой рукой расстегивал ширинку серых надетых на нём брюк в полоску
— Я надеюсь — отпуская руку Оксаны, заверил мужчины, помогая второй рукой расстегнуть ширинку брюк — Что вы этого не сделаете
— Господин Корнилов?! — возразила Оксана, возмутившись настойчивости мужчины овладеть ею таким наглым образом — Я не давала вам на это права — была возмущена она предельной наглостью со стороны самца
— Правда? — удивился он, разговаривая рядом с губами Оксаны, пламя его дыхания обжигало её алую поверхность губ, вызывая страждущее желание секса — А мне показалось по отблеску в ваших глазах, что вы не против продолжения вчерашней неудавшейся ночи
— Вот как! — возразила Оксана, начиная дышать учащенным тактом ритма дыхания, выражая стоном, искушенное желание похоти, кончиком коготка коснулась жарких губ мужчины
«Блядь как он красив, жаль я вчера его не видела через эту повязку, он просто пиздец заставляет меня течь перед ним», думала Оксана, покорно смотрела в глаза мужчины, что нависал перед ней своим телом, тактом тяжелого дыхания, был словно лев.
— Но почему-то мне кажется
Выражала собственное мнение Оксана, выражая страсть в голубых лазурных глазах, позволяя его руке, медленно обхватить её бёдра, выставляя перед самцом сочную упругую грудь.
— Что вы больше всего хотите меня — ухмыльнулась Оксана, ощутив голым лобком напряженность в штанах мужчины, желание неугомонного сексуального голода, что терзало его тело и разум
— Только если вы сами мне это позволите — искушая Оксану прелестью карих глаз, ответил самец, пальцы которого нежной лаской обжигали кожу её упругих выраженных бёдер
«Интересно, а почему я должна отказывать себе в удовольствие, он ведь сделает всё то, что я только ему прикажу, ведь я вижу, как он на всё готов лишь бы овладеть мною», размышляла Оксана, позволяя мужчине охватить пальцами одной руки грудь, что она перед ним выставила.
— Вы подарили мне власть видеть вас
Говорила Оксана, изнывая песнью стона, через каждый выдох, выказывая сильное желание секса, что каждая клеточка её пылкого тела буквально требовала от неё.
— И уж тем более пользоваться руками — обольщалась Оксана в улыбке, забавляясь тому, как её бюст не помещался в ладони мужчины — Хотя вчера я такой возможности была лишена
— Ваше тело Оксана Владимировна
Уверял мужчина, разговаривая властью шепота рядом с губами Оксаны, пылкость его аккорда дрожью порочной любви выказывала сильное естественное его порочное искушение.
— Оно словно редчайший цветок розы — нежно едва дотрагиваясь губ Оксаны, высказывал впечатление Корнилов — Ваш аромат подобен запаху богини
— М… как вы сладко поёте — ухмыльнулась Оксана, чувствуя власть оков пальцев мужчины, что сдавливали кожу бёдер, пока другой рукой разминали желанным чувством искушения грудь
— Только для вас — касаясь напряженной мощью члена, что под волей власти этого самца вылез из расстегнутых брюк, коснулся пылких возбуждением её половых губ
— Александра Семёнович, простите, что отвлекаю, но мне…..
Открылась неожиданно дверь комнаты, на пороге стояла рыжеволосая девушка в коротком черном платье, с шикарным вырезом под декольте. Держа в руках вещи Оксаны, оставленные в комнате для переодевание прошлым днём, она с трудом удерживая всё в двух руках, переступила порог открытой двери.
— О господи Корнилов, ну ты и свинья — заметила Анжелика, оставаясь стоять у входа открытой двери, замерла в ужасе увиденной сексуальной сцены
— Блядь! — прошипела Оксана, грязно выругавшись, испытывая дикую ненависть сорванного сексуального чувства услады — Тебя стучаться не учили…..
— Я значит, тут распинаюсь
С криком переступая порог, вошла в комнату Анжелика, её черное платье так удобно сидело на ней, выражая всю сексуальность откровенным фасоном. Открытые плечи, шикарное выраженное декольте, что за счет чашечек в форме кувшинок подчеркивало изящностью грудь рыжеволосой девушки. Разрез спереди выражал откровенностью ноги Анжелики и скрывавшиеся под ним кружевные трусики шортики. Блестящая бляшка пояса черного платья бестии с цветом полос света пламени, выражала осиную талию девушки, подчеркивая за счет этого упругость выразительных бёдер, скрывавшихся за тонкой материей платья.
— А ты тут трахаешь эту дрянь…..! — выказывая чувство ревности, прокричала Анжелика — Ты променял жену на меня, на меня ты понимаешь, а теперь меняешь меня с этой блондинкой
— У…. дорогой — расположилась сидя на кровати, нахмурила губки Оксана, касаясь кончиками пальцев плеча мужчины, белая рубаха на нем пропиталась излюбленным теплом страсти, а коготок пальца другой руки прикусила кокетливо губой — Кажется твоя рыжая сука, ревнует
— Вас это забавляет? — поинтересовался Корнилов, недовольно посмотрев на Оксану
«Он бросил свою жену и двоих детей ради этой рыжей суки, когда я вдоволь с ним наиграюсь, я его тоже брошу», размышляла Оксана, задумывая план как отомстить, повела губы в хитрой ухмылке.
— Меня забавляет — кокетливо выражая всю распущенность характера, Оксана ткнула коготком пальца в грудь мужчины — То, как она ревнует вас ко мне
— Ты должна была достаться Романову — кинула она вещи Оксаны на пол — А ты решила закрутить шушеру с моим мужчиной……
— Твоим мужчиной?! — возразила Оксана, услышав, как жужжит на вибрации телефон в сумочке
— Я принесла её вещи — фыркнула недовольно она — Хорошо хоть её платья и нижнее белье всё мокрое, пускай валит отсюда вся в мокром белье
— Ты мне своё отдашь — ухмыльнулась Оксана, хитрой улыбкой
— Размечталась — огрызнулась Анжелика
— Мне нужно в больницу к вашей жене господин Корнилов
Применила хитрый ход Оксана, выражая всю ангельскую красоту, за счет выраженных очаровательных скул и формы роскошных объёмных золотистых русых волос.
— Но моя одежда она намокла — уверяла Оксана, пытаясь вызвать к себе жалость со стороны мужчины, когда он не переставал так искушено на неё смотреть — Вчера из-за того что я села на пуфик где было разлито вино
— Твои проблемы — выражая несогласие, ответила Анжелика — Корнилов ты что серьёзно?! — была удивлена рыжеволосая девушка, заметила несогласие, с её мнением, во взгляде Корнилова
— Я вообще-то собираюсь в больницу — заверила Оксана, забавляясь в улыбке тому, как рыжеволосая девушка была в шоке, от серьёзного взгляда мужчины на неё — Ваша жена господин Корнилов, она в крайне тяжелом состоянии……
— Вот посмотрите-ка
Ухмыльнулась недоверчиво Анжелика, потому как она отреагировала эта игра, сложившегося диалога её забавляла, как предположила Оксана, она была даже рада закатить скандал.
— Она теперь про жену вспомнила
Продолжая выказывать подлость улыбки, прошла Анжелика по комнате, обошла кучу вещей Оксаны, что лежали на мягком пушистом белом ковре.
— Где же раньше была твоя забота — обратилась рыжеволосая девушка, нагло указывая указательным пальцем на Оксану — Когда ты перед ним вчера ноги раздвигала?!
— Анжелика?! — возмутился Корнилов, почувствовав себя неловко от того, как на него серьёзно посмотрела Оксана — У нас с Оксаной Владимировной не было ничего
— Да кому ты сказки рассказываешь — была не согласна с таким утверждением рыжеволосая девушка, стукая каблуками черных туфель, прошлась по ковру, подошла к Корнилову, влепила ему крепкую пощечину — Как будто я не видела, что тут между вами было
— Да даже лучше бы было — прошипела Оксана, сжимая под собой пиджак, на котором сидела в кулаки — Тебе до этого дела нет никакого
— Ты вообще молчи — прошипела, выказывая злобу, ответила Анжелика, по лицу этой девушки, Оксана смогла понять, как сильно этот мужчина для неё значил, однако, из обстоятельств случившегося, она не собиралась с ним разрывать отношения так просто — Лучше бы я тебя вчера сюда не приводила…..
— Анжелика хватит! — возразил Корнилов — Снимай одежду
— Что?! — была шокирована таким несоизмеримым для неё решением, ответила Анжелика, раскрыв удивлённо розовые мандариновые губки
— Ты всё слышала — ухмыльнулась Оксана, сморщив кокетливо губки трубочкой — Давай снимай свою одежду
— Ну, уж нет! — возразила Анжелика, не желая разделить свою одежду — Вчера был день влюблённых, наш с тобой день Корнилов, а вместо этого ты провёл его с какой-то дешевой блондинкой
— Ты язычок то свой прикрой — пригрозила, прошипев недовольно, возразила Оксана — Ты думаешь, я много смогу стерпеть от тебя многое?
— Да если бы не я — оспаривая такой довод, говорила недовольно Анжелика — Тебя бы сюда вообще никто никогда бы не пустил, ты мне должна быть благодарна
— Анжелика — суровым голосом обратился Корнилов, растирая щеку по которой пришёл удар от рыжеволосой обидчицы — Снимай одежду!
— Корнилов?! — не решаясь никак уйти, боясь разорвать отношения с этим мужчиной, поджала от обиды душевного разочарования она нижнюю губу — Ты, что хочешь дать какой-то блондинке, которую ты первый раз видишь мою одежду
— Какой-то?! — возмутилась Оксана, решаясь в этот удобный для себя момент, поиграть на чувствах мужчины
— Анжелика немедленно извинись перед Оксаной Владимировной — потребовал суровым голосом Корнилов — Что ты себе позволяешь?!
— Нет, это что ты себе Корнилов позволяешь
Продолжая стоять посреди комнаты, напротив зеркала, что висело на стене, заявила Анжелика, не желая покоряться воли мужчины и покидать эту комнату по собственной инициативе.
— Для тебя какая-то блондинка важнее — уверяла Анжелика, пытаясь пробудить чувства мужчины к себе, выказывая влагу, ранимых чувств, на глазах — Чем я, что поддержала тебя после развода, кто представил тебя перед Романовым в лучшем свете?
— Так вот оно что
Ухмыльнулась Оксана, забавляясь тому, как девушка устраивала сцену ревности, оставаясь стоять противостояла воли мужчины и боялась в тоже время выйти из комнаты.
— Оказывается ты у нас вся святая такая?
Продолжая издеваться над девушкой, выразила Оксана собственное мнение, состроив очертание милых скул перед мужчиной, разжигая в нём еще большую симпатию.
— Снимай одежду милочка — заявила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху — Ты ведь не думала, что я одену свою мокрую одежду?
— Корнилов! — была возмущена Анжелика, в тот момент, когда к ней подошёл мужчина, не желая никак уступать своё платье — Нет, даже не думай!
Выставила рыжеволосая девушка, перед Корниловым указательный палец, в знак протеста, чтобы он к ней не прикасался.
— Поверить не могу — высказывая недовольства, расстегивая пояс платья, продолжала высказывать возмущение Анжелика — Ты всего за одну ночь смог привязаться к совершенно незнакомой тебе блондинке
— Ну, про моего отца, он был хорошо информирован — ухмыльнулась Оксана, забавляясь тому как рыжеволосая красотка вращая нервно телом снимала с себя черное платье
— Хватит Анжелика — возразил, упрекнул рыжеволосую девушку Корнилов — Хватит устраивать скандал на пустом месте
— Ты отдаёшь ей мою одежду
Продолжала высказывать недовольства, жаловалась Анжелика, пытаясь пробудить к себе чувства стоящего перед собой мужчины.
— Ей-ей — продолжала настойчиво повторять это рыжеволосая девушка, покорно сняла с себя платье, перешагнув через него, оставила его лежать на белом пушистом ковре — Да ты её впервые видишь, да что она тебе такого сделала, что ты лелеешь так её?
«Нет эта рыжая блядь, от меня так не отделается, я хочу её натурально унизить и почему все рыжие суки, так мне докучают», размышляла Оксана, наблюдая как рыжеволосая девушка, подняла платье с пола и гордо всучила его в руки мужчине.
— И нижнее белье тоже пускай отдаёт — заявила Оксана, состроив хитрую ухмылку на лице
— Что?! — возразила Анжелика — Ну уж нет, так Корнилов мы с тобой не договаривались, либо ты приструнишь свою блондинку, либо я сама это сделаю
— Господин Корнилов
Состроив ангельское очертание скул, обратилась Оксана к мужчине, играя специально на его чувствах, словно кукловод, дергала за его ниточки, сплетая их по своим правилам.
— Вы же не думаете, что я какая-то дешевая шлюха — грязно выразилась Оксана, оставаясь сидеть в постели, играя коготками с материей мужского пиджака под собой — И я не выйду из этой комнаты без нижнего белья
— Корнилов нет!
Возразила Анжелика, когда хозяин клуба подошёл к ней, взявшись обеими руками за её хрупкие плечи, развернул к себе спиной.
— Нет-нет
Упорствовала рыжеволосая девица против воли мужчины, что с ловкостью расстегнул застежку её красного кружевного бюстгальтера, что формой чашечек красиво подчеркивал грудь.
— Нет!
Прокричала Анжелика, упав на колени, скрестив руки на груди, склонила голову, выражая отчаяние нестерпимым потоком слёз.
— Ты, что не видишь разве — уверяла рыжеволосая девица, сидя на белом пушистом ковре рыдая неудержимой душевной силы боли — Он на неё налезет у неё грудь почти четвертого размера
— Она права
Ухмыльнулась Оксана, когда мужчина положил к ней на колени красный кружевной бюстгальтер, снятый с Анжелики, взялась за его лямки, демонстративно прикинув к груди.
— Пускай оставит его себе — скинула Оксана с кровати подарок, брошенный к её ногам — А вот её трусики мне бы пригодились
— Ты совсем больная что ли? — прошипела рыжеволосая девица, обернувшись, посмотрела на Оксану заплаканным взглядом ранимых душевных болезненных слёз
— Вчера ты такой не была — ухмыльнулась Оксана, забавляясь тому, как придавалась девица, что прошедшим днём её сильно зацепила — Вчера ты вставила мне в рот свой кляп
— Анжелика снимай — словно как очарованный влияние и обольщением Оксаны, распорядился мужчина, обращаясь к рыжеволосой девушке, что сидела на ковре, казалась такой несчастной со слезами на глазах, поджала от обиды нижнюю губу — Я второй раз повторять не буду
— Да на, подавись! — начиная снимать с себя последнее оставшееся нижнее белье, прошипела, поддавшись пучине ненависти, ответила Анжелика — Забирай у меня всё, твоей блондинке это так ведь важно
— Люблю, когда она так делает — изумляясь в довольстве улыбке, выразила Оксана собственное мнение, наблюдая, как нервничая, девушка, что сидела на белом пушистом ковре в закрытой комнате снимала с себя последнее белье — Тебе всё-таки идёт быть голой
— Теперь ты доволен?!! — прокричала она, окутавшись обаянием, собственной истерики, рыжеволосая девица сама кинула трусики шортики в сторону кровати, на которой сидела Оксана
— Господи — выражая прелесть улыбки роскошных алых губ, с восторгом говорила Оксана, свесив аккуратно ноги с кровати — Зачем же так нервничать
— Посмотри в кого ты меня превратил!!!
Продолжая поддаваться отчаянию, терзающей её печали, прокричала Анжелика, оставаясь сидеть на белом пушистом ковре поджав под себя ноги.
— Теперь уже любая блондинка может меня
Поток нестерпимых слёз, стекал по лицу рыжеволосой девицы, когда она с жалобным обращением высказывала мужчине, свои эмоции.
— Легко перед тобой унизить — играя на чувствах жалости к себе, продолжала громко говорить Анжелика — Тебе хоть меня жалко?
— Ой, да прекрати
Насмехаясь, говорила Оксана, ставя искусно ноги крест-накрест завораживая мужчину, прелесть сочного рельефа бёдер, нагнулась, чтобы поднять лежащие на полу трусики.
— Мы же не маленькие дети
Уверяла Оксана, мило улыбнувшись несчастной рыжеволосой девушки, посчитав её слёзы и отчаяние лишь пустым моментом бессмысленной жалости.
— Господин Корнилов вы не оставите нас на несколько минут — обратилась Оксана, присаживая на кровать, скинула с ног туфли — Ой да бросьте, да что она мне сделает? — ухмыльнулась она в ответ на серьёзное выражение лица Корнилова
— Я буду наверху в клубе
Заверил Корнилов прошёлся по комнате, даже не посмотрел на сидящую, на полу рыжеволосую рыдающую девушку.
— Если что понадобиться обратитесь к охране
Подошёл он к закрытой двери, открывая которую, в ожидании приятного теплого взгляда от Оксаны посмотрел в её сторону, после чего вышел и закрыл за собой дверь.
«Какая жалость всего за один день из такой львицы превратиться просто ни во что, даже блядь противно смотреть», какое-то время, Оксана, находясь в постели одевая на себя, красные трусики шортики, смотрела на рыдающую девушку, что сидела полу.
— Я вижу, ты получила от этого удовольствия? — прошептала отчаянно Анжелика, даже не посмотрев в сторону Оксаны
— Я?!
Удивилась Оксана, вставая с кровати ощущая, как резинка красных кружевных шортиков села на её талии, как приятная ажурная ткань, приятно облегала её упругие сочные ягодицы.
— Милая моя — подобно дикой кошке, направлялась к куче вещей Оксана, что рыжеволосая девушка вывалила на пол когда вошла в комнату — Мне вообще плевать — нагнулась она, поднимая с пола свою сумочку — состроив выразительный радостный взгляд лазурных голубых глаз
— Ну да конечно — возразила Анжелика, всё еще продолжая выказывать недовольства страдающим заплаканным голосом, моментами всхлипывая — То-то вся светишься от счастья
— Свечусь только тем
Держа в сумочке в одной руке за лямку, обернулась Оксана, встав наполовину боком к своей рыжеволосой собеседнице, которая сидела на полу.
— Что всего за одну только ночь — уверяла Оксана, доставая сотовый телефон из сумочки, медленно направляясь к кровати, покачивая выраженными бёдрами при каждом шаге — Что за одну ночь сделала то, что ты уже делаешь несколько месяцев
— Ой-ой — возразила Анжелика, словно насмехаясь над Оксаной — Наивная тупая блондинка, ты еще обо мне узнаешь
— Сплю и вижу
Наступая коленом на кровать, выставляя прелесть обворожительных упругих бёдер, Оксана подобно кошке заползла на кровать.
— Как испугаюсь тебя
Располагаясь на кровати, Оксана в довольстве улыбке, положила сумочку возле себя, подобно кошке игриво ёрзала коготком по сенсору
— А сейчас милая моя, закрой свой ротик и прибереги его для более сладких вещей, которые ты лучше всего умеешь им делать
Уверяла Оксана, прислонив телефон к уху, ожидая появление долгих затяжных гудков вызова сотовой связи, на экране которого высветился номер Валентины.
— Мне нужно позвонить своим коллегам — говорила Оксана, словно заигрывая и забавляясь отчаянным положением рыжеволосой собеседницы, что сидела обнаженной на белом пушистом ковре — И узнать состояние жены господина Корнилова
— Оксана Владимировна?! — послышался возмущенный голос Валентины — Почему до вас так трудно дозвониться, что вы там делаете, вы знаете, сколько я вам сообщений оставила?
— Мой рыжий и верный миньон — с ухмылкой обворожительных алых губ, ответила Оксана, выражая довольство слышать приятный для неё голос — Я тоже рада тебя услышать
— Почему до вас не дозвониться? — выражая недовольства, спросила Валентина — У пациентки возникли острые боли в животе, возникла рвота кровь, а температура 39,7 её лихорадит
— Возможно «прободная язва желудка»?! — предположила Оксана, наклонившись, подняла платье, что лежало на краю кровати
Прободная язва желудка — сквозное повреждение стенки желудка, возникающее на месте острой либо хронической язвы. Данное состояние относится к симптомокомплексу «острого живота». Клинически проявляется интенсивной болью в животе, доскообразным напряжением передней брюшной стенки, лихорадкой, тахикардией, рвотой.
— Я склоняюсь к «острому панкреатиту» — вынесла своё мнение Валентина
Острый панкреатит — воспаление поджелудочной железы. Симптомы острого панкреатита: острая, нестерпимая боль в области живота. В зависимости от того, какая часть железы воспалена, локализация боли возможна в правом или в левом подреберье, в подложечной области, боль может быть опоясывающей. Хронический панкреатит сопровождается потерей аппетита, нарушением пищеварения, острыми болями (как при острой форме), возникающими после употребления жирной, острой пищи или алкоголя.
— Где Серов? — расположившись сидя на коленях в постели, спросила Оксана, одевая на себя черное платье, чувствуя как нежная материя стейчевый материал, выполненный под искусственную кожу, ласкал спину, плавно переходя на ягодицы — Ты что одна там в палате с ней?
— С кем? — удивилась Валентина, не понимая вопроса
— С пациенткой дура — рассмеялась Оксана, прикрывая кончиками пальцев алые губы
— Нет, я у нас в кабинете — возразила Валентина, почувствовав себя неловко в момент такого диалога — Серов и ваша Мария, ну та, что блондинка, повезли пациентку на «обзорную рентгенографию брюшной полости»
— Умно — одобрила Оксана, сползая, как кошка с кровати, обувая на ноги, оставленные на полу туфли — Что на счет синдрома Рейно, удалось его подтвердить?!
— Да кажется ваша блондинка…….
— Эй…. — возразила Оксана, стукая каблуками, прошлась по комнате, мимо рыжеволосой девушки, которая набралась в себе терпения успокоиться, всхлипывая, поднялась с пола — Я ведь тоже блондинка, говоря про Марию Леонову так, ты критикуешь и меня
— Оу… да правда — делая вид что смутилась, ответила Валентина — Ну я не имела в виду конкретно вас, я просто…..
— Да ладно — возразила Оксана, давая понять своей собеседнице по телефону, что не в обиде за её критику, нагнулась, поднимая с пола черное пальто — Я не в обиде
— Так что вам удалось выяснить у мужа пациентки? — проявляя интерес, спросила Валентина — Он ведь должен знать за несколько лет совместной жизни то, что беспокоило его жену
— Его бывшую жену — уточнила Оксана, переключая телефон на громкую связь, положила его на парфюмерный комод рядом с которым стояла — Они развелись
— Оксана Владимировна! — упрекнула Валентина, выражая недовольства — В личную жизнь пациентов мы с вами не лезем, это их проблемы, нас ведь интересует их болезнь и возможная причина её возникновения
«Наглая самодовольная рыжая дура и это ты мне так говоришь», сдерживая с трудом себя в руках, размышляла Оксана, застегивая пуговицы черного надетого пальто.
— Да я понимаю
Прикусывая краешек губы, испытывая чувства раздражения, ответила Оксана, одевая на голову черный пышный капюшон, взяв телефон в руки, выключая на нём громкую связь.
— Но мне кажется, что у меня с ним могло бы что-нибудь получиться — подошла Оксана к кровати, на которой расположилась рыжеволосая девушка, с удивлённым видом и влагой слёз в глаза наблюдала за ней — Только ты не подумай….. — подняла она с постели сумочку
— Оксана Владимировна — возразила Валентина, оспаривая мнение Оксаны — Это было ваше правило никаких контактов с пациентами, разве не ваше ли это правило
— Между прочим — направляясь к закрытой двери в комнате, говорила Оксана, поправляя сумочку, что повесила на плечо — Я пациентку еще не видела
— Вы её не увидите — с угрозой в голосе, высказалась Валентина — Я пожалуюсь Тихонову на ваше недопустимое поведение, до каких пор это будет продолжаться, это больница, мы тут людей вообще-то лечим
— Как будто блядь — ухмыльнулась Оксана, открывая дверь, переступая через высокий порог открытой двери, вышла из комнаты, закрывая за собой дверь, не обращая внимания, на обнаженную девушку, что так и осталась сидеть в постели — Я этого не поняла
Красные стены, с колоннами, потолок в форме свода, скульптуры из камня, а так же вырезка на стенах, всё было выполнено в античном стиле. Горевшие в подсвечниках свечи, создавая интригующую атмосферу страсти, древности развращенности мира, погрузившегося в пучину порочной услады. Красные диван-софа, стояли у стен больших комнат, что словно модулями строились в одну общую большую комнату. Роскошные двери, окрашенным лаком цвета шоколада, отдавали ярким отблеском, светились пламенным отраженным светом горевших настенных свеч, аромат розы которых искушал изысканностью развращенной обстановки. Бокалы с шампанским только успевали наполняться для избранных гостей и членов клуба. Обнаженные девушки, чулки, ажурное белье, цепи, наручники, кандалы, все было в этой извращенной сексуальной порочностью обстановке, искушенные женские стороны и даже звуки плётки, насыщенность такой сексуальной атмосферы позволяла до сих пор гостям этого клуба поддаваться порочной утехе.
— Кажется, Серов вернулся
Пояснила Валентина, когда Оксана, направляясь среди красных диванов, подобно софы, проходила мимо танцующих искушенных пьяных девушек.
— Перевожу на громкую связь — говорила Валентина, на заднем фоне Оксана услышала звук открывшейся двери
— Кто это Оксана Владимировна? — услышала Оксана голос Серова
— Да Валерий Валентинович это я — выражая радость на губах, ответила Оксана, направляясь по красной ковровой дорожке к выходу из клуба — Что там с пациенткой
— Провели рентген брюшной полости — разъяснил Серов — И опираясь на его данные, я могу смело предположить, что у пациентки «окклюзия мезентериальных сосудов»
Окклюзия мезентериальных сосудов — острое нарушение кровообращения в брыжеечных сосудах, приводящее к ишемии кишечника. Заболевание проявляется резкой, нестерпимой болью в животе, рвотой и поносом с примесью крови, шоковым состоянием.
— Нужно срочно оперировать — вмешалась в разговор Мария — Усиленные боли в животе, вкололи морфин, но это лишь временная мера
— Мы готовим операционную — распорядился Серов — Валентина и Мария займутся этим немедленно
— Я выезжаю Валерий Валентинович — заявила Оксана, когда перед ней открылась входная дверь в закрытое помещение клуба, на входе стояла роскошная блондинка в длинном чреном вечернем платье, открытые плечи и v-образно шикарное декольте — Я хочу сама провести операцию
— Оксана Владимировна — возразил Серов — Я не уверен, что вам можно, вы ведь после болезни, такое потрясение для всех, не советую вам как врач выходить на работу
— Валерий Валентинович! — возразила Оксана, не желая слушать жалкие реплики Серова, вошла в подсобное помещение, где переодевались гости и члены закрытого клуба — Я ваш начальник и я вам не советую, я вам указываю, что дождитесь моего визита, прежде чем начать операцию
— Значит вот вы как стали разговаривать? — выражая недовольство, ответил Серов — Стоит дать вам, хоть какую-то власть, вы сразу чувствуете себя королевой перед всеми остальными
— Так я и есть королева
Гордо заявила Оксана, прошла мимо сидящего на стуле дежурившего охранника, прошла по белой кафельной плитке, обращая внимание, как две девицы переодевались в комнате для раздевания.
— Вы сами выбрали на меня работать — пояснила Оксана, подошла к закрытой двери, ведущей на площадку с винтовой лестницей — Так что смиритесь с моими условиями
— Никогда бы не подумал — выразил впечатление Серов, странным образом легкомысленно проигнорировал упрёк Оксаны — Что в вашей тут глуши, могут быть интересные случае
— Интересней чем в Москве?
Спросила Оксана, переступая порог открытой двери, вошла на площадку, где стояли две молодые девушки лет по двадцать пять, о чем-то разговаривали, испуская дым сигарет в воздух.
— Да теперь я вам не верю
Ухмыльнулась Оксана, прошла по черной зеркальной кафельной плитке, между двух курящих девушек под теплым светом неоновой лампы, что висели на стенах с обеих сторон.
— Уверенна, что в таком много миллионом городе как Москва — наступая на ступеньку лестницы, говорила Оксана, поднимаясь вверх, держась за её поручень, что шёл по кругу — Всегда будет очень интересный случай
— Ну, может не такой интересный, как ваш — возразил Серов, оспаривая мнение Оксаны — А теперь Оксана Владимировна прошу меня извинить, мне нужно подготовить операционную, пока Мария и Валентина займутся пациенткой
— Дождись меня — заверила Оксана, быстро стукая каблуками по ступенькам лестницы, поднималась, вверх держась за поручень — Я хочу лично участвовать при оперировании пациентки
— Тогда вам придётся поторопиться — пояснила Валентина — Серов только что отправился в операционную, у него нет времени на разговоры с вами
— Мр….. — прорычала кошкой Оксана, после чего сбросила, проводя пальцем по сенсору дисплея телефона — Вечно этот Серов что там, в Москве был самонадеянным, что теперь тут у меня, в моём отделении строит свои порядки — поднявшись вверх, подошла к закрытой двери, убирая телефон в карман черного пальто
В клубе играла легкая мелодичная музыка, нотки которой имели приятный романтический настрой, своим тактом нежным ритмом звучания. Несколько посетителей обедали за столиками, сидя на кожаных диванах, несколько девиц, в откровенных вечерних платьях, продолжали сидеть у барной стойки, когда молодой парень так красиво раскручивал в руках бутылки, наполняя им бокалы коктейлем. Надпись «С днём всех влюблённых», красиво висела над входом в клуб, под светом голубых, подобно голубой лагуне океана, света падающего на неё. Танцовщиц в клубе не было, такое чувство, что атмосфера самого этого заведения, которое работало круглые сутки, была днём почти вымершей. На танцевальной площадке, стояли, медленно кружа какой-то вальс, влюблённая пара мужчины и женщины, судя по их внешнему виду, ночь для них была будоражащей в оттенках страсти и похоти, потому как устало, они смотрели в глаза друг другу.
— Оксана Владимировна
Обратился Корнилов, вставая тут же с черного кожаного дивана, когда Оксана вошла в клуб, преступая высокий порог открытой двери. Мужчины в дорогих представительских черных костюмах, общались о чем-то между собой. На столе, за которым они сидели, лежали черные папки, какие-то бумаги, стеклянная пепельница. Бутылка коньяка и четыре бокала наполненных им на одну четверть. Девушка шатенка, в откровенном чреном коротком платье, что обслуживала их мужской коллектив, позволяла себе, трогать им свои бёдрам, задорно при этом, смеясь, когда они засовывали руки к ней под платье, расплачивались с ней, засовывая прям в трусики крупные купюры, что были для них лишь изрядной напрягающей карман мелочью.
— Вы уже уходите? — выходя из-за стола, спросил Корнилов — Прошу меня извинить коллеги
«Блядь хотела уйти по-тихому, но вижу, придётся теперь еще и с ним распрощаться», подумала про себя Оксана, не желая в данный момент разговаривать с этим мужчиной, нервно прикусывая краешек, нижней алой губы.
— Да ничего страшного — ответил один из мужчин, наблюдая, как Корнилов поспешно направился к Оксане, когда она шла по зеркальному полу клуба
— Оксана Владимировна — говорил Корнилов, медленно подошёл к Оксане — Позвольте вас проводить
— Оу… не стоит — возразила Оксана, мило улыбнувшись в ответ, стараясь не выдавать своего раздраженного поведения — Я доеду сама, у меня машина прямо возле клуба
— Я настаиваю Оксана Владимировна — уверял Корнилов, делая тонкий намёк, позволяя взять Оксане себя под руку — Довезу вас куда только скажите
— Вот как! — ухмыльнулась Оксана, любознательно посмотрев на этого мужчину
«Блядь, похоже, он от меня так не отстанет, ладно пускай довезёт», мило улыбнувшись, размышляла Оксана, испытывая легкое чувство раздражительности и волнения.
— Похоже у меня нет выбора? — выбирая хитрую тактику разговора, говорила Оксана, сохраняя прелесть улыбки алых губ на лице — Мне нужно в больницу к вашей жене, похоже ей стало очень плохо
— О… господи! — пафосно сделал вид, что беспокоится, ответил Корнилов, открывая перед Оксаной входные двери клуба — Надеюсь, всё обойдётся
— Я тоже на это надеюсь — ответила Оксана, вошла в открытые двери, в помещение вестибюля клуба — Нужно срочно провести оперативное вмешательство
— Да-да езжайте, конечно — выразил впечатление Корнилов, но как показалось Оксане на тот момент, состояние его жены мало беспокоило этого мужчину — Я распоряжусь, чтобы мой водитель довёз вас
— Я могу сама
Возразила Оксана, встав посреди клуба, чуть не столкнулась боком с темноволосой женщиной, что одевала на себя бурую меховую шубку, встала боком к своему назойливому собеседнику.
— У меня машина — говорила Оксана, чувствуя в себе странное чувство волнения, которое не могла сама для себя объяснить при разговоре с Корниловым — Совсем рядом на стоянке вашего клуба
— Я же вам говорю, мой водитель вас довезёт
Оспаривая мнения Оксаны, настаивал Корнилов, прошёлся по фойе клуба, подошёл к закрытым дверям, выхода на улицу.
— В компании со мной естественно
Пояснил убедительно он, открывая перед Оксаной дверь на улицу, в тот момент легкое объятие холода будоражащим потоком прохладного воздуха просочилась в клуб. Белизна и яркость света восходящего солнца над деревней, слегка ослепила Оксану, вынуждая прищурить голубые лазурные, подобно камню топаза глаза. Мелкие крупинки снега покрывали лицо Оксаны, в такт порыва легко прохладного ветра, вынуждая её стряхивать снежинки с носа и глаз.
— Вы ведь не будите возражать? — выражая заботу, спросил Корнилов, вышел на улицу следом за Оксаной — Если я составлю вам компанию
— Ну, если вы настаиваете — мило улыбнулась Оксана, скрывая застенчивое чувство волнения, заметила, как от стояночного места отъехал черный роскошный седан с тонированными стёклами
— Мне бы очень не хотелось отпускать вас одну — выражая заботу, ответил Корнилов, позволяя Оксане взять себя под руку
— Вы что так пойдёте? — удивилась Оксана, не заметив на мужчине верхней одежды — На улице же зима, вам, что разве не холодно?
— Я же ведь не гулять по холоду тут собрался — чарую прелестью улыбки сознание Оксаны, ответил Корнилов — Вот смотрите вот ваша карета
— Вы такой милый
Поблагодарила Оксана, обращая внимание, с каким тонким чувством уважения и теплой улыбкой, мужчина перед ней открыл заднюю дверь подъехавшего к входу черного седана.
— Рядом с вами
Мило улыбнувшись, создавая приятную интригу в момент разговора, ответила Оксана, стряхивая кончиками пальцев снежинку с носа мужчины.
— Я чувствую себя королевой — сохраняя красоту улыбки, выразила впечатление Оксана, залезая в темный салон автомобиля, расположилась на его теплом велюровом заднем сиденье
— Разве это плохо? — поинтересовался Корнилов, залезая в салон черной машины, с изумлением наблюдал как Оксана, сидя рядом с ним, положила ногу на ногу, закрыл за собой дверь
— В местную больницу, пожалуйста — распорядилась Оксана, обращаясь к мужчине в черной кепке, который сидел в водительском кресле — Вы ведь не против, господин Корнилов, если я вашими людьми буду немного командовать
— Оксана Владимировна — приятно прохладой ладони Корнилов дотронулся до выставленного обнаженного колена Оксаны — Вы для меня королева, я буду только рад, если мы с вами будем вместе
— Вместе?! — ухмыльнулась Оксана, кокетливо пригрозив мужчине, что сидел рядом с ней на заднем сиденье, указательным пальцев — А не слишком ли вы торопите события?
— Я бы хотел чтобы вы сегодня приехали вечером ко мне — пояснил Корнилов — Ну после того как закончите операцию
— Я буду оперировать вашу жену — уточнила Оксана, смотрела в окно, в стекло которое, ударяясь о темное, покрытое тонировкой стекло ударялся мелкими крупинками снег и то, как пара мужчины и женщины о чем-то разговаривали, стоя на крыльца клуба — Ей нужна срочная операцию
— Я буду рад, если всё обойдётся — заверил Корнилов, ёрзая ладонью по колену Оксаны — Я бы хотел, чтобы вы приехали ко мне Оксана Владимировна, хотел вас кое-кому представить
— Вот как?! — ухмыльнулась Оксана роскошной формой алых губ, облокотилась на мягкую спинку сиденья, продолжала смотреть на деревенские дома, улицу по которой, выезжая со стоянки клуба, направлялся автомобиль — И с кем же это и почему именно я?
— Потому, что увидев вас! — пламенным шепотом говорил Корнилов, выражая открытые чувства перед Оксаной, откровенно высказывал чувства рядом с её ухом — Я теперь уже не могу представить свою жизнь без вас
«Такого мне даже сам Коновалов, никогда не говорил, интересно, а что если и правда, может, стоит согласиться на его просьбу», размышляла Оксана, чувствуя как внутри от шепота мужчины, рядом с её ухом, всё стало трепетать тактом бешеного сексуального ритма.
— Хорошо — согласилась Оксана, поддавшись легко чарам обольщения, столь красивого для неё брюнета — Я думаю вы заберете меня теперь уже после того как я закончу
— С удовольствием — заверил Корнилов — Я бы кое-что хотел обсудить с господином Тихоновым, если конечно вы не будите против
— Да какое мне дело до этого Тихонова — сначала серьёзно смотрела на него Оксана, после чего рассмеялась озорным смехом, прикрывая алые губы кончиком пальцев — Вы главное меня теперь уже с собой заберите, после того как я закончу
— Можете считать
Заверил столь же прекрасной для Оксаны нотой шепота, ответил Корнилов, снова разговаривая рядом с её ухом, обольщая нежность пламенного жаркого дыхания.
— Что мы с вами договорились — ухмыльнулся он — Тем более я буду рад, вам представить тех людей, которые окажут мне поддержку здесь
— А разве это не Романов? — удивилась Оксана, столь выразительно раскрыла перед ним красоту лазурных, голубых, подобно камню топаза, глаз
— Романов?! — ухмыльнулся Корнилов — Всего лишь мелкая пешка, да я позволил ему кричать нам меня в моём клубе, пока моя позиция в этой деревне шатка, но я уверен, что с вами, она будет более уверенной
— Мне нравится, как вы мыслите — выразила впечатление Оксана, мило ответив улыбкой своему столь настойчивому жаркому на чувства собеседнику
— А вам понравиться быть королевой — поинтересовался Корнилов — Рядом с полноправным королём? — спросил, он пленил сознание Оксаны, разговаривая рядом с её губами
— Думая любая женщина желает быть королевой
Столь же обаятельной и нежной лаской порочного искушения голоса, ответила Оксана, разговаривая рядом с губами мужчины, испытывая жажду дикого голода поцелуя. Позволяя рукам мужчины обвить талию и касаясь пальцами бёдер, Оксана уже не могла устоять перед, столь пленительной, власти самца над своим телом.
— Рядом со своим королём
Пояснила Оксана, тут же сливаясь с губами кавалера в единой страсти поцелуя, отдавая полностью во власть порока искушения, чувствуя, как он сгорал по ней пламенной страсти любви.

