8. Драконум. 11. История одной игры


К концу октября погода окончательно испортилась. Поздняя осень принесла проливные дожди, яркие краски поблекли и растворились в серости. Люди старались не выходить на улицу без надобности. Возобновившиеся после турнира тренировки целиком перенесли в спортивный зал и бассейн.

Длинные вечера откровенно тяготили пятерых друзей. Андрей находил отдушину в книгах, а рыцари предпочитали прогулки по городским тавернам. Андрей изредка присоединялся к ним, чтобы отвлечься и развеяться.

Однажды, зайдя в библиотеку и увидев там Андрея, Феникс спросил:

-А почему вы забросили шахматы?

-Господи! - хлопнул себя по голове тот. - Из-за турнира мы совсем о них забыли!

-А зря! Вот у тебя, например, хорошо получается в них играть. Нужно только почаще практиковаться. Знаешь ли ты, сколько открытий таиться в шахматах? Известна ли легенда от их создании?

-Мне — нет.

-Её написал известный среднеостгейский учёный Бируни. Легенда гласит, что шахматы изобрёл некий индусийский брамин по заказу местного раджи. Игра так понравилась радже, что он приказал брамину просить любую награду, какую он пожелает. И брамин попросил, на первый взгляд, скромную награду. Положи на первую клетку одно пшеничное зёрнышко, сказал хитрец, на вторую - две, на третью - четыре, и так далее по возрастающей, пока не кончатся клетки на шахматной доске. Глупый раджа с лёгкостью согласился, но потом оказалось, что такого количества зёрен не было не только у раджи, но и у всего белого света, поскольку умноженные в 64 раза равнялась невообразимой цифре.

-Интересная история, - сказал Андрей, - хоть я и не математик. Ну и как же раджа расплатился с этим брамином?

-Об этом легенда и Бируни к сожалению умалчивают, - развёл руками старший дракон. - Возможно раджа приказал отрубить изобретателю голову.

-Вот и придумывай после такого что-нибудь новое!

-Просто старайся держаться подальше от раджей.

-Спасибо за совет.

-Если хочешь узнать о шахматах больше, то имей в виду, что где-то здесь есть книга про них.

Как только Феникс покинул библиотеку, Андрей принялся за поиски этой книги.

Следующие несколько вечеров он провёл у себя в комнате, штудируя невзрачный томик и совершенно забыв о внешнем мире. Из него Андрей вычитал массу интересного.

Шахматы зародились в середине 1 тысячелетия новой эры в Индусии. Тогда они назывались чатурангой и в неё играли не двое, а четверо человек. Из Индусии настольная игра попала в Парсанию при Хосрове 1 Ануширване. Её прислали, чтобы умилостивить этого сурового завоевателя. А Хосров в ответ приказал своим мудрецам придумать другую игру, которая свидетельствовала бы о том, что парсанцы не глупее индусийцев. Так шахматы невольно способствовали изобретению нард. Что касалось самих шахмат, то именно парсанцы упорядочили их, ввели первые строгие правила и расставили фигуры по местам, которые они занимают до сих пор.

Через полвека после Хосрова Парсанию захватили сарацины. Они стилизовали шахматные фигуры, поскольку вера запрещала им изображать животных. Только конь каким-то чудом сохранил своё подобие. Надо сказать, что на протяжении многих веков фигурам не раз меняли названия (правда король, конь и пешки избежали этого). Ферзя (полководца, визиря) именовали и дамой, и королевой; ладья (башня) изначально была слоном, потом птицей Рух, а уж потом стала ладьёй, или турой. Самой длинной метаморфозе подвергся слон. При создании шахмат его назвали кораблём. Впоследствии у разных народов он работал то шутом, то скороходом, то епископом. На сегодняшний день эта фигура получила звание офицера.

