Царь Путин




.

THE ECONOMIST, ВЕЛИКОБРИТАНИЯ. ЦАРЬ РОДИЛСЯ…
________________________________________________________________________________


Пока мир отмечает столетие Октябрьской революции, Россия снова находится под властью царя.

От автора: Статья в де Экономист интересна уже тем, что многие акценты расставлены почти правильно, и почти верно. Однако, «все жесты читаются» и мечта обозревателя о скором крахе государства российского едва ли увенчается успехом. В предыдущем очерке «Долго ждали?» мы, так или иначе, коснулись темы как бы «неожиданного» всплеска неонацизма и неомонархизма на Причале, и это не представляется чем-то совершенно случайным. Очевидно, что монархистско-нацистская тематика – бронепоезд на запасном пути либералов прозападного толка, а именно они продолжают управлять процессом разрушения, сами оставаясь в тени и управляя пока еще подконтрольными им интернет-ресурсами, тому есть подтверждения. Дураков учить – только портить, дураков учить не надо. Достаточно ими управлять. За сравнительно небольшую плату через частные объявления в Интернете находятся дураки и не без амбиций, внедрить которых в качестве управленцев низового звена на специально созданный интернет ресурс (форумный сайт) уже не представляет труда. Форумные сайты «крышуются», это давно и хорошо известно.

Некогда «группа энтузиастов» легко попадает под влияние «заинтересованных лиц», это и оплата аренды домена, и оклад жалованья, и ряд бесплатных подачек в виде платных сервисов, "золотых аккаунтов" и прочее. Безопасность существования этих зачастую эпатажных, нацистских или православно-монархического замеса сайтов тоже обеспечивается, но лишь до известной степени. Явное нарушение российского законодательства может быть чревато неприятными последствиями.
Но, вернемся к изложению статьи из британского Economist

_________________________________________________


Спустя 17 лет после того, как Владимир Путин впервые стал президентом, его власть в России сильна как никогда. Запад, который по-прежнему воспринимает Россию как постсоветское государство, иногда считает его самым сильным лидером страны со времен Сталина. Россияне все чаще заглядывают в историческое прошлое. И российские либеральные реформаторы, и консерваторы-традиционалисты говорят о Владимире Путине как о царе XXI века.

Владимир Путин заслужил этот титул — он освободил свою страну от того, что многие россияне считают хаосом 1990-х годов, а также добившись того, чтобы в мире с ней снова считались. Однако по мере приближения столетней годовщины Октябрьской революции возникает неприятная мысль о том, что, как у всех царей, у Путина есть свои слабости.

Хотя Путина и беспокоят «цветные» революции, захлестнувшие постсоветское пространство, более серьезная угроза состоит не в массовом восстании и уж тем более — не в возрождении большевизма.
Угроза заключается в том, что с весны 2018 года, когда Путин займет президентское кресло на свой последний (в соответствии с конституцией) шестилетний срок после выборов, на которых он, безусловно, победит, начнутся рассуждения о том, что будет дальше. И будет усиливаться страх, что царь Владимир оставит после себя беспорядки, массовые волнения и потрясения — как это было и с другими российскими правителями.

ЖЕСТКОЕ ПРАВЛЕНИЕ

Владимир Путин — далеко не единственный в мире единовластный правитель. За последние 15 лет система персонализированного авторитарного правления получила распространение во всем мире, и зачастую — как в случае с Владимиром Путиным — она построена на хрупкой основе управляемой демократии, устроенной по принципу «победитель получает все».
Эта система стала отповедью либеральному триумфализму, который последовал за крахом Советского Союза. Такие лидеры, как Реджеп Тайип Эрдоган (Recep Tayyip Erdogan) в Турции (см. статью), покойный Уго Чавес (Hugo Chávez) в Венесуэле и даже Нарендра Моди (Narendra Modi), премьер-министр Индии, вели и ведут себя так, будто они пользуются особыми полномочиями, полученными непосредственно в результате народного волеизъявления. В Китае Си Цзиньпин (Xi Jinping) на этой неделе формально закрепил за собой абсолютный контроль над коммунистической партией (см. статью).