***
Медленно кружась в воздухе снег, плавно падал вниз, под воздействием ветра его крупинки кружили метель в танце танго между собой, играя страсть природы. Яркие лучи восходящего над деревней солнца, просачивались даже через темные, покрытые тонировкой стекла седана, когда он медленно, подобно короблю в морском плаванье, преодолевал ухабы покрытой снегом дороги. На улице в этот день было не так много народу, однако проезжая напротив крытого рынка было видно, как там собралось много покупателей, как отъезжала большая фура, испуская в воздух ком белых угарных газов через выхлопные трубы. УАЗ ППС стоял как всегда у центральной площади, рядом с крытым рынком, автомобиль постовой службы полиции тихо тарахтел, пока на его переднем сиденье, старшина составлял для кого-то протокол. Деревенский дворовой пёс, загнал только что вышедшего с крытого рынка черного кота на большой тополь, бедная живота даже с могучих его веток стряхивал стихийно снег, спасая свою меховую шкурку. Напротив местного кабака, было видно, как происходила гулянка, несколько мужчин о чем-то громко разговаривали, раскуривая между собой сигареты.
Обольщаясь в объятиях нежности мужских рук, Оксана тешила себя их проницательной лаской, чувствовала, как руки кавалеры проникали за грань её черного пальто. Нежность касание теплых, столь трогающих чувствами прикосновение пальцев самца, что так пленительно гладили ноги Оксаны, выше колена, сводили с ума. Не давая сосредоточиться, мужчина так сладко и эмоционально дышал рядом с ухом Оксаны, сбивая весь её настрой на работу. По его взгляду, Оксана поняла, как сильно он в неё влюбился, мужчина, словно не хотел её отпускать из своих объятий, делая так, чтобы она сходила с ума от столь пленительного и нежного прикосновения к бархатистой коже сочных бёдер. Его парфюм, что чувствительным нежным аккордом сочетания столь сильных запахов манил к себе, искушая сознание Оксаны, поддаться порочным чувствам этого льва, отдать своё тело в пучину его сексуальных истязаний.
«Я Врач, я должна сосредоточиться на лечение своей пациентки, а я на самом деле, занимаюсь сейчас самым натуральным блядством», размышляла Оксана, утопая в нежности руки мужчины, что потешно чувственно нежно трогал кожу её ногу выше колено.
— Господин Корнилов — не выдержала Оксана обольщения мужчины, обращаясь к нему взявшись за кисть его руки, что хотела продвинуться дальше под черное пальто — Не могли бы вы тут остановить машину
— Но ведь мы только въехали в больничный дворик — уверял Корнилов, не желая выполнять просьбу Оксаны — Вам еще далеко будет идти
— Я зайду через приёмный покой
Заверила Оксана, состроив выражение нежности и самой жалости, посмотрела в глаза мужчине, чью руку держала, препятствуя дальнейшему ему продвижению.
— Мне ведь нужно срочно в операционную, пока мои коллеги не начали без меня — провела Оксана другой рукой по щетине мужчины — Я не замерзну, обещаю, тут всего два шага
— Ладно хорошо — согласился Корнилов — Останови машину у крыльца сокрой помощи
— Спасибо — поблагодарила Оксана, задержав ладонь на щеке мужчины, нежно коснулась его жарких, пылким огнём страждущего дыхания губ — Обещаю позаботиться о жизни вашей жены
— Я бы хотел — остановив Оксану, когда она открыла дверь в тот момент как машина встала у крыльца приёмного покоя — Чтобы вы позвонили, как закончите операцию
— Я обязательно вам доложу — заверила Оксана, чувствуя прохладу улицы, что проникала в салон через открытую заднюю дверь остановившегося автомобиля
— Я буду надеяться — отпуская Оксану, мужчина словно хотел вдоволь насладиться её образом, красотой обаянием и запахом её тела, обворожительность которого составляла дамасская роза
— Я же ведь обещанная гостья на эту ночь — уверяла Оксана, вышла медленно на улицу, наступая каблуками черных туфель на покрытый снегом тротуар — Вы мне обещали представить своих дорогих гостей, вы ведь помните?
— Конечно Оксана Владимировна — подтвердил свои слова Корнилов, на некоторое время задержав взгляд на Оксане, после она закрыла сама перед ним дверь
«Фу… блядь наконец-то думала уж, никогда от него не отстану», размышляла Оксана, направляясь по тротуару к крыльцу приёмного покоя, стараясь не обращать внимания на то, как машина, из которой она только вышла, отъехала медленно от тротуара.
Подойдя к крыльцу, у которого стояла молодая медсестра, одетая в бурую шубку, что-то читая в сотовом телефоне, заметив Оксану, тут же спустилась по ступенькам, уступая ей дорогу. Быстро поднявшись по ступенькам, подошла к закрытой двери, взявшись пальцами за пластиковую ручку, Оксана потянула дверь на себя. Чувствуя тут же обворожительную прохладу зимы, влияние крупинок падающего снега, что покрывал обнаженные ноги, Оксана тут же переступила высокий порог открытой двери, вышла в приёмное отделение. В отделение приемного покоя было тихо, было даже слышно как медсестра, что сидела у окна в дежурном кабинете перелистывала страницы журнала. Свет светодиодных светильников служил единственным освещением, на фоне опустившейся тени покрытого снегом тополя, что мощным стволом и крупными ветками, укутанных снегом загораживал весь просвет дневного солнца, окна в этой части здания выходили на теневую сторону дворика. Запах фармацевтических и средств уборки помещения, сбивали напрочь все сторонние ароматы. На фоне синих стен, покрытых побелкой, стояли несколько больших цветков в виде фикуса, домашней пальцы и папоротника, что создавали легкую природную гармонию этого места.
— Сеточка я буду в операционной
Послышался голос Валентины, после чего рыжеволосая девушка вышла из дежурного кабинета, чуть не столкнувшись с Оксаной, когда она проходила напротив открытой двери. Девушка была одета в медицинское служебное белье, её рыжие волосы, цвета пламени были скрыты за плотным белым колпаком, на ногах были зеленые штаны, а верх тела, скрывала белая рубаха, как у всего остального медицинского персонала больницы.
— Оксана Владимировна?! — сделав вид что удивилась, выразила вопросительно своё мнение Валентина, встав у Оксаны — Давайте скорее в операционную, пациентку сейчас уже доставят
— Сильные боли в брюшной области — рассказывала Валентина, направляясь вместе с Оксаной по больничному коридору — При пальпации, между пупком и лобком может прощупываться тестовидная припухлость
— Симптом Мондора?! — поинтересовалась Оксана, любознательно посмотрев на свою рыжеволосую собеседницу
Мондора симптом — при тромбоэмболии брыжеечных сосудов в период развития паралитической кишечной непроходимости пальпируется «опухоль» тестоватой консистенции, представляющая собой раздутую отечную кишку.
— Он самый — подтвердила Валентина — Мне нужно переодеться, сами понимаете в этом в операционную нельзя
— Как и мне — ухмыльнулась Оксана, звонко стукая каблуками черных туфель, направлялась быстрым шагом по больничному коридору
— Не знаю что там было у вас с мужем пациентки — высказывая недовольство, проходя вместе с Оксаной мимо открытых дверей кафетерия, куда только что вошли де медсестры, смеясь озорным смехом — Но Тихонову не понравиться ваша связь с родственниками больных
— Я сама как-нибудь разберусь — прошипела Оксана, остановившись напротив окна, схватила рыжеволосую любопытную собеседницу за руку — А ты не суй свой нос в чужие дела
— Пока это дела команды — возразила Валентина, упрёком для Оксаны — Они касаются и меня тоже
— Вот как значит?! — возмутилась Оксана, надувшись как королевская кобра — Только не забывай благодаря кому ты в этой команде
— Я и не забываю — выхватила свою руку Валентина, обернувшись недовольным взглядом, посмотрела на Оксану, встав к ней наполовину боком — А вы не забывайте, что вы не такая уж незаменимая теперь у нас в отделение — не давая возможности возразить рыжеволосая девушка, поспешным шагом удалилась вдоль по больничному коридору
— Вот значит как — прошипела Оксана, оставаясь одна стоять в коридоре — Пригрела блядь змею на свою голову — высказывая недовольством, шепотом подошла она к окну, дотрагиваясь кончиками пальцев до занавески, чувствовала внутри себя отринутой дорогим для неё человеком

***
Обрабатывая руки раствором «ОКТЕНИСЕПТА», стоя перед зеркалом в предоперационной, под светом светодиодного светильника, что висел над входом в операционное помещение. Белые кафельные стены, сам смеситель, с раковиной у которого стояла Оксана, имел зеркальный оттенок, словно как зеркало было все так начищено, нигде не было даже не пылинки. Тщательно проводя дезинфекцию рук, Оксана смотрела в зеркало, когда за её спиной непрерывно ходила взад вперед Валентина. Рыжеволосая девушка, словно мучала себя вопросом нерешенной проблемы, выдавая это своим нервозным поведением, которое настойчиво демонстрировала перед Оксаной.
— Ты можешь не ходить туда-сюда?! — поинтересовалась Оксана, забавно скрывая ухмылку за стерильной марлевой повязкой на лице
— Просто вы перенесли такое — уверяла Валентина, словно пытаясь вразумить — А сейчас здесь собираетесь произвести операцию
— Между прочим — заявила Оксана, тампоном вытирая руки, бросила его в урну, держа руки согнутые в локти, подошла к закрытым двустворчатым дверям входа в операционную — Я главный хирург, а не Серов, но ты будешь моим ассистентом
— Это ведь ваше королевство — вредничала Валентина вошла за Оксаной следом в операционную, когда она, толкая локтями двери, открыла обе створки — Вы же здесь королева
— А вот это — обернувшись, встала Оксана в пол оборота к своей рыжеволосой собеседнице — Ты верно подметила
— Оксана Владимировна
Удивился Серов, погружая инструменты в специальный моющий (щелочной) раствор, в состав которого входит моющее средство (стиральный порошок), перекись водорода и вода. Температура раствора 50-60°С, экспозиция 20 минут. После этого инструменты моют щетками в том же растворе, а затем в проточной воде. Высушивание может осуществляться естественным путем. В последнее время, особенно при последующей стерилизации горячим воздухом, инструменты сушат в сухожаровом шкафу при 80°С в течение 30 минут. После высушивания инструменты готовы к стерилизации. Самыми лучшими способами стерилизации являются газовая стерилизация и особенно лучевая стерилизация в заводских условиях. Последний метод получил распространение при использовании одноразовых лезвий для скальпеля и хирургических игл (атравматический шовный материал).
— Рад вас видеть в добром здравии, надеюсь, вы себя хорошо чувствуете перед проведением операции на пока еще живой пациентке
— Очень смешно Валерий Валентинович — нахмурила скрыто под повязкой на лице губы Оксана, прошлась по белой кафельной плитке пола операционной
— Мария проведи, пожалуйста, стерилизацию — распорядился Серов, уступая место белокурой девушке, когда она подошла к нему — А я пока займусь пациенткой
— М….. как же больно — изнывала от боли шатенка, что уже лежала на операционном столе, когда её аккуратно переложили на стол санитары — Да сделайте же что-нибудь
— Анастасия Валерьевна — подошла Оксана к столу, на котором расположили девушку, накрывали её тело синим операционным бельем, оставляя лишь небольшой разрез на брюшной полости для проведения хирургических манипуляций — Я ваш лечащий врач, не волнуйтесь
«Странно Корнилов всегда себе кукол выбирает, хоть она и родила двоих детей, но тело у неё просто шикарное, интересно, почему он её бросил?», размышляла Оксана, стоя над лицом пациентки со стороны головы, взяла в руки анестезиологическую маску.
Одним из неотъемлемых инструментов в анестезиологии является маска, с помощью которой осуществляется искусственная вентиляция легких. Как правило, она имеет анатомическую форму, снабжается мягкими манжетами для обеспечения герметичности и безболезненного прилегания к лицу (усилие прилагается совсем незначительное). При использовании такого приспособления пациенту обеспечивается максимальный комфорт, а медицинскому персоналу — удобство при выполнении профессиональных обязанностей.
— Вы не волнуйтесь, всё будет хорошо — уверяла Оксана, передавая маску в руки Серову, отошла от хирургического стола — Что показал обзорный рентген, могу я взглянуть на снимок?!
— Да-да конечно — включила негатоскоп, говорила Валентина — Как видите тромбоэмболия, вот на этом участке
Указала Валентина на рентгеновском снимке, что висел на негатоскопе, место тромбоэмболии брыжеечного сосуда, что вызвало сильную резкую боли в животе.
Брыже́йка (лат. mesenterium) — орган пищеварительной системы человека, посредством которого полые органы брюшной полости прикреплены к задней стенке живота.
— Вызвала окклюзию брыжеечных сосудов — рассказывала Валентина — Это и привело к ишемии кишечника и острым болям
— Пациентка уснула — ответила Мария, встав между Оксаной и Валентиной — Можем приступать к операции
— Хорошо — мило улыбнулась Оксана — Валентина обработай место предполагаемого оперативного вмешательства, по методике верхняя срединная лапаротомия
— Подготовлю пока раствор для обработки операционного поля — ответила Валентина, направляясь к столу у которого стояла столешница с хирургическим инструментом и растворами
Обработав место раствором «Йодопирона», представляет собой смесь йода с поливинилпирролидоном. По сравнению с йодом он имеет ряд преимуществ: растворим в воде, устойчив при хранении, нетоксичен, не имеет запаха, не вызывает аллергических кожных проявлений. Используют 1 % раствор йодопирона.

Используя скальпель, Оксана, пользуясь методикой верхняя срединная лапаротомия, через пупочную область, огибая пупок левее, чтобы исключить травмирование круглой связки печени. Брыжейку тонкой кишки расправляют, петли кишок отодвигают влево и книзу. Начальный отдел брыжейки в соответствии с началом тощей кишки также натягивают. Брюшину рассекают от трейтцевой связки по линии, соединяющей последнюю с илеоцекальным углом. Длина разреза 8-10 см. Обнажение сосудов требует от хирурга осторожности и бережного отношения к тканям. Повреждение брыжеечных сосудов делает проблематичным дальнейшее выполнение операции на сосуде. Линию разреза брюшины брыжейки коагулируют, после чего брюшину осторожно рассекают скальпелем. В последующем целесообразно пользоваться сосудистыми ножницами. Оксана аккуратно рассекла ножницами ткани между анатомическими пинцетами, которыми она и Валентина приподнимают ткани по линии разреза. Пинцетами следует захватывать небольшое количество ткани, чтобы видеть сосудистые веточки, которые коагулируют или сразу же лигируют тонкими шелковыми нитями. Крупные ветви верхней брыжеечной вены, лежащие над стволом артерии (их бывает обычно 1-3), мобилизуют, приподнимают над артерией, но ни в коем случае не пересекают.
— Так турникеты установлены — отчиталась Оксана — Начинаем подготовку артерии к извлечению эмбола
— Мария подготовь зонд Фогарти — распорядился Серов — Ретроградный кровоток в норме, можете продолжать Оксана Владимировна
— Повезло что во время рассечение тканей скальпелем я не задела сосуды брыжейки — мило ухмыльнулась Оксана — А то это нам бы усложнило бы задачу
— Перекрывая ствол верхней брыжейки — отчиталась Валентина, аккуратно пережала зажимами сосуд брыжейки
После перекрытия ствола верхней брыжеечной артерии и ветвей с помощью турникетов сосудистыми ножницами или скальпелем производят артериотомию. Лучше производить рассечение артерии в поперечном направлении, так как в этом случае после наложения швов не наступает сужение сосуда. Длина артериотомического отверстия не должна превышать XU или 1/з периметра артерии. Поперечный разрез артерии необходимо производить с учетом отхождения ветвей артерии, так чтобы из него при необходимости можно было провести зонд Фогарти в среднюю ободочную артерию и хотя бы в одну из интестинальных. Этим требованиям обычно соответствует место чуть выше устья средней ободочной артерии (в 4-5 мм от него).
— Артерия готова — пояснила Оксана, передав скальпель в руки Валентины — Подготовьте катетер Фогарти, будем извлекать эмбол из кровеносного сосуда
— Катетер готов — отчитался Серов, обработав его поверхность в растворе хлорида-натрия, достал из миски приготовленной смеси — Начинайте вводить его в артерию пациентки
— Так ввожу контраст — доложила Валентина, вводя контрастную жидкость в установленный катетер в руке пациентки — Жидкость пошла, можете начинать вводить катетер в артерию
— Так всё начинаем — заявила Оксана, начиная медленно вводить катетер в артерию девушки, продвигая его по контрасту, достигла поврежденного эмболом сосуда брыжейки
«Катетер Фогарти» — это инструмент, предназначенный для удаления тромбов и эмболов из кровеносных сосудов. Катетер для эмболэктомии и тромбэктомииизготовлениз специального полимера Peebax (комбинация полиамида и полиуретана), Данный материал не токсичен, биологически инертный, прочный, устойчивый к сгибанию, с низкой тромбогенностью.

Оксана применила технику выполнения непрямой эмболэктомии, пользуясь зондом Фогарти: 5 для ствола артерии, 3-й ветви. После чего Оксана медленно ввела зонда в проксимальный отрезок артерии с последующими тракциями при раздутом баллончике на конце зонда, произвела удаление эмбола, вызвавшегося окклюзию сосуда брыжейки. Затем Оксана выполнила ревизию дистального отрезка артерии и её ветвей. Для этого Оксана вначале ослабила турникеты и проверила ретроградный кровоток из дистального отрезка артерии, интестинальных и средней ободочной артерий. По показаниям производят ревизию этих стволов зондами Фогарти. Следует помнить, что даже при проходимых артериях ретроградный кровоток может быть слабым или совсем отсутствовать
«Кровоток ретроградный» — К. в направлении, противоположном естественному (напр., К. в коронарных сосудах при перфузии изолированного сердца).
После удаления тромбоэмбола, Оксана произвела сшивание артериотомной раны с помощью непрерывного сосудистого шва. Завершая вмешательство, хирург аккуратно укрывает серозной оболочкой те зоны, где целостность ее нарушена, затем осушает брюшную полость от кровяного содержимого, экссудата и т. д., тщательно проверяет гемостаз, пересчитывает салфетки и инструментарий, чтобы случайно не забыть ничего в животе!
Рану после лапаротомии Оксана сшила наглухо. При сшивании кожи Оксана предельно точно сопоставляла её края для достижения максимально быстрого рубцевания и удовлетворительного косметического результата.
— Пациентку доставить в палату — распорядилась Оксана, отошла от стола, позволяя Валентине очень тщательно обработать рану раствором и наложить стерильную асептическую повязку — В случае если вдруг её состояние измениться, немедленно звонить мне!
— Надеюсь, вы возьмёте трубку — высказала своё мнение недовольно Валентина
— Я тоже на это надеюсь — ухмыльнулась Оксана — И да Валерий Валентинович, Мария, спасибо что приехали и помогли с пациенткой, не знаю, чтобы я без вас делала
— Весьма уникальный случай — согласился Серов, проигнорировал мнение Оксаны — Не то, что знаете в Москве, в кабинете детской педиатрии
— Как я вас понимаю Валерий Валентинович — подошла Оксана к закрытым двустворчатым дверям операционной — Сейчас мне нужно отлучиться, так вот в случае…..
— Оксана Владимировна — возразила Мария, прерывая реплику разговора Оксаны — Мы вас хорошо поняли, если состояние нашей с вами пациентки измениться, мы вам первыми дадим об этом знать
— Да и постарайтесь сопоставить синдром Рейно — говорила Оксана, открывая двери операционной, опираясь на каркас открытой двери — И острую окклюзию мезентеральных сосудов
— Два совершенно разных заболевания — усомнился, выражая задумчивый вид, высказал собственное мнение Серов — Не представляю, как их связать вместе
— Мы что-то упускаем — согласилась с таким мнение Оксана — Пришлите мне на электронную почту весь собранный анамнез
— Вы куда? — поинтересовалась Мария
— Мне нужно подумать — пояснила Оксана, выглядывая из-за закрывающейся двери — Ты ведь меня знаешь, мы ведь с тобой работали и если я так делаю, значит, мы в тупике
Вышла Оксана, из операционной оставив дверь, позволяя ей тихо и плавно закрыться за спиной, оставаясь одной в помещении предоперационной. Чувствуя изнурительную слабость, Оксана прошлась по помещению предоперационной, шаркающей походкой, медленно подошла к закрытым дверям входа в операционное отделение. Открывая двери операционного отделения, Оксана обратила внимание на темноволосую женщину лет тридцати, что была в роскошном длинном синем вечернем платье, которое оставляло открытым лишь одно плечо. Брюнетка слонялась из угла в угол, словно не находила себе места, держа пальцы обеих рук около губ, она изводила себя муками долгого времени ожидания. Напротив, у стены стоял Корнилов, мужчина, облокотившись на стену, стоял, ёрзая пальцем по сенсору телефона. Заметив Оксану, вышедшую из дверей операционной Корнилов и женщина в синем элегантном платье, словно как с цепи сорвались быстро подошли к ней.
— Оксана Владимировна — обратилась темноволосая женщина — Саша сказал, что вы главный лечащий врач моей подруги, скажите как она?
— Жить будет — уверяла Оксана — Пока что — повела она отчаянно губами, вызывая интригу в желание этой брюнетки продолжить свой ярый интерес
— Вот такие вот у моей жены подруги — ухмыльнулся Корнилов
— Да подожди ты — упрекнула его знойная брюнетка, подобно песчаной гадюке, прошипела в ответ, посмотрев на Корнилова злобным оскалом — А почему пока что?!
— Потому что я пока не знаю, чем больна ваша подруга — ответила Оксана, уныло вздохнув, чувствуя, как тело требовало легкой расслабляющей ванны или массажа
— Оксана Владимировна — создавая интригу, обратился Корнилов, создавая интонацию так, как будто он с Оксаной не так тесно знаком — Я могу с вами поговорить……
— Корнилов! — возразила брюнетка, весьма критикующим взглядом посмотрела на него, не давая Корнилову высказаться — У тебя жена в больнице умирает, а ты…..
— Именно по этому поводу я хотел поговорить с главным лечащим врачом этой больнице — гордо заявил Корнилов, восхваляя для себя Оксану
«Хм… вернуться домой это верная тюрьма под замком в своей комнате, а после того что я сделала, Катерина теперь будет моим жестким ревизором, к Романовым тоже нельзя, в больнице меня тоже сдадут, так что выходит Корнилов единственный разумный вариант», размышляла Оксана прошла мимо парочки мужчины и женщины.
— А почему бы и нет — ответила тихим голосом Оксана, обернувшись, встав у урны, скинула с рук назойливые резиновые перчатки, что пропахли насквозь хирургическим раствором
— Простите, что вы сказали? — удивилась брюнетка, что так выразительно взглядом карих глаз посмотрела на Оксану
— Я сказала, а почему бы и нет! — сбросив перчатки в урну, встав в пол оборота к своим собеседникам, повторила Оксана — Хотя вам то, какое дело?
— Как это какое….. — хотела возразить брюнетка, но заметив суровое выражение лица Корнилова, предпочла сдержать своё мнение при себе
— Ждите меня внизу на первом этаже
Ухмыльнулась Оксана скрытой ухмылкой в ответ Корнилову, медленно направляясь по больничному коридору, окутавшему тенями смуглых сумерек.