Сарацины долго были шахматными королями. История сохранила сведения о том, что сильнейшим гроссмейстером при дворе знаменитого Гаруна аль-Рашида являлся поэт Абу-Гафиз по прозвищу Шантранджи. А при сыне халифа состоялся древнейший из известных турниров, в котором состязались Джабир аль-Куфи, Абылджафар Ансари и Зайраб Катай. Наконец, на Среднем Востоке по сей день помнят Абу-Бакр-ас-Сули, слывшего непобедимым игроком.

В Вестгею сарацины завезли шахматы на рубеже 8-9 веков. Символично, что тот же Гарун аль-Рашид в начале 9 века подарил галльскому императору Карлу Великому живого слона и шахматы из драгоценных камней. А в 1119 году между альбионским королём Генрихом 1 Боклерком и галльским королём Людовиком 6 Толстым произошёл первый известный матч по переписке. Параллельно с ним короли воевали между собой по-настоящему. В знаменитой битве при Бремюле Генрих нанёс поражение Людовику.

"Эх, ну почему ни Вальтер Скотт, ни Александр Дюма не обращались в своём творчестве к этому событию? - сожалел Андрей. - Какой великолепный рыцарский роман мог бы получиться! Какой интригующий сюжет можно было наметить! Право, эти великие писатели много потеряли! Перед моим воображением так и встают картины того, как на фоне исторических баталий и дворцовых интриг разыгрывается шахматная партия. И от победы в ней зависит исход на поле брани!"

Впрочем, шахматный роман в романтическом духе ждал Андрея впереди. Некий капуанец Сальвио написал биографический очерк о реально жившем шахматисте Леонардо Кутри, прозванным за низкий рост Малышом. Родители отправили его в Вечный Рим для обучения юридическим наукам, но Леонардо так увлёкся шахматами, что бросил университет и посвятил себя этой настольной игре. Вскоре он превзошёл всех столичных гроссмейстеров.

В 1560 году в Вечный Рим по делам церкви прибыл знаменитый пиренейский шахматист - аббат Руй Лопес. В поединках со своими аппенинскими коллегами он не знал поражений и молва пришла ко мнению, что только Леонардо Кутри может остановить аббата. Вскоре состоялись соревнования между этими двумя шахматистами. Рискованная игра Леонардо не сумела противостоять холодному расчёту и теоретическим знаниям Руя Лопеса. Вдобавок ко всему, пиренеец жестоко посмеялся над соперником, обозвав школьником.

Уязвлённый Леонардо уехал в Капую, чтобы получше изучить шахматную теорию и разобрать свои партии с Лопесом. Он жаждал получить реванш в столице Пиренеи, когда будет к этому готов. В то же время в Капую инкогнито приехал гроссмейстер Паоло Бои из города Архимеды. Он отправился в "Академию", где Леонардо играл в шахматы с князем Джезуальдо. Присутствующие делали ставки. Князь проигрывал партию, но если бы воспользовался одним ходом, то мог свести поединок на ничью. К сожалению Джезуальдо не увидел этого хода и вынужден был признать поражение. После матча Леонардо хотел показать, каким образом нужно было действовать, однако Бои опередил его. Леонардо сразу догадался, кто перед ним.

-Вы, наверное, известный архимедиец Паоло Бои? - спросил он.

-Да, - не стал скрываться тот дальше. - И я приехал сюда специально для поединка с вами.

-Я принимаю вызов!

Три дня выясняли, кто из них сильнее на шахматной доске. За сражением Леонардо и Паоло следило всё высшее общество Капуи. Но, в конце концов, обоим пришлось признать, что они равны и сойтись на ничье.

После этого Леонардо отправился на родину, в Кутри, так как узнал, что пираты захватили в плен его брата и требуют выкуп. Леонардо поехал на переговоры. Взойдя на корабль, он первым делом увидел шахматную доску с расставленными фигурами. Пират заметил его взгляд и предложил сыграть по 50 дукатов за партию.

-Меня ещё никто не превосходил, - хвастался он.

