Первый контракт на теплоходе Дерибас-4


Обратный переход через Атлантику прошёл без особых приключений. Главный двигатель работал стабильно, хотя показатели его работы были ещё далеки от идеальных. Плановую скорость в двенадцать с половиной узлов мы выдерживали, и расход топлива укладывался в норму, что меня очень радовало. Зато появились другие неполадки.

Оказалось, что на режим работы с одним дизель-генератором мы сумели перейти очень своевременно. Оба вспомогательных двигателя были в строю, но начались проблемы с их масляными холодильниками. На одном из вспомогачей постоянно грелось масло, и трубки охлаждающей воды приходилось чистить каждые три дня. Необходимо было разбирать охладитель полностью, и чистить трубки с наружной, масляной стороны, а делать это третьему перед отпуском не хотелось.

На другом генераторе масло охлаждалось нормально, но в чугунной крышке холодильника появился свищ, морская вода струёй поступала в машину, а запасной крышки не было. Поэтому запускали мы этот двигатель только на время чистки холодильника первого.

Как раз в это время я накрыл стол по случаю своего дня рождения. Посидели скромно, но душевно, и в конце приятно проведённого вечера вахта третьего механика пообещала мне полностью разобрать масляный холодильник первого генератора. Наверное, расчувствовались. Но слово своё уже на следующий день сдержали, и температура масла сразу же пришла в норму.

Дефектную крышку холодильника тоже удалось отремонтировать - с помощью эпоксидной смолы. После ремонта течь воды почти полностью прекратилась. Новую крышку мы, конечно, заказали, но на скорое получение её особо не надеялись. Как меня информировал мой предшественник, никаких запчастей компания ни разу на судно не присылала весь контракт. Но в этот раз получилось по другому. Уже в Гибралтаре, во время бункеровки, ящик с новой крышкой нам доставили на борт, и мы её сразу же установили.

Груз наш, алюминиевую пудру, предстояло выгружать в Египте, в порту Сафага в Красном море, но перед этим "Дерибас" зашёл в Грецию, на остров Хиос. Отклонения от маршрута на Суэцкий канал соответствующим образом оформили, и судно временно вывели из тайм-чартера.

В Грецию, да и вообще в Европу, судно после покупки зашло впервые, и поэтому на борт прибыла целая делегация. Возглавлял её сын греческого судовладельца, Алекс, а с ним приехали греческий суперинтендант и работающие в компании одесситы, осевшие в Пирее. Все без исключения были настроены лояльно и доброжелательно. Пообещали выплатить все долги экипажу и сменить отпускников через полмесяца, уже после выгрузки.

Одновременно с осмотром судна владельцами мы приняли на борт продовольствие, техническое снабжение, смазочные масла и топливо, всё было организовано безупречно. Уже через пять часов мы снялись с якоря на порт Саид. Канал мы прошли благополучно, а порт был совсем рядом, чуть южнее курортной Хургады.

На стоянке в Сафаге мы снова помыли воздухоохладитель главного двигателя, тщательно, с помощью химреактивов, на протяжении трёх суток. Грязи с него вылилось и в этот раз много. Результат мы увидели на обратном пути: резкое падение перепада давлений воздуха на холодильнике, бездымное сгорание мазута, очередное, градусов на десять, падение температур выхлопных газов по всем цилиндрам. Жизнь начинала нам улыбаться.

В Турции, куда мы пришли грузиться на Бразилию, экипаж поменялся почти полностью. Приехали новые третий и четвёртый механики, хороший сварщик, два моториста. Одним из них был Александр Миронец, старый мой друг ещё с рыбопромыслового флота, его я заказывал персонально. В "Антарктике" Саша работал рефмехаником, но потом перешёл в машину. Документы механика у него были просрочены, а делать новые из-за одного контракта он не захотел, поэтому согласился работать мотористом.