***
Пелена густого тумана окутала пластиковую кабинку, в которой стоя под струёй воды, томила нежностью себя Оксана, закрыв глаза, отдалась власти сексуального искушения разума. Смачные сгустки пены, подобию обильных густых капель пленительно стекали по сочному телу Оксаны, плавно огибая грудь. Зависая лаской на розовых твердых сосках, падали в свободном падении на плоскость живота Оксаны, медленно скатываясь, зависая на лобке. Создавая столь сильное ощущение, вынуждая Оксану открыть, сияющие блеском желания лазурные голубые глаза, когда сгустки уже облегали её возбужденные половые губы. Завораживающий вкусом аромат дамасской розы, подобно сорту первозданного редкого цветка, окутывал мокрую кожу тела Оксаны, насыщая каждую клеточку ё тела этим искушающим запахом страсти. Подобно танцу дикой королевской кобры, Оксана, запрокинув голову, чуть обернув её на правое плечо, вращала соблазнительной силой бёдер, переступая с каблука на другой каблук черных туфель, звонко стукая по мокрому кафелю плитке пола. Вдыхая глубоко насыщенный пар, что подобно пелене облака окутал пластиковую кабинку, Оксана чувствовала пленительную силу вкуса роза, обворожительный оттенок которого пленял с каждой новой естественной силой, как только густые его капли геля стекали с мочалки в падении страсти падали на её тело.
Закрыв блестящие вентили смесителя душевой кабинки, Оксана другой рукой, ощущая влагу стекающих капель по её телу, стянула с двери сухое белое полотенце. Стоя в кабинке за закрытой дверью, Оксана обернула им своё мокрое пропитанное запахом розы тело, взяв второе белое полотенце, что висело там же на двери. Обворачивая вторым полотенцем, мокрые волосы, что моросили кожу холодным касанием, затрагивая прохладой плечи, вынуждая пускать дрожь по всему телу Оксаны. Взяв в руки стеклянный флакон с гелем и мокрую мочалку, Оксана легким касанием пальцев свободной руки толкнула дверь, от себя, вынуждая её открыться. Переступая через высокий порог, сгибая ногу в колено, Оксана отразила прелесть упругих бёдер, по которым, медленно пленяя трением, скатывались капли обворожительной влаги. Стукая каблуками черных туфель по белой кафельной плитке, Оксана подошла к закрытой двери душевых помещений, взявшись за её пластиковую ручку, потянула её на себя, открывая дверь.
— Расскажи мне по больше о Оксане Владимировне
Услышала голос Марии Леоновой, когда белокурая девушка, была одета в хирургическое белье, стоял у окна с Валентиной. Две девушки, держа в руках по пластиковому стаканчику кофе, стояли, облокотившись на подоконник бёдрами, не заметили, как из душевых помещений вышла Оксана. Интрига лазурного заката солнца и приближение ночи, создавала легкую пикантную обстановку, на фоне запах приятного кофе и кондитерских изделий, что лежали на кофейном столике, который был расположен у дивана. В комнате, персонала больницы, горел тусклый свет светодиодного светильника над входной дверью, поэтому остальная часть этого помещения была окутана сумеречной тенью. Запахи гардении, жасмина и малины переплелись воедино, а так же вкус ментола, тонкая сигарета которой дымилась в стеклянной пепельнице.
— Какая она стала?
Дотрагиваясь кончиков пальцев рыжеволосой девушки, спросила блондинка, мило улыбнувшись, скрасила красоту очертанием приятных форм и обольщением улыбки.
— Я давно с ней разговаривала — уныло вздохнула блондинка, отводя взгляд голубых глаз в пол, выражая откровенность открытых чувств, говорила Мария — Можно сказать сегодня я только первый раз её увидела
— Вас что-то связывает вместе? — поинтересовалась Валентина, чувствуя как Мария, словно задумавшись, случайно уже гладила ей руку
— В каком смысле? — удивилась Мария, заметив Оксану, вошедшую в комнату, тут же убрала руку от рыжеволосой девушки
— Оу… — прикусывая коготок указательного пальца свободной руки, ответила Оксана, нахмурив кокетливо губки — Прошу не обращайте на меня никакого внимания
Пленительной походкой, покачивая выраженными бёдрами при каждом шаге, скрытыми под белым полотенцем, объятия которого сковали тело Оксаны в оковах нежной ткани.
— Можете продолжать общаться — уверяла Оксана, прошлась по комнате, стукая каблуками по линолеуму пола — У вас так мило это получается
— Оксана Владимировна — мило улыбнулась белокурая девушка — А мы как раз вас обсуждали
— Это я уже заметила — подошла Оксана к отрытой двери шкафчика — Как пациентка, вы доставили её в палату?
— Да сейчас её подруга — уверяла Мария Леонова — Ненавижу этих богатых аристократов
— Вот как — ухмыльнулась Оксана, поставив стеклянный флакон геля для душа на полку и рядом мочалку — Порой я тоже так считаю
— Вы ведь между прочим — рассказывала Мария — Тоже были несчастной серой мышкой, пока вас не подобрал Серов, помню как вы просили занять у меня денег до зарплаты, потому что вам не хватало на автобус, а сейчас у вас такая дорогая роскошная машина, платья самой последней коллекции, ожерелья и брильянты, откуда это у вас
— Да брось — смутилась Оксана, почувствовав выразительный удивленный взгляд Валентины на себе — Ничего такого, просто я вдруг поняла, как нужно жить
— И купили себе вдруг разом машину за пятнадцать миллионов? — упрекнула, пытаясь пошутить Мария — Я ведь помню и понимаю на зарплату врача, такую жизнь как у вас не устроишь
— Мои расходы тебя не должны интересовать — прошипела, обернувшись, Оксана, схватилась за красные, лежащие на полке кружевные трусики шортики — И вообще доставать меня плохая затея, я ведь могу забыть про тот факт, что мы когда-то вместе с тобой ездили домой в одном автобусе
— Когда я за вас платила — рассмеялась Мария
— Оксана Владимировна не любит когда за неё платят — пояснила Валентина — Кроме того я никогда не видела её без денег просто не могу представить такого
— Вот видишь, что говорит мой верный рыжий миньон — ухмыльнулась Оксана, забавляясь тому как Валентина горло отстаивала её честь
— Да и какая разница, у кого какой карман — возразила Валентина — Оксана Владимировна всегда помогает людям, это никогда не зависело от статуса и положения, а уж тем более от кармана человека
— Я пришла к вам Оксана Владимировна — уверяла Мария — Потому что у вас за прошедший год было во много раз больше случаев
— Так вот закрой тогда свой рот — прошипела, выражая ненависть Оксана — Про то какой у меня карман, в этой больнице, я работаю за бесплатно, я даже карту свою отдала своей матери
— Тогда на что же вы живете?! — удивилась Валентина
— Я кажется, знаю на что — ухмыльнулась Мария — Но Оксана Владимировна это подло с вашей то стороны, у него ведь могли быть родственники……
— Он сам отдал мне их — пожала плечами Оксана, мило улыбнувшись — Я у него ничего не забирала и не просила, он сам отдал мне все свои активы и состояние
— Да и попросил……
— Такова была его воля — не давая высказаться, возразила Оксана — Старик сам этого желал, что я могла сделать, когда он сам через юристов в больнице, наложил запрет на своё лечение, а ответ был так просто, он сам этого хотел……
— Вы не имели права…..
— Я блядь не имела права?! — прокричала, повысив голос Оксана, на белокурую девушку — Если тебе что-то не нравиться, можешь валить обратно в свою Москву, забирай Серова и валите оба, та еще блядь парочка
— В то время — вспоминая пережитую ностальгию прошлого, делилась впечатлениями Мария, выражая отчаяние в интонации жалостливого голоса — Когда мы с вами ездили на одном автобусе, когда я за вас платила, вы были куда человечнее
— У меня была самая низкая ставка в больнице — рассказывала Оксана, одевая на себя красные трусики шортики, стоя у открытой дверцы шкафчика — Даже поломойка Маргарита Ивановна, что мыла наш кабинет, получала раза в два больше меня
— Вы убили ребёнка Самойловой — утверждала белокурая девушка, выставляя Оксану виноватой, указывая в её сторону пальцем — Скажите спасибо, что вас вообще чуть не посадили
— Это не я его убила — возразила Оксана, оспаривая такой довод — Я тогда ничего не смогла сделать и не моя была вина, что ребёнок погиб прямо на операционном столе
— Вы настояли на операции — утверждала Мария, продолжая выдвигать обвинения в адрес Оксаны, хотела подойти к ней, но Валентина преградила быстро путь — Вы плели интриги, строили свою паутину и настояли на скорейшем проведении операции
— Без неё мальчик так и так бы умер — утверждала Оксана, держа в руках красный кружевной бюстгальтер, испытывая ненависть к своей белокурой наглой собеседнице
— Хватит! — прокричала Валентина, посмотрев быстро то на Оксану, то на Марию — Это больница, а не место для споров
— Если тебе что-то не нравиться — игнорируя рыжеволосую девушку, подняла Оксана голос до крика, снимая с себя белое мокрое полотенце, что окутывала её тело — Можешь валить в Москву, я тебя сюда не звала и тем более не держу
— Нет — возразила Мария, чувствуя себя виновато — Потому что Иванов, узнав, что мы переходим к вам, не хотел нас так просто отпускать
— Вот тогда — прошипела Оксана, прислонив мягкие подушечки ажурного красного бюстгальтера, к розовым чувствительным соскам сочной груди — И не пизди, какая я для тебя такая блядь уж плохая
— Оксана Владимировна! — упрекнула Валентина, мило улыбнувшись, заметив на лице другой блондинке ухмылку радости
— Ничего страшного — ухмыльнулась Мария — Оксана Владимировна всегда была колкой на язык
— А ты ебанутой — продолжала ворчать Оксана, застегивая застежку красного ажурного бюстгальтера, стягивая бюст прочными его оковами
— Так всё хватит! — такая беседа несколько разозлила Валентину — Мария пойдёмте с вами в буфет, давайте не будем Оксану Владимировну попусту злить
— Я бы между прочим — встав в пол оборота к блондинке, заявила Оксана, состроив хитрое выражение лица, выражая прекрасное очертание скул — Её бы послушала
— Ах… да конечно — взяла с подоконника Мария, рядом с которым стояла красную папку, прошла мимо Валентины и Оксаны, кинула её на мягкий диванчик — Думала, пока вы не отправились куда-то там, так может у вас будет время, чтобы помочь нашей с вами пациентке
— Хм…. — посмотрела выразительно раскрыв голубые лазурные глаза Оксана, была удивлена подобным поведение блондинки — Странный у тебя подход, сначала облила меня грязью, а теперь пытаешься подлизаться
— Скажите спасибо — возразила Валентина, взявшись за предплечье руки Марии, когда блондинка обернулась к Оксане с недовольным видом — Что с вами хотя бы такой подход — после чего обе девушки покинули комнату, ничего не говоря
«Пригрела блядь змею на свою голову, ну ничего я призову тебя к ответу, за то, что ты так поступаешь со мной», нахмурила Оксана обидчиво губки, снимая вешалку с платье, что висело в шкафчике.
Прошедшие двадцать минут Оксана поправляла плойкой для волос укладку, придавая им выразительный объём русой страсти. Черное платье, облегая телом Оксаны нежностью материала, демонстрировало пикантную форму её сочного тела, подчеркивая сексуально грудь, размер которой имел весьма сексуальный аргумент. Открытые плечи и весьма откровенное декольте, что за счет чашечек в форме кувшинок прорисовывало красивым эскизом бюст Оксаны. Вырез спереди платья, открывал красоту стройных ног Оксаны. Высокий каблук черных туфель, подчеркивал сексапильность образа Оксаны, убедительность которых могла подвергнуть внимание зрителя, таких выразительных ног, к своей обладательнице.
Отложив плойку и убрав её на полку, Оксана подошла, покачивая бёдрами к открытой дверце шкафчика, снимая с него черное зимнее пальто. Взяв с полки сумочку, Оксана повесила её к себе на плечо, закрывая за собой дверь шкафчика, направлялась к выходу из комнаты, застегивая пуговицы черного пальто, подняла лежащую на диване красную папку. Открывая дверь нажатием на пластиковую ручку, Оксана толкнула её от себя, переступая высокий порог, накинула на голову пышный черный капюшон, вышла в больничный коридор. Положив красную папку, в сумочку, Оксана закрыла за собой дверь, направилась дальше по больничному коридору, стукая по бетонному полу каблуками черных туфель. Стёкла пластиковых окон были покрыты изморосью, вырисовывая узор морозом, за которым скрывалась мгла приближающей ночи. Тёплый свет светодиодных светильников достаточно ярко освещал коридор, голубые стены и побелку, отражался подобно эффекту зеркала от пола. В самом коридоре была умиротворённая тишина, лишь стук женских каблуков, что доносился из вестибюля больничного здания, до Оксаны.
— Оксана Владимировна — обратился Корнилов, как только Оксана вошла, стукая каблуками в фойе, заметила его у первого окна рядом с входом — Я как раз вас жду
«Блядь, да что ты так пугаешь», глубоко резко вдохнула в себя воздух Оксана, испытывая испуг от неожиданности.
— Александр Семёнович
Ухмыльнулась Оксана, переводя дух, стараясь не выдавать свой испуг, застенчиво играла лазурной красотой глаз, вошла в холл здания, прошла мимо стройки регистратуры, у которой стояли три медсестры весело общались между собой.
— Ох…. простите — прижав ладонь к груди, выдохнула воздух из себя Оксана — Просто не ожидала вас тут увидеть, простите, пожалуйста
— Нет, это вы меня простите Оксана Владимировна
Подошёл весьма галантно мужчина к Оксане, взяв её руку своими обеими руками, коснулся поверхности жаркими подобно пламени губ.
— Я не должен был вас так пугать — предельно искренно говорил Корнилов, позволив Оксане взять себя под руку — Вы наверно сильно утомились, куда скажите, я вас отвезу, если захотите я могу представить вас своим гостям, что приедут ко мне из Москвы вечером
«Я должна у него спросить, нет, просто обязана, потому что домой мне нельзя и к Романовым тоже, они ведь все запретят заниматься этим делом, а Корнилов он другой, я должна у него спросить, просто обязана», начиная нервничать проходя с мужчиной по вестибюлю, размышляла Оксана.
— Господин Корнилов — обратилась Оксана, когда мужчина открыл перед ней дверь в тамбур главных больничных дверей — Я могу у вас кое-что спросить? — пленяя для себя разум мужчины, переступая через высокий порог открытой двери, она вильнула специально перед ним бёдрами
— Конечно Оксана Владимировна всё что угодно? — вошёл за Оксаной следом в тамбур, ответил соглашаясь Корнилов
— Скажите Александр Семенович
Подошла Оксана к закрытой двери, что вела на улицу, встав под потоком тёплого воздуха, работающей у дверей тепловой завесы, обратилась она, касаясь пальцами деревянно ручки двери.
— Вы ведь не будите против — встала Оксана, к своему собеседнику в пол оборота под светом светодиодного светильника, что висел над первой дверью — Если я у вас останусь ночевать?!
— Вы правда этого хотите? — глаза мужчины засветились непомерным счастьем
— Если конечно
Ответила Оксана, открывая дверь, когда Корнилов подошёл к ней, поток будоражащей прохлады с улицы вместе с крупинками снега тут же стал проникать внутрь. На улице уже зарево заката сменилось смуглой тьмой, лишь фонари уличного освещения периметра больницы, смогли пробиться светом через пелену зимнего тумана. Снег продолжал, медленно кружась в воздухе падать, легкий ветер вновь подбрасывал его, кружил в водовороте танца природной страсти. В воздухе чувствовался запах снега и мороза, а так же ароматный привкус дерева и соломы. Не так далеко в парковой зоне, рядом с больницей, где росли голубые пышные ели, слышался трезвон гитары и песни молодёжи, так же как лаем чей-то дворовой пёс, поднял стаю голубей, на площади рядом с больницей.
— Я не помешаю вашим планам — переступила Оксана порог открытой двери, вышла на улицу, вдыхая глубоко морозный деревенский воздух зимы — М…. сколько же я не была на улице, операция длилась несколько часов
— Я всё организую, Оксана Владимировна — заверил Корнилов вышел следом за Оксаной на каменное мощное центральное крыльцо больницы — Ужин будет готов, тёплая постель, всё что пожелаете
— А я не помешаю вашим гостям? — играя в интригу с мужчиной, встала Оксана в пол оборота, стряхивая упавшую снежинку с носа — У вас там наверно будет какие-то важные дела, а тут я….
— Даже не думайте об это — возразил Корнилов, после чего черный седан отъехал от тротуара, медленно хрустя по снегу, подъехал к крыльцу — Оксана Владимировна вы королева и вы диктуете правила этого вечера для меня
— Можно просто Оксана — мило улыбнулась Оксана, взявшись за предложенные кончики пальцев Корнилова, когда он протянул ей руку — Мне так будет гораздо приятнее, если мы будем называть друг друга на ты
— Как пожелаете Оксана — спускаясь вместе с Оксаной по ступенькам крыльца, ответил Корнилов
— А ведь от хорошего ужина я бы не отказалась — ухмыльнулась Оксана, снизошла со ступенек крыльца на покрытый тонким слоем снега тротуар — Как быстро уже смотрите, наступила ночь
— Сейчас же зима — мило улыбнувшись, ответил, подошёл Корнилов первый к машине, открывая заднюю дверь перед Оксаной
— И вчера был день всех влюблённых
Отчаянно вздохнула Оксана, хватая холодный воздух ртом, влезла в тёмный салон автомобиля, располагаясь на его заднем сиденье.
— А я так и не нашла, свою любовь — уныло вздохнула Оксана, откинувшись на спинку сиденья, пытаясь вызвать, у мужчины что влез следом в салон машины чувства жалости к себе
— Зато этот день свёл меня с тобой Оксана — уверял Корнилов, закрывая за собой дверь, кивнул водителю, чтобы начать движение — А это для меня очень много значит
— Я для тебя что-то значу? — словно кошка Оксана прильнула к телу мужчину, положив ноги на сиденье, поджала их под себя
— Хоть я тебя не так давно знаю Оксана
Говорил откровенно Корнилов, его чувства и уверенность перед Оксаной были непоколебимы и столь же чисты как капля горной воды.
— Но даже за такой короткий промежуток — продолжал столь красиво и шепотом рядом с губами Оксаны, придаваться откровенными речами Корнилов — Я не хочу тебя терять, не хочу с тобой расставаться, я хочу быть с тобой всегда
— Правда?! — столь сильные откровенные чувства мужчины, что так убедительно звучали для слуха Оксаны, тронули её за глубину души, выражая искренность, она показала радостную влагу слёз в лазурных, сияющих блеском отраженного света глазах — Я так сильно тебе дорога?
— Очень — заверил он, в решительности коснулся щеки Оксаны своей пылкой ладонью, разговаривал рядом с её раскрытыми алыми страждущими губами
Возникла кратковременная интрига жаркой пылающей страсти, взгляд Корнилова, сошёлся воедино с взглядом Оксаны, искренность и открыть чувств, гармонировала в этот момент в самой полной мере. После чего Оксана не выдержала такой интригующей порочной атмосферы, первой слилась с губами мужчины в единой страсти поцелуя. Позволяя объятие рук мужчины обвить своё тело, подобно прочным похотливым путам, Оксана придавалась усладе поцелуя, слившись сладостью губ Корнилова. Начиная извиваться, подобно дикой королевской кобры, в момент страсти поцелуя, Оксана закрыла глаза, чувство были на пределе, ей хотелось вкусить плод его любви в себе, каждая клеточка её тела непременно сильной воли этого требовала. Отдавая себя полностью моменту сладкого поцелуя, Оксана чувствовала, как нежность приятных теплых уже рук Корнилова проникала за грань её черного пальто, начиная разглаживать бёдра, пока автомобиль медленно ехал по деревенским улицам. Хруст снега под шинами черного протектора, снег, что падал на тонированные стекла и свет уличного освещения улиц деревни, старался проникнуть за грань его окна там, где чувства и порок играли в Оксане бушующим вихрем сексуального искушения, сгорая в пламени пылкого ощущение поцелуя.


Расположившись на белом мягком пуфике, Оксана сидела у белого парфюмерного комода, положив ногу на ногу. Свет хрустальной люстры, тёплым свечением освещала белые стены комнаты, обои которых имели роспись позолоты. За окном наступила тёмная ночь, что скрывала своё истинное лицо, пряча окно за красными бархатными шторами. Дорогая обстановка этой комнаты, сохранила прежнюю красоту дома Коновалова, столь же большая огромная кровать, с балдахином, подобно нежности шелка, колебалась даже при самом незначительном движении в комнате. Красный ковер, что располагался посреди комнаты, гардеробный шкаф, сделанный из красного дерева, шикарные красные розы, что стояли в белых керамических вазах, расставленных по периметру комнаты, дорогие картины, принадлежащие семье Молотовых, всё еще сохранились в этом доме. Приятная благоуханная коллекция запахом ванили, жасмина и гардении витала в атмосфере этой комнаты, ароматная тонкость которых, затрагивала самые порочные, искушенные похотью мысли.
Рыжеволосая девушка в красном коротком платье обворожительная материя шифона, что так пленительно облегала упругие сочные форм её тела. Анжелика проводила расческой по волосам Оксаны, придавая пышный завораживающий объём русым золотистым волосам. Тело Оксаны украшал белый пеньюар, кружева которого приоткрывала и тоже время скрывала красоту сочного обнаженного тела, скрывавшегося под ним. Выразительные ажурные кружева пеньюара на теле Оксаны, придавала её шикарному образу изощренную сексуальность, подчеркивая сочную грудь и открывая за счет просветов ткани бёдра.
— Честно признаюсь — выражая своё мнение, ответила Оксана — Не ожидала тебя тут увидеть, после того что произошло в клубе, я думала ты с Корниловым ничего общего иметь не захочешь
— Вам что разве смешно — ухмыльнулась Анжелика, положив расческу на комод, аккуратно руками расправила плечи белого пеньюара на Оксане — Где я еще в этой глуши нормальную работу то найду?
— Ты ведь управляющая клуба — говорила Оксана, вставая с мягкого пуфика на котором сидела, повернулась к своей рыжеволосой собеседнице — Так что ты тут делаешь?
— Корнилов предложил должность выше, чем в клубе — пояснила Анжелика, подошла к Оксане с пронзительной, вызывающей подозрения заботой расправила пеньюар кружевного платья на её бёдрах — Тем более, где я еще могу заслужить его расположение
— А зачем тебе его расположение? — ухмыльнулась, спросила Оксана, прошлась по комнате, стукая по паркету каблуками бежевых туфель — Тебя ведь в клубе уважали, ты была центром всего там
— Если бы я не согласилась — вызывая жалость к себе, ответила Анжелика, поравнявшись с Оксаной, подошла к закрытой двери комнаты — Он бы меня уничтожил
— Ну и что за работу он тебе предложил? — поинтересовалась Оксана, когда рыжеволосая девушка открыла перед ней дверь
— А вы разве не поняли? — удившись, спросила Анжелика, наблюдая как Оксана, переступая порог открытой двери, вышла в коридор — Я что просто так тут вас раздевала, приводила в порядок, придала вам образ королевы
— Вот как! — рассмеялась Оксана озорным смехом, прикрывая кончиками пальцев губы, направлялась по коридору, вдоль которого простиралась красная ковровая дорожка — Так ты теперь моя марионетка
— Корнилов очень за вас беспокоится — последовала Анжелика следом за Оксаной, закрывая дверь комнаты — Вы даже не представляете как вы ему дороги
— О…. поверь — продолжая улыбаться роскошной, красивой улыбкой накрашенных алых губ, ответила Оксана — Я представляю — касаясь кончиками пальцев рамки портрета Молотова, говорила она, обернувшись, подошла к ступенькам лестницы, что вела вниз
— Вы же понимаете, что Корнилов любит, чтобы на его женщинах ничего не было — уверяла Анжелика, спускаясь следом, по ступенькам лестницы, за Оксаной
— Это я уже поняла — остановившись стоя на разных ступеньках, обернулась Оксана к своей рыжеволосой назойливой собеседнице — Когда попала в ваш клуб
— Вы сами туда хотели попасть — мило улыбнувшись, ответила Анжелика, стукая каблуками красных туфель, прошла мимо Оксаны — Я просто пошла к вам на уступки
— Хорошие у тебя уступки — проводя кончиками пальцев по перилам лестницы, выразила собственное мнение Оксана, нахмурив алые губки — Но я в принципе, рада, что всё так получилось
— У вас с Александром Семёновичем было что-нибудь? — неожиданно спросила Анжелика, словно сгорая любопытством, понизив тон голоса до шепота
«А вот это уже точно охуевший вопрос», едва сдерживая себя, размышляла Оксана, пытаясь сдержать в себе пыл нарастающего раздражения.
— Даже если и было, то это не твоё дело — огрызнулась Оксана, желая не отвечать на вопрос рыжеволосой любопытной девицы — Не было ничего только ласки орального секса и не больше
— Значит — словно потерявшись, раскрыла от удивления рот Анжелика — У вас…..
— Я же сказала — остановившись на ступеньках лестницы, прошипела Оксана — Это не твоё дело
На первом этаже, в гостиной играла тихая мелодичная музыка dubstep, ритмичные басы которой завораживали слух. Слышался звон бокалом, женский смех, а так же речи самих женщин, откровенные их разговоры и взгляды, когда Оксана показалась на ступеньках лестницы, тут же прекратились. Дамы в вечерних коротких платьях, весь откровенного фасона, блондинки, брюнетки, шатенки и рыжеволосые бестии, все словно замерли, заметив, как по ступенькам медленно спускалась Оксана. В центре гостиной стоял большой стол, прямо напротив камина выложенного белым мрамором, изобилие его блюд, от тяжелых мясных, до легких деликатесов омаров и черной икры. Роскошная атмосфера гостиной сохранила прежний быт, дома Коновалова, всё те же голубые стены, расписанными масляными красками фиалками на них и паркет, цвета кофе. Тот же фасон черных штор, что скрывал за собой мглу зимней ночи, те же дорогие роскошные картины, пейзажи, натюрморт и корабли украшали интерьер гостиной.
— Дорогие дамы — обратился Корнилов, вставая со стула, высокая спинка которого возвышалась над всеми остальными стульями, подобно трону царя — Женщину, которая сразила моё сердце наповал — после этого послышалась восторженная реплика женщин и взгляды в его сторону
«Но здесь же одни женщины, швабры блядь, куклы, где он их понабрал, он называет их поддержкой», ухмыльнулась Оксана, нерешительно медленно сделала первый шаг вниз, продолжая спускаться по ступенькам.
— Прям уж так, сразила? — ухмыльнулась Оксана прекрасным очертанием формы скул, снизошла со ступенек на паркет пола гостиной
— И это еще мягко сказано — согласился Корнилов, поднимая бокал с игристым шампанским
— Корнилов ты нас не представишь своей даме? — поинтересовалась брюнетка, в синем откровенном платье, весьма оценивающе с критикой в зеленых, подобно ведьме глазах посмотрела на Оксану — Хм… никогда бы не подумала, что блондинка…..
— Прошу представить вам Оксану — продолжил говорить Корнилов, перебивая реплику брюнетки, что хотела высказать собственное мнение — Оксана свет моей души, лучик солнца, прошу, не стесняйся, проходи
— Оксана — мило, улыбкой стервы, ответила брюнетка, протянула руку Оксане, когда она проходила мимо неё — Наталья Валерьевна Миронова
— Рада познакомиться — ответила шатенка в роскошном розовом платье, подошла к Оксане протянула руку — Ангелина Викторовна Волкова, жена прокурора московской области
— Да прям уж жена прокурора — ухмыльнулась рыжеволосая девушка, подошла к Оксане, протягивая руку — Катерина Павловна Спиридонова, депутат государственной думы
— Оксана говорите — выражая застенчивость, подошла блондинка в белом платье, фасон которого открывал хрупкие плечи женщины — Марина Сергеевна Малинова, заместитель управляющего директора сбербанка в Москве
— Тут все такие высокие люди? — поинтересовалась Оксана, мило пожав руки последней светловолосой представительнице, прошла мимо неё к столу — Я прям, начинаю чувствовать себя неловко
— Серьёзно Корнилов — ухмыльнулась брюнетка, решила пронзить любопытством мужчину, держа в руке за тонкую ножку бокал с шампанским — Блондинка, ты же их на дух не перевариваешь, так что изменилось теперь, чем она лучше тех, что тебе мы предлагали?
— Все ваши предложения — возразил Корнилов, когда Оксана на него в удивление взгляда лазурных глаз посмотрела, ожидая ответа — Рядом не стоят по сравнению с Оксаной
— Вот как! — ухмыльнулась Оксана, почувствовала, как этот мужчина гордо и с теплым рвением чувств, выразил своё мнение к ней — Мне это нравиться
— Оксана проходи — указывая взглядом на свободное кресло рядом со стулом, на котором он сидел, ответил Корнилов — Кресло для королевы
— Спасибо — ответило, мило улыбнувшись, Оксана, присаживаясь на подлокотник стула на котором сидел Корнилов — Но я предпочту провести этот вечер вместе со своим королём
— А вот это правильно — пояснила, держа бокал шампанского в одной руке, указала, восторженно делая жест правоты, шатенка на Оксану — Давайте выпьем за влюблённых девочки
Время длилось неумолимо, каждая из женщин Корнилова, рассказывала о свое жизни, пафосных, для Оксаны, проблемах, о том, как мужья иногда их не понимают и о пиках моды, последних выпущенных коллекциях платьев. Разговоры зашли о том, где кто отдыхал, Испания, Франция, Англия, Лос-Анжелес и прочие популярные крупные города мира, в которых роскошная жизнь богатых людей кипит бурной сексуальной жизнью скрытых похождений. Помимо всего этого девушки, так называемыми его знакомыми, которых он представил Оксане, танцевали жаркие танцы, друг с другом, позволяли себе интимную ласку тел, так же жаркие полные страсти пламени поцелуя. Шатенка явно перепила, заползая на стол, начала, без всякого стеснения, придавать своё тело интимному, приватному танцу, представляя, словно шест рядом с собой.
«Всё это конечно очень красиво, я и подумать не могла, что другие могут так же отдыхать, я думала я одна такая», наблюдая, как женщины между собой придавались интимной власти искушения, некоторое время, смотрела на них Оксана, размышляя, проворачивая мысли в голове.
— Дорогой — обратилась Оксана, коснувшись кончиками пальцев подбородка мужчины, направляя его озабоченный влюбленный взгляд глаз на себя — Я немного устала, могу я отправиться чуть отдохнуть
— Оксана солнце моё
Провёл мужчина рукой по волосам Оксаны, возникло вдруг такое чувство, что мир между ними двумя словно перестал существовать. Взгляд Оксаны и этого мужчины сошлись воедино, чувства закипали подобно жерлу вулкана, выпуская пар раскалённой лавы. Сердце трепеталось бешеным тактом ритма, подобно ритму dubstep играющего в колонках гостиной.
— Ты не голодна, съешь чего-нибудь — проявляя заботу, обратился Корнилов, срывая крупную ягоду винограда с кисти, что лежала в хрустальной вазе — Тебе подкрепиться надо чего-нибудь
— Если я еще чего-нибудь съем
Говорила Оксана, помотав головой, но мужчина настойчиво прислонив красную ягоду винограда к её алым губам, вынуждая их открыть, медленно положил к ней в рот.
— М…. любимый — поцеловала его за заботу Оксана, смакую во рту, пережевывая ягоду винограда, чувствуя приторный сладкий сок — Но я ведь так лопну
— Правда? — поинтересовался Корнилов, ответил теплой приятной обворожительной улыбкой, чаруя сознание Оксаны — По мне ты такая худышка, тебя бы откормить малость
— Дорогой ну правда — уверяла Оксана, наблюдая косым взглядом, как шатенка выказывала пикантные формы своего тела, танцуя жаркий эротический танец на столе — Мне нужно немного подумать у тебя есть ноутбук?
— Тебе не кажется, что на сегодня хватит думать о работе? — возразил, упрекнул в легкой форме Корнилов — Всех ведь спасти нельзя
— Но она твоя жена — убеждала Оксана, ткнув кокетливо пальцем мужчину в грудь — Как ты можешь такое говорить, я ведь могу помочь, прошу, дай мне шанс, я ведь себя неплохо показала
— Вот именно поэтому тебе нужен отдых — продолжал выказывать несогласие, ответил Корнилов легкостью касания поцелуя, прислонился к губам Оксаны
— Ты пойдёшь со мной? — спросила Оксана, выказывая скрытую форму ревности, состроила глазки мужчине, чаруя его красотой безупречных, лазурных, голубых глаз
— Нет, я еще побуду со своими друзьями — возрази мужчина, продолжая держать Оксану за руку
— А тебе не кажется что твои вот друзья — упрекнула его Оксана, указывая беглым взглядом глаз на девушек в гостиной — Слишком женственны
— Постой! — схватил Оксану за кисть руки, не давая ей подняться с подлокотника стула, на котором она сидела рядом с этим мужчиной — Ты что ревнуешь?
— Ну а как по-другому это можно назвать — оспаривая доводы мужчины, придавая убедительность тону собственного голоса, говорила Оксана, приблизившись к губам Корнилова — Ты пригласил к себе в дом одних баб, как я должна вести себя?
— Каждая из этих баб, моё солнце выразилась, поможет мне закрепиться в этой деревне и утвердить власть? — уверял Корнилов, разговаривая шепотом рядом с губами Оксаны
— А я тогда для тебя кто? — чувствуя легкое психологическое давление со стороны мужчины, выказывая влагу слёз, спросила Оксана
— А ты женщина — продолжал столь же открыто говорить Корнилов — Любовь к которой у меня не имеет границ, просто не могу описать как сильно я испытываю чувства к тебе, как беспокоюсь за тебя и твоё состояние, сделаю всё, чтобы ты чувствовала себя, рядом со мной, королевой!
— М…. какое вкусно вино — подошла брюнетка к Корнилову, положив ладонь на плечо его черного пиджака — О чем спорит наша влюблённая парочка?
— Да вот хочу предложить своей любимой отдых — обернувшись, подняв взгляд на зеленоглазую темноволосую женщину, ответил Корнилов — А она хочет поработать немного перед сном
— Поработать? — удивилась брюнетка, была словно шокирована такой новостью, раскрывая в полную силу красоту волшебных зелёных глаз
— Что в этом такого — возразила Оксана, вставая с подлокотника, вызывая к себе жалость со стороны мужчины, пытаясь обратить его внимание на свои чувства — Я просто немного почитаю, материалы дела, сопоставлю, что к чему, мне нужно понять…..
— Корнилов она, что у тебя детектив или адвокат? — ухмыльнулся брюнетка, обошла со спины Оксану, прошла сначала за спинкой стула Корнилова, оценивая критикующим взглядом
— Хуже — ответил Корнилов — Оксана тебе нужно отдохнуть, уверяю завтра с утра……
— Да блядь сдохнет, она уже завтра с утра!
Психанула Оксана, дернув рукой задев бокал с шампанским, что стоял с краю, вынуждая его упасть и разбиться на несколько осколков, разливая его содержимое на паркет пола.
— Ты что блядь не понимаешь у неё острая сердечная недостаточность
Продолжая разговаривать на повышенном тоне, выражая открыть чувств, своей идеей заняться делом и влагу слёз на глазах, прокричала Оксана.
— Легочная гипертензия, закупорка сосудов брыжейки и к тому же Рейно, что никак не связано не с одним из диагнозов — продолжала кричать Оксана, привлекая к себе внимание всех собравшихся девушек в гостиной — Я не могу понять, как связать этих два разных совершенно по схожести заболевание в одно!
— Любовь моя успокойся — уверял Корнилов, чувствуя себя неловко перед гостями
— Так это и есть та врач — удивилась брюнетка, посмотрев выразительным оттенком зелёных глаз на Корнилова, а потом на Оксану — Ты врач Насти, жены Корнилова?
— Не может быть — удивилась блондинка прошла за спинкой стула на подлокотник, которого села Оксана — Вы врач Насти, господи, так это вы провели ей сегодня эту сложную операцию
— Корнилов почему ты нам сразу не сказал — возмутилась рыжеволосая девушка, игриво ткнув кончиком пальца мужчину через пиджак на груди — Мы тут все на нервах, не знаем чем себя утешить, а ты от нас скрываешь самого главного врача твоей жены
«Нет я так больше не могу, твоей жены, да твоей жены, что другого термина больше нету, я чувствую себя пустым местом, на фоне его жены», размышляла Оксана поддавшись влиянию ревностных завистливых чувств.
— Ладно послушайте
Возразил, оспаривая общее мнение, встала со стула, говорил Корнилов, чувствуя себя неловко когда на него смотрели столько удивлённых женских взглядов.
— Анжелика — обратился Корнилов к девушке, что стояла за спинкой его стула — Обеспечить Оксане Владимировне всё то что она попросит, только……
— Только что? — удивилась Оксана, разомлела уже от того как приятно и с чувством заботы распоряжался Корнилов
— Пообещай мне солнце моё — обратился Корнилов, касаясь кончиками пальцев подбородка Оксаны, направляя её желанный полных чувств, взгляд лазурных голубых глаз на себя — Как только ты почувствуешь малейший признак усталости, ты сразу же ляжешь в постель
— Могу я ожидать — поинтересовалась Оксана, состроив выразительное очертание глаз перед мужчиной — На твоё присутствие сегодняшней ночью в ней?
— Извини дорогая — возразил Корнилов — Но сегодня не получится
— Это еще почему? — возмутилась Оксана, выказывая ревность, посмотрела на Корнилова и на его женское общество — Ты что из-за них……
— Оу…. милочка моя — заверила брюнетка, подошла к Оксане, положив руку на её плечо — У нас с вашим любимым человеком чисто деловой общий интерес
— Это как ты заглатываешь его хуй себе в рот? — прошипела Оксана, обернувшись, посмотрела на зеленоглазую темноволосую женщину
— Ха….. — рассмеялась истерическим смехом брюнетка, не посчитав сказанное Оксаной мнение за оскорбление — Нет дорогая моя, ты что, мы оба с Корниловым хотим власти и денег, чтобы утвердить своё положение
— Только пообещай — выражая всю силу обольщения, коснулась Оксана кончикам пальцев щетины мужчины, направляя его взгляд на себя — Что ты не засунешь свой член в одну из этих щелок?
— Милочка — возразила блондинка, подошла к Оксане — Вам не кажется что у вас слишком дерзкий язык — упрекнула она, выражая недовольство
— Нет швабра ты белокурая — ухмыльнулась Оксана, вставая с подлокотника кресла на котором сидела
— Ах ты……
— Марина Сергеевна! — возразила Корнилов — Как бы не была ваша неприязнь к моей женщине, я убедительно прошу вас сдержаться, ради общего нашего с вами блага
«Он защищает меня перед своими тощими швабрами», была поражена Оксана, заметив с какой искренностью и полным темпераментом чувств, мужчина отстаивал её интересы.
— Анжелика проводи Оксану в её комнату и обеспечь всем необходимым для работы — отдал указания, распорядился Корнилов — Я бы хотел поговорить с вами о Романовых, я пока не могу к нему подобраться и в этой деревне, мне пока остается пресмыкаться как собака перед ним….
— Пойдёмте Оксана Владимировна — коснувшись руки Оксаны, рыжеволосая девушка, отвлекла её от разговора, к которому она так внимательно прислушивалась — Александр Семёнович вас очень ценит, разве вы не видите
— Блядь вот тебе обязательно было вмешиваться — возмутилась Оксана, была раздражена настолько сильно, что и забыла часть разговора, которую успела услышать — Вечно ты суёшь свой нос не в своё дело
— Я просто выполняю указания, возложенные на меня — мило улыбнувшись, ответила Анжелика, направляясь вместе с Оксаной по гостиной
— Тогда дай мне ноутбук — прошипела Оксана, чувствуя, как эмоции раздирались недовольством и терзающим возмущением — Просто она выполняет указания
Музыка продолжала играть тихим развращающим ритмом dubstep, пока Оксана поднималась по ступенькам лестницы, касаясь кончиками пальцев рамок дорогих висевших на стенах лестничного пролёта картин. В воздухе чувствовалась атмосфера жасмина, гардении и лаванды все эти ароматы тесно спелись между собой туманив, запахи алкоголя витавшего в воздухе этого помещения. Снизу доносился женский смех и стук женских каблуков по паркету пола, а так же разврат, горячих танцев, нежности и поцелуев, что продолжался всё это время, вновь возобновил своё господство в гостиной. За окнами по коридору, которому направлялась Оксана, поднявшись на второй этаж дома, царствовала в полной власти ночь, оттенки темных тонов которых прорисовывались лишь очертанием качающихся в темноте деревьев. В коридоре светясь фиолетовым свечение, за счет плафона кувшинок настенных светильников, горели ламы, создавая интригу романтической обстановки. В этом доме всё, его коричневые панельные стены, картины семьи Молотовых, а так же атмосфера роскоши и запахов, всё напоминало об отношении с Коноваловым, которые закончились потрясением для Оксаны.
Открывая дверь комнаты, к которой подошла Оксана, переступая её порог, вошла внутрь, закрывая следом за собой дверь. Покачивая упругой красотой бёдер, Оксана прошлась по паркету полу, стукая каблуками бежевых туфель, подошла к постели, на которой лежала её сумочка. Сгибая ногу в колено, Оксана наступила на тёплую постель, выгибая спину, кошкой забралась на неё, взявшись кончиками пальцев за красную папку, что лежала в сумочке, раскрывая её страницы перед собой. Доставая из сумочки футляр с очками, Оксана, открыв его, вынула из него очки, одевая их на глаза, стала вновь перелистывать страницы давно изученной карты.
«Я что-то упускаю, что может связывать рейно, инфаркт миокарда и окклюзию мезентериальных сосудов», мучительные часы, Оксана изводила сознание терзающей её мукой головоломки.
— Цианоз кожных покровов, дыхательная недостаточность, изменение температуры, общей слабостью хм…. — задумчиво Оксана прислонила коготок указательного пальца к губам — За последние два дня что она в больнице она значительно потеряла вес, что можно отнести к симптомам
В крови пациентки, по заключения отчета Валентины, выявляется анемия, ускорение «СОЭ», «тромбоцитопения», повышение уровня «иммуноглобулинов», диспротеинемия, повышенное содержание «СРБ». По результатам наблюдения, доктором Серовым наблюдается «тахикардия», стремительное развитие «сердечной недостаточности». Синдром обструкции внутрисердечного кровотока сопровождается легочной венозной гипертензией, одышкой, кровохарканьем, ортопноэ. Опираясь на слова Корнилова, что он рассказал о своей жене в клубе, Оксана смогла вспомнить кратковремен­ные эпизодами потери сознания, развитием периферичес­ких отеков, что неоднократно проявлялись у пациентки. Аускультативная картина шумы сердца обычно изменяются при перемене положения тела, усиление первого (систолического) тона при локализации процесса в левых отделах сердца. Диастолический «шлепок опухоли» — удар новообразования о фиброзное кольцо митрального клапана или стенку левого желудочка. В вертикальном положении пациента выслушивается шум в середине диастолы, изменяется или исчезает при смене положения тела.
— Опухоль?!
Предположила Оксана, перелистывая страницу, карты обнаружила, результат УЗИ, который показывал опухоль в правом предсердии на межпредсердной перегородке.
— Это многое объясняет — подошла Оксана к красной бархатной шторе, что скрывала атмосферу ночи за окном — Но не даёт точную карту, вдруг опухоль злокачественная, тогда я ничем не смогу помочь
«Если опухоль злокачественная я ничем не смогу помочь, она умрёт за месяц, может два», рассуждала Оксана, отодвигая кончиками пальцев штору, всматриваясь через промерзшее стекло измороси в ночную мглу.
— Нужно провести катетеризацию — прошипела Оксана, сжимая от ярости пальцы в кулак, понимая, что всё проиграно — Если это злокачественное новообразование, я не могу этого допустить, нет, только не у меня, только не с моим пациентом
Желание проигрыша для Оксаны было таким сильным, что хотелось что-то бросить в стену, разбить что-то, сломать и всё разнести. Едва сдерживая свой порыв терзающего яростью мучения, Оксана сидела на постели, свесив голову над страницами раскрытой карты. На столе напротив кровати стоял, раскрылся ноутбук блеклым светом, светился в темноте тонкий экран, интернет страницы которого отражали открытые страницы десятков сайтов. Свет в комнате был потушен, предаваясь темноте окутавшей ночи, Оксана, терзая себя раздумьями уснула, откинувшись в свободном падении на постель, лишившись остатка сил. Начиная тихо сопеть во сне, Оксана, уткнувшись лицом в шелковую простыню, держа руку коготками на страницах раскрытой медицинской карты пациентки. В стёклах одетых на глазах Оксаны очков, отражался блеклый свет от ноутбука, что так и остался, тихо урча вентиляторами светиться в темноте комнаты, воцарившейся упоительной ночи, за стеклом окна которого завывал мелодией ритма стихийной зимней страсти ветер.