Однако в тот день ему не повезло. Леонардо выиграл у него свободу для брата и сверх того 100 дукатов.

Следующим городом, который посетил рыцарь шахматной доски, стала Генуэзия. Там он влюбился в дочь богатого сеньора и даже просил её руки, но отец ответил отказом, так как Леонардо был беден и не знатен. Тогда Кутри решил ехать в Пиренею, чтобы победить Руя Лопеса, разбогатеть, прославиться и повторно просить руки своей возлюбленной. В дороге его сопровождал друг Полерио, также знаменитый шахматист и теоретик, с которым герой повести познакомился, вероятно, в Капуе. Они вместе анализировали шахматные ходы, разбирали партии и ошибки и искали правильные варианты. Благодаря сохранившимся комментариям Полерио известны многие поединки Леонардо.

По дороге в Полноводну, столицу Пиренеи, путешественники остановились в административном центре провинции Готалания Моментальне. В этом городе Леонардо встретил своих знакомых, Родриго и Томазо Капуто по прозвищу Россес. Они пожаловались ему, что их обыграл один шахматист Мучиачо, притворившись неумехой. Леонардо решил наказать Мучиачо его же хитростью. Он тоже притворился профаном, добился права сыграть с негодяем и отыграл у него деньги друзей и ещё столько же.

Родриго и Россес поехали в Полноводну вместе с Леонардо и Полерио. Друзья остановились в одной из столичных гостиниц инкогнито. Хозяин гостиницы хорошо играл в шахматы и таким образом обирал своих постояльцев. Леонардо, задолжавший ему, предложил сразиться и легко отыграл свои долги. Затем он отправился в шахматное собрание Полноводны, где нашёл Руя Лопеса. Престарелый аббат не узнал своего давнего соперника из Вечного Рима, ибо пролетело пятнадцать лет, и согласился играть с ним на крупную ставку. Партия завершилась вничью. Впоследствии они играли ежедневно и большинство партий Леонардо сводил к пату. Он хотел изучить соперника и когда убедился, что сильнее него, поджидал случая отомстить за насмешки и поражения, которые нанёс ему Лопес когда-то. И такой случай вскоре представился.

Один из придворных рассказал пиренейскому королю Филиппу 2 о маленьком аппенинце, который играет лучше самого Руя Лопеса. Король не мог в это поверить и вызвал обоих шахматистов во дворец. Он объявил, что тот кто первым одержит над соперником три победы получит от него 1000 золотых эскудо.

Сражения начались. Леонардо в первой партии был в выигрышном положении, но смущённый королевским присутствием допустил ошибку и проиграл. Во второй партии он также испытал горечь поражения. Филипп 2 разочаровался в аппенинце и собрался было уходить, как Леонардо бросился на колени и убедил монарха остаться, пообещав выиграть три партии подряд. Он сдержал слово и король, помимо денежного приза, подарил триумфатору драгоценный бриллиант и брался выполнить любое его желание. Леонардо просил своего благодетеля освободить его родное поместье от налогов на год, так как пиренейская корона владела тогда той частью Аппенинии. Король сделал Кутри неподвластным налогообложению на целых двадцать лет.

После победы над Руем Лопесом Леонардо признали в Полноводне своим. Поверженный аббат ещё пытался оспорить его первенство в новых партиях. Враги Малыша даже упросили давно отошедшего от шахмат по причине преклонного возраста и болезней Серона
вступиться за честь пиренейской шахматной школы, однако Леонардо разбивал бывших чемпионов и тогда, когда они действовали против него вместе.