Путинский стиль авторитарного правления стал чем-то совершенно новым. Он вызывает в памяти историю Российской империи, представляя собой яркую иллюстрацию того, как работает эта «машина» власти и как она может сойти с верного пути.

Как царь Владимир Путин находится на вершине властной пирамиды. С тех пор как в 2001 году он выступил против олигархов, взяв под контроль сначала СМИ, а затем и нефтегазовые гиганты, доступ к власти и деньгам полностью осуществляется через него. Сегодня бояре служат ему, точно так же, как те, кто ниже по званию, служат этим боярам — и так далее вниз по вертикали. Он облекает власть в правовую форму, но все знают, что прокуроры и суды подчиняются ему. Его рейтинг одобрения составляет более 80% отчасти потому, что он убедил россиян в том, что (как говорит один его помощник) «нет Путина — нет и России».

Как царь он также столкнулся с вопросом, который мучил российских правителей со времен Петра Великого — и который остро встал перед Александром III и Николаем II накануне революции. Должна ли Россия модернизироваться, следуя по западному пути к гражданским правам и представительному правительству, или же она должна попытаться запереться в стабильности и держаться подальше от них?

Думая об этом, Путин решил доверить экономику либералам-технократам, а политику — бывшим сотрудникам КГБ. Как следствие — в экономике доминирует политика, и Россия за это расплачивается. Однако, несмотря на хорошую организацию в период действия санкций и девальвации рубля, экономика по-прежнему слишком зависит от природных ресурсов. Она может обеспечить годовой рост ВВП лишь на уровне около 2%, что гораздо меньше, чем в период с 2000 по 2008 годы, когда за счет нефти рост ВВП достигал 5%-10%. Со временем это поумерит амбиции России.

И как царь Путин поддерживает свою власть путем репрессий и военных конфликтов. Внутри страны во имя стабильности, традиций и православной религии он подавляет политическую оппозицию и социал-либералов, в том числе феминисток, НПО и геев. Его действиям за рубежом — аннексии Крыма и военным кампаниям в Сирии и на Украине — придают глянец в вечерних новостях подконтрольные ему триумфаторские СМИ. Возмущение Запада его действиями (сколь оправданным это возмущение ни было бы) показало россиянам, что после унижений 1990-х годов Путин вновь доказал и продемонстрировал силу их страны.

Что означает для мира этот постмодернистский царь? Один из уроков касается российской угрозы. После вмешательства России на Украине Запад обеспокоен российским реваншизмом в других странах — особенно в странах Балтии. Но Путин не может позволить себе большого количества человеческих жертв, не утратив при этом легитимности, как это произошло с Николаем II во время русско-японской войны 1904-1905 годов и Первой мировой войны. Поскольку сегодняшний царь знает историю, за границей он, скорее всего, будет оппортунистом — действовать по обстоятельствам, прагматично и бесконфликтно. Он не будет рисковать и вступать в реальную конфронтацию, скорее, это будет видимость войны — бой с тенью. Внутри же страны ситуация совершенно другая. За все время пребывания у власти Путин особой склонности к жестким репрессиям не проявлял. Но история ужасных страданий России говорит о том, что, хотя атмосфера страха и растерянности подрывает легитимность правителя, массовые репрессии могут ее укрепить — по крайней мере, на какое-то время. Так что россиянам по-прежнему есть чего опасаться.

ДЕТИЩЕ РОССИИ-МАТЕРИ

Другой урок — связан с преемственностью. Октябрьская революция — это лишь самый экстремальный случай перехода власти от правителя к правителю во времена смуты и потрясений из недавнего прошлого России. Владимир Путин не может передать власть по наследству родственникам или кому-то из аппарата коммунистической партии. Возможно, он назначит преемника. Но на эту роль ему был бы нужен человек достаточно слабый, чтобы им можно было бы управлять, но достаточно сильный, чтобы «нейтрализовать» соперников — такое сочетание качеств практически нереально.