***
Тихо урчала вода смесителя, наполняя ванну, что под стекающий её плеск бурно нарастала пена, сугробы которой обворожительностью аромата розы покрыли всю поверхность. Лучи восходящего солнца рьяно проникали через окно ванной комнаты, падая на голубую плитку, цвета морского дна, которой были покрыты стены и пол. Вся ванная была цвета моря, даже проникающий свет солнца, оставлял несколько зайчиков как словно по морскому дну. Аромат розы, что исходил из пены для ванны, туманил все сторонние запахи жасмина и гардении, что странным образом преобладали во всём этом доме. На стиральной машинке, расположенной напротив самой ванной лежал белый ажурный пеньюар Оксаны. Вешалку для крючков на закрытой двери ванной комнаты украшали два махровых белых полотенца.
Оксана расположилась в ванне, держа, зажав в пальцах зубную щетку, водила ею по плоскости зубов, счищая хорошо их поверхность. Поддаваясь влиянию сильно сексуального искушения, размышляя над делом пациентки, Оксана представляла, как обсасывает член мужчины, желая вкусить в себе его плод любви. Обсасывая, смакуя губами поверхность зубной щетки Оксана не могла сдержать в себе сексуальную власть, окутавшую её разум. Бурные потёки сгустков пены стекали по телу Оксаны, когда она встала на четвереньки, взяв в руки пластиковый белый стаканчик, который стоял на раковине, набрала в него тёплой воды, вытекающей из смесителя, наполняя ванную. Наполняя стаканчик водой, Оксана вытащила феерическим жестом зубную щётку из-за рта, набрала в рот воды и сплюнула в раковину, после чего еще пару раз повторила тоже самое, поставив пустой стаканчик обратно на раковину расположилась лёжа в ванной, ощущая будоражащий привкус мяты во рту. Взяв пышную мочалку в руки, Оксана, обволакивая её гелем с флакона, начала медленно водить ею по сочной упругой груди, соски которой были необычайно твёрдыми.
— Оксана дорогая ты тут? — послышался голос Корнилова за закрытой дверью ванной комнаты
«Явился блядь кабель блядь ёбаный, ну сейчас я тебе устрою сцену ревности, я тебе яйца нахрен отхерачу», размышляла Оксана, желая устроить сцену ревности, сорваться и устроить скандал.
— Оксана солнце моё — открывая дверь, говорил Корнилов, чувствуя себя виноватым, мужчина переступил высокий порог открытой двери — Ты здесь……..
— Можешь идти туда откуда пришёл — прошипела Оксана, сжимая в руках мочалку с пеной, позволяла её смачным сгусткам стекать с поверхности покрывая крупными каплями бюст
— Оксана прости, я обещал — продолжая строить иронию, оправдывался Корнилов, подошёл к ванне, в которой мылась Оксана, присев перед ней на одно колено
— Ты дохуя что обещал — отвернувшись от мужчины, грязно выругалась Оксана, задержала мочалку на груди, не давая пальцам мужчины к ней прислониться — Оставь меня
— Оксана ну прости — пытаясь найти себе оправдание, Корнилов склонил перед Оксаной голову, выказывая свою вину — Ну, правда, у меня вчера был очень важный разговор
— С ними? — ухмыльнулась Оксана, выказывая недоверие — Ты даже не объяснил мне, почему я нахожусь в доме, который принадлежал семье Коноваловых
— Ну, вообще-то это дом принадлежит Молотову — пояснил Корнилов — Но какое, ты отношение имеешь к Коновалову, он муж дочери Андрей Михайловича
— Я вообще-то могла быть его женой — нахмурила губки Оксана, отвернувшись от мужчины, специально не давая его назойливым губам себя поцеловать
— Жена? — был поражен Корнилов — Коновалов при встрече ни слова о тебе не рассказывал, правда не так давно ему физиономию кто-то подпортил слегка
— Это мой отец в ЗАГСе — рассмеялась Оксана, прикрывая кончиками пальцев мокрые, покрытые каплями воды губы — За то, что он не захотел на мне жениться
— А ты опасная — улыбнулся в ответ Корнилов — Ну, правда я ведь даже и не подумал, что Сергей хотел на тебе жениться?
— Я что блядь, по-твоему, страшная? — возмутилась Оксана, нахмурила губки, задержав их так некоторое время, позволяя капельке воды заставшей на них плавно скатиться вниз
— Нет, я не то хотел сказать…..
— Нет, милый мой! — коснувшись мокрой ладонью щетины мужчины, возразила Оксана, направляя его взор на себя — Не увиливай, ответь на вопрос?
— На какой? — создавая интригу, решил поиграть с Оксаной, спросил мужчина, продолжая очаровывать её своей улыбкой
— Какая я для тебя? — проявляя настойчивость, Оксана ухватилась пальцами за горло кавалера, не давая ему встать с колен, вынуждая покориться её воле
— Может, стоит перекрыть воду — предложил мужчина, посмотрев на смеситель что наполнял воду в ванной — А то скора польётся через край
— Нет! — прошипела Оксана, держась некрепкой хваткой за горло мужчиной, словно повиливала ему оставаться стоять перед ней на коленях — Скажи какая я для тебя
— Ты самая красивая женщина — ответил искренне мужчина — Богиня, которую свет просто не видел, красивее женщины я просто представить себе не могу, ты сама красота
— Да ну….. — возразила Оксана, сморщив губки, выказывая недоверие — А вот почему-то твоя темноволосая подруга так не считает
— Она просто никогда бы не подумала, что я буду строить отношения с блондинкой? — уверял Корнилов сидя перед в ванной на коленях перекрыл воду смесителя
— Почему? — проявляя интерес, спросила Оксана — Ты что-то имеешь против блондинок или может, ты предпочитаешь женщин с тёмным цветом волос
— Потому что не люблю блондинок — ответил, увиливая Корнилов, не желая переходить на искренность в этом вопросе
— Это еще почему — вскочила быстро Оксана, позволяя каплям воды вырваться за пределы ванной заливая рубашку Корнилова водой?
— Оксана?! — возмутился Корнилов, когда вся его рубашка был мокрая и в сгустках пены — Ну вот что ты наделала
— А что тебе разве не идёт? — ухмыльнулась Оксана, выражая застенчивость, прикусывая краешек губы, смотрела на мужчину белая рубашка и брюки, у которого были залиты водой
— Замечательно — выразился недовольно Корнилов, сдерживая себя, ответил улыбкой Оксане
— Послушай — возразила Оксана, вставая перед мужчиной на четвереньки в ванной, выражая упругость собственных ягодиц, выказывая недовольства — А почему я только одна быть голой у тебя дома? — вытаскивая пробку ванной, спросила она, ощущая, как по бёдрам скользил сгусток пены
— А тебе разве не идёт? — поинтересовался Корнилов, расстегивая пуговицы мокрой белой рубахи
— Тогда тебе тоже пойдёт ходить мокрым? — ухмыльнулась Оксана, обращая внимание, как раздражала Корнилова мокрая одежда, которую он поспешно снимал
— Вот как?! — заигрывая, ответил Корнилов, замечая как Оксана, вставая перед ним в ванной, отразила шрам на животе — Послушай, всё как-то стеснялся спросить, откуда он у тебя?
— Что? — удивилась Оксана, переступая через борт ванной, коснулась ногами голубой, морской кафельной плитки
— Вот этот шрам — уточнил мужчина, легонько прикоснулся к ножевому ранению на животе Оксаны — Тебе, что делали операцию?
— Да представь — вредничала Оксана, желая не вспоминать события прошлого — В ЗАГСе на свадьбе моей сестры, её ебанутая мать проткнула меня ножом
— Да ну?! — не поверил Корнилов, обращая, как Оксана в потёках капель воды и пены, по сочной коже плавно скатывающейся вниз, прошла к двери, на которой висели два полотенца
— Что не веришь? — ухмыльнулась Оксана, обернувшись, коснувшись рукой нежной приятной махровой ткани белого полотенца, забавляясь в усмешке тому, как мужчина снимал с себя мокрые залитые водой брюки — А тебе идёт?
— Ты, правда, так считаешь? — выражая недовольства, взаимно улыбаясь тёплой улыбкой, чем казался для Оксаны милым, ответил Корнилов
— Я это знаю — заверила Оксана, придала обнаженное мокрое тело, объятием оков белого полотенца, стянув его приятной тёплой обворожительной тканью
— Нет, правда — возразил Корнилов, снимая с себя нижнее белье, на что Оксана сразу же обратила внимание на напряженные гениталии мужчины — Откуда у тебя этот шрам?
— Ты что мне не веришь? — удивилась Оксана, нагнувшись, обвернула мокрые волосы, что моросили касанием кожу оголённых плеч и спину, вторым белым полотенцем
— Про то, что тебя пырнули, ножом на свадьбе твоей же сестры — ухмыльнулся Корнилов, выражая недоверие — Нет, правда, ты сама-то в это веришь? — снимая с себя мокрые брюки, мужчина весьма огорчился, что его черные трусы боксеры тоже были мокрыми
— Ты собрал столько информации на меня — касаясь пальцами каркаса открытой двери, прижимаясь грудью к его теплому дереву, говорила Оксана — А так и не удосужился узнать, откуда у меня этот шрам на животе
— Просто он так выделяется — уверял Корнилов, положив мокрое белье в стиральную машинку, предстал перед Оксаной абсолютно голым
— Оу….. — прислонила Оксана кончики пальцев к мокрым обворожительным жарким губам, заметила напряжённые гениталии самца — Ты что меня хочешь?
— Ну, извини, если я как-то иначе выражаю свои эмоции
Высказывая собственное мнение, Корнилов, медленно направляясь по кафельной голубой плитке к двери, у которой стояла Оксана, опираясь телом на её каркас.
— При взгляде на свою белокурую королеву — продолжая вести себя как искусный хищник, Корнилов сбавил темп шага и последние полтора метра шел к двери очень осторожно
— На свою?!
Выражая удивление, переспросила Оксана, не поверив сначала такому доводу, не давая мужчине схватиться рукой за краешек завернутого на груди полотенца, быстро выскочила из ванны.
— Аха…. — выказывая красоту улыбки, выбежала Оксана из ванны в комнату — А ты думал, я с тобой им поделюсь?
— Ну Оксана я ведь абсолютно голый — демонстрируя наивную обиду, ответил Корнилов, медленно вышел из ванны следом за Оксаной — И тебя это забавляет?
— Еще бы — состроив пленяющее очертание лазурных голубых глаз, ответила Оксана — Ты такой сексуальный, у тебя мускулы, пресс и такой большой……
— Ну? всё правда хватит — смутился Корнилов, прикрывая рукой напряжение его мужской мощи, что словно жаждала вкусить тело Оксаны изнутри — Дай мне что-нибудь тут прикрыться
— Ты ведь говорил — забавляясь тому, как мужчина вёл себя неуверенно Оксана, медленно направляясь задом, смотрела в его глаза — Это моя комната и я всегда желанный гость в твоём доме — чарую самца улыбкой, подошла она задом к кровати, присаживаясь на её тёплую простыню
— Я бы хотел — уверял мужчина медленно, подобно дыханию и пылкости льва, подошёл к кровати, развел руки, опираясь ими на постель, по обе стороны от Оксаны — Чтобы ты для меня была больше чем гость
— А разве в машине
Говорила Оксана, пленительным аккордом голоса, разговаривая рядом с губами мужчины, чувствуя его трепетный пыл, что вырывался из его губ, жаром искушенного желания.
— Когда мы ехали к тебе — шептала Оксана рядом с губами Корнилова сводя с ума его разум, провела кончиками пальцев по его мощной груди, желая всем телом прижаться к нему — Я не дала тебе это понять, когда ты страстно неустанно целовал меня всю дорогу
— А что если я тебе предложу стать моей…….
— Тш…. — прислонила Оксана палец к его губам, возразила она, не давая ему себя поцеловать, обратила внимание, как он настойчиво наступил на постель коленом — У нас ведь с тобой еще не было этого и я хочу, раз так всё сложилось, чтобы это произошло по моим правилам
— Могу я услышать ваши требования — поинтересовался он, коснувшись ладонью щеки Оксаны, направляя её оживлённый полный чувствами взгляд на себя — Моя королева — другой рукой он взял её руку и жарким пламенем губ, поцеловал тыльную поверхность ладони
— Что прям выполнишь их все?
Выказывая недоверие, спросила Оксана, ложась на постель, согнула в колени и развела перед мужчиной ноги. Позволяя его пленительной обжигающей теплом ладони прикоснуться к сочной прелести бёдер, Оксана запрокинула голову, выставляя грудь перед мужчиной. Закрывая медленно, Оксана хотела почувствовать страсть сексуальных чувств, его трепетного дыхания, растопырила пальцы обеих рук, как одичалая кошка вцепилась когтями в теплоту простыни под спиной.
— Я ведь могу быть отвратительно капризной девочкой
Чувствуя, как пальцы кавалера медленно ползли по бёдрам, Оксана ощутила ту тонкость ощущения порочного искушения, когда они медленно проникли за грань полотенца
— И ранить твоё сердце……. — посмотрела Оксана беглым взглядом на листы, прикреплённые к стене на которых были отображены виды опухолей
Сосочковые фиброэластомы
Среди первичных опухолей сердца вторыми по частоте являются доброкачественные сосочковые фиброэластомы, преимущественно поражающие аортальный и митральный клапаны. Морфологически они представляют бессосудистые папилломы с ветвями, напоминающими актинии, отходящими от центрального ядра. Чаще всего они имеют ножку, однако в отличие от миксом, не вызывают дисфункции клапанов, но увеличивают вероятность эмболии.
Рабдомиомы
Рабдомиомы среди всех доброкачественных опухолей сердца составляют 20% и являются самым частым новообразованием у детей. Обычно рабдомиомы множественны, имеют интрамуральную локализацию в перегородке или стенке левого желудочка, поражают проводящую систему сердца. Течение рабдомиомы могут сопровождаться «тахикардией», аритмиями, сердечной недостаточностью. Данные опухоли сердца часто ассоциированы с туберозным склерозом, аденомами сальных желез, добро­качественными новообразованиями почек.
Фибромы
Соединительнотканные опухоли сердца также, главным образом, встречаются у детей. Могут поражать клапаны и проводящую систему сердца, вызывать механическую обструкцию, имитируя клапанный стеноз, клиническую картину сердечной недостаточности, «гипертрофиче­ской кардиомиопатии», «констриктивного перикардита». Фибромы сердца могут являться частью синдрома базально-клеточного невуса (синдрома Горлина).
Саркомы — самые частые первичные злокачественные опухоли сердца. Они встречаются, главным образом, в молодом возрасте (средний возраст 40 лет). Саркомы сердца могут быть представлены ангиосаркомами (40%), недифференцированными саркомами (25%), злокачественными фиброзными гистиоцитомами (11-24%), лейомиосаркомами (8-9%), рабдомиосаркомами, «фибросаркомами», липосаркомами, «остеосаркомами». Злокачественные опухоли сердца чаще возникают в левом предсердии, приводя к обструкции митрального отверстия, тампонаде сердца, сердечной недостаточности, метастазированию в легкие.
Первичные лимфомы чаще поражают лиц, страдающих иммунодефицитом (в т. ч. «ВИЧ-инфекцией»). Эти опухоли сердца склонны к чрезвычайно быстрому росту и сопровождаются сердечной недостаточностью, аритмиями, тампонадой и «синдромом верхней полой вены».
Метастатические опухоли сердца чаще всего поражают перикард, реже — сердечную мышцу, эндокард и сердечные клапаны. Как и первичные опухоли сердца, они могут вызывать одышку, острый перикардит, тампонаду сердца, нарушения ритма, «атриовентрикулярную блокаду», застойную сердечную недостаточность. В сердце могут метастазировать рак легких, груди, почечный рак, саркома мягких тканей, «лейкоз», «меланома», лимфома, «саркома Капоши».
— М….
Урчала Оксана дикой озабоченной кошкой, в тоже время внимательно глазами бегло прошлась по крупному шрифту, написанному на крупных листках, развешанных по всей стене.
— Ты такой пылкий и горячий — продолжая пленять мужчину улыбкой подобно порочному искушению, Оксана, явно намекая ему давать понять себя поцеловать
— Я мечтаю сойтись с тобой в танце страсти — выразил мужчина, трепетно встав над Оксаной на четвереньки, легонько кончиками пальцев развернул полотенце, оголяя её тело
— А…. под какую музыку? — поинтересовалась Оксана, выказывая перед мужчиной всю ангельскую нежность очертания пленительной формы скул и сочного обнаженного тела
— А помнишь тот микс?! — спросил Корнилов, располагаясь сбоку от Оксаны, провел кончиками пальцев по коже сочной трепетной ощущением груди, затрагивая твердый розовый сосок
— Микс? — переспросила Оксана, сразу отдаляясь от мужчины впадая снов в пучину собственных мыслей
«Ну конечно, Миксома объясняет инфаркт миокарда, синдром Рейно от которого её сейчас лечат и окклюзию мезентериальных сосудов, что я устранила», вцепившись в кисть руки мужчины, что ласкала грудь, Оксана, состроив серьёзный задумчивый вид, поднялась села на кровати.
Миксома — первичная, гистологически доброкачественная, внутриполостная опухоль сердца. Миксома сердца может вызывать повышение температу­ры тела, одышку, ортопноэ, кашель, кровохарканье, сердцебиение, слабость, анемию, похудение, головокружение, преходя­щую потерю сознания, отек легких, тромбоэмболии.