Слухи о славе Леонардо достигли Паоло Бои и тот не преминул появиться в Полноводне, чтобы вызвать чемпиона на поединок. Леонардо согласился и на следующий день в определённом месте собралась огромная толпа. Но поединок не состоялся. Леонардо не явился туда, узнав из письма знакомых, что его невеста скончалась. С горя он отправился в очередное путешествие, на сей раз в Лузитанию. Там он развеялся и в присутствии короля Себастиана наголову разбил сильнейшего лузитанского шахматиста по прозвищу Мавр. Король щедро одарил приезжего гроссмейстера и отпустил обратно в Пиренею. А в Полноводне Леонардо узнал, что Паоло в свою очередь одолел и Лопеса, и Серона и перехватил у него шахматную корону. Бои снова вызвал его на турнир и теперь Леонардо не уклонился от вызова. Они сражались с переменным успехом три дня, а на четвёртый Паоло Бои проиграл по всем статьям и так расстроился, что тайно покинул Кордильер, ни с кем не попрощавшись.

Доказав своё превосходство, Леонардо тоже вернулся в Капую. Они с Паоло ещё не раз играли в этом городе с переменным успехом, пока Леонардо внезапно не умер в возрасте 45 лет, вероятно, от отравления.

Могло показаться, что герой повести прожил исключительную по насыщенности жизнь. На самом же деле в Средние века и эпоху Возрождения такие приключения не были чем-то из ряда вон выходящим. Несмотря на худшие условия передвижений и смертельные опасности, люди тех веков казались сущими героями и лихими вояками по сравнению со своими изнеженными потомками конца 20 столетия, которым лень оторвать задницу от стула и сделать какую-нибудь пустяковину. Они постоянно ходили по лезвию бритвы, может быть оттого не ведали грызущих душу сомнений и не испытывали банального кризиса среднего возраста. И, кстати, далеко не все они являлись странствующими рыцарями в буквальном смысле этого слова или знатными сеньорами, сорящими деньги по причине их переизбытка.

Андрею прежде всего приходили на ум имена Марко Поло, Афанасия Никитина, автора "Дон Кихота" Сервантеса и Христофора Колумба, именем которого назвали целый континент. А уж после открытия последним Нового Света людям патологически не сиделось дома.

Ещё до того, как Андрей попал в Лукоморье, он читал о приключениях одного альбионца по фамилии Джонс. Этот человек, кстати, был младшим современником Леонардо Кутри. В детстве его отец смог пристроить сына на учение к церковникам. Однако когда спустя несколько лет он скончался, Джонс бросил учёбу, бежал на материк и поступил в армию Священной Вечноримской империи немецийских наций. Ох и поносило же его по дорогам Вестгеи! Где он только не побывал! Джонс воевал и в Пиренее, и в Аппенинии, и в Паннонии против свирепых янычар. Однажды альбионец отличился, одолев в поединке поочерёдно трёх воинов Высокой Порты, и удостоился звания капитана. После этого удача покинула его. Джонс попал к янычарам в плен, был вывезен в Цареград, продан там на невольничьем рынке и увезён хозяином в Скифию. Два года он пробыл в рабстве, затем бежал через малороссийские степи в Полянию, а оттуда переправился на родину. Но и на этом Джонс не успокоился. Оправившись от прежних приключений, авантюрист отправляется в Новый Свет, чтобы основать поселение свободных людей. Во время плавания по Атлантскому океану корабль, на котором находился Джонс, чуть не затонул, а когда колонисты добрались до Колумбики, то столкнулись с многочисленными трудностями со стороны аборигенов и таких же колонистов, как и они. Кое-как им удалось отстоять право на независимость, завязать нормальные отношения с теми и с другими. Но мир продолжался лишь одну зиму. В дальнейшем поселение Джонса подверглись нападениям со стороны соседей и племени Большого Змея. Самого Джонса не раз сажали под замок свои же люди. В конце концов он вернулся в Альбион, чтобы собрать новых единомышленников и вновь плыть в Колумбику. Однако он вскоре умер от травм, полученных в многочисленных боях. Вот такая яркая была у
Джонса жизнь и это далеко не все факты из биографии, которые запомнил Андрей.