Возможно, он попытается цепляться за власть, как это тайно делал Дэн Сяопин (Deng Xiaoping) в качестве почетного президента китайской ассоциации игроков в бридж. И как, наверное, это собирается открыто делать Си Цзиньпин, демонстративно не назвав преемника, после состоявшегося на этой неделе съезда партии. Но даже если бы Владимир Путин стал «серым кардиналом», действующим за кулисами Федерации дзюдо России, это лишь отсрочило бы этот роковой момент. В отсутствии по-настоящему демократического механизма законной передачи власти новому лидеру, следующий правитель, скорее всего, появится в результате борьбы за власть, которая может стать началом распада России на части. В государстве, обладающем ядерным оружием, это настораживает.
Чем сильнее сегодня Путин, тем труднее ему будет обеспечить передачу власти. Поскольку мир пытается мириться с этим парадоксом, ему следует помнить, что ничто не вечно. Сто лет назад большевистская революция считалась подтверждением детерминизма Маркса. На деле же оказалось, что нет ничего до конца определенного, что ни в чем нельзя быть полностью уверенным и что у истории — своя трагическая ирония.

http://inosmi.ru/politic/20...

______________________________________________


В целом, расклад понятен. Крах путинской вертикали власти – это голубая мечта западных либералов. Но было бы странно предположить, что сам Путин об этом ничего не знает. После завершения очередного президентского срока Путина (а, кто бы сомневался?) появится и «приемник». Можно подумать, что все эти годы в недрах КГБ – ФСБ сидели, сложа руки!

Преемника необходимо готовить заранее. Власть руководителя обеспечивают в первую очередь силовые структуры, а именно силовики в России – на высоте. Армия и министр обороны полностью доверяют президенту, армия перевооружается и модернизируется по плану и уже сейчас российская армия – это сильнейшая армия в мире, хоть и не самая многочисленная.
Модернизируется все – от танков и подводных лодок до гиперзвуковых ракет. Решения часто оригинальны и неожиданны для вероятного противника. Наиболее многочисленный танковый парк Т-72 (Б3) проходит глубокую модернизацию за сравнительно небольшие деньги, поэтому пресловутая «танковая лавина» все еще остается страшным сном для деградирующей армии объединенной Европы и НАТО, так было в СССР, так все остается и сейчас. Предполагал ли Путин возможность скорого возвращения Крыма в Россию? Видимо, да, предполагал, как и предполагал способы его защиты от внешней агрессии. Комплексы береговой обороны «Бал» и «Бастион», семейство модернизированных дизельных ПЛ «Лада» оказались как бы случайно весьма кстати, как и малые ракетные корабли с мощным вооружением. Назвать все это случайным совпадением было бы неверно. Налицо хорошо продуманная и глубоко эшелонизированная система обороны российских границ на, казалось бы, давно отданных территориях и на их рубежах.

Особое место следует отвести т.н. ЧВК и ССО России. Это профессиональные войска спецназначения, оснащенные всеми необходимыми видами стрелкового и снайперского оружия, тяжелым вооружением и скоординированной поддержкой артиллерии, авиации и флота – тому примером отлаженные действия российских ВКС, ВМФ и спецназа в Сирии. Мир как бы снова оказался «приятно удивлен», но насколько это приятно? Да, не очень, чтобы очень.

Отработаны на практике действия новейших крылатых ракет, как с истребителей, так и со стратегических бомбардировщиков, ПЛ и надводных кораблей. Российская авианосная группа в Средиземном море тоже участвовала в боевых действиях. На первый взгляд действия верховного главнокомандующего выглядят затратными и не совсем оправданными для России, но это только на первый взгляд. Помимо опыта боевого применения на реальном ТВД новейших российских систем, мы имеем подавленное состояние Запада близкое к состоянию шока. Российская армия оказывается снова сильна, и сильна как никогда.