Инфаркт миокарда был спровоцирован локализацией опухоли в правом предсердии пациентки, что вызвал цепочку тянувшихся за собой событий. Острая дыхательная недостаточность, проявляющая себя момента как ортопноэ или сильной отдышкой, даже в спокойном состоянии, без каких-либо нагрузок. Кратковременные потери сознания или обмороки, в которые впадала пациентка, объяснялось лишь образованием опухоли в правом предсердии, провоцируя тем самым возникновения «трикуспидального стеноз». Выраженное развитие периферичес­ких отеков, цианоз кожи тела пациентки, головокружение, слабость и потеря веса, служили причиной синдрома обструкции внутрисердечного кровотока.
— Я кажется, знаю чем больна твоя жена — заявила Оксана, расположившись сидя на постели, отодвинулась от объятий мужчины — Мне нужно срочно в больницу
— Что прям сейчас! — был разражен и в тоже время крайне обижен Корнилов, но очень умело скрывал это милой улыбкой, стараясь не выдавать чувств его огорчения
— Послушай — встала на коленях в постели Оксана, искренне посмотрела мужчине, что сидел перед ней на постели, скрывая обиду, обвила обеими ладонями его лицо — Я всё исправлю, сделаю несколько тестов, если диагноз подтвердится, я проведу операцию
— Что вот прямо сейчас? — стараясь сдержать темперамент терпеливого характера, спросил Корнилов, явно выражая отчаяние — Может, давай мы сделаем, что ты так хотела
— Мы сделаем
Положив ладонь руки на грудь мужчины, Оксана чувствовала, как трепетно бьётся его сердце, как жажда порочного искушения терзала его мучительной сексуальной психологической болью.
— Но потом — спустив ноги с постели, Оксана быстро встала с неё, не давая руке мужчине как-то воспрепятствовать этому — Сейчас мне правда нужно в больницу
— Зачем? — был немного растерянности Корнилов — Когда я тебе предлагаю сойтись любовью в этой постели, ты всё бросаешь и бежишь куда-то
— Мы сделаем всё, как ты хочешь — уверяла Оксана быстро подбежала к дверям шкафа, позволяя полотенце окутывавшему, её мокрые золотистые волосы, размотаться и упасть на пол — Но мне сейчас нужно в больницу
— Оксана?! — обратился Корнилов, вставая с постели, подошёл к Оксане, как только она открыла дверцу гардеробного шкафа, стоящего в комнате справа от постели — Мне кажется, я тебя люблю, я не смогу без тебя, ты для меня всё…….
«Я знаю, конечно, может для кого-то это противно, когда я лечу его жену, а сама строю с её мужем шашни, но я слишком долгое время ездила на автобусах, была серой незаметной не для кого мышкой, на меня даже внимания старался никто не обращать и вот настал мой шанс стать королевой, нет я его не упущу», размышляла Оксана, поддаваясь искушению.
— Я тоже, к тебе испытываю чувства
Тяжело начала дышать Оксана, чувствуя, как мужская ладонь коснулась её щеки, чувства в ней трепетали подобно вулкану готовившему излить из себя накопленную в пучине его жерла страсть.
— Но пойми, пожалуйста — уверяла Оксана, коснувшись руки Корнилова, вынуждая его убрать руку со своего лица — Мне нужно попасть сейчас в больницу
— Для тебя, что мои чувства ничего не значат? — выражая отчаяние, спросил Корнилов, пристально смотрел в глаза Оксане
«Да что же ты такой то тугой, я согласна стать твоей королевой, я хочу золото, украшения, да блядь хоть золотую клетку, но я хочу, чтобы ты любил меня и только меня одну», посмотрела Оксана покорно в глаза кавалера, который стоял перед ней, взглядом полной искренности, не мог отвести от неё глаза.
— Я буду с тобой — уверяла Оксана, прижавшись к его пылкому трепетному искушению страстью тела, чувствуя каждой клеточкой, как от него словно от пылающего дракона исходил жар — Я хочу стать твоей и только твоей королевой
— Тогда что тебе мешает?
Спросил он наклонившись к губам Оксаны, выдыхая пламя горячего дыхания, прямо в ей рот, когда она словно тряслась перед ним желая поддаться этому сильному влияния искушения.
— Почему именно сейчас — уверял Корнилов, словно не понимал — Останься со мной и я подарю тебе мир, какой ты только захочешь
— Позволь мне — уводя взгляд в пол, Оксана не могла больше смотреть в глаза этого самца, словно стыдилась и считала недостойным для себя его искренних чувств — Решить это дело, только это дело и я вся твоя, вся, можешь делать со мной всё что хочешь…….
— Ладно, и то только потому — уверял Корнилов, позволяя Оксане покинуть его объятия, держась при этом, медленно отдаляясь, за её руки — Что ты занимаешься лечением моей жены
— Твоей бывшей жены
Игриво коснулась Оксана кончика носа Корнилова, посмотрев любознательным светящимся взглядом отраженного света в глазах.
— А вот я бы хотела стать твоей нынешней
Обернулась Оксана, позволяя его теплым горячим ладоням вновь обвить свои бёдра, подобно лианам в джунглях, обвивающим ствол деревьев.
— Ты ведь не будешь ведь против — запрокинув голову, на плечо к мужчине, спросила Оксана, выразив перед ним обворожительную прелесть улыбки
— Только пообещай мне — медленное, держа руки на пленительных бёдрах Оксаны, спросил Корнилов, разговаривая рядом с её губами — Что ты не будешь себя сильно утомлять
— Обещаю — лаской пленительного шепота, стоя в пол оборота к мужчине, ответила Оксана, касаясь рукой дверцы открытого шкафа
— И я понимаю, что не смею тебя об этом просить
Словно чувствую за собой вину, говорил Корнилов, дотрагиваясь ладонью до ягодиц Оксаны, когда она, светясь от счастья, заметила весь гардероб Алины Андреевны Молотовой.
— Ну, ты уж позаботься там о Насте, она всё-таки мать моих двух детей — держа обворожительную теплом ладонь на ягодицах Оксаны
— Да что вы блядь говорите — обернулась, раскрывая жаркие губы от удивления, возразила Оксана, взявшись за руку мужчины — За всё время, что мы с тобой вместе ты первый раз меня об этом попросил, интересно знать почему?
— Я, пожалуй, лучше пойду, распоряжусь — уверял Корнилов, испугавшись реакции Оксаны, отошёл от неё на шаг назад — Чтобы тебе подготовили машину
— Ладно, послушай — прикусывая губу, спросила Оксана, наблюдая как мужчина, взял с кровати белое полотенце, обвернулся им — Могу я попросить у тебя вон то колье, когда вернусь ……?!
— Я могу купить тебе любое колье — уверял мужчина, обворачивая полотенцем ниже пояса, продолжая стоять рядом с кроватью — Почему именно это?
— Потому что оно пиздец какое красивое — грязно выразилась Оксана, доставая с полки открытого гардеробного шкафа кружевные черные трусики шортики
— Какое бы там не было колье — возразил Корнилов — Ты всё равно лучше
— И всё равно — оспаривая мнение мужчины, была не согласна Оксана — Я хочу это колье себе, ты мне такое же купишь?
— Алина Андреевна всё равно сейчас в Америке — заверил Корнилов — И сюда они больше не вернуться, не хотят вспоминать пережитки прошлой жизни, как они выразились
— А кто будет присматривать за домом? — удивилась Оксана, стоя у открытых дверей шкафа, медленно надевала на себя трусики, вращая бёдрами
— Я его выкупил у Андрея Михайловича — ответил Корнилов, когда подошёл к закрытой комнатой двери — Теперь дом с его полным имуществом принадлежит мне
— Тогда если ты так влиятелен — ухмыльнулась Оксана, закрепляя резинку трусиков на талии, возразила, оспаривая такой довод — Почему ты позволяешь Романову, так с тобой разговаривать, как это было в клубе?
— Потому что он может легко прихлопнуть меня — открывая дверь, ответил Корнилов — Ну в скором времени, за счёт моих друзей, положение в этой деревне измениться
— Вот как?! — ухмыльнулась Оксана, раскрыв в шикарной ухмылке губы
— И когда Романова наконец-то сметут — гордо заявил Корнилов — Я здесь буду главным
— И сделаешь меня свое королевой? — оживилась Оксана, испытывая гордость за этого мужчину, выражая это очертанием извращенной улыбки
— Ты и так моя королева — ответил Корнилов — Нет никого красивее тебя, нет никого, кого бы я так сильно желал
— Корнилов?!
Возмутившись, испытывая крайнюю выраженную степень застенчивости, обратилась Оксана, прислонив подушечки черного ажурного бюстгальтера к своим соскам.
— Ты, кажется, собирался подготовить для меня машину — стягивая грудь в оковах бюстгальтера, состроив гордое выражение лица, заявила Оксана, застегнув его застежку за спиной
Ничего не ответив, Корнилов вышел из комнаты, закрывая за собой, оставляя Оксану одну стоять рядом с дверями открытого гардеробного шкафа. Продолжительные минут двадцать Оксана провела, прихорашивая свой образ, согнув одну ногу в колено, опираясь каблуком черных туфель на белы мягкий пуфик. Белая блузка выделялась своей элегантностью, плотно прилегая к телу Оксану, выражая всю сочную пикантную форму фигуры её тела. Длинный черный сарафан, что был одет поверх, эластично обволакивал кожу тела Оксаны, придавая выраженную сексуальную упругость. Черные ажурные чулки, эластично прилегали к стройным ногам Оксаны, их вызывающий кружевной рисунок, весьма эротично прорисовывал кожу бёдер. Выдвинутым стержнем помады, Оксана проводила по поверхности губ, оставляя на них щедрый слой алого.
«Прекрасно, вот моя карета уже подъехала», через стёкла надетых на глазах оков, Оксана разглядела как крыльцу дома, внизу подъехала машину, стоя у парфюмерного комода, что был расположен у окна.
— Стоит наверно поторопиться — задвигая стержень помады, поёрзала Оксана губами, придавая выраженный оттенок алого цвета на губах, убрала помаду в раскрытую сумочку
Взяв сумочку с комода, Оксана, повесив её на плечо, стукая каблуками по паркету, придавая в каждом шаге выраженную эластичность скрытых под сарафаном бёдер, прошлась по комнате, медленно подобно хищной кошке подошла к закрытой двери. Поправив красную папку, что лежала в раскрытой сумочке, Оксана, открывая дверь, потянув за блестящую металлическую ручку на себя. Переступая порог открытой двери, Оксана, согнув ногу в колено, отразив эластичность бёдер, вошла коридор, закрывая за собой дверь.
Яркие лучи рассвета, проникали через окна в коридоре дома, придавая выразительность его красным стенам, дорогой атмосфере, шикарным красным шторам, картин, семьи Молотовых, что сохранили себя в этом доме. Ароматы роз, благоуханной атмосферы витали в воздухе этого помещения, их тонкий пронзительный аромат естественности сводил с ума. Красная ковровая дорожка, простиралась по всей протяжённости коридора, до самого лестничного пролёта, придавая важность дворца королевы своим красивым золотистым вышитым узорам по краям.
— М….. Оксана
Заметила брюнетку, Оксану, как только она подошла к ступенькам лестницы, касаясь их дубового мощенного перила кончиками пальцев. Темноволосая женщина с зелёным, ядовитым цветом глаз, была в обворожительном коротком синем платье, фасон которого открывал плечи, шикарное декольте выражала естественную форму груди. Всё тело брюнетки, имело золотистый оттенок, подобно корке свежеиспеченного хлеба вытащенного из печи. Роскошные длинные черные, прямые волосы, подобно углю, хранившемуся в недрах земли, имели выразительный объём, плавно сворачивая в кольцах на груди. Синие туфли, украшали сексуальные ноги темноволосой женщины, которая стояла на ступеньках лестницы, с бокал шампанского в руках, держа его за тонкую хрустальную ножку.
— Рада вас видеть — произнесла торжественно брюнетка, выказывая всю змеиную натуру, посмотрела на Оксану, выражая искуренную скрытую, улыбку стервы
Распознала Оксана коллекцию парфюма «LadyVengeanceJulietteHasAGun», верхние ноты которой пропитались бергамотом и выразительным ароматом лаванды. Средние ноты оттенка столь сильного запаха завоевали болгарская роза, марокканская роза и пачули. Базой столь естественных тонов служили запахи лаванды пачули и роза.
— А что все змеи теперь воняют лавандой?! — испытывая неприязнь к этой женщине, выразила Оксана собственное мнение
— Что?! — чуть не поперхнулась брюнетка, пытаясь отпить глоток шампанского из своего бокала
— Это Оксана просто шутит — ответил Корнилов, мужчина был в красном халате, словно как подобает богатому хозяину этого дома, утешил брюнетку, дотронувшись обеими руками до её открытых плеч, пытаясь утешить от чувства терзающей обиды — Прошу не обижайтесь
— Я надеюсь, вы разберетесь со своей женщиной — проворчала Миронова, выражая всю подлость улыбки, обернулась к собеседнику, что нагло приобнял её за плечи
— Ты теперь и ей заботу так оказываешь?
Поинтересовалась Оксана, стараясь не раскрывать в себе чувство ревности, что заполонило разум, наступила каблуком черных туфель на ступеньку лестницы.
— Я не дала ему
Прикусывая краешек губы, Оксана воспринимала этого мужчину уже как свою личную собственность и ей было противно от того как он трогал другую женщину.
— Так он захотел тут же другую — прошипела Оксана, подобием дикости королевской кобры, спускаясь медленно по ступенькам с гордым выраженным видом королевы
— Оксана ты не так всё поняла — уверял Корнилов, пытаясь найти оправдание своему поступку, отошёл на шаг от брюнетки — У нас у нас с Натальей Валерьевной…..
— Мироновой — пояснила темноволосая женщина, обернувшись, посмотрела на Корнилова, словно на пустое и совсем не значащее для неё место
— Что прости! — посмотрел, возмутился Корнилов на брюнетку
— Сказала Миронова Наталья Валерьевна
Гордо произнесла брюнетка, отпив глоток шампанского с бокала, передала его в руки Корнилову, прошла мимо него с важной выраженной красотой тела походкой.
— Саша сказал, что ты направляешься срочно в больницу к Насте
Продолжила выражать непомерную для неё гордость, наступила брюнетка, на первую ступеньку лестницы, начиная медленно спускать по лестничному маршу.
— Я думаю, ты не будешь против, моей компании? — поинтересовалась Миронова, ведя кончиками пальцев по мощенному перилам лестницы, спускалась вниз, позволяя себе в момент разговора не обернуться и не посмотреть на идущего сзади собеседника — Я ведь тебе не помешаю?
«Я бы тебя блядь убила бы, ты уже своим важным видом суки, бесишь меня больше всего, но раз ты не отстанешь сама, придётся взять тебя с собой, она ведь как-никак твоя подруга», нахмурила Оксана губки, стараясь не выдавать чувство раздраженности, терзающие её.
— Нет с чего бы это — мило улыбнулась Оксана, поравнявшись с брюнеткой, снизошла со ступенек на паркет пола гостиной
В камине щелкали приятным отзвуком угли, медленно тлеющие в нём, отходящее от него розовое свечение блеклого света. Шторы в гостиной были наполовину прикрыты, за счет их черного фасона, не позволяли достаточно лучам восходящего над деревней солнца, проникать в гостиную, создавая легкий полумрак. Стол в центре гостиной, всё так же был наполнен изобилием блюд, раскрытыми бутылками вина, шампанского, фруктовыми прелестями. Бокалы из хрусталя и стекла, сохранили на своих поверхностях явный выраженный отпечаток женских губ. В стеклянной пепельнице, стоящий в центре банкетного стола, медленно тлела сигарета, излучая в воздух приятный аромат розы, тонкий фильтр который пропитал алый оттенок помады. На полу всё так же лежали осколки разбитого бокала из-под шампанского, его липкость и выраженный след разлитой жидкости, излучали стойкий свойственной сладости этого напитка запах.
— А где все?
Поинтересовалась Оксана, стукая каблуками, прошлась по гостиной, чувствуя запах скопившегося в ней перегара и разносортной палитры ароматов парфюма, оставленного прошлой ночью.
— Насколько я помню — уверяла Оксана, обошла пустую бутылку с вином, что лежала на полу, игриво коснулась белой скатерти стола, на котором происходил праздник — Вчера здесь была цела компания женщин, куда же они уехали
— О… не волнуйся — возразила брюнетка, улыбаясь пафосной улыбкой стервы — Твой Корнилов ни с одной из них тебе не изменил, даже не пытался, ему ведь теперь нравятся блондинки
— Но ведь вчера одна из вас была блондинка
Оспаривая такой довод, говорила Оксана, обернулась и недовольным взглядом посмотрела на Корнилова, когда он спустился по ступенькам лестницы вошёл в гостиную.
— У тебя с ней ничего не было? — прошипела Оксана, ясно давая понять перед брюнеткой, что это её теперь мужчина
— Нет, ты чего солнце моё — уверял Корнилов медленно, словно чувствуя опаску во взгляде голубых лазурных глаз Оксаны, набравшись смелости, подошёл к ней — Я люблю только тебя одну
— Смотри мне — кокетливо Оксана коснулась кончиком коготка указательного пальца мужчины, заигрывая с ним, строя между собой и им, легкую порочную интригу предвкушающей страсти
— Ты ведь кажется собиралась в больницу? — пытаясь как-то найти другую тему разговора, говорил Корнилов, медленно подошёл к вешалке у закрытой входной двери
— А ты что меня уже выпроваживаешь?
Возмутилась Оксана, нахмурив губки, повернувшись спиной, обратила внимание на то, как он снял с вешалки её черное зимнее пальто с капюшоном.
— Не дала значит пошла нахуй?! — грязно выругалась Оксана, наклонилась чуть вперед выставила колено, опираясь рукой на него — Так получается да
— Оксана?! — был в недоумении Корнилов, от того какую наглость позволяла себе Оксана, смутив его перед Мироновой, когда брюнетка совершенно не ожидая такой манеры разговора, на него так напряженно посмотрела — Я не то……
— Успокойтесь Александр Семёнович! — возразила Миронова, прошла мимо него тут же, стараясь, не придавая значения, сложившейся напряженной сцены в отношениях — Всё нормально
— Ну да — ухмыльнулась тут же Оксана, делая вид, как будто ничего не произошло — Нормальней просто уже быть не может — обольщаясь в черное зимнее пальто, рассуждала она, выражая сарказм
— Машина ждёт Оксана — предупредила брюнетка, одевая на себя белую длинную меховую шубу, стоя у закрытых двустворчатых дверей кофейного цвета, застегивала её пуговицы
— А я как будто не знаю — вредничала Оксана, была готова уже растаять в руках мужчины, что так пленительно нежно разглаживал на её теле материю черного пальто
— Ты ведь вернёшься сегодня?
Скрытой, выраженной каким-то тайным замыслом, спросил Корнилов, одевая с такой пронзительной лаской капюшон на голову Оксаны, что она едва сдерживала себя, чтобы устоять перед его обаянием.
— Ты ведь помнишь, как ты мне обещала?! — намекнул он, проводя кончиками пальцем по скрытым за капюшоном русым волосам Оксаны
— Оу….. — нахмурила Оксана алые накрашенные губки — Я всегда помню то, что кому говорю
— Я бы хотела с вами Оксана поговорить — уверяла брюнетка, вмешиваясь в тот момент разговора, когда между Оксаной и Корниловым вновь зависла интрига взглядов — Состояние Насти сейчас должно быть стабильно
— Стабильно?! — возмутилась Оксана, что кто-то посмел вмешаться в искренность её чувств перед мужчиной, раскрыла от недовольства в полную силу выразительные голубые лазурные глаза — Вы считаете, что девушка на кислородной терапии под маской, считаете её состояние стабильным, сердце уже не к черту
— Есть шансы, что вы можете помочь?
Поинтересовалась брюнетка, открывая створку входной закрытой двери, потянула её на себя, впуская поток утренней зимней прохлады, в сочетании крупинок снега, в дом.
— Шансы есть всегда
Заверила Оксана, ощущая как по ногам, сквозь чулки зимняя стужа, обволакивает её ноги, отошла от Корнилова, не давая брюнетке выйти на улицу, сама первой переступила высокий порог открытой двери.
— Но вот какими они будут, тут даже я вам не могу ничего сказать — мило улыбнувшись своей сопернице, пояснила Оксана, пытаясь забавляться выражению удивлению на лице Мироновой
— Скажите доктор всё настолько плохо — вышла следом Миронова, делая ставку, что Оксана не заметит, незаметно послала Корнилову воздушный поцелуй, после чего закрыла дверь
«Ах… ты курица тупая, за дуру меня держишь», возмутилась Оксана, оставаясь стоять на каменном крыльце дома, когда в его ограде, под пышными ветками роскошных покрытых снегом кедров стоял черный седан.
— И что это сейчас было? — прошипела Оксана, сжимая раздраженно пальцы обеих рук в кулаки, делая это под устрашающую мимику на лице
— А ты про это — прикусывая краешек губы, ответила Миронова, немного помедлив томительной секундой ожидания — Мы с Корниловым просто деловые партнеры
— И именно так теперь расстаются деловые партнеры…..
Реплику Оксаны, прервал звуковой сигнал автомобиля, вынуждая её замолчать и обернуться, обратить внимание на ожидающего их водителя.
— Да иду я блядь, иду…… — прошипела Оксана, возмутившись тому, что кто-то посмел прервать пусть даже так мелочно, её высказывание — Долбаёб какой-то — прошипела она, наступая каблуком черных туфель, на покрытую снегом, каменную ступеньку крыльца
— Правда уверяю вас — доказывала свою правоту Миронова, зеленоглазая женщина, была искусной змей, мастер коварства и подобие ужасающей стервы — Корнилов мне просто деловой партнер
«Охуевшая тварь, попизди мне тут еще, наглая самодовольная дура», сжимая в кулаке ком снега, что покрывал поверхность каменного перила лестницы.
— Это мы просто так обмениваемся знаками вниманияяяя……………….
Прокричала Миронова ужасающим истерическим криком, после того как Оксана не выдержала, прямым броском запустила ком снега, брюнетке в лицо. Смех водителя, черного седана, что терпеливо ожидал их в машине, был слышен даже за закрытыми дверями.
— Вы что….. — подобно дикости змеи, прошипела брюнетка, растопырив пальцы рук в обе стороны, была сильно шокирована Миронова, когда с её лица медленно сползал снег, смывая весь слой наложенного макияжа — Вы в своём уме, что вы себе позволяете…….
— Плевала я, насколько ты могущественна и важна для Корнилова
Прошипела Оксана, ясно давая понять брюнетки, серьёзность своих намерений, создавая устрашающее выражение лица.
— Это мой мужчина — повышая тон собственного голоса, грозно высказала Оксана собственное мнение — И если ты к нему будешь таким образом лезть, я с тебя шкуру сниму…….
— Да ты вообще с ума сошла что ли — встав на ступеньках, брюнетка расставила руки, как кошка, ощущение стекающего по её лицу снега смывающего грим, ей явно было не по вкусу
— А по мне даже нормально — прошлась по ограде Оксана, мило улыбнувшись, подошла к закрытой задней двери машины
— Тебе кто-нибудь говорил, что у тебя с головой не всё в порядке — высказывая недовольства, говорила Миронова, медленно спускаясь со ступенек, достала из сумочки салфетку, вытерла ей мокрое покрытое снежинками лицо — Да как ты вообще…….
— Потому что могу — сохраняя прелесть улыбки, ответила Оксана, открывая заднюю дверь черного седана — И имею полное право, защищать то, чем дорожу
Заползая в салон роскошного автомобиля, Оксана почувствовала стойкий запах сладкого перегара, как после шампанского или вина, сбивавшего тонкие вкусы жасмина гардении и ландыша.
— Ты послала ему воздушный поцелуй — прошипела Оксана, облокотившись на спинку заднего сиденья, на котором расположилась, желая поиздеваться дальше, закрыла дверь перед брюнеткой
— Это госпожа Миронова Наталья Валерьевна — пояснил мужчина, что сидел в водительском кресле, лишь козырек черной кепки и плечо черной кожаной куртки выдавало его присутствие в машине — Я бы не советовал бы вам так с ней обходиться
— Ничего пусть побеситься — ухмыльнулась Оксана, обращая внимание, как Миронова с весьма недовольным и униженным видом обошла машину сзади, зашла с другой стороны
— Ну, знаете ли, Оксана…… — продолжая демонстрировать возмущение, первое что произнесла, высказала из себя Миронова, подобно шипенью гадюке, попавшей в ярость перед зверем
— Знаю — ухмыльнулась Оксана, чувствуя, как прохлада холодного воздуха проникает в салон, обращая внимание на недовольный вид брюнетки, мило улыбнулась в ответ — А теперь садитесь и закройте дверь, а то знаете как-то зимой с раскрытой дверью ездить, мне мало нравится
— Ничего не понимаю
Расположившись на заднем сиденье, Миронова выкинула из машины прямо на асфальт мокрую салфетку, которой вытирала лицо.
— Что Корнилов в тебе нашёл — продолжая говорить возмущённо, брюнетка закрыла за собой дверь
— Наверно то, что в тебе нет
Мило улыбнувшись, ответила Оксана, заметив ожидающий взгляд мужчины, водителя, в отражение стекла заднего зеркала.
— Нам в больницу и можно, пожалуйста, побыстрее — положив ногу на ногу, выразила Оксана из-под черного пальто, скрывавшиеся под ним, черные чулки
— Вы слышали её — столь же недовольно повторила Миронова, после того как водитель не решался сдвинуть автомобиль с места — В больницу, мне нужно увидеть подругу
После чего машина медленно тронулся места, мотор под черным, покрытым тонкой пеленой снега, урчал тихим тактом подобно довольному хищнику. Чувствуя легкую пленительную атмосферу тепла в машине, Оксана, облокотившись на спинку сиденья, отвернулась брюнетки, которая уже презирала из-за своей чрезмерной гордости. Дотрагиваясь кончиками пальцем до черного тонированного стекла задней двери, Оксана заметила, как машина выехала из ограды дома Корнилова, медленно выезжая на деревенскую улицу, переваливаясь по ухабам неровной местности с боку на бок, подобно кораблю, бороздящему моря. Медленно закрывая глаза, Оксана, запрокинув голову, опираясь о подголовник, стала наслаждаться поездкой, подобно искусно дорогому автомобилю, столь гладко преодолевая неровное полотно деревенской уличной местности.

***
Лучи, восходящего над деревней солнца, неистово пытались пробиться за тонированную грань стекла задней двери роскошного седана, когда он спускался вниз по деревенской улице, проезжая мим крытого рынка. В воздухе пахло запахом снега и воодушевляющей прохладной атмосферы деревенской зимы, одеяло которой укутало крыши домов, заборов изгородей частных домов, а так же крыши машин, здания библиотеке, салона оптики и крышу крытого рынка. Тихо тарахтел УАЗик ППС напротив крытого рынка, поднимая в воздух, белым облаком, выхлоп угарных газов. Большая фура медленно отъехала от крытого деревенского рынка, делая большой плавный разворот после чего медленно выехала на деревенскую улицу. Не смотря на морозную погоду на улице, деревенские жители не стали ограничивать себя прогулкой, ребятня, забавляясь, пинали покрытые снегом деревья, смеясь над тем, как осыпался с их веток и ствола снег. Влюблённая парочка парня и девушки, смотрели друг другу в глаза, улыбаясь при этом сделали, сэлфи, держа в руке перед собой телефон, при этом уступая дорогу черному проезжающему мимо них седану.
— Оксана Владимировна — послышался встревоженный голос Валентины, после того как затяжные гудки исходящего вызова наконец завершились — Вы маленько не вовремя
— Это еще почему? — возмутилась Оксана, посчитав оскорблением упрёк рыжеволосой собеседницы — Что у вас там происходит, как моя пациентка
— Тромбоэмболия легочной артерии — пояснила Валентина, расшифровывая симптом (ТЭЛА)
Тромбоэмболия легочной артерии (ТЭЛА) — окклюзия легочной артерии или ее ветвей тромботическими массами, приводящая к жизнеугрожающим нарушениям легочной и системной гемодинамики. Классическими признаками ТЭЛА служат боли за грудиной, удушье, цианоз лица и шеи, коллапс, тахикардия. Возникает при стадии декомпенсации трикуспидального стеноза, при котором определяются симптомы застоя в легких (влажные хрипы).
— Установили катетер в центральную вену, через который производим введение медицинских препаратов и измерение венозного давления — пояснила Валентина, выказывая панические нотки голоса
— Что вы ей назначили? — поинтересовалась Оксана, поправляя кончиками пальцев дужки очков
— Гепарин до 10000 ЕД, дофамин и реополиглюкин
Гепарин — данный препарат относится к препаратам, препятствующим свертываемости крови. Попав в организм, это лекарство тормозит образование фибрина. Действие препарата начинается сразу же после его введения в организм. Препарат активизирует движение крови в почках, воздействует на мозговое кровообращение, снижает действие некоторых ферментов.
Дофамин — это сосудорасширяющее, гипертензивное, мочегонное и кардиотоническое лекарственное средство. В больших дозах медикамент возбуждает альфа-адренорецепторы, в средних и малых — бета-адренорецепторы. В малых дозах Дофамин воздействует на допаминовые рецепторы, расширяя просвет мозговых, почечных, коронарных и мезентериальных сосудов. Благодаря такому механизму воздействия увеличивается диурез, повышает скорость клубочковой фильтрации, усиливается почечный кровоток.
Реополиглюкин — это препарат низкомолекулярного декстрана. Под его действием жидкость из тканей переходит в кровеносное русло, снижается вязкость крови, что способствует восстановлению её тока в капиллярах. Также способствует уменьшению агрегации форменных элементов крови (эритроцитов). Увеличение объема плазмы крови наиболее заметно в течение полутора часов после введения Реополиглюкина.
— Если лечение не даст результатов и терапия назначенных ей препаратов не даст положительных результатов — словно переводя дух, послышалось Оксане, как Валентина чувствительно нежно вдохнула в себя воздух — Будем проводить катетерную фрагментацию тромбоэмбола.
— Действуйте — распорядилась Оксана, оценивая осложнения возникшего трикуспидального стеноза, за счет образование миксомы в правом предсердии — Я скора буду в больнице, немедленно готовьте пациентку к извлечению тромба из легочной артерии
— Серов начал уже подготовку к процедуре — отчиталась Мария, голос которой тоже казался слегка встревоженным и напряженным
— Вы в палате у пациентки? — поинтересовалась Оксана
— Да — встревоженно ответила Мария — И выглядит она неважно
— Готовьте пациентку к извлечению тромба я сейчас приеду
Распорядилась Оксана, замечая с какой тревогой на неё смотрит Миронова, тут же разорвала звонок сотовой связи, проводя пальцем по сенсору дисплея.
— Что?! — сделав вызывающий удивление вид, с чувство легко раздражения, спросила Оксана, заметив выраженный оценивающий взгляд брюнетки на себе
— Как Настя? — поинтересовалась Миронова, выказывая боязнь, подёргиванием нижней губы, на выражение её лица пробежала легкая дрожь страха — Что с ней, ну же не томи ожиданием
— Вижу тебе твоя подруга так важна ха…..? — рассмеялась Оксана, прикоснувшись кончиками пальцев через черное пальто к груди
— Господи да что с ней? — брюнетка, словно была вне себя, чувство тревоги терзало её болью заботы о близком человеке
— Ничего
Уверяла Оксана, положив ладонь на собственное выставленное колено, обращая внимание, как автомобиль медленно въехал в больничный дворик, окутанной пеленой снега.
— Но если не хочешь, чтобы за ней пришёл жнец
Выражая иронию, создавая интригу в разговоре, пытаясь надавить на чувства Мироновой, что по своему подобию казалось, для Оксаны, змеёй, заразой, которую ей так и хотелось искоренить.
— И не отвёл милашку в другой мир
Заигрывая с брюнеткой, говорила Оксана, когда довела эту женщину до панических подёргиваний и боязни за свою подругу. Заметила Оксана, всматриваясь через окно задней двери, что машина двигалась мимо парка отдыха, где были покрыты снегом пышные голубые ели.
— Тебе лучше поторопить своего водителя — заявила Оксана, наблюдая за женщиной блондинкой идущей по тротуару, разговаривая по телефону, стряхивая культурно коготками осыпавший снег на её песцовую шубу — Я должна быть там, я должна быть сейчас в палате
— Уже приехали Наталья Валерьевна — заверил водитель, остановив машину у крыльца главного входа — Мне остаться и дождаться вас?
— Нет, езжай — распорядилась Миронова, первой открыла дверь, нарушая гармонию тёплой атмосферы воздуха, сохранившейся в салоне автомобиля
— Если понадоблюсь…… — хотел пояснить мужчина, водитель, обернувшись, смутился озлобленного лица брюнетка, когда она на него так рьяно посмотрела
— Езжай я сказала — прерывая его реплику, вскрикнула Миронова, поднимая тон собственного голоса до крика — Если понадобишься, я тебя из-под земли достану
— А что вы на меня так смотрите — ухмыльнулась Оксана, покидая следом за брюнеткой, прогретый салон роскошной машины — Это ведь ваша начальница — говорила она, наступая каблуками на укатанный колёсами снег дорожного покрытия
— Ты должна её спасти — уверяла Миронова, встав перед лицом Оксаны, как только она вышла из машины, закрывая сразу же за собой дверь — Настя не может умереть
— Да что вы говорите — ухмыльнулась Оксана, отошла от машины, прошла мимо брюнетки с холодным, бесчувственным видом — Это еще почему?
— Ты ведь в курсе, что у них с Корниловым двое маленьких детей — рассказывала Миронова, направляясь вместе с Оксаной по тротуару, к главному крыльцу больницы
— Не поверишь, узнала это еще до того — ухмыльнулась Оксана, обернувшись к своей назойливой собеседнице, наступая каблуком черных туфель на покрытую снегом ступеньку лестницы — Как мне рассказала про симптомы её болезни один из моих рыжих миньонов
— Ты так теперь называешь своих работников? — поинтересовалась Миронова, выказывая критико во взгляде зелёных глаз, спросила брюнетка, поднимаясь по ступенькам крыльца вместе с Оксаной
— Могу их называть лакеями
Уверяла Оксана, забавляясь тому, с какой серьёзностью Миронова смотрела на неё изучающим взглядом, словно пронизывая любопытством зелёного, ядовитого оттенка глаз.
— Важно то, что они, пока делают свою работу
Поднявшись на каменное крыльцо, Оксана прошла с выразительной походкой мимо женщины, которая только что вышла из дверей больничного здания, одевая, капюшон бурой шубы на голову, скрывая под ним светлые, русые волосы.
— И не дают твоей подруге умереть — вошла Оксана в открытую дверь, чувствуя как поток воздуха с тепловой завесы, словно пламени печи, легкостью касания обдало её тело
— Хм….. ну хотя бы это внушает доверие — хмыкнула недовольно брюнетка, вошла следом за Оксаной в тамбур больничных дверей, закрывая за собой дверь
— Еще бы не внушала — ухмыльнулась Оксана, обернувшись, отразила в лазурных голубых глазах, свет светодиодного светильника, что висел над входом в больничное здание
— Тебе что нравиться издеваться? — возмутившись спросила Миронова, когда Оксана подошла к второй закрытой двери, взявшись за её большую деревянную ручку, потянула на себя
— Мне нравится
Ухмыльнулась Оксана, пожав плечами, поправляя сумочку, что висела на плече, перешагнула высокий порог открытой двери, вошла в вестибюль больничного здания.
— Как ты на это реагируешь — касаясь каблуками черных туфель белой мраморной плитки в фойе больницы, выразила собственное мнение Оксана
— Ну, знаешь что Оксана — прошипела Миронова, подобно змее поддавшись пучины ярости — Хоть ты и женщина Корнилова, но я не потерплю от тебя такого отношения к себе
— А я не хочу — мило улыбнулась Оксана, посмотрев на влюблённую парочку, что сидели в зоне ожидания на железных скамейках, подобно стульям, что-то рассматривая в телефоне
— Оксана Владимировна! — послышался голос Тихонов, нотки которого внушали настороженность
Мужчина был одет в черный представительский деловой костюм, рубашка подобно белоснежному парсу, особо выделялась на фоне его пиджака. Выразительность коллекции одеколона Тихонова «COLONIA AMBRA», особо чувствовалась, тонкие её ноты древесного запахи в сочетании нагармота и кедра, сразу же выдали себя своей естественной формулой запаха. Расправляя рукава черного пиджака, заведующий больницей, подошёл к Оксане, заметив в компании с ней Миронову, он вдруг переменился в улыбке, словно уже знал и достаточно хорошо это брюнетку.
— Наталья Валерьевна
Ухмыльнулся Тихонов медленно подошел к Оксане и Мироновой, легкомысленно словно распрощался с медсестрой, с которой он проходил по холлу здания.
— Вот это поворот, не ожидал вас тут увидеть — протянул руку Тихонов брюнетке, выказывая своим галантным видом всё своё великодушие — А тем более, что вы знакомы с Оксаной Владимировной
— Оу…. ну что вы Валерий Валерьевич — играя с ним во взаимности, состроила странную интригу разговора Миронова — Оксана Владимировна у вас просто гениальный врач и мы с ней…….
— А…. вы кажется что-то хотели Валерий Валерьевич
Прерывая реплику Мироновой, вмешалась в разговор Оксана, коснувшись кончиками пальцев плеча Тихонов, делая вид, что стряхивает пыль и вдохнула рядом с ним глубоко воздух
— Хороший пиджак — ласково состроила Оксана лазурные голубые глазки, чувствуя, вдыхая носом восхитительную коллекцию парфюма, одеколона Тихонова — И какой аромат, вам очень идёт
— Звонил Валерий Иванович — рассказывал Тихонов, направляясь вместе с Оксаной по холлу больничного здания — Вы что, правда, увели от него его же работников?
— Я набираю штат в свой отдел — ухмыльнулась Оксана, покачивая выразительно бёдрами, прошлась за спинками железных скамеек-кресел, где сидели пациенты — Мне ведь не хватает людей
— Но баланс больницы не учитывает их оклад — возразил Тихонов
— Деньги на их зарплату пойдут из денег моего отдела — оспаривая такой довод, говорила Оксана, подошла к лестнице, наступая каблуком черных туфель на первую ступеньку
— Доктор Иванов в ярости — пояснил Тихонов, поднимаясь вместе с Оксаной по ступенькам лестницы — Вы лишили его самых квалифицированных врачей
— Зато я дала вам их — не обращая никакого внимания на его возмущения, мило улыбнулась Оксана, снимая капюшон с головы, освобождая объём роскошных русых волос, прошла мимо обеих спускающихся по ступенькам медсестёр — Разве вам этого мало?
— Вы могли хотя бы посоветоваться со мной — возразил, оспаривая такое утверждение Тихонов
— Полагаю — ухмыльнулась Оксана, заметив подозрительную мимику лица Тихонова, такую будто есть что-то еще более важное для разговора — Это не единственное то, о чём вы хотели со мной поговорить, так ведь?
— Ваша пациентка — уверял Тихонов, поднявшись следом за Оксаной по ступенькам лестницы, на второй этаж — Филимонова Анастасия Валерьевна
— Вижу, как не скрывай слух дойдёт и до вас — прикусывая краешек губы, была недовольна Оксана, направляясь вместе с Тихоновым по больничному коридору — Ну и что с ней?
— Вы заняли целую палату в реанимационном отделении — говорил Тихонов, будто это его беспокоит — Да и что вы вообще делаете в больнице, вы ведь же на больничном, зачем приехали?
— Пациентке стало плохо — пояснила Оксана, расстёгивая пуговицы черного пальто — Мне нужен срочно белый халат
— Что вы делаете здесь в больнице? — словно не слушая Оксану, поднял голос Тихонов, так что проходящие по коридору медсёстры, за его спиной, вздрогнули и тихо вздрогнули — Это нарушение больничного режима, я вас накажу…….
— Интересно как? — ухмыльнулась Оксана, повернувшись с внушающим чувством превосходства, посмотрела на Тихонова
— Вы мне уже поперёк горла Орлова! — возмутился Тихонов — Уверяю вас, как только я найду вам достойную замену, я вышвырну вас из этой больницы
— Достойную замену мне?! — создавая хитрую усмешку, выказывая возмущение, спросила Оксана, надувшись как кобра — Это я создала этот отдел, это я ночами просиживая тут составляла списки нужного мне хирургического оборудования, я провожу сама операции, я лечу сама своих пациентов, вы не имеете права меня уволить
— О…. раз вы так заговорили — возразил Тихонов, оспаривая такое утверждение — В таком случае я найду для вас
Последовал заведующий больницей, следом за Оксаной, когда она прошла по коридору в сторону, где над входом висела вывеска — «отделение реанимации».
— Стойте! — остановил Тихонов догнав Оксану, успев схватить за руку, до того как она коснувшись ручки входной двери, смогла её открыть — Сюда вам нельзя
— Серьёзно?! — удивилась Оксана, посмотрев на него как на ненормального
— Это конечно не моё дело — впервые за это время спора, вмешала Миронова, встав между Оксаной и Тихоновым и разрывая их связь выяснения отношений — Но там моя подруга и она умирает
— Я бы её, на вашем месте — указывая указательным пальцем, грамотно воображая, без всякой улыбки, заявила Оксана — Послушала
— Но вы не на моём месте Орлова — возразил Тихонов, однако заметив суровое очертание лица Мироновой, что буквально пронизывала его взглядом ожидания — Ладно только оденьте там халат и обувь, пожалуйста, смените на соответствующую
— Не времени — возразила Оксана, снимая с себя черное пальто, вручила наглым образом его в руки Мироновой — Уж извините, придётся идти, в чем придётся — быстро открыла она дверь, перешагивая через высокий порог, вошла в реанимационное отделение
— Извините сюда нельзя! — вставая с дежурного поста, возразила медсестра, обращая внимание на то, как открылась дверь, через которую вошла Оксана в отделение — Это реанимационное отделение, посторонним сюда нельзя!
Девушка была одета в белое медицинское белье и зелёные штаны, на голове у неё был медицинский белый колпак, а лицо было скрыто за марлевой повязкой. Стены и пол реанимационного отделения, были покрыты кафельной плиткой, цвета кофе с молоком. На потолке горели герметичные светодиодные светильники, излучая достаточной яркости тёплый свет. Палаты с пластиковыми дверями и большими окнами на них, через которое можно было легко наблюдать за пациентами, что находятся в интенсивной терапии. В отделении всё сверкало эффектом зеркало, отражая в себе поверхности присутствующей обстановки. Белоснежный потолок и пластиковые двери, были подобно цвету первозданному кружащемуся в воздухе снегу, который еще не успел коснуться земли.
— А я и не посторонняя
Возразила Оксана, звонко стукая каблуками по кафельной плитке, подошла к дежурному посту, где со стула только что встала дежурная медсестра, оставляя на его спинке висевший белый халат.
— Я здесь и работаю — подошла Оксана к стулу, на спинке которого висел халат, сняла его, и направляясь дальше по отделению, одевая на себя
— Оксана Владимировна! — узнала медсестра, раскрывая рот под стерильной маской на лице, от удивления делая это так, как будто ничего не могла сказать против
«Они скорее всего уже начали процедуру, возможно стоит посмотреть как Серов справится сам, удастся ли ему извлечь этот тромб», размышляла Оксана, направляясь по отделению реанимации, подошла к пластиковой закрытой двери.
— Что тут у вас происходит? — спросила Оксана, открывая дверь реанимационной палаты, перешагивая через её порог
В палате у больничной кровати лежала пациентка, в горизонтальном положении с приподнятыми ногами и приведёнными к туловищу рукам. Под плечами пациентки был расположен валик, а ножной конец кровати, был поднят на 15-20 градусов, что способствует повышению центрального венозного давления и предотвращению воздушной эмболии. Напротив слева был расположен аппарат для просмотра рентген изображения в реальном времени. Окно в палате было закрыто ставнями, в палате горел яркий свет светодиодного светильника. Валентина медленно вводила контраст в катетер, через «интродьюсер» который, был подсоединён, к руке пациентки. Мария обкладывала стерильными полотенцами, после чего произвела обработку области пункции т 5% настойкой йода, а затем 96% этиловым спиртом.
Интродьюсер — представляет собой пластиковую трубку, которая называется "рукав", со встроенным в нее гемостатическим клапаном, предотвращающим обратный ток крови, и дополнительным боковым каналом, называемом «инфузионной линией».
Пункцию подключичной вены осуществляют без обезболивания у больных, находящихся в коматозном состоянии, и после местной анестезии новокаином — при сохранном сознании; у детей необходима дополнительная анестезия путем ингаляции закиси азота.
Серов взял в руки шприц емкостью 20 мл заполнил его стерильным 0,5 или 0,25% раствором новокаина, которым тщательно инфильтрируют (через длинную тонкую иглу) всю область предполагаемой пункции (в том числе и надкостницу I ребра и ключицы).
Вслед за этим в шприц набирают 10-15 мл изотонического раствора хлорида натрия. Для пункции подключичной вены применяют иглу длиной 10-12 см и диаметром 1— 2 мм. Выбирая точку правой подключичной вены, откуда больше всего производить манипуляций и имеет более постоянное анатомическое положение. Данная методика позволяет избежать ранения грудного протока, впадающего в соединение яремной и подключичной вен.
После чего Серов медленно ввёл иглу в яремную ямку, осторожно направляя иглу под грудино-ключично-сосцевидную мышцу к области слияния внутренней яремной и подключичной вен на глубину 0,5-1,5 см. Этот метод, как и предыдущий, удобен для введения катетера и внутрисердечного электрода.
— Контраст пошёл — отчиталась Валентина, медленно начиная вводить контраст в полость вен пациентки
— Так вижу, как он заполняет легочные вены — говорил Серов, смотрел при этом в монитор расположенный рядом с кроватью пациентки
— Наблюдаю, изменение температуры пациентки — отчиталась Мария, наблюдая на мониторе, как изменились показания температуры тела пациентки
— Начинаю вводить проводник — распорядился Серов, взяв в руки тонкий проводник (мандрен), из стерильной нейлоновой лески длиной 60 см
— Наблюдаю, резкое падение давления — выражая своё мнение, смотрела через одетые на глазах очки Оксана в монитор, что висел рядом с кроватью пациентки у стены — У неё брадикардия
— Это типичный случай ТЭЛА
Заверил Серов, отсоединяя шприц, быстро ввел катетер через иглу для пункции, продвигая проводник по кровеносному руслу артерии, используя методику Сельдингера.
— Мандрен не проходит — возмутился Серов, пытаясь аккуратно протолкнуть проводник его дальше в сосудистое русло вены пациентки
— Возможно, стоит изменить положение иглы
Подошла быстро Оксана, к кровати, надевая на руки перчатки, коснулась аккуратно ими иглы для пункции, направляя её параллельно ключице. Добившись того, чтобы мандрен прошел на 30см вглубь сосудистого русла пациентки, подойти прямо к закупорившему сосуд эмболу.
— Всё будет хорошо — уверяла Оксана, коснувшись ладонью щеки пациентки, почувствовала образовавшийся пот на её коже — Главное не о чем не волнуйтесь
— Проводник у эмбола — отчитался Серов — Подготовьте катетер
После этого Серов удалил иглу, а на оставшийся в вене мандрен, начал нанизывать полиэтиленовый (или полихлорвиниловый) катетер соответствующего диаметра.
— Сейчас вам нужно будет задержать дыхание — предупредил Серов — На время мы отключим вентиляцию ваших легких, но это ненадолго
— Это необходимо — заверила Мария, пытаясь успокоить пациентку, в глазах которой выражался ужас — Вы не волнуйтесь мы, быстро включим аппарат, как только закончим
— Это процедура крайне необходимо — уверяла Оксана, успокаивая пациентку, касаясь ладонью лица девушки — Для предупреждения фактора воздушной эмболии
Сложный и пугающий термин «воздушная эмболия» на самом деле обозначает воздух в крови. При воздушной эмболии даже небольшие пузырьки могут закупоривать сосуды, что, конечно же, нежелательно для организма. Более того, в некоторых случаях эта проблема может быть даже смертельно опасной.
Затем мандрен удаляют, в свободный конец катетера вставляют короткую иглу, плотно прилегающую к его стенкам, и контролируют положение катетера внутри повторным насасыванием крови в шприц. Только после этого канюлю иглы, вставленной в катетер, соединяют с системой для крови или кровезаменителей. Для предупреждения воздушной эмболии в момент подключения трансфузионной системы просят больного задержать дыхание или прекращают на короткое время искусственную вентиляцию легких.
— Тромб рассосался — заверила Оксана, обращая внимание на монитор, как образовавшийся в сосуде тромб в момент трансфузии ушёл по сосуду катетера в полость шприца
— Валентина включай вентиляцию легких — отдавая указания, говорила Мария
— Подготовьте гепариновую смесь — распорядился Серов
— Гепариновый раствор — отчиталась Валентина
По окончании трансфузии катетер заполняют стерильным изотоническим раствором хлорида натрия с 1000-2000 ЕД гепарина, а в иглу вставляют специально подобранный мандрен, герметично закрывающий ее просвет. Значительно безопаснее запаивать свободный конец катетера, пережимая его нагретым на газовой горелке зажимом. Перед повторным внутривенным вливанием запаянный конец катетера срезают, а в его просвет снова вводят иглу.
— Давление стабилизировалось — отчиталась Мария, наблюдая за показаниями на мониторе
— Значит, терапия гепарином не дала положительный результат — отчаянно вздохнула Оксана
— Очень жаль Оксана Владимировна — выражая сарказм, подметил Серов — Не всё в этой жизни лечиться терапии гепарина, иногда приходиться прибегать к крайней хирургической практике
— Я знаю, что с ней — уверяла Оксана, направляясь вместе с Серовым к выходу из палаты — Но нужно немедленно готовить её к операции
— Вы издеваетесь! — возразил, обернувшись, подошёл к двери Серов, касаясь ручки закрытой двери реанимационной палаты — Она только что пережила такой шок, самостоятельного дыхания нет, она вся синяя, давление с трудом удалось сравнить с нормальным для неё
— Тромбоэмболия легочной артерии была спровоцирована стенозом трикуспидальным стенозом
Уверяла Оксана покидая реанимационную палату первой, после того как Серов, открыл перед ней дверь, внимательно слушая её рассуждения.
— Миксома — обернувшись, пояснила Оксана — Опухоль в правом предсердии, она спровоцировала трикуспидальный стеноз
— Да действительно — согласился Серов — Я тоже предположил, что это опухоль, вы всё-таки смотрели ту папку, что дала вам Мария
— Эта извращенка не могла прямо намекнуть — ухмыльнулась Оксана, направляясь по реанимационному отделению — Пришлось догадками, размышляя всю ночь, сопоставить картинку воедино
— Миксома значит? — недоверчиво, переспросил Серов — Что же это может многое объяснить из того что я видел с этой пациенткой
— Она объясняет всё! — оспаривая его мнение, заявила твёрдой уверенностью Оксана
— Но вы же понимаете что такая опухоль — уверял Серов, направляясь с Оксаной по отделению реанимации — Лечиться только хирургическим путём, а она не готова к такой операции
— Она уже скора ни к чему не будет готова! — возразила Оксана, снимания с себя белый халат, когда проходила мимо поста дежурной медсестры, повесила его обратно к ней на спинку стула
— Вам есть чем подтвердить свою теорию? — поинтересовался Серов, всё еще продолжая выказывать недоверие
— Контраст в её венах — заявила Оксана, обернувшись, когда подошла к закрытым дверям входа в реанимационное отделение — Вернитесь туда и посмотрите на правое предсердие, я уверена доказательств будет более чем предостаточно
— Ждите меня в вашем кабинете — направляясь обратно к реанимационной палате пациентки, распорядился Серов
— Как будто у меня есть другой выбор — ухмыльнулась Оксана, открывая дверь, перешагивая через высокий порог, вышла из отделения, после чего дверь плавно закрылась за её спиной