Тот же Паоло Бои не уступал Леонардо и Кутри в событийности. Он тоже поступил на военную службу в молодости и вместе с Сервантесом участвовал в битве при Лепанто. Прибыв в Адриацию, Паоло обыграл сильнейшего шахматиста города и влюбился в его дочь, Розу Линори, которая сама была отличной шахматисткой. Они долго переписывались, пока одно из писем не попало в руки отца. Тот велел Бои оставить Розу в покое. Великий шахматист отправился путешествовать по Аппенинии и был принят при многих дворах. Вечноримский первосвященник Урбан 8 даже предлагал Паоло епископский сан, но он отказался от него ради свободы перемещений. Бои объехал Вестгею от Лузитании на западе до Цареграда на востоке. А когда уплывал из Пиренеи, был пленён пиратами и отпущен ими за то, что научил их играть в шахматы. Умер Паоло Бои 77 лет от роду в 1598 году.

Сильнейшим гроссмейстером начала 17 века считался Джоакимо Греко, земляк Леонардо Кутри и Паоло Бои. Он родился в 1600 году и прожил всего 34 года, оставив значимый след в истории этой игры. Греко продолжил и развил идеи аппенинской, комбинационной, школы. Своими гастролями по королевским дворам западной Вестгеи он демонстрировал новейшие успехи шахматной мысли. А его игра в 1620 году против шахматиста, пожелавшего остаться неизвестным, тоже могла бы послужить основой для романа в стиле гётевского "Фауста". После своего вестгейского триумфа Джоакимо Греко отправился в Колумбику, где и скончался, заразившись какой-то болезнью.

Он был последним из странствующих рыцарей клетчатой доски, а в самих шахматах наметился некоторый застой, продлившийся примерно сотню лет. В 18 веке эстафетную палочку у аппенинцев перехватывают галльские мастера, самым значительным из коих являлся Франсуа Филидор. Он называется прародителем позиционного направления в шахматах. Пока остальные игроки по примеру Кутри или Греко без оглядки стремились атаковать вражеского короля, Филидор предпочитал сначала выстроить позицию, отводя презренным до того пешкам важную роль в построении, и только потом развивать успех. Его мысль надолго опередила своё время, поскольку большинство коллег подвергали критике открытия Филидора, считая, что при планомерном пешечном наступлении фигуры действия сильно сковываются и продолжали развивать комбинационный стиль.

Международные турниры стали проводиться лишь с 1851 года. Первая победа в них досталась как раз стороннику комбинационного направления Адольфу Андерсену - скромному учителю из прусской глубинки. Почти 15 лет (правда с годовым перерывом) он по праву носил титул сильнейшего шахматиста, уступив его Вильгельму Стейницу, который предпочитал прагматичность и доработал теорию Филидора, основав первую научную школу игры в шахматы. Он же стал и первым официальным чемпионом мира.

Преемник Стейница Эммануэль Ласкер находился в звании чемпиона двадцать семь лет (его рекорд по продолжительности не побит доныне). Совмещая комбинационный и позиционный стили, Ласкер прослыл тонким психологом и мастером гамбита. Он как никто другой учитывал темперамент, манеру игры и слабые стороны соперника. Нетерпеливому холерику Ласкер навязывал неторопливый ритм поединка, а меланхолика или флегматика подавлял разящими атаками. При этом он искусно заманивал соперника в ловушку, отдавая незначительную фигуру и тем самым заставлял действовать в нужном ему, Ласкеру, направлении.

Третий чемпион мира был похож на шахматистов эпохи Возрождения. Наверное поэтому он сидел на троне каких-то шесть лет. В отличии от большинства типичных гроссмейстеров, фанатично отдающих себя только шахматам, кубинец Капабланка был разносторонним и интересным человеком. Он вёл светскую жизнь, путешествовал по миру, пускался в авантюры, служил дипломатом и даже снимался в кино, блестяще играя себя. Специалисты подметили в его стиле точность, быстроту расчёта и нацеленность на атаку. Именно так Капабланка переиграл Ласкера. Старый чемпион постоянно подставлял претенденту
заманчивую приманку, а тот не обращал на неё внимания, гнул свою линию, удушая и сковывая позиции именитого соперника.