Это коротко о силовых структурах. При всем этом, мы все реже слышим даже упоминания о работе ФСБ, ССО, СВР и службы охраны президента, а это в свою очередь говорит о том, что эти службы работают, и работают они весьма успешно.

Правильно, начиная с 2001 года президент Путин сначала взял под контроль ангажированные западными спецслужбами российские СМИ, а к 2004 году основательно «нагнул» олигархов, заставив их, где мытьем, где катаньем платить налоги в казну, и вывел посредством отмены ельцинского законе «О разделе продукции» 262 российских предприятия нефтегазодобывающей отрасли из-под контроля и ограбления западными «партнерами». Мир, казалось, охнул, но проглотил эту пилюлю. Россия обрела экономическую независимость и вновь стала не только как минимум равноправным партнером, держащим на газовой игле пол Европы, но и одним из крупнейших мировых кредиторов.
Нефтедоллары, эту мировую удавку ФРС, Путин обратил на пользу России, доллар стал как бы промежуточной валютой для покупки золота, золотой запас России неуклонно растет и уже практически достиг уровня при Александре III и Иосифе Сталине, в то время, как запасы форта Нокс в США, это скорее миф, чем реальность.

Что же касается «приемника», то подставлять попеременно фигуры Кудрина или Шойгу становится уже смешно. Имени приемника мы не узнаем до его выдвижения. Возможно и прямое назначение, как это сделал в 2000 году Ельцин. Путина Ельцин готовил для этой роли заблаговременно – сначала на посту директора ФСБ, что в свою очередь обеспечило Путину авторитет у силовиков, а потом и на посту премьера.
Вот поэтому решение Путина о защите ушедшего президента и его семьи выглядит не так и странно. Путину известно гораздо больше, чем газетным писакам и блогерам в Интернете, он знал ситуацию изнутри, знал он и о роли Ельцина в деле восстановления России из, казалось бы, руин.

Разумеется, назвать политику Путина оппортунистической можно только с большого испуга. А вот результативным прагматиком президент Путин безусловно является. Кто там еще видит в сладких националистических снах триумфальную войну на Украине? Никакой войны России и Украины не будет и не может быть. Пусть себе «майданят», нам не жалко. Помайданят и успокоятся.

Может быть, в теперь уже российском Крыму нет, и не могло возникнуть коррупции? Как бы не так. Коррупция возникает неизбежно при любой смене власти, меняются только действующие лица. Коррупция имеет место и в ЛДНР, а иначе и быть не могло – война, это в первую очередь экономика, деньги, и только во вторую очередь – политика и собственно война. Так всегда было и так будет, до тех пор, пока не будет установлен жесткий тоталитарный режим, который в свою очередь тоже не гарантирует от мздоимства и продажности власти в некоторых ее ветвях.
Пример с министром экономического развития отнюдь не уникален, но и показателен в свою очередь. Взяточник Улюкаев, мебельный министр обороны РФ – все это звенья одной цепи. Кому-то заранее уготована и роль козла отпущения, и лучше, если этот «козел» не представляет никакой ценности для аппарата управления. Мебельщик – для мебели, взяточник – для показательной порки. Здесь Путин ни разу не ошибся.

Многие пытаются сравнивать Путина со Сталиным, но это сравнение было бы не совсем корректным. Эти два государственника изначально оказались в разных условиях и задачи перед ними стояли тоже очень разные. Все разговоры о разрухе и смутном времени только на первый взгляд имеют под собой нечто общее. Как сказал Пушкин, любые времена в России – есть времена странные.
Добавим, что любые времена в России – это разные времена.

.

.




Рубрика произведения: Проза ~ История
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 52
Опубликовано: 28.10.2017 в 23:41
© Copyright: Олег Павловский
Просмотреть профиль автора








1