Благоуханный аромат кофе со вкусом карамели витал в атмосфере кабинета, насыщая его изобилием сладостной пряности. В кабинете великолепно на фоне дневного зимнего солнца сохранился полумрак, за окном сдерживал неистовый свет солнца тополь, что могучими ветками, окутанными одеялом снега сдерживал его. Располагаясь в черном кожаном кресле, откинувшись на его спинку, Оксана, положив ногу на ногу, держала в руках пластиковый стаканчик, сохранив прелесть выразительной улыбки алых губ, наблюдала за Серовым. Серов включая доску негатоскопа, на которой разместил последние снимки ангиографии пациентки с последующим введением контрастной жидкости в тело девушки. Валентина сидела на краю стеклянного стола, рыжеволосая девушка, красиво болтая обнаженными под белым халатом ножками, держала в руке сахарную сушку, смачно облизывая при этом розовые, мандариновые губки. Мария, белокурая девушка, для которой, белый халат, весьма удачно подходил к пикантной фигуре её тела, стояла рядом с Серовым, смотрела, через стекла надетых на глазах очков, на снимок пациентки. Тихо сидел за одним из стульев, рядом со стеклянным столом, его темноволосая спутница, Миронова, мятежно ходила нервно по кабинету, прислонив пальцы обеих рук к подбородку, всем своим видом выказывала волнение и терзающие муки её переживания.
— Я же вам говорил — уверял Тихонов, словно выказывал восторженное довольство — Что Оксана Владимировна непременно найдёт решение для вашей подруги
— Да только оно еще не решено
Возразила Оксана, прикоснувшись губами к пластиковому стаканчику, оставила на его поверхности смачный оттенок алого цвета.
— Придётся удалить межпредсердную перегородку — рассуждала Оксана, смакуя во рту сладость карамели — Поскольку как вы отлично видите, патологическая опухоль, прикреплена ножкой к её поверхности
Вставая с кожаного кресла, в котором сидела, Оксана, поставив стаканчик с кофе на поверхность стола, рядом с клавиатурой. Расправляя на бёдрах черный прилегающий к телу сарафан, Оксана, вдыхая нежно глоток воздуха ртом, направилась к негатоскопу, выразительно покачивая упругими бёдрами при каждом шаге.
— И заменить её, на синтетический материал — пояснила Оксана, поправляя кончиками пальцев дужки очков, встала у доски негатоскопа
— Осложнением данного метода может служить — рассуждала Мария, прислонив ладонь к подбородку, отошла от негатоскопа — Развитием бактериального эндокардита, за счет внедрения синтетических материалов
— Скажите, она будет жить? — спросила Миронова, так как будто всё остальное не имеет значение, обернувшись внушающим доверием взглядом, посмотрела на Оксану
— Жить то она будет — ухмыльнулась Оксана отошла от негатоскопа — Тело со временем поправиться, но вот поправится ли её дух
— О чём вы говорите? — взволнованно спросила Миронова, выражая беспокойство в зелёных, подобно змеи, глазах
— Я про её мужа — сохраняя прелесть милейшей улыбки, Оксана отошла от негатоскопа
— На счёт этого, если вы не возражаете, Оксана Владимировна — с серьёзным выражением лица, Миронова встала со стула, на котором сидела — Я бы хотела с вами поговорить наедине
— Поговоришь — заверила Оксана, покачивая упругой красотой скрытых под сарафаном бёдер, подошла к спинке черного кресла — Но когда я закончу брифинг
— Операцию придётся делать методом срединной стернотомии — рассказывал Серов, выключая свет доски негатоскопа — И в условиях искусственного кровообращения
— Естественно — ухмыльнулась Оксана, располагаясь в черном кожаном кресле, выражая в себе гордость подобающей королеве, облокотилась на его мягкую спинку — Сердце ведь придётся отключить из общего кровотока
— Господи, а что так можно? — задала, не подумав глупый вопрос Миронова
— А вы думали у меня одной стринги да помада с короткими платьями на уме? — мило улыбнулась Оксана, обращаясь к Серову
— Про вас Оксана Владимировна, я вообще молчу — возразил Серов, не соглашаясь с таким утверждением — Вы в целом, отдельный случай
— Но вы ведь сами пришли ко мне на работу — утверждала Оксана, кокетливо указывая кончиком коготка указательного пальца на Марию и Серова — Я вас сюда за уши не тащила
— Это я притащила — вмешиваясь в спор, сползая со стола, ответила Валентина — Потому что вас где-то целый день носит, вы и дня в больнице не можете пробыть, вам нужно вечно куда-то бежать сломя голову и искать на свою……
— Валентина — упрекнул в мягкой форме Тихонов, поморщив челюстью, как будто ему этот разговор уже было довольно неприятно слушать — Мы уже поняли
— Она в крайне тяжелом состоянии — выражая своё мнение, говорила Мария, отошла от доски негатоскопа — Оперировать сейчас крайне рискованно
— Оперировать потом труп — ухмыльнулась Оксана — Да брось, это всё равно, что производить вскрытие
— Оксана Владимировна?! — возмутился Тихонов быстро, словно под натяжением пружины, вскочил со стула, на котором сидел
— Оксана Владимировна права
Выразил собственное мнение Серов, принимая сторону Оксаны, снимая с глаз очки, когда подошёл к стеклянному столу, убирая их в карман белого надетого на нём халата.
— Дальнейшее промедление лишь вызовет еще одну цепочку образованию тромбов — стараясь придать убедительность своим словам, рассуждал Серов — Которые полностью закупорят сосуды девушки — опираясь ладонями на стеклянный стол, говорил он, словно обращаясь к Тихонову
— Я его поддерживаю — ухмыльнулась Оксана, соблазнительно пальцами обхватила стаканчик стоящего на столе кофе
— Может быть, ты Валентина, поделишься своим мнение? — обратился Тихонов, поправляя черный надетый на нём пиджак, стоял рядом со спинкой стула, с которого только что встал
— Я-я-я — словно заикаясь, тянула с ответом Валентина, чувствуя на себе давление масс собравшейся в кабинете публике, когда все без исключения посмотрели в её сторону
«Попробуй мне только сука отказать, я тебя блядь изничтожу», нахмурила губки Оксана, выражая недовольства, терзающего её сомнения в ожидании желанного ответа.
— Я полностью поддерживаю мнение Валерия Валентиновича — как будто перевела дух, ответила рыжеволосая девушка, стараясь отдышаться после пережитого тягостного для неё момента
— Начинайте готовить пациентку к операции — распорядился Тихонов, замечая собравшееся большинство голосов, повернулся к Мироновой — Наталья Валерьевна вам следует, как ближайшему родственнику написать согласие
— Я зайду к вам в кабинет Валерий Валерьевич — согласилась Миронова, посмотрев на Тихонова, после перевела взгляд на Оксану — Я бы хотела кое о чём поговорить с Оксаной Владимировной, ведь она является лечащим врачом моей подруги
— Как это цинично
Проявляя вновь характер и заносчивость, выразила собственное мнение Мария, присаживая на угол стеклянного стола, открыла из-под белого халата красоту сочных пикантных бёдер.
— А что мать пациентки отказывается приезжать проведать?! — говорила весьма убедительно белокурая девушка, её слова могли задеть за самые глубокие чувства души — Как у неё дела, может она вообще не переживёт эту ночь
«Эта белокурая блядь мне всё больше и больше стала нравиться, похоже, за то время пока меня не было с ними, бедную невинную девочку, кто-то так мерзко превратил в истинную суку», размышляла Оксана, выражая коварство блистательной улыбки, чувствовала, для себя, довольство, в таком высказывании.
— Да как вы смеете?! — подняв голос до крика, вскрикнул Тихонов
— Постойте! — возразила Оксана, поднимая указательный палец свободной руки, поднося другой рукой стаканчик кофе к губам — Всё же что же скажет на этот счёт госпожа Миронова?
— Её мать нянчит её детей и совершенно даже не подозревает о том, что сейчас происходит с её дочерью — уверяла Миронова, выражая убедительную хладнокровную королевскую, высокомерную гордость — Она до сих пор думает, что её дочь у подруги в этой деревни, то есть у меня
— Неожиданный поворот — вновь проявляя коварство улыбки, поднесла Оксана стаканчик к губам, испивая из него сладостный глоток карамельного кофе
— Поскольку все решили свои разногласия — чувствуя себя как не в своей тарелке, говорил Серов, посмотрев на Оксану, то в сторону Марию, даже бегло бросил взгляд в сторону Мироновой — Мы может начать подготовку к операции, её нужно провести немедленно
— Если ни у кого нет больше вопрос — направляясь по кабинету к закрытой входной двери, высказывался Тихонов — Я пожалуй пойду, еще надо подготовить отчёт и разобрать кучу бумаг
— Оксана я могу с вами поговорить? — гордо поднимая подбородок к верху, спросила Миронова, вставая только тогда со стула, на котором сидела, когда все остальные направились к открывшейся двери, через которую покидал кабинет Тихонов — Это дело, думаю, не требует отлагательств
— Да что вы говорите — недоверчиво, Оксана высказала саркастическую ухмылку — И с какой, это стати, я удостоилась разговаривать с самой госпожой Мироновой?
— Послушай, чтобы ты обо мне не думала
Дождавшись пока дверь, закроется за Валентиной, продолжила разговор Миронова, делая решительный шаг в сторону кресла в котором сидела Оксана.
— Я подруга той девушки — подобно хищнице брюнетка подходила к креслу, в котором сидела Оксана, вынуждая её с него подняться — Скорее даже женщины, она уважаемый мною человек и пожалуйста, я прошу тебя………
— По-моему тебе не достаточно того — возразила Оксана, пытаясь как-то скрасить образовавшиеся напряжение в разговоре, мило улыбнулась своей собеседнице, прикусывая при этом краешек губы, чувствуя как волнение, неистово терзает её разум — Что мы собрались делать операцию, твоей так называемой подруге
— Я просто хотела сказать
Делилась долей переживания Миронова, подобно хищнице подходила к Оксане, вынуждая её отойти назад и поставить на стол, держащий в руке стаканчик с остатками в нём кофе.
— Чтобы ты позаботилась, чтобы Настя не умерла у тебя на операционном столе — мило улыбнулась брюнетка, выражая подлостью в зелёных глазах блеском отраженного света
«Чего она хочет от меня добиться, почему она не уходит, её манера разговора, тактика поведения, всё сводиться к тому, чего я бы от неё не хотела», размышляла Оксана, медленно, чувствуя опаску от темноволосой женщины отступала назад, до тех пор, пока не почувствовала бёдрами подоконник окна.
— Это всё?
Спросила Оксана, чувствуя, как каждая клеточка её тела, трепетала в ритме опасности, которая она не могла для себя сама объяснить в присутствие максимальной близости Мироновой рядом.
— Или вы госпожа Миронова — опираясь руками на подоконник, Оксана словно села уже на него в тот момент, когда Миронова, словно забавляясь такой власти игры, так близко подошла к ней, что могла почувствовать трепет её терзающего волнением, дыхания — Или вы что-то еще хотели со мной обсудить?
— Да не переживай ты так — подлостью, подобно змее улыбнулась Миронова — Я просто хотела предложить тебе снять напряжение
— Каким это образом
Спросила Оксана, ощущая жар сладости шампанского, что словно пламя дракона сочился из губ брюнетки, когда она встала между её ног, подойдя так близко к подоконнику вплотную.
— Вы собираетесь это сделать? — поинтересовалась Оксана, ощущая собственной грудью, бюст Мироновой, что легонько к ней прикоснулся, когда она пронизывала её изучающим взглядом
— Почему именно блондинку — отпрянула брюнетка от Оксаны, выражая какое-то недоверие
— Что простите? — возмутилась Оксана, не понимая к чему клонит, брюнетка
— Вокруг него вьются столько красивых девиц — продолжая демонстрировать интригу разговора, рассуждала Миронова, отошла на несколько шагов от Оксаны — А он выбрал какую-то знойную куклу блондинку
— По-твоему я кукла? — возмутилась Оксана, слезая подобно кошке с подоконника, аккуратно коснулась каблуками черных туфель линолеума пола в кабинете
— Спокойно — уверяла Миронова, скрывая за своей подлой змеиной улыбкой, какие-то чувства, будто хотела помочь — Я хочу помочь тебе снять напряжение
— Так уйди же отсюда тогда — указала Оксана недовольно на закрытую дверь кабинета, не могла уже выносить присутствия этой гордой возомнившей о себе многого, женщины — И тогда ты только снимешь напряжение
— Успокойся — мило упрекнула Миронова — Я не желаю тебе зла, я лишь хочу тебе помочь
— Ты поможешь — уверяла Оксана, выказывая во взгляде безупречных лазурных, голубых глаз, всю неприязнь к этой женщине — Если уберёшься отсюда и дашь мне подготовиться к операции
— Раздевайся — словно приказным тоном, скомандовала Миронова, продолжая смотреть на Оксану, пустым безразличным взглядом
— Что прости?! — была шокирована таким утверждением Оксана, раскрывая в полную силу лазурные голубые глаза и алые губы
— Ты слышала меня, раздевайся! — выказывая гордость, говорила брюнетка, оставаясь стоять посреди кабинета, рядом с большим стеклянным столом — Давай-давай
— Не буду я раздеваться — возразила Оксана, была не согласна с утверждением Мироновой, никак не желая идти ей на уступки — Ты там чего-то удумала, я перед тобой плясать тут не собираюсь
— Раздевайся — повторила еще раз просьбу Миронова, только на этот раз она уже звучала, как приказ — Или ты хочешь поехать к своему Корнилову в рванье, из которого я сейчас выдеру тебя
— Ты что спятила — испугалась Оксана, удивляясь хладнокровию брюнетки, чувствуя опаску за свою жизнь, отошла от Мироновой на шаг назад
— Давай — требовательно заявила брюнетка — И разложи вон то кресло
— Зачем? — удивилась Оксана, посмотрев на белое раскладывающее кресло, что в процессе разложения, трансформировалось в массажный стол
— Ты на нём лежать будешь? — пояснила Миронова, раскрывая сумочку, что стояла перед ней на стеклянном столе
— С ума, что ли сошла?
Возмутилась Оксана, не желая поддаваться на уговоры навязчивой брюнетки, когда каждая её клеточка тела страдала непомерным для неё напряжением.
— Мне нужно подготовиться самой к операции
Уверяла Оксана, понимая во взгляде, что её назойливая собеседница, так просто не отстанет, нервно начала теребить лямку черного сарафана колеблясь в выборе принятия для себя решения.
— Я главный хирург там в операционной
Рассказывала Оксана, когда к ней медленно подобно хищнице, подошла Миронова, сама вцепилась с поразительной лаской в лямку её черного сарафана, медленно расстегивая его.
— Это моё королевство
Гордо заявила Оксана, в тот момент, когда брюнетка села перед ней на колени, медленно стягивая черный сарафан с неё, чтоб подобно ласки обворожительного трения скользил по её коже.
— И пользоваться хирургическим инструментом в лечение пациентов
Чувства Оксаны нарастали с новой естественной порочной силой, взгляд темноволосой женщины был убедителен, его зелёный оттенок вынуждал повиноваться. Оксана, перешагивая через лежащий черный сарафан на полу сама не понимая как, стала, словно как под гипнозом, расстегивать пуговицы белой надетой блузки.
— Имею право — гордо поднимая подбородок к верху, Оксана распахнула на себе белую блузку, что подобно парсу легко слетела с её тела, словно лист оторвавшейся с ветки дерева, плавно падая в благоуханном падении на пол — Только я!
«Не понимаю, как она это делает, но мне теперь самой хочется к ней в объятия впасть, о… да блядь, давай сними же его», почувствовала Оксана, как брюнетка вцепилась ловкими пальцами в застежку её черного кружевного бюстгальтера.
— Ты прям угадываешь мои мысли
Улыбаясь развращенной улыбкой, Оксана почувствовала, как оковы, сковывающие её грудь, ослабли. Мягкие подушечки, черного кружевного бюстгальтера, медленно и с достаточной тонкостью ощущения отпрянули от розовых сосков Оксаны, позволяя объятия теплого воздуха в помещении их обвить. Всё тело словно полыхала, как перед извержением вулкана, каждый дюйм тела Оксаны требовал уже после ласк ладоней брюнетки по бёдрам, уже вынуждал поддаться ласки сказке её обольщения. Подобно искушающей властью хищнице, темноволосая женщина очень искусно коснулась резинки черных кружевных трусиков на Оксане, такой будоражащий жест вызвал необратимую волну всплеска сексуального импульса, что с бурным рвением словно подверг мозг атакам принуждения к порочному вмешательству. Вращая поразительно красивым плавным движением бёдер, Оксана, обольщаясь в развращенной улыбке, чувствовала интригу трения, скольжения резинки черных трусиков по бархатистой коже, подобно цвету персика.
— Не понимаю, как ты это делаешь — ухмыльнулась Оксана, переступая через лежащие на полу черные трусики, ловко скинула с ног черные туфли — Но мне это нравится
— Тебе еще больше понравится — заверила Миронова, после того как Оксана расположилась животом на массажном белом кресле-столе, что был разложен — Когда я начну ласкать твоё тело
— Интригующе — развращая себя в улыбке, выразила собственное мнение Оксана, чувствуя, как пальцы этой хищницы вцепились в резинку её черных чулок, начиная их медленно стягивать
— Вот чулочки надо снять — заявила брюнетка медленно плавным, подобно нежности движением стянула один чулок, с ноги Оксаны скинув его на пол — Они будут мешать
— Похоже, меня ждёт что-то очень невообразимое — мило улыбнулась Оксана, улыбаясь скрыто тому, как темноволосая женщина стягивала второй чулок с её ноги
— Просто расслабься — прошептала Миронова пленяющей лаской шепота, аккорды которого вынуждали сердце Оксаны колотиться бешеным тактом порочного искушения, дыхание становилось учащенным и прерывистым — И не о чем не думай!
— Хорошо — заверила Оксана, почувствовала, как брюнетка ловко забралась к ней на массажный белый мягкий стол, расположившись на нём на коленях над телом её телом — Я постараюсь
— Расслабься — руки брюнетки начали массировать медленно кожу тела Оксаны, круговыми движениями втирая в каждую её клеточку на спинке, ягодицах и ногах масло жасмина
Поразительная сила этого масла, подобно волшебству снимала напряжение со всех точке тела Оксаны, поддаваясь полному контролю, власти рук брюнетки, что повиливала этим моментом, тщательно втирая масло в спину. Руки темноволосой обольстительницы опускались всё ниже, тщательно втирая масло, принуждая всё тело к абсолютному расслаблению и чувству покоя. Её нежность, ласка обольстительных рук, была поразительно, Оксана испытала столько эмоций ощущений, как только пальцы темноволосой женщины, продвигались по позвонку к ягодицам, словно каждый хрящик принуждая кориться воли столь будоражащего и тонкого чувствами влияния. Знойная брюнетка с такой поразительностью обхватывала кожу ягодиц Оксаны, разминая мягкими подушечками их эластичную упругость, смачно обволакивая каждую клеточку маслом, что впиваясь в кожу, возбуждало с новой естественной порочной силой влияния.
— М…. мне это нравиться — выразила впечатление Оксана, чувствуя, как темноволосая женщина аккуратно с ягодиц перешла на половые набухшие возбуждением губы
— Сейчас тебе еще больше понравиться — прикоснулась женщина каким-то эластичным, подобно силикону предмету к её бёдрам
— Да ну….. — ухмыльнулась Оксана, чувствуя всю его убедительность и то, как он скользил промеж её ягодиц
— Хочешь узнать, как ты можешь стонать под властью моего влияния? — спросила, наклонившись, брюнетка, разговаривая шепотом прямо рядом с ухом Оксаны
— Стонать?! — переспросила Оксана, чувствуя, как напряженный гладкий и в тоже время чуть мягкий предмет трением обольстительной ласки прошёлся вдоль поверхности её половых губ
— Обещаю
Продолжая создавать интригу шепота, делилась впечатлением брюнетка, кончиком какого-то странного предмета нащупала вход во влагалище Оксаны, когда она лежала под ней на животе.
— Ты испытаешь такое сильное чувство удовлетворения
Круговыми движениями Миронова искушала влагалище Оксаны, словно изучая его поверхность, подбирая лучший вариант для себя, как можно с тонким чувством ощущения в него войти.
— Просто не передать словами — выражая восторг, прошептала Миронова, делая так, чтобы каждая стеночка влагалища Оксаны, пропиталась изысканным изобилием влаги
— М….. — изнывая озабоченной кошкой, Оксана почувствовала как что-то скользкое большое, слишком большое растягивает стенки её влагалища — А…… — изнывая песнью эротического стона, простонала она, вцепившись в обивку раскладного кресла
— Тш…. — прошептала Миронова, остановив столь мучительное проникновение, вновь вытащила этот силиконовый предмет из влагалища Оксаны, стала напряженно водить ей между ягодиц
— Ммм…. — изнывая измученным стоном, простонала Оксана, раскрывая шикарные алые губы, чувствуя, как кончик этой силиконовой радости медленно проник в её мокрую щелку, растягивая стенки её влагалища с уже терпимым чувством боли — Ах……
— Вот видишь
С ухмылкой хищницы прошептала Миронова, так что её шепота над ухом и от проникновения в себя силиконового предмета Оксана испытала оргазма. Жадно целую обивку раскладного кресло впивалась в него губам, Оксана испытывала столь сильное чувство сексуального расслабления.
— Я же говорю — ухмыльнулась брюнетка, целуя плечи Оксаны, мочку уха, рукой массировала ей спину, втирая масло в кожу, пока другой игрой немного играла с влагалищем стенки, которого текли незыблемым соком любви — Что помогу тебе расслабиться
— М…..
Вновь урчала Оксана, кусая губами велюровую обивку кресла, сгорала в ритме сексуальных бурных ощущений. Чувствуя, как этот силиконовый неизвестный предмет проходил по ягодицам, вверх и потом, плавно опускаясь вниз, вновь заходил во влагалище так глубоко, что Оксана не могла даже простонать, ощущая как внутри себя находиться что-то, что так сводит с ума настойчивой силой трения и влиянием проникающего свойства. После чего вновь выходил из влагалища Оксаны, стенки которого обволакивали его безудержно текучим соком любви. Рукой брюнетка водила по телу Оксаны, пропитывая кожу жадно маслом, втирая тщательно в каждую клеточку, помогая полностью на этот момент расслабиться и снять нервное напряжение.
— Ах…..
Испытала Оксана сильный оргазм, задыхаясь от нехватки воздуха в момент сильного сексуального ощущения, когда силиконовый предмет покинул обитель её влажных стенок влагалища.
— М….. — урчала Оксана озабоченной кошкой, кусая губами обивку мягкого белого кресла, тело полыхала огнём жажды страсти, выделяя обильно с пор на коже обильными каплями пот
— Лежи
Прошептала Миронова, проводя завораживающим касанием пальцев по спине Оксаны, вдоль протяженности стержня её позвоночника, до ягодиц. После чего брюнетка отошла от кресла, на котором лежала на животе Оксана, оставляя её лежать одну.
— Просто расслабься
Шепотом упоительной страсти, говорила брюнетка, почти над ухом Оксаны, медленно отходя шаг за шагом от кресла, на котором она лежала, изнывая песнью сексуальных стонов.
— Всё будет хорошо — столь же пленительным тоном голоса, заверила Миронова, направляясь, стукая каблуками по линолеуму пола, к закрытой входной двери кабинета
— Аха……
Простонала Оксана, держа алые губы раскрытые, впервые после столь будоражащих колких проницательностью чувств, закрыла глаза, ощущала, как внутри утихал ураган, бурных чувств.
— А…..
Продолжая изнывать песнью стонов, Оксана лежала на белом кресле, пропитывая его материю потом и выделению сока любви, что непрерывно тонкой струйкой сочился со стенок её влагалища.
— М…..
Совершенно, не отдавая себе отчет, прикусывать губами обивку кресла, Оксана лежала на кресле, прижимаясь к нему животом, изнывала песнью стонов. Оксана услышала, как закрылась за Мироновой входная дверь кабинета, оставляя её одну в этом кабинете, придаваться утехи сладких чувств пережитого сильного оргазма.