Но опыт его нам приходился. Поставили его на вахту с новым четвёртым механиком, над которым он взял шефство. Женя Дворник перешёл на вахту третьего, а к второму механику мотористом пошёл Денис Шемет. Закончились наши проблемы со сваркой, а вот сварка как раз и началась. Трубопроводных работ накопилось очень много.

Взяв на борт более двадцать тысяч тонн удобрений, мы вышли из турецкого средиземноморского порта на Бразилию. Я был доволен новой командой, особенно третьим механиком, который без долгих разговоров взялся за моточистку вспомогательного двигателя. Мотористы ему активно помогали, в первую очередь, Женя, и за неделю двигатель перебрали. Сразу же взялись за другой.

Ремонтировать вспомогательные двигатели в море на судах, где их всего два - это значит подвергать опасности судно. Любая, самая мелкая поломка работающего двигателя, и судно теряет мореходность. Но и не перебирать дизеля нельзя, и график ремонта требует, и техническое состояние уже плачевное. Решили рискнуть. Спал я эти две недели ремонта беспокойно. К счастью, пронесло, двигатели не подвели. Но недолго музыка играла. Беда пришла, откуда не ждали.

О том, что воды с каждым днём становится на борту меньше, мы в машине даже не догадывались в начале. Пресная вода, её приёмка, замеры и учёт - это епархия старшего помощника. Замеры, конечно, он не сам делает. На советских судах у нас плотник воду мерил, а на зарубежных - обычно, боцман, или опытный матрос. Но на переходе хорошо покачивало, уровень воды в замерной трубке постоянно менялся, и до прихода в порт никто к нам претензий не предъявлял.

А вот после швартовки - началась вялотекущая грызня между палубной и машинной командой на тему "кто виноват". Но и огрызаясь, мы своё дело делали, утечки воды искали. Испаритель уже не работал, значит, не в его слабой производительности дело. И не в неточных боцманских замерах.

Пробежались по всем каютам, по всем душевым. Утечек не нашли. Значит, в паро-конденсатной системе надо искать. И искали. Но нашли не сразу, только на второй день, когда догадались в топку вспомогательного котла заглянуть. А там сразу же обнаружили течь в верхней части топки. Срочно нужно было останавливать котёл и искать дефектную трубку пароводяного пучка.

В горячий котёл сразу не полезешь, даже и воду из него сливать нельзя, пока не остынет, а это тоже время. Наконец, слили воду, вскрыли коллекторы, или, иначе говоря, барабаны котла, стали течь искать, а это не быстро. Но нашли, и теперь трубку нужно было заглушить с двух сторон стальными пробками, и, для гарантии, обварить. А с этим у нас заминка получилась. Володя, новый наш сварщик, парень был габаритный, и в барабан котла лезть боялся, вернее, боялся в горловине застрять. А когда человек этого боится, у него все мышцы движению сопротивляются. Страх их парализует.

Но у нас ещё один сварщик был, работающий на палубе. Женя Дворник ему рассказал о наших затруднениях, и он без лишних слов нырнул в котёл и обварил трубки. Заполнили котёл водой, а со стороны топки - снова течь. Ещё одна трубка. И найти её никак не получается. Время идёт, грузят судно быстро, а без котла в рейс не уйдёшь. Тут ещё капитан стал на мозги капать, почему до сих пор течь не обнаружили. Да что ему объяснишь, не каждый капитан в таких делах соображает.

Я уж спать пошёл, хотя какой тут сон, как Женя позвонил и позвал в машину. Умница, он сумел через кормовой смотровой лючок течь рассмотреть. Подняли и сварщика, ночью всё и закончили. То есть, не всё, конечно, но главное. Вторую трубку заглушили и заварили. Начали опять котёл водой заполнять. Только-только пары подняли в котле, а на палубе уже трюма закрывают. Ну, всё хорошо, что хорошо кончается. Мы уже были готовы к отходу.

* На фото - ремонт главного двигателя.



Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 23
Опубликовано: 28.10.2017 в 16:25
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора








1