***
Тёплая струя воды омывала руки Оксаны, когда она стояла в помещении предоперационной, продолжая смотреть в отражение зеркала, висевшее над умывальником. Высокий белый колпак скрывал красоту роскошного объёма русых волос Оксаны, а марлевая повязка на лице таила за собой прелесть улыбки её губ. В помещении витала атмосфера асептических средств, их запах казалось уже в воздухе, растворял всю прочую среду, превращая кафельные стены, пол, хромированные вентили смесителя, все обладало эффектом зеркало. Свет светодиодного светильника, герметично закрытого над входом в операционную, тёплым оттенком света отдавал в стёкла очков Оксаны. Закрывая вентили смесителя, Оксана, пользуясь салфетками, обтёрла руки, после чего надела одноразовые хирургические перчатки. Направляясь по кафелю к дверям операционной, Оксана, согнув руки, в локти, открывая дверь, вошла в хирургическое чистое помещение, герметично закрытое от воздействий внешних факторов среды.
Пациентку уже размещали на операционном столе, девушка была еще в сознании, её кожные покровы тела были покрыты цианотическим оттенком. Самостоятельное дыхание было с тяжелыми хрипами через рот, казалось, дышать становилось с каждым вздохом пациентке тяжелее и тяжелее. Валентина накрывало тело пациентки синим операционным бельем, оставляя открытым место для срединой стернотомии. Мария в специальном растворе, производя тщательную обработку хирургического инструмента. Серов занимался подготовкой аппарата искусственного кровообращения к работе.
— Не волнуйтесь — уверяла Валентина, разговаривая с пациенткой, что же при виде этого помещения чувствовала панику — Всё будет хорошо, Оксана Владимировна о вас побеспокоится
— Оксана Владимировна наверно хороший врач — рассуждала пациентка, находясь на операционном столе, когда Валентина брала в руки — Только я почему-то её никогда не видела толком
— Я являю себя своим пациентам лишь тогда — заверила Оксана, проходя по операционной, медленно подошла к пациентке стараясь привыкнуть к свету операционных лампа, светивших над самим хирургическим столом — Когда чувствую, что это реально необходимо
— Хотелось бы
Хотела Валентина наложить маску анестезии на лицо пациентки, но заметив, воспрещающий знак со стороны Оксаны, позволила пациентке высказать своё мнение.
— Просто посмотреть на вас — с тяжёлым дыханием в груди, пыталась говорить пациентка, хватая воздух ртом, было видно как дышать ей становилось тяжелее — Посмотреть на спасителя, который не питается гордостью, а лишь честно выполняет свою работу
«Если бы ты только знала, что после этой операции я поеду к твоему мужу, пускай даже бывшему, теперь я заняла твоё место в его жизни и в его сердце», размышляла Оксана, не испытывая никаких абсолютно чувств, смотрела на пациентку.
— Подготовьте анестезию — распорядилась Оксана, не став дальше слушать того что скажет эта женщина, которую она самого не понимая уже начала призирать — Валерий Валентинович, аппарат для искусственного кровообращения готов к работе?
— Всё готово к работе — ответил Серов — Можно начинать
— Хорошо тогда Мария произведи обработку операционного поля — продолжала отдавать распоряжения, говорила Оксана — Валентина вводи анестезию
Выполнив тщательную обработку тампоном раствором «Бетадина», места предполагаемого хирургического вмешательства. Оксана, пользуясь электроножом «ЭХВЧ-500», отводя грудь девушки в сторону, выполнила разрез по складке под молочной железой. Аккуратно не касаясь кожи пациентки, Оксана высокочастотным ножом выполнила нежный изгиб разреза в направлении подмышечной впадины пациента; этот изгиб разреза кожи коррелирует с естественным изгибом грудной клетки. Кожа, подкожная жировая клетчатка, и мышцы грудной стенки, Оксана рассекла, чтобы обнажить ребра и межреберный промежуток, пользуясь при этом электроножом, произвела тем самым коагуляцию (свёртываемость) крови, в момент разреза. Дальше используя электроножом, Оксана сделала разрез межреберной мышцы и париетальная плевра как один слой, только после этого, тщательно развела мышцы вдоль верхнего края ребра, чтобы избежать повреждения межреберного сосудистонервного пучка. Используя «стернотом», марки System 6 Stryker, Оксана произвела рассечение подготовленной грудины. Только после этого входа в грудину, Валентина, воспользовавшись ранорасширителем Finochietto, так, чтобы ручка была направлена вниз, к подмышечной впадине. Размещение ручки по направлению к кровати, а не к грудине позволяет преобразовать левостороннюю торакотомию в чрездвухплевралную, не изменяя положения ранорасширителя. Диаметр открытого отверстия составлял всего 6 см, что обеспечивал бы минимальные болевые послеоперационные ощущения пациентке, а так же нормальный доступ для манипуляции рук хирурга. Направленный падающий свет камеры, что фиксировала записью область разреза и открытую плевральную полость.
— Начинаем канюляцию полых вен и восходящей аорты — завершив методику срединной стернотомии, отчиталась Оксана
— Давление и пульс, пока в норме — ответил Серов, наблюдая за монитором жизненных показателей, после чего в катетер на руке пациентки, через интродьюссер, ввел гепариновую смесь и вазодилататор — Начинаю подготовку АИК-5 к работе
Оксана начала широко рассекать перикард, начиная от верхушки сердца и продолжая разрез по направлению к вырезке грудины, впереди и параллельно диафрагмальному нерву. Пользуясь зубчатыми пинцетами, Валентина подняла стенки перикарда вверх, пока Оксана, пользуясь ножницами, быстро вскрыла их.
— Что-то не так — остановил вдруг неожиданно Серов — Тампонада сердца, показали, резко начали возрастать
— Валентина подготовь отсос — распорядилась Оксана, держа ситуацию резкого увеличения спонтанного ритма сердца под контролем — Нужно откачать всю кровь с перикарда и его образовавшиеся сгустки
— Произвожу отсасывания сгустков крови с поверхности перикарда — отчиталась Валентина
— Кардиоплегическая линия, заполненную кардиоплегическим раствором для установки её в корень аорты, готова к работе? — поинтересовалась Оксана
— Кардиоплегия готова — отчитался Серов
Кардиоплегия (cardioplegia; кардио— + греч. plege удар, поражение) — комплекс мер, направленных на защиту миокарда во время основного этапа кардиохирургического вмешательства, включающих в себя остановку сердца (асистолию), кровяную, либо фармакохолодовую протекцию миокарда. Кардиоплегия применяется при операциях на сердце с использованием «аппаратов искусственного кровообращения».
Степень охлаждения может быть различной и определяется условиями операции. В большинстве случаев достаточна умеренная гипотермия (температура в пищеводе не ниже 28°). Глубокая гипотермия до 15-10° применяется крайне редко, в случае необходимости временной полной остановки кровообращения (коррекция редких аномалий развития сердца, устранение неполадок в перфузионной аппаратуре).
Выполнив пальпацию аорты, в месте предполагаемой канюляции, Оксана пыталась воспрепятствовать возможности возникновения атеромозной бляшки. Последующим методом Оксана выбрала предполагаемое место на внутренней кривизне интраперикардиального участка аорты, так он более устойчив, чем большая кривизна или внеперикардиальный участок восходящей аорты к диссекции и разрыву. Производя установку кардиоплегиеской канюли дальше от синотубулярного соединения, Оксана старалась тем самым избежать повреждения структур аортального клапана, а так же поближе к точке, которая как бы является наивысшей точкой аорты, чтобы можно было в дальнейшем проводить эвакуацию (дренаж) воздуха из просвета аорты. Убедившись, что задняя стенка аорты не повреждена, Оксана пользуясь двойным кисетным швом нитью 4/0, с площадью внутри него около 1 кв.см, закрепила канюлю фиксирующими швами, только после этого извлекла стилет-троакар.
— Валерий Валентинович начинайте введение перфузионного раствора — распорядилась Оксана, завершив канюляцию восходящий аорты
— Перфузия пошла — отчиталась Мария, заметив как после подачи раствора, он потёк, по трубкам впадая в систему кровотока пациентки
— Давление пока в норме — обращая внимание, заверила Валентина
— Сердцебиение пока что стабильное — доложила Мария
— Подготовьте двухстороннюю канюлю — распорядилась Оксана, наблюдая в монитор через стёкла надетых на глазах очков за перфузией крови пациентки — Переходим к канюляции полых вен
Предельно аккуратно, Оксана ввела двустороннюю канюлю «Ross basket» в верхнюю полую вену, глубже её устья, так чтобы её носик входил в нижнее устье нижней полой вены. Затем, Оксана произвела фиксацию канюли к турникету, пользуясь при этом кисетными швами, стараясь не допустить, чтобы не попали пузырьки воздуха.
— Канюляция полых вен завершена — отчиталась Оксана — Переходим искусственное кровообращение, подготовьте вывести сердце из кровотока
— Накладываю зажимы — заверила Валентина, вывожу сердце из кровотока
Используя поперечные зажимы, Валентина произвела их наложение на восходящую аорту на 1 см проксимальнее аортальной канюли аппарата искусственного кровообращения.
— Начинайте кардиоплегию — отдавая распоряжение, говорила Оксана
— Мария начинай вводить кардиоплегический раствор — распорядился Серов
— Раствор пошёл — доложила Мария
Добившись чтобы синхронно увеличилась производительность насоса и величину венозного притока, в течение 1-2 минут, только после этого доводят объемную скорость перфузии до расчетной, которая должна составлять 2,2-2,4 л⁄мин на 1 м2 поверхности тела.
— Переходим на искусственное кровообращение — отдала указание Оксана, кивнув головой в сторону Валентины, давая ей указания перекрыть наложенными зажимами кровоток
— Перекрывая кровоток — зажимая зажимы Валентина, перекрыла кровоток и вывела сердца из кровотока
Пользуясь скальпелем, Оксана вскрыла камеру правого и крышку левого предсердия, для доступа к образовавшейся опухоли необходимо вскрыть оба предсердия. Оценивая визуально характер и объём образовавшейся опухоли на межпредсердной перегородке, произвела резекцию ножки миксомы. После чего произвела иссечение дефектной межпредсердной перегородки, образовав открытое овальное окно между обеими предсердиями. После чего Оксана произвела оценку трикуспидального клапана, убедившись в его нормальной работе. Воспользовавшись пластичной хирургической заплатой, но только если у пациента не нарушена функциональность клапана, в данном случае у женщины трикуспидальный клапан был в нормально состоянии, замена его не имела смысла. Используя хирургическую нить и иглу, Оксана, пользуясь методикой хирургических швов, произвела подшивание пластичной заплаты в дефектное иссеченное окно межпредсердной перегородки, разъединяя тем самым вновь его на две камеры, без просвета между ними. После этого, используя хирургическую нить, Оксана наложила шва на крышку правого и левого предсердия, пользуясь прочной медицинской нитью.
— Время искусственного кровобращение уже почти больше часа — тем самым поторапливая Оксану, заверил Серов — Пора сочетать оба контура кровообращения вместе
— Да знаю, я знаю — нервничала Оксана, надежно сживая крышки обеих предсердий — Валентина убирай зажимы с аорты и полых вен, сочетаем оба кровотока вместе
— Мария запускай перфузию теплой воды — распорядился Серов, после чего белокурая девушка включила теплообменник и по трубкам АИК-5 через канюли в сосудистое русло пациентки стала подаваться тёплая вода
Дождавшись пока теплообменник, нагонит рабочую температуру в кровеносных сосудах и устранит влияние кардиоплегии. Действие, введенного раньше гепарина нейтрализуется введением «протамина». Оксана приступила постепенно начала извлекать канюли, подшивая поочередно место их установки. Сердце перешло на собственный медленный ритм работы, перфузия крови была нормальной, ЧСС и давление в сосудах пациентки постепенно выровнялось, состояние пациентки на собственном кровотоке.
Удостоверившись в нормальной работе сердца, Оксана стала производить зашивание прочными швами вскрытый перикард, пока Валентина воспользовавшись медицинским отсасывателем «Аксион ОМХ-5/80-01». Выполнив проверку надёжности швов сумки перикарда, Валентина приступила к аспирации грудной полости, используя для этого синтетическую трубку длинной 40 сантиметров, зафиксировала её в самой высокой точке вскрытой брюшной левосторонней полости, извлекая по ней скопившуюся кровь, сгустки и газы.
Валентина, аккуратно извлекла рано расширитель из раны, позволяя Оксане скреплять грудину прочной хирургической проволокой. Тщательно скручивая щипцами, концы введённой проволоки, Оксана полностью, надёжно и достаточно крепко, соединила грудную полость. Удостоверившись в надежном и прочном сшивании грудной полости, Оксана стала выполнять, частыми швами рассеченную кожу и «подкожнуюклетчатку», пользуясь методикой узловых швов.
— Выполните обработку раны «повидономйода», наложите повязку — отдавая указания, рассуждала Оксана — Эндотрахеальную трубку можно вынимать
Отдавая распоряжения, говорила Оксана, убирая хирургическую иголку с медицинской нитью на железный столик рядом с инструментами для операции
— Если состояние пациентки ухудшиться — отошла Оксана от операционного стола — Сразу же звоните мне, по всем другим вопросам меня не беспокойте я на больничный
— И как долго вас не будет? — обрабатывая хирургическую рану пациентки, возмутившись, спросила Валентина
— Я еще сама не решила — ухмыльнулась Оксана, скрывая форму очаровательной улыбки, подошла к створкам закрытых дверей операционной — Я же ведь болею
— Я займу место Оксаны Владимировны пока её не будет — распорядился Серов, так что Валентина от такой новости выронила тампон, которым обрабатывала рану пациентки, из пинцета в миску
— Я думаю, вы Валерий Валентинович, достойная кандидатура на этот пост — открывая дверь, согласилась Оксана, покидая операционную
Двери операционной медленно закрылись за спиной Оксаны, когда она шла по помещению кафельных стен и пола предоперационной. Чувства изнуряющей усталости терзало Оксану мучительной ноющей болью во всём теле. Перемещаясь по помещению предоперационной, Оксана подошла к закрытым дверям входа в операционное отделение, открывая одну из дверей.
— Оксана
Услышала Оксана голос Мироновой, что словно не находила себе места, слоняясь из угла в угол, лишь под светом коридорного освещения, светодиодных светильников на потолке.
— Как Настя, как прошла операция, она поправиться?!
брюнетка, стукая каблуками синих туфель по бетонному полу, быстро подбежала к Оксане, выражая обеспокоенность во взгляде зелёных, подобно яду змеи глаз.
— Господи я тут столько всего думала
Брюнетка не могла найти лишних слов, приложив ладонь ко лбу, была явно измучена томительными часами ожидания за закрытыми дверьми операционной.
— Переживала — глубоко чувственно вздохнула Миронова, женщина была словно немного растеряна, одна на её лице выражалась радость скрытой улыбки — Как же там, скажи, как всё прошло?
«Блядь как же ты порой заебала, ну вот не до тебя сейчас, как ты тупая курица понять то не можешь, я хочу отдохнуть», уныло вздохнула Оксана, сдерживая при себе эмоции, буквально чуть ли не рассыпалась после проведенных томительных часов в операционной.
— Ну могу сказать вам госпожа Миронова
Переводя дух, сжимая пальцы в кулаки, Оксана вышла в больничный коридор, позволяя створке двери входа в операционное отделение закрыться за своей спиной.
— Жить ваша подруга будет
Заверила Оксана, стараясь не принимать во внимание банальные переживания брюнетки, с холодным, уставшим от пагубы работы видом, прошла мимо неё.
— Опухоль удалось удалить, путём иссечения полностью межпредсердной перегородки
Рассказывала Оксана, направляясь под светом светодиодных светильников с трудом вдали коридора глубокую ночь за окном
— И наложение на место неё — встав рядом с Мироновой, обернулась Оксана, посмотрела через стёкла надетых на глазах очков, в её ранимый чувствами взгляд зелёных глаз — Пластического синтетического материала
— Господи — глубоко вздохнула Миронова, такое чувство, что груз, тяготивший её всё это время, разом рухнул и освободил её сознание — Как я рада тебе Оксана, ты просто супер я даже не знаю, как выразить то, что не могу даже просто описать
— Достаточно просто вашей благодарности — возразила Оксана, направляясь по коридору, чувствовала легкую изнурённость во всём теле
— Оксана послушай — стукая быстро каблуками Миронова догнала Оксану, настойчиво вцепившись в её руку, вынудила её обернуться
«Да как ты смеешь, подлая тварь меня останавливать», нервы Оксаны после многочасовой операции, были на пределе, она едва с трудом чуть не влепила этой женщине пощечину.
— Я с Настей знакома почти с самого детства
Рассказывала Миронова, такое чувство возникало у Оксаны, что у такой гарпии как эта гордая собой женщина могла быть хоть на один процент сентиментальной.
— Мы даже сидели за школьной партой — продолжала придаваться чувства былых времён, пересказывала моменты своей жизни Мироновой — И у нас были парни, потом мужья, сейчас у неё не легкий период в жизни……
— Госпожа Миронова! — с унылым уставшим видом, оспаривая такое утверждение, говорила Оксана с абсолютно безразличным видом — Что вы хотите сказать, извините, что тороплю вас, но я блядь дико устала и хочу в душ
— Чтобы ты там не думала — опять вздохнула брюнетка, всё никак не могла сосредоточиться на главной теме своего разговора — Я всегда буду теперь на твоей стороне и буду всеми силами поддерживать вашу любовь с……..
— Не смей! — прошипела Оксана с раздражённым, подобно церберу видом на эту брюнетку, словно была готова её разорвать — Вмешиваться в мою личную жизнь, а уж тем более в мои отношения с Корниловым
Выражая изобилие злобы, Оксана подошла близко к брюнетке, едва сдерживая свой пыл эмоций, что подобно урагану или тайфуну, качающему волны в океане, был на пике раздражительности.
— Иначе — шипела Оксана подобию дикости королевской кобры — Я заставлю тебе об этом пожалеть
— Осторожней милочка — возразила Миронова — Я ведь могу и передумать
— Да мне плевать — выражая абсолютное хладнокровие, возразила Оксана, когда за спиной Мироновой открылась дверь операционной и двое санитаров на каталке вывозили из отделения пациентку — Вон посмотри твоя подруга, у тебя есть шанс её увидеть
— Это Настя?! — неуверенно спросила Миронова, стукая каблуками синих туфель, подбежала к каталке — Но она так исхудала, ты только посмотри да что с ней вообще было
— Знала бы ты, что ей довелось пережить
Возразила Оксана, не соглашаясь с мнение темноволосой женщины, что остановила каталку, которую катили санитары, на мгновение подбежала Миронова, застыв у лица пациентки.
— По-другому бы заговорила
Пояснила Оксана, улыбнувшись тому, что брюнетка отстала от неё медленно, направилась по коридору, вдали которого у окна была темень, так как свет был выключен. Снимая марлевую повязку с лица, Оксана чувствовала изнурительную усталость, что изнемогала всё её тело, после тяжелой операции, которую всё это время она провела на ногах. Медленно шаркающей походкой Оксана передвигалась по коридору, касаясь кончиками пальцев голубых окрашенных стен, пытаясь опираться на них, так как собственное тело уже не выражало достойную опору. Разум и всё сознание Оксаны, требовало упоительной страсти воды теплого душа, чтобы смыть с себя тяготы пережитого трудового рабочего дня.

***
Струя обворожительной тёплой воды и облако обильного тумана окутало атмосферу душевой пластиковой кабинке, в которой находилась Оксана. Придавая обнаженное сочное тело объятиям воды, Оксана, запрокинув голову, позволяя потоку воды омывать лицо и волосы. Гармония аромата дамасской розы благоуханной стойкости этого чарующего запаха кружило голову, вызывая в Оксане скрытое порочное чувство вдохновения и желания поддаться искушению страсти. Омывая грудь пенистой мочалкой, Оксана ощущала, как вязкая обильная пена сугробами скатывалась по коже, оставляя вязкую сахарную сладкую дорожки вкуса розы. Держа голову запрокинутой, повернутой чуть набок, Оксана вращала шикарной упругой прелестью бёдер, подобно танцу дикой королевской кобры, словно эротический ритм мелодии стукала каблуками черных туфель по белому кафелю пола. Вдыхая обильный пар розы, что подобно облаку густого тумана скопился и окутал тело Оксаны в душевой кабинке, под потоком льющейся с душа воды.
Закрывая вентили смесителя душа, Оксана медленно стянула с закрытой пластиковой двери полотенце. Чувствуя обворожительную прохладу моросящих кожу волос, Оксана быстро укутала мокрые русые волосы объятиями полотенца. Второе полотенце, подобно белизне парсу на мачте корабля, Оксана медленно стянула его и придала его завораживающим оковам мягкой ткани обнаженное мокрое тело. Взяв в руки флакон с гелем и повесив мочалку на кисть руки, Оксана легким движением толкнула дверь душевой кабинки от себя, позволяя её открыться. Переступая через высокий порог, стукая при этом звонко каблуками черных туфель по кафелю, Оксана, ощущая как капли воды стекали по сочной коже бёдер, пленяя лаской скольжения, скатывались вниз. Покачивая упругой прелестью бёдер, Оксана прошла по помещению душевых, к закрытой входной двери, бодрящий горячий душ и головокружительная сила розы, словно придавала сил телу и невообразимый сладкий благоуханный аромат страсти. Медленно подобно строптивой хищнице, Оксана подошла к закрытой двери, выражая искусно красоту упругих бёдер, скрытых под нежной материей полотенца, что подобно путам страсти сковало её тело.
«М…. как я устала, сейчас поеду к Корнилову и посмотрю, как он сильно в меня влюблён, пускай сделает всё то, о чем он только мечтал», открывая дверь помещения душевых, Оксана, касаясь клавиши выключателя, проводя по ней пальцем с нажатием, выключила свет, погрузив помещение во мглу темноты.
Открывая медленно дверь, Оксана заметила, как через стекло, пластикового окна на горизонте сквозь мглу простиралось зарево назревающего рассвета. Свет в комнате медицинского персонала был наполовину притушен, лишь две светильника из светодиодных ламп горели над входом закрытой двери. В комнате обворожительно пахло запахом жасмина, гардении и обворожительным тонким чувствительным оттенком лаванды. Оксана обратила внимание на женщину в синем коротком платье, что стояла спиной к открывшейся двери душевых помещений.
«Блядь опять эта сука, что она здесь делает, она решила окончательно вынести мне весь мозг, пусть только попробует», нахмурила Оксана губки, выражая отчаяние видеть эту брюнетку в этой комнате, выказывая всё нежелание даже с ней заводить разговор.
— А я тебя ждала — стоя не оборачиваясь, произнесла Миронова, когда Оксана прошла по комнате к шкафчикам с одеждой, стараясь не обращая внимания на брюнетку — По правде говоря я хотела с тобой поговорить
— Нам не о чем говорить — прошипела Оксана, подошла к дверце открытого шкафчика, поставив на полку флакон с гелем, свесила мочалку с руки, расположив её рядом
— В самом деле? — возразила Миронова, оспаривая такой довод — А мне казалось мы с тобой теперь после того что ты сделала, стали подругами не разлей вода
— Ты глубоко ошибаешься — возразила Оксана, прикусывая краешек губы, испытывала неприязнь к своей навязчивой собеседнице
— Глубоко?! — ухмыльнулась Миронова, так что в её усмешке больше звучало коварство — Глубоко я только загнала в тебя свой фаллос
Такой довод смутил Оксану, она прекрасно вспомнила картину столь прекрасного ощущения, как наглая темноволосая особо склонив её к извращенной технике массажа, ввела в неё этот силиконовый предмет, заставляя изнывать песнью упоительных сексуальных стонов.
— Оу… прости, я что тебя смутила?! — играя в лживую застенчивость, саркастично Миронова нахмурила губки бантиком, словно забавляясь тому, как Оксана сгорала перед ней от стыда
— Ладно признаю — глубоко изнурённо вздохнула Оксана, распустив пальцы опущенных рук в стороны, словно кошка, чувствовала как в ней играла неутолимое чувство позора — Мне было на мгновение от того что ты сделала приятно, но не более
— Не более? — всё равно выказывая лживое недоверие, возразила Миронова — Да ты стонала, извиваясь как змея на массажном кресле, испытывая оргазм за оргазмом
— Блядь ну хватит! — прошипела Оксана, громко вскрикнула, не могла уже вынести пагубных для себя речей этой темноволосой наглой женщины — Ты могла выйти из комнаты, я хотела бы одеться
— Ой после того что я видела сегодня — ухмыльнулась Миронова, явно не решаясь выполнять просьбу Оксаны — Тебе уж поверь нечего стесняться я видела и щупала достаточно
— Ты заткнёшься или нет? — прошипела Оксана, взяв с полки, красные ажурные трусики и лифчик подобного цвета, прижав всё это к груди, покачивая бёдрами, направилась к мягкому бежевому дивану, у которого стоял маленький кофейный столик — Я хочу побыть немного в тишине
— О… поверь, я тебе сегодня обеспечу и тишину и покой
Словно издеваясь, говорила Миронова, отражая блеск отраженного света солнца в ядовитых зелёных глазах, стоя на половину боком напротив окна.
— За спасение Насти я тебе обязана многим — уверяла Миронова, но всё же продолжала выказывать явный темперамент стервы
— Будь так любезна
Прикусывая от раздражения краешек губы, Оксана подошла к дивану, присаживая на него, оставаясь во власти оков полотенца, что спутало её тело объятиями нежной страсти теплой махровой ткани.
— Ты можешь заткнуться
Выражая раздражительность, убедительно попросила Оксана, надевая на себя ажурные красные трусики, пленительная красная ткань которых так приятно скользила по коже её мокрых бёдер.
— Меня бесит уже одно только присутствие тебя здесь — высказывая нервно недовольство, говорила Оксана, привстав с дивана, покачивая бёдрами, аккуратно посадила резинку красных трусиков на талию — Бесит!
— Оу… моя дорогая — рассмеялась Миронова, смехом подобно смеху Изабеллы Романовой, таким же бесчувственным и холодным — Я ведь хочу с тобой подружиться
«Эта сука так просто не уйдёт, что же придётся переодеваться перед ней, тем более она меня уже голой видела, даже поимела мразь такая», всё еще испытывая раздражительно посмотрела Оксана на темноволосую женщину, которая стояла у окна и всем своим видом выказывала жуткий до ужаса сарказм.
— Интересно с чего бы это? — выказывая недоверие, Оксана нахмурила недовольно губки, кончиками пальцев коснулась завернутого на груди полотенца
— Ты сделала такое — словно выказывая знамя похвалы, говорила Миронова отошла от окна, выражая черту любезности, медленно шаг за шагом направлялась к дивану, на котором сидела Оксана, разворачивая на себе полотенце — Что никто бы не смог, ты доказала……..
— Ничего никому я не доказала — возразила Оксана, медленно, подобно раскрытию цветка, развернула на себе белое махровое полотенце
— Ошибаешься — возразила, оспаривая такой довод, стараясь придать убедительности своим словам, тоном гордого голоса — Мою подругу бы не спасли
— Я просто делала свою работу — была не согласна с таким утверждением, говорила Оксана, взяв в руки красный ажурный бюстгальтер — Ничего большего — медленно столь сказочной ласке, прислонила его подушечки к розовым упругим соскам
— Да ну…. — проявляя не согласие, брюнетка подошла к краю дивана, на котором сидела Оксана
— Именно — мило улыбнувшись, заверила Оксана, сковав застёжкой бюстгальтера грудь прочными оковами страсти
— Женщина, за которую говорят её дела — ухмыльнулась Миронова, состроив впервые милую для Оксаны улыбку
«Корнилов никак не должен знать, что она поимела меня, придётся с ней об этом поговорить, хоть эта сука точная копия Изабеллы Романовой, но это всё же уже другая змея», размышляла Оксана, продолжая с заинтересованным видом смотреть на Миронову, не зная, как начать разговор.
— Ты, кажется что-то, хотела спросить? — неожиданно, словно читая мысли, распознала Миронова желание Оксаны — Говори не стесняйся, я отвечу на любой твой вопрос и приму любое твое предложение
— Похоже, твоя подруга была тебе очень дорога — смутилась Оксана, отодвинулась от брюнетки, когда она сделала первой к ней шаг, пододвинулась ближе
— Давай не отклоняться от темы — вновь играя какую-то странную игру, решила Миронова крайне стоять на своём — Ну же давай спрашивай
— Поскольку я спасла твою подругу — заигрывая лазурной голубой прелестью глаз, Оксана чувствовала, как при разговоре с этой женщиной перехватывало дух — Могу я тебя попросить об одной маленькой просьбе
— Конечно — мило улыбнулась вновь Миронова, держа руки у себя на коленях, после того как Оксана словно испуганная кошка вскочила на подлокотник дивана ударив от испуга коленку о кофейный столик — О…. боже ты не ушиблась?
— Блядь! — грязно выругалась Оксана, продолжая сидеть на подлокотнике дивана, растирая коленку ладонью — Как же больно…. — изнывала, чувствуя жуткую боль в колене, растирая нестерпимо её ладонью
— Господи с тобой всё в порядке? — выказывая волнение, спросила Миронова, словно проявляя чувства заботы и жалости — Тебе больно, дай посмотреть
— Отстань! — возразила Оксана, прошипев в ответ
— Я просто хочу помочь — уверяла Миронова, пытаясь придать тону голоса стервы немного нежности
— Ты поможешь — уверяла Оксана, выражая неприязнь — Если уйдёшь и оставишь меня одну
— Ладно, хочешь чтобы я ушла?! — вздохнула Миронова, вставая с дивана, расправила платье на бёдрах — Я уйду!
«Эта дрянь просто манипулирует мной, ничего большего, пускай катиться», подумала про себя Оксана, когда сама внутри понимала, как хороша была бы забота и близость с этой темноволосой женщине, к которой так скрытно тянули внутренние порочные чувства.
— Просто так мне будет легче — заверила Оксана, тут же вскочив следом за Мироновой сама этого не ожидая, но стараясь не выдавать своей привязанности, через силу прошла мимо неё, стараясь не обращать внимания любопытному взгляду брюнетки — Одеться!
— Хорошо как пожелаешь — ухмыльнулась скрытой улыбкой кобры Миронова, направляясь к выходу — Кстати это я принесла тебе твою шубку и сумочку
«Блядь и почему каждую суку впускают в мой кабинет, а может, я не хочу», возмутилась Оксана, нахмурив обидчиво губки, подошла к отрытой дверце шкафчика с одеждой.
— Наверно ты ждёшь за это от меня благодарности? — нервничая, кусая губу, спросила Оксана, наклонившись к шкафчику, выбрала черное короткое платье, что висело на вешалке
— Ты кажется что-то хотела спросить? — поинтересовалась Миронова, когда подошла к закрытой двери, коснувшись пальцами пластиковой ручки закрытой двери
— Ты что так пойдёшь? — удивилась Оксана, не заметив на теле брюнетки никакой верхней одежды
— Тихонов ждёт меня на первом этаже с моей белой шубкой — играя в любезности, пояснила Миронова, состроив тёплую улыбку — Не отклоняйся от темы, что ты хотела у меня спросить
— Ах… ну да конечно — нервничала Оксана, пытаясь обойти крайности волнующей её темы разговора — Я бы хотела, чтобы то что случилось, ну там у меня в кабинете, ну как бы тебе сказать, я бы не хотела……
— Ты бы не хотела, чтобы Корнилов об этом узнал? — дополнила Миронова то, что не смогла сказать Оксана, сгорая от стыда заикаясь, выражая явную неуверенность
— Я была бы тебе в этом очень признательна — сострив застенчивость на лице, выказывала Оксана блеклый румянец на щечках, не могла даже смотреть в сторону брюнетки
— Хорошо — неожиданно согласилась Миронова, нажимая на пластиковую ручку
«Блядь она же сейчас уйдёт, а мы не договорились и такой легкомысленный ответ меня не устроит, что же подумает Корнилов, если узнает, что я позволила этой суке поиметь меня», испугалась Оксана, нервничая, кусая губу, еще больше выказывала волнение.
— Стой!
Остановила Оксана неожиданно сама, словно вскрикнула, прижала кончики пальцев свободной руки к губам, с испугом посмотрела на остановившуюся в проходе женщину.
— Чем я тебе буду за это обязана? — спросила Оксана, чувство позора внутри мешало ей скорректировать правильно речь и боязнь, что брюнетка так простой уйдёт, так и не услышав желанного — Ну ты ведь не просто так это сделаешь
— Не волнуйся, я ему ничего не скажу — заверила Миронова, переступая порог, оставляя дверь открытой, вошла в больничный коридор — И ты мне ничего не должна
— Тогда как же…... — растерялась Оксана, посчитав этот ответ от этой женщины, для себя неудовлетворительным
— Всё будет хорошо — заверила Миронова, после чего закрыла за собой дверь
«Ну конечно блядь лучше просто быть не может, главное чтоб эта сука держала свой грязный извращенный пошлостью язык за зубами», нахмурила Оксана губки обидчиво, воспринимая уход Мироновой, из этой комнаты, как оскорбление к её вниманию.
Продолжительное время, Оксана приводила пряди русых волос в порядок, используя ля этого стайлер, что придавал прически ровность волос и привлекательный объём. Черное платье элегантно облегало тело Оксаны, подчеркивая выразительно сочную фигуру тела. Сочная привлекательная размером грудь, особо выделялась за счёт сексуальной формы чашечек, подобно лепесткам фигуры подчеркивали бюст выразительностью. Отключив стайлер и отложив его на полку, Оксана отошла от парфюмерной полки с зеркалом, висевшем на стене. Снимая с дверцы шкафа черное пальто, Оксана, одевая на себя, словно впадала во влияние его теплой, мягкой обворожительной ткани. Повесив сумочку на плечо, Оксана, одевая на голову, капюшон, направилась под стук каблуков по линолеуму комнаты к выходу, застёгивая пуговицы черного пальто. Касаясь пластиковой ручки закрытой двери, Оксана посмотрела в назревающий за окном рассвет, что блеклым заревом красного пытался пробиться через ночную мглу. После чего открыла дверь переступая через порог Оксана вошла в коридор, в котором начинали трудовые будни у работников медицинского персонала.
По коридору уже начинали ходить медсестры, первые пациенты уже следовали за медсестрами, что держали в руках стопку крат подходили к лестнице, ведущей в отделение поликлиники, поднимаясь вместе с ними по лестнице. В больнице, словно как в котле, в котором готовился суп, жизнь начинала оживать, бурля большими пузырями вскипая белым паром вверх. Все были заняты работой, приёмом пациентов, разносом медицинских карт, историй болезней, собирали анамнез о вновь поступивших больных. В вестибюле, собралась толпа пациентов, ждущих очереди, чтобы направиться к врачу вслед за медсестрой, когда она отнесет карту в кабинет к врачу. В зоне ожидания фойе больницы, куда неистово проникал восходящий свет солнца, что словно возрастало над белой пеленой зимы в деревне, скопилось уже несколько пациентов, что сидели на железных лавочках, ожидая назначенного времени приёма или пришли проведать родных, которые находились в стационаре. У стойки регистратуры стояли три медсестры, пока одна из них искала карту пациентка в картотеке, две другие весело общались между собой, показывая, друг дружке дисплеи сотового телефона. Два врача из поликлиники проходили по холлу здания, о чем-то споря, выясняя диагноз одного из пациентов. Пожилая женщина протирала тряпкой белую мраморную плитку полу, водя по ней тряпкой, пока какая-то молодая медсестра шатенка опрыскивала большие лепестки высоких растений в фойе.
— А вот и Оксана — послышался голос Мироновой, женщина это произнесла так торжественно, как будто в зал вошла королева, обращаясь при этом к Тихонову, который стоял рядом — Ты не поверишь, но мне и вправду пришлось тебя подождать
Миронова была уже одета в бурую шубку, пышный большой капюшон скрывал её черные густые, как уголь волосы. Столь сильно изящны мех, полностью таил за собой силуэт прекрасного тела этой брюнетки, тщательно скрывая её истинную форму.
— Оксана Владимировна — обратился Тихонов, откашлявшись в руку — Смею вас поздравить с блестящим завершением дела, госпожа Миронова уже высказала мне о вас свою благодарность
— Да ну — возразила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху, подобно гордыни царице, прошла по холлу здания, обошла женщину, что елозила шваброй рядом с нею — И вы ей поверили?
— Я первым делом, конечно, выслушал доклад от вашего коллеги Серова — не согласился Тихонов, словно немного смутился перед Мироновой — И знаете что, я готов его принять в ваш отдел
— О… это будет весьма кстати — заявила обрадовавшись Оксана — Обещаю вы не пожалеете об этом решении
— Я уже начинаю жалеть — ответил, отсмеявшись хриплым смехом Тихонов — Да что ты проклятая простуда
— Вам нездоровиться? — выказывая заботу, спросила Оксана, подошла к Мироновой и Тихонову, что стояли у большого пластикового окна, коснувшись пальцами белой тюли, задвинула её
— Нет просто простуда — ответил Тихонов — А вот вам надо домой, после того что случилось в домике у Романовых я вообще в недоумении позволять вам тут работать
— Не волнуйтесь я уже еду домой — заверила Оксана, прошла мимо Тихонова, бросив холодный безразличный взгляд в сторону Мироновой — Ты идёшь?
— Простите Валерий Валерьевич — мило улыбнувшись, ответила Миронова, протянула руку Тихонову — Но мне нужно доставить Оксану Владимировну по месту назначения в постель
— Миронова?! — упрекнула Оксана, подобно дикости королевской кобры посмотрела на наглую брюнетку с недовольным взглядом
— Ну, то есть в её постель
Мило улыбнувшись, пояснила Миронова, после чего скрасила сложившееся напряжение озорным смехом, прикрывая губы кончиками пальцев.
— У неё ведь есть постель?! — уверяла Миронова, хотя со стороны, по мнению Оксаны, она казалась дурой — Вот я и отвезу её в постель
«Тупая блядь курица и язык у тебя без костей», смутилась Оксана, нахмурив обидчиво губки, обернулась, встав в пол оборота к темноволосой собеседнице.
— Ты хоть иногда блядь думаешь, что ты несёшь?! — возмутилась Оксана, встав в пол оборота к своей темноволосой собеседнице
— Мы лучше пойдём — уверяла Миронова, подошла к Оксане и словно подруги, взяла её под руку, направляясь к выходу, уходя от темы разговора — Ты просто не представляешь, сколько ты заставила ждать нашего с тобой водителя
— Ничего — возразила Оксана, продолжая недовольно смотреть на Миронову, отошла от Тихонова, направляясь к отрывшейся входной двери, через которую только что вошли парень с девушкой, весело смеясь, словно прилипли к дисплею сотового телефона — Работа у него такая
— Ах… вот значит, ты так рассуждаешь — ухмыльнулась Миронова — Мда… суровый из тебя всё-таки вышел критик
— Я не критик
Возразила Оксана, вошла первой в тамбур больничных дверей. Чувствуя на себе поток приятного тёплого воздуха тепловой завесы, что работа в тамбуре.
— Я как ты уже убедилась, врач! — гордо заявила Оксана, стукая каблуками черных туфель, по бетонному полу подошла к закрытой уличной двери, взявшись за большую ручку в форме шара
— И достаточно хороший врач — похвалила Миронова, вошла следом за Оксаной в тамбур
— Спасибо
Поблагодарила Оксана, открывая дверь, чувствуя на себе влияние прохлады зимнего воздуха, что будоражащей стихией, подобно волне в океане хлынула, окутывая тело холодной страстью.
— Хоть ты это ценишь — говорила Оксана, переступая порог открытой двери, ступила на покрытое морозной коркой каменное крыльцо, стряхивая кончиками пальцев снег, что летел прямо в лицо
— Всегда, пожалуйста — словно смутилась, ответила Миронова, чувствуя как будто каплю благодарности в свой адрес, вышла следом за Оксаной на крыльцо больничного здания
— Ну и где же твоя машина? — из-за снежной метели и пелены тумана, Оксана не могла разглядеть нужный автомобиль
— Сейчас подъедет — уверяла Миронова, подошла вместе с Оксаной к ступенькам лестницы, на которые кружась в воздухе падали крупинки снега
— Поскорее бы уже — высказывая недовольства, чувствуя объятие пронизывающего холода, говорила Оксана, всматриваясь через пелену как за холмами лиственного леса, выглядывало солнце — Я уже пиздец как замёрзла
— Ай-яй-яй Оксана — кокетливо сделала замечание Миронова, спускаясь по ступенькам крыльца вместе с Оксаной, когда она первой прошла мимо двух поднимающихся девушек — Как же всё-таки у тебя грязный язычок
— Зато у тебя он блядь как помело — столь же грязно выразилась Оксана, заметила фары у черного седана, в темноте назревающего рассвета, как медленно он отъехал от тротуара, на которой со ступенек снизошла она — Вечно всякую ерунду придумываешь
— Да брось ты
Возразила Миронова, сошла по ступенькам вместе с Оксаной на покрытый тонким слоем снега тротуар, выказывая во взгляде зелёных глаз стерву.
— Ты плохого обо мне мнения — высказывая своё мнение, придавая хитрую выразительную улыбку, была не согласна с утверждением Оксаны — О…. смотри вот и наша машина
— Надеюсь, ты отвезёшь меня туда
Прикусывая краешек губы, Оксану раздирало чувство ненависти к этой женщине, подошла к остановившейся рядом тротуаром машине.
— Куда потребуется — открывая заднюю дверь, говорила Оксана, оставляя её открытой с любопытством, выражая перед своей собеседницей независимость, мило улыбнулась в ответ
— Туда куда ты скажешь — подошла Миронова, к Оксане взявшись кончиками пальцев за открытую дверь, продолжая выражать свою змеиную ухмылку — И для меня это будет в удовольствие
— Тогда назад к Корнилову — неожиданно для этой женщины, ответила Оксана, заползая в салон черного седана, расположилась на заднем сиденье — Что?! — удивилась она выражению лица брюнетки, что в недоумении на неё посмотрела
— Да ничего — залезла в машину Миронова, усевшись на заднее сиденье рядом с Оксаной — Просто я подумала, ты может быть, захочешь…….
— Я сказала к Корнилову или ты что-то не так поняла?! — выказывая гордость, спросила Оксана, ощущая по ногам, влияние холода, что проникал через открытую дверь в салон — И дверь, пожалуйста, закрой, холодом ведь тянет
— Куда поедем дамы? — мило улыбнулся, поинтересовался мужчина, обернувшись, как только Миронова, закрыла за собой дверь
— К Корнилову — пояснила Миронова, откинувшись на мягкую спинку черного кожаного сиденья
— М…. так приятно пахнет ванилью — почувствовала Оксана приятный запах, витавший в салон черного седана, как только он тронулся с места, отъезжая от тротуара у которого остановился
— Это мой парфюм — пояснила Миронова, видимо потому как она посмотрела на Оксану, смутилась такому неожиданному комплименту
— Да ну правда….. — прикусывая краешек губы, недоверчиво ответила Оксана — Фу… гадость
— Ты специально? — поинтересовалась Миронова, выказывая обиду своим серьёзным выражением лица, положила ногу на ногу, выказывая их открытую красоту из-под бурой шубки
— Что специально? — сделав невинный взгляд безупречных лазурных голубых глаз, в которых отразился свет фонарного столба, мимо которого проехала машина
«Ну блядь сейчас начнёт ныть как тупая курица, ну давай уже поплачься, может тебе дать платок чтобы им потереться», раздражительно размышляла Оксана продолжала смотреть в упоительные зелёные глаза своей собеседницы, что мимолетно отражали свет фонарного освещения улицы, мимо которых проезжала машина.
— Вот делаешь так, как будто хочешь меня унизить или оскорбить? — уверяла Миронова, выражая в себе жалкую натуру раненной личности
— Да и нет, ты что! — возразила Оксана, посчитав это упрёком для себя — Я ведь даже об этом не думала — состроив выразительную милую ухмылку, желая извести эту женщину
— Но у тебя это получается — выказывая злобу, заявила Миронова, прошипела, словно песчаная гадюка, которую довели до колючки — И я бы не хотела……
— Если хочешь, я вообще буду молчать всю дорогу
Ответила Оксана, отвернувшись от своей собеседницы, удовлетворившись от того как её затрясло и то как она выказала в своём образе черты раздражительности и легкой ранимости.
— Ты только не злись — вновь повернулась Оксана, через мгновение, продолжая демонстрировать милую ангельскую ухмылку — Я ведь не нарочно
— Оксана! — возразила Миронова, оспаривая оправдания Оксаны — Лучше молчи
— Правда?! — очертанием изумительных скул, Оксана подчеркнула красоту улыбки — Я ведь именно об этом тебе и говорила — стала она любоваться через стекло окна задней двери проезжающие пейзажи деревенской улицы укатанной снегом в сумерках назревающего рассвета
— Да умеешь ты довести
Призналась Миронова, отвернувшись, стала смотреть в противоположное окно, будто красота зимнего сумеречного утра куда интереснее, чем общение с Оксаной.
— До ручки — продолжая высказываться недовольства, произнесла через некоторое время Миронова, после чего решила придать время проведенной поездкой упоительному молчанию

***
Опираясь на спинку кресла, Оксана стояла в нём на коленях, чувствуя под собой мягкую материю подушки. Роскошные золотистые волосы, покрывали обнаженные плечи Оксаны, пышным объёмом падали на грудь и завивались в кольца на розовых чувствительных сосках. Стоя на стуле полностью обнаженной, Оксана обольщалась в улыбке, напротив большого окна, за стеклом которого, не переставая начать падать снег. Солнечные лучи дневного зимнего деревенского солнца, проникали через стекло большого окна, преображая кожу обнаженного тела Оксаны в самых разных оттенка свети и тени. Чувствуя объятие приятных мужских ладоней, как пальцы мужчины скользили по бархатистой коже тела Оксаны, она обольщалась в улыбке, ощущая на себе ожерелье, собранное из алмазов. Дыхание самца обворожительным теплым потоком, подобно хищному льву возбуждало порывом сознание Оксаны, когда Корнилов стоял за её спиной, словно гладил пальцами спину, кожу обнаженных бёдер. Вдыхая восхитительный аромат дамасской розы, парфюма Оксаны, мужчина словно сходил с ума, такое чувство, будто он безмятежно стал узником, пленённый красотой её тела, запаха, которые пропиталась каждая клеточка кожи, безупречно золотистые, русые волосы и сказочные голубые лазурные глаза.
— Ты так любишь меня голой — ухмыльнулась Оксана, словно сгорая в пучине наслаждения, когда за её спиной стоял мужчина, словно по уши влюблённый мальчишка ласкал её тело
— Ты прекрасна — шепотом упоительной мелодией страсти прошептал Корнилов, задержал ладонь на выставленных перед ним ягодицах Оксаны, когда она стояла на коленях на стуле перед ним
— Я это уже поняла
Ухмыльнулась Оксана, в развращенной форме улыбке чуть запрокинула голову, раскрывая алые, только что накрашенные щедрым слоем помады губы, ожидая поцелуя.
— Когда ты надел на меня
Прикосновение рук мужчины, словно сжигало кожу тела Оксаны, каждая её клеточка хотела ему отдаться слиться в единой страсти поцелуя испытать на себе усладу сексуальной любви.
— Это прекрасное ожерелье — простонала Оксана, раскрывая губы в порочной искушенной красоте улыбке, жажда поцелуя и момент его ожидая, казались уже невыносимы
— Оно предназначено для богини — шептал мужчина рядом с губами Оксаны, специально искушая её сознание, томительными секунда мгновения, предвкушающего поцелуй
— Но ведь я же твоя королева — нахмурила обидчиво губки Оксана, затрагивая специально чувства мужчина, пытаясь вызвать у него долю желанной мужской ласки
— Ты моя богиня — уверял сладкой упоительной нежностью слов Корнилов — И я верб только лишь в тебя, я словно молюсь на тебя, возношу для тебя почести, я делаю всё……
«Да он охуел, хотя если честно мне это нравиться впервые в жизни, даже ёбаный блядь Коновалов, не мог меня на столь высоко вознести перед собой», размышляла Оксана продолжая смотреть в глаза мужчине, который сходил по ней с ума.
— Ну всё-всё хватит — возразила Оксана, чувствуя легкую форму застенчивости, перед тем как самец влюблёнными глазами смотрел на неё, желал её, готов был упасть перед ней на колени
— Просто скажи мне, чего ты хочешь
Рука Корнилова трением приятно желанного прикосновения скользила вверх по животу Оксаны, его пальцы обворожительно действовали на её кожу. Медленно и весьма искусно поднимаясь, пятерня его пальцев хваткой необузданной любви обхватила грудь Оксаны, в которую она не помещалась. Столь неожиданный порочный жест вызвал сильное порочное ощущение, от чего у Оксаны слегка перехватило дух, выражая искушенную доступность желания, порочным эротическим стоном.
— И я вмиг всё для тебя исполню — заверил Корнилов, шептал рядом с ухом Оксаны
— Поцелуй же меня — раскрыла Оксана губы перед мужчиной, настойчиво требуя от него желанного поцелуя
— Да это конечно — уверял Корнилов, разговаривая рядом с раскрытыми губами Оксаны медленно приближаясь к ним
— Александр Семёнович
Прерывая момент долгожданного слияние губ Оксаны и Корнилова, на пороге открытых дверей стояла Анжелика, рыжеволосая девушка была одета в синее короткое платье.
— Оу… простите, пожалуйста — сделав вид что смутилась, рыжеволосая девушка, перешагнула порог открытой двери, вошла в комнату — Я не знала, что тут вас такое происходит
«Тупая ебанутая сука, вот именно сейчас тебе нужно прийти и всё испортить», нахмурила Оксана губки, выражая ранимость затронутых чувств огорчением, пытаясь зацепить своего мужчину.
— В чём дело Анжелика?! — едва сдерживая себя, лишь бы не сорваться, суровым голосом, спросил посмотрев в сторону вошедшей девушки в комнату, недовольным взглядом
— Вы просили сообщить
Пояснила Анжелика, скрестив руки в области паха, встала посреди комнаты, выказывая чувство смущения, старалась не смотреть в сторону Оксаны и Корнилова.
— Когда прибудет господин Романов — уверяла Анжелика, придавая виноватый вид своему нерасторопному моменту появления в комнате — Его машина только подъехала к дому
— Ты что меня бросаешь? — выказывая обиду, стараясь задеть чувства мужчины, спросила Оксана, чувствуя как приятные теплые ладони мужчины, что держали в обхвате грудь и объятием пленительного сжатия ласкали бёдра, покинули её тело — Ради Романова?
— Я только его встречу
Уверял Корнилов, отошёл на шаг от кресла, на котором Оксана стояла на коленях, держась за его спинку, смотрела на мужчину, выказывая ранимость лазурных голубых глаз.
— И я сразу же вернусь — пояснил Корнилов, хотел было направиться к открытой двери комнаты
— Пусть твоя рыжая подруга — предложила Оксана, не желая отпускать от себя столь красивого для неё мужчину — Его встретит, я думаю, он не пришьёт её там, если это будешь не ты, хотя всё зависит от его настроения
— В самом деле — поддался чарам обольщения Оксаны, согласился Корнилов — Анжелика, встреть, пожалуйста, господина Романова и проводи его к нам на второй этаж, тебя ведь это не затруднит?
— Хорошо Александра — помедлила с ответом, раскрыла от удивления мандариновые губки рыжеволосая красотка в шикарном коротком платье — Семёнович — произнесла она отчество Корнилова, после чего направилась к выходу из комнаты
— Мне просто будет приятно
Говорила Оксана, когда всё эмоции внутри неё были натянуты хрупкой струной, что готова была лопнуть, вынуждая поддаться власти порочного искушения. Дыхание мужчины, под ухом у Оксаны, желанное прикосновение его ладоней, которое она так мечтала вновь ощутить на своём теле. Власть его пальцев, что словно крепкими убедительными оковами сжали бы бюст Оксаны, пока другая его рука окутала путами безудержной пылкой любви её сочные выставленные бёдра.
— Если ты проведешь это время всё со мной — уверяла Оксана, обернувшись взглядом безупречных лазурных глаз, манила самца, притронуться к её обнаженному телу — И сделаешь так, чтобы я сгорала в пучине страсти твоих жарких объятий
«Блядь какой аромат, его дыхание, его пальцы, его крепкие руки, пиздец, я просто уже жажду отдаться ему в объятия, я понять не могу что со мной», размышляла Оксана, почувствовав прикосновение мужских пальцев, что столь неожиданным и нежным жестом обхватили её бюст.
— Ах…. ты такой убедительный — изумилась Оксана в улыбке, сжимая пальцами железную спинку кресла, царапая её материю твёрдого металла коготками, словно сгорала в пучине возбуждения
— Надеюсь, я вам не помешал?
На пороге открытой двери комнаты, стоял Романов, одетый в черное драповое пальто, пуговицы которого были расстёгнуты и под которым скрывался деловой черный представительский костюм, дорого сшитого по изящной роскоши фасона. Снимая черную шляпу, мужчина перешагнул порог открытой двери, вошёл в комнату, озираясь на светлые стены, дорогие картины, роскошь атмосферы этой комнаты, была подобно апартаментам королевы. Огромная кровать с благоуханными нежными простынями, молочного цвета, роскошные бежевые панельные стены, увешанные дорогими большими картинами. Столь же большая люстра, что висела в центре этой комнаты, была словно из эпохи античности, выстроенная под тип лампочек свеч. Кофейного цвета паркет, материал которого служило редкое черное дерево, был начищен, так как будто отражал на таком тёмном фоне силуэты тел, объектов этой комнаты, подобно зеркалу. Большие окна в комнате, были выполнены в античном стиле, пропускали через себя многократно раз много солнечного света. Вслед за Романовым, как по заказу, прошла палитра шлейфа изумительной мужской коллекции «Acqua di Parma Colonia Oud Eau de Cologne Concentree», оттенки которого служили запахами кедра, кориандра и необычным свойственным неповторимости аромата агаллохового дерева.
«Блядь ну вот зачем ты пришёл, что не мог прийти позже, я уже не могу, вся горю, чтобы отдаться в руки своему любимому», мечтала Оксана, испытывая крайний недостаток сексуальных порочных чувств, по которому страдала в пучинах душевной боли каждая клеточка её тела.
— Ох… простите я наверно помешал вашей любовной сцене — сделав вид, будто бы смутился Романов — Но если честно я бы хотел поговорить с вами Оксана Владимировна
— Правда?!
Ухмыльнулась Оксана, ластясь, как кошка в руках Корнилова, уже не могла пересилить агонию душевной боли, по которой страдало её тело, предвкушая искушение порочной связи.
— И о чём же вы хотите со мной поговорить?
Простонала Оксана, оставаясь стоять на коленях в роскошном кресле с железной спинкой, возмутилась тому, как Корнилов убрал от неё руки, нахмурила, выражая обиду, алые губки.
— А… господин Романов — продолжая испытывать чувство раздражительности, спросила Оксана, начиная нервно покусывать краешек губы — Что же такого должно произойти, чтобы заставить вас приехать сюда?
— Ваш отец Оксана Владимировна — уверял Романов, прошёлся по комнате, стараясь не смотреть в сторону обнаженного тела Оксаны, когда она так ярко его выказывала стоя на коленях на стуле
— И что с ним — спросила Оксана, ухмыльнулась усмешкой, словно насмехалась над появлением Романова — Могло такого произойти, от чего вы так быстро и сами лично приехали сюда
— Он ищет вас
Пояснил Романов, усаживаясь в другое кресло, расположенное напротив кресла, в котором была Оксана, тоже повернутое спинкой к окну.
— Он беспокоится за вас — рассказывал Романов положив ногу на ногу — Как и мы все, после того что произошло там у меня в домике, где мой заповедник, это просто…..
— Хватит….. — не желая это слушать, возразила Оксана, так как угрызенье совести непомерно мучали её рассудок — Я не желаю слушать это нытьё
— Оксана! — упрекнул мило Корнилов, с теплой душевной интонацией голоса любви
— Оксана Владимировна вы позволяете ему — высказывался Романов, словно насмехаясь над образом Корнилова — Трогать вас, лелеять вас, жалеть и пользоваться утехой вашего тела?
— Потому что — заявила Оксана строгой уверенностью голоса — Я его люблю
— Любите?! — удивился Романов, не поверив, пустым, для него, словам Оксаны — Но за что, господин Корнилов ничего сам не добился, да он бизнесмен и очень успешный, но его успех, это не его заслуга!
— Хватит! — прошипела Оксана, вцепившись сильнее в железную спинку кресла, в котором находилась, была раздражена словам незваного гостя — Это, по крайней мере, не вам решать…..
— Господин Романов — пытаясь выслуживаться, говорил Корнилов, словно чувствуя себя, по непонятным для Оксаны причинам, виноватым перед Романовым — Я бы хотел с вами обговорить вопрос по нашему с вами клубу
— Вот как! — удивился Романов — А что вопрос, казалось бы, нерешенный, касающейся твоей возлюбленной, тебя уже не интересует?
— Мои дела вас не касаются! — строго возразил Корнилов
— Они бы не касались бы — подобно злому церберу терпеливо Романовы выразил свои мысли, вцепившись в крепкие поручни кресла обеими руками — Если бы вы не начали свою интригу с Оксаной Владимировной, это в корне меняет дело
— Простите, пожалуйста
Вошла в комнату, подобно хищной кошке, покачивая бёдрами, с бутылкой вина Анжелика, которую несла на разносе с тремя пустыми бокалами из хрусталя.
— Я просто подумала — уверяла рыжеволосая девушка, стараясь из-за всех сил выражать сексуальность, скрытого под синем платьем тела — Может это как-то скрасит сложившиеся между вами всеми напряжение
— Это все конечно очень мило — возразил Романов — Но от бокала коньячного напитка я бы не отказался — по выражению лица этого человек, Оксана поняла, как он сильно не хотел её видеть в обществе Корнилова
— Анжелика дорогая
Обратился Корнилов к рыжеволосой девушке, что покорно прошла по комнате, поставив на кофейный стеклянный столик, что был расположен между двух кресел у больших окон.
— Будь так добра — с превеликой нежности и вежливым голосом и милой улыбкой, говорил Корнилов — Достань для господина Романова мой самый дорогой коньяк
— Слушаюсь, Александр Семёнович — девушка, поставив разнос на столик, поспешно вышла из комнаты под стук каблуков синих туфель по паркету
— Так о чём ты хотел со мной поговорить? — поинтересовался Романов, суровым тоном голоса обращаясь к Корнилову — Ты же понимаешь, что теперь после вашего союза между Оксаной Владимировной у нас с тобой не будет нормальных отношений
— Думайте что хотите — возразила Оксана, прошипела подобием дикости королевской кобры
— Вопрос моей любви и чувствам Оксаны — уверял Корнилов, впервые за столь долгое время, за которое Оксана видела его с Романовым, этот человек посмел ему возразить — Я прошу больше впредь не затрагивать
— Вот как?! — не поверив скрытой угрозе Корнилова, рассмеялся Романов — В таком случае, я могу его пока что отложить
— Только вот не надо ваших блядских одолжений
Саркастично улыбнувшись, грязно выразила собственные мысли Оксана, улыбнувшись тому, как Корнилов заботливо начал распечатывать бутылку с вином для неё.
— Я уже по горло натерпелась вашей лжи — уверяла Оксана, облизывая смачно губки, словно была заворожена вкусом излучаемого с бутылки и цветом багровой прелести вина, что наполняла бокал
— Да что вы — не был согласен Романов с таким утверждением — И поэтому были готовы отдаться этому человеку, вы только посмотрите на него, да вы для него……
— Богиня — гордо заявила Оксана, поднимая подбородок к верху
— Вы знаете, я не удивлён, почему вы голая — продолжал насмехаться Романов — Потому что господин Корнилов все своих особо заставляет раздеваться, он предпочитает их видеть в том…..
— Я уже поняла — ничуть не смутилась Оксана, твёрдо отстаивая свои интересы — И меня всё устраивает
Взяла Оксана из рук Корнилова предложенный ей бокал с вином, держась за тонкую его хрустальную ножку, поднесла медленно к раскрытым алым губам.
— Спасибо любимый — поблагодарила Оксана, касаясь губами поверхности стекла бокала, оставляя на нём смачный алый отпечаток губ
— У меня есть предложения
Пытаясь уйти от напряженной темы разговора, поделился собственным мнением Корнилов, подошёл к стеклянному столику, взявшись за горлышки бутылки с вином.
— Мы могли бы разнообразить нашу программу в клубе — уверял Корнилов, наполняя второй бокал вином, обращаясь к Романову — Нужно сделать её более искушенной и эпичной
— В каком смысле? — поинтересовался Романов, неожиданно отвлёкся от навязчивой ему темы разговора — И что же вы такого эпичного можете предложить гостям господин Корнилов
— Предлагаю больше тонких ощущений — уверял Корнилов, наполнив бокал вином — Для наших клиентов, чтобы передать им больше сексуальных чувств
— Оу… это вы про те, что испытала Оксана Владимировна, попав в ваш клуб голой, с завязанными глазами и с наручниками на запястьях? — решил извести этого мужчину, словно насмехаясь, говорил Романов
«Наглый самодовольный ублюдок, сам хотел от меня избавиться и как только я нашла своего избранника, того кто действительно меня ценит, тому кому я по настоящему нужна, так ты сразу стал извергать из себя всю эту херню», прикусывая краешек губы, Оксана почувствовала как зацепили её высказывания Романова.
— А вас то, что цепляет господин Романов? — чувствуя во рту сладкое послевкусие вина, поинтересовалась Оксана, прикусывая от раздражения краешек губы
— Ваше равнодушие
Ответил Романов с ухмылкой, наблюдая за тем как вновь на пороге открытой двери комнаты, появилась Анжелика. Рыжеволосая девушка вошла в комнату с бутылкой коньяка, подобно хищнице прошлась по полу, покачивая упругой красотой бёдер. Её кожа, упругие, выразительные бёдра, подобно цвету спелого персика вызывали восхищение, а открыто синего надетого на ней платья, словно манила зрителей поддаться порочной утехе с обладательницей этой сексуальной одежды. Поставив коньячный напиток на стеклянный столик и собралась, будто выйти из комнаты, не придавая значения сложившейся интриги общения.
— Анжелика задержись ненадолго — остановил рыжеволосую девушку Романов, успев схватить её за запястье руки, вынуждая остановиться — Я хотел с тобой поговорить
— Да Сергей Викторович — покорно согласилась Анжелика остаться, вынужденно под давлением руки Романова села на подлокотник его кресла, поправляя платье на бёдрах
— Скажи мне, пожалуйста, ты ведь давно ведь управляешь эти клубом так ведь? — поинтересовался Романов, начиная вновь плести интригу
— Третий год уже как пошёл — смутилась взора Корнилова и Романова, что с любопытством рассматривал как Анжелика, выражая застенчивость, чувствовала себя словно не в своей тарелке
— Скажи мне, как получилось?! — ухмыльнулся Романов, словно выражая за своей улыбкой, какие-то неясные скрытые намерения
— Господин Романов! — возразил Корнилов, подняв голос, нотки которого звучали, как упрёк
— Подождите Корнилов — опроверг его несогласие, продолжил Романов — Так как получилось, что вас всего за один день появление в клубе Оксаны Владимировны, тут же попросили подвинуться и освободить эту должность
— Это не так — опровергла Анжелика такое заявление, девушка хотела встать с подлокотник кресла Романова, но заметив его строгое выражение лица, тут же передумала — Я всё еще являюсь управляющим этого клуба и строю для вас программы вашего тайного клуба
— Вот как! — словно выказывая удивление, ответил Романов — Тогда что же вы тут делаете?
— Просто выполняю просьбу господина Корнилова — ответила Анжелика, скрывая виноватый взгляд, уставилась в пол
— Господин Романов! — возразила Оксана, оставаясь стоять в кресле на коленях, чувствовала, как присутствие Романова в этой комнате её сильно начинало раздражать — Что вам вообще надо, что вы вечно цепляетесь ко всему, оставьте её в покое
— А вас Оксана Владимировна! — возразил Романов, демонстрируя недовольства — Я бы попросил бы помолчать
— Это еще почему? — возмутилась Оксана, сжимая пальцами железную спинку кресла в котором находилась, начиная едва сдерживая себя, царапать металл коготками
— Вы птичка для господина Корнилова — пояснил Романов, ухмыльнувшись, обратил внимание на то, как рыжеволосая девушка, наполнила его хрустальный бокал коньяком — Пусть ваша клетка и золотая, но вы в клетке
— Это не правда! — возразила Оксана, поджав от обиды нижнюю губу — Ну что ты молчишь, скажи ему, что это не так — обратилась она к Корнилову, состроив жалостную мимику на лице
— Давайте так — согласился Романов, взяв из рук рыжеволосой девушки, бокал с коньяком, после чего она покорно села на подлокотник его кресла — У вас ведь был секс?
— Что?! — возмутилась Оксана, посчитав такой вопрос за оскорбление — Это не ваше дело!
— Оксана успокойся — упрекнул в ласковой форме Корнилов, оставаясь стоять посреди комнаты с бокал вина в руке
— Что значит успокойся — была не согласна с таким утверждением Оксана, возмущенно посмотрела в сторону Корнилова — Ему это знать не обязательно
— Значит, не было — сразу же предположил Романов
— Это не ваше дело! — повторила еще раз своё утверждение Оксана, выказывая злобу на лице, едва сдерживала себя в руках
— Да у нас с Оксаной еще пока не было секса — признал это Корнилов, чем шокировал Оксану своим ответом, задев её чувства
— Корнилов! — раскрыла от удивления алые губы Оксана, была шокирована такой откровенностью от Корнилова перед Романовым
— Вот именно — отпивая глоток коньяка с бокала, поделился впечатлением Романов — И будет не скора
— Это еще почему?
Возмутилась Оксана, посмотрев то на Корнилова, то на Романова, чувствовала, как эмоции внутри неё бурлили неестественным ритмом предательства. Поджимая от обиды нижнюю губу, Оксана выказывала ранимую влагу слёз на голубых лазурных, подобно камню топаза глазах. Оксана чувствовала себя словно отринутой вновь ощущение того что её отвергли, стало терзать сознание неутолимыми душевными мучениями. Начиная дышать тяжело и учащенно, Оксана жадно хватала воздух, пытаясь справиться с тревогой, что истязала её разум.
— С чего это вдруг?! — дрожащим голосом, чувствуя внутри себя тревогу, спросила Оксана
— Так на чем мы там остановились — быстро переменил тему Романов — В общем, у нас сегодня в клубе будут очень важные гости, вечеринка, которую нельзя отменить и сорвать
— Так чего вы от меня хотите? — Корнилов словно был растерян чувствовав себя не в удел, подобно разрывался на две части, между Оксаной и Романовым
— Что ты оторвал свою задницу от дома — весьма серьёзно говорил Романов — И поехал со мной в клуб, нужно всё подготовить, а твоя рыжая девица, всё устроит там для нас
— А как же я?! — дрожащим голосом, подобно паническому воздействию, спросила Оксана, заметив, как Корнилов поставил полупустой бокал с вином на стеклянный столик
— А я вам говорил Оксана Владимировна — словно насмехаясь залпом Романов, допил бокал коньяка и поставил его пустым на столик рядом с бокалом вина Корнилова — Вы птичка в золотой клетке, привыкайте теперь, сами выбрали себе судьбу
— Нет, я так не договаривалась — возразила Оксана, прошипела подобно дикости королевской кобры — Корнилов ты, куда это собрался? — подняла она голос, так и оставаясь стоять в кресле на коленях
— Ложись спать Оксана — уверял Корнилов, обернувшись к Оксане, стоя посреди комнаты — Мне нужно отправиться по делам
— По каким блядь еще делам?! — прокричала на него Оксана, царапая коготками железную спинку кресла, в котором стояла на коленях
— Мне нужно на работу! — заявил Корнилов, ответив весьма серьёзно и сердито, словно указания Романова для него важнее, чем жалкие сцены упрёков от Оксаны
— Ты что блядь охуел?! — возмутилась Оксана, грязно выразив собственные мысли — Какую нахуй работу, я бросила всё ради тебя, свою семью, свой дом, своих родных и близких мне людей!!!
Выражая откровенность чувств, прокричала Оксана, когда мужчина, который был для неё так дорог, смотрел на неё с безразличным и холодным взглядом.
— Анжелика пойдём — обратился Корнилов к рыжеволосой девушке, что встала с подлокотника кресла вслед за Романовым — Ты нужна мне в клубе
— Вот как! — прошипела Оксана, выказывая ревностные чувства — Для тебя какая-то рыжая сука важнее чем я?
— Оксана ложись спать — повторил еще раз свою просьбу Корнилов
— Так всё я еду домой — возразила Оксана, хотела сойти с кресла, в котором стояла на коленях
— А вот это вряд ли — был не согласен Корнилов
— Это еще почему? — удивилась Оксана
— Одежду ты свою, если ты помнишь, оставила внизу в гостиной — пояснил Корнилов — А из этой комнаты я тебя не выпущу
— Как это не выпустишь? — испытывая неконтролируемую злобу, прошипела Оксана — Я не твоя узница и не твоя собственность
— А вот и клетка захлопнулась — рассмеялся Романов, направляясь к выходу из комнаты — Ты идёшь у нас мало времени, гости скора уже, подъедут
— Да-да иду, конечно, иду — направляясь к выходу, так и ничего Оксане не ответил Корнилов, направился вслед за Романовым — Только вот дверь закрою комнаты
— Ты не посмеешь!
Вскочила с кресла, в котором находилась Оксана, быстро направилась к выходу, когда Корнилов, выпуская Анжелику из комнаты, плавно закрыл за рыжеволосой девушкой дверь.
— Сука!!!
Грязно выругалась Оксана, подбежав к закрытой двери, удав кулак о её гладкую лакированную поверхность, начала нервно дергать на себя, держась за ручку.
— Ты не посмеешь меня тут оставить Корнилов!
Прокричала Оксана, несколько раз ударила ладонью обжигающе по поверхности двери, от чего получив сильный ожог, взвизгнула, стиснула зубы, испытывая сильное жжение.
— Я тебе блядь не узница какая-то — продолжая нецензурно выражаться, кричала Оксана, оставаясь за закрытой дверью, одной в комнате, чувствуя себя отвергнутой — Открой дверь!
Продолжала кричать Оксана и бить в дверь не жалея ладони, после чего шаги за дверью удалились и разговоры превратились в молчание. Расположившись сидя на паркете, Оксана чувствовала, как по щекам стекал неконтролируемый потёк слёз, смывая тушь с глаз. Поджав под себя ноги, Оксана сидела на паркете, рыдая, нескончаемым потоком слёз, чувствую дикую отринутую боль, царапая когтями гладкую поверхность пола. Слёзы обжигающим касанием стекали по щекам Оксаны, когда она сидела на полу, одна в глухой комнате, где кроме собственного плачущего стона не было слышно даже задувающего ветра на улице. Свесив голову, от чувства предательства любимым человеком, Оксана не могла утолить или как-то унять боль этого истязающего душу мучения, лишь тихо придавалась молчанию своей горькой унылой печали.


























Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 301
Опубликовано: 30.10.2017 в 19:23
© Copyright: Вадим Песегов
Просмотреть профиль автора







1