Добившись шахматной короны, Капабланка охладел к игре, перестал уделять ей должное внимание. Сразу выявились его слабые стороны: поверхностность, пренебрежительное отношение к сопернику, нежелание анализировать и тренироваться. А шахматный мир не стоял на месте, претенденты на корону рвались в бой. Капабланка назначил крайне жёсткие условия к финансированию поединка, который смог выполнить лишь Алехин - эмигрант из Великороссии с галльским гражданством. Когда началась подготовка, Капабланка гулял, уверенный в неотразимости своего характера, а Алехин напряжённо готовился. Итог был предсказуем - Капабланка проиграл.

Алехин был чемпионом мира в общей сложности 17 лет (с 2-летним перерывом) и умер непобеждённым. Его считали наиболее универсальным шахматистом, заимствовавшим от предшественников самые яркие черты. Уроженец Великороссии, вынужденный покинуть родину, Алехин открыл великую эру монополизации звания чемпиона мира отечественной великоросской шахматной школы.

Шахматисты попали в Древнероссию ещё в 9 веке непосредственно из Кирии. Сохранились даже былины, где богатыри решали споры за чёрно-белой доской. Иван Грозный умер, сражаясь в шахматы. А в 1685 году посольство из Златоглавы к Людовику 14, приехавшее в составе полусотни человек, наголову разбило своих галльских оппонентов. Играли в шахматы и Пётр I, и орлы Екатерины II.

В первой половине 19 века сильнейшим гроссмейстером страны считали А.Д.Петрова. Его даже называли "росским Филидором". В шахматы его ещё в детстве научил играть дед - сенатор И.А.Соколов, не проигравший будто бы никому, разве только самому чёрту и собственному внуку. Петров разгромил всех конкурентов в Великороссии, а вот с заграничными мастерами сразиться не довелось. Его не отпустили на турнир 1851 года по причине службы, Петров был чиновником. А когда на пенсии он всё-таки посетил кафе "Режанс" в Элизиуме, где когда-то играл великий Филидор, там не оказалось никого из шахматистов, кроме колумбикийца Пауля Морфи, который отказался сыграть с Петровым.

Среди тех, кого побеждал Петров, был князь Урусов - герой Скифской войны. Однажды, во время боевых действий он предложил альбионцам сыграть на одну проклятую траншею, которая много раз переходила из рук в руки. Те отказались. А на рубеже веков претендентом на звание чемпиона мира был М.А.Чигорин. К сожалению он проиграл Стейницу.

И вот в 1927 году великороссец Алехин стал чемпионом. Никто тогда не знал, что это только начало и все последующие десятилетия текущего века останутся за отечественными мастерами.

В связи со смертью Алехина, находившегося в ранге действующего короля, утратой преемственности и разработкой дополнительных правил новые поединки за звание чемпиона мира состоялись лишь через два года. Пятым чемпионом мира стал Михаил Ботвинник.

К тому времени он в Великоросском Союзе неизменно находился в звании чемпиона страны уже полтора десятилетия. Ботвинник всегда стремился к захвату инициативы и игре только на победу. Обладая широкими стратегическими взглядами и умением неожиданно ударить, он часто шёл на риск и жертвы. Может быть поэтому защиты звания мирового чемпиона не отличались стабильностью. Дважды Ботвинник отстаивал его с помощью ничьи, дважды проигрывал оппонентам и дважды возвращал в матчах-реваншах.

Главным оппонентом Ботвинника в 50-е годы являлся Смыслов. Этот шахматист применял разную тактику, никто не брался сказать, какой стиль он выберет перед конкретным поединком. Смыслов то запирался в глухую оборону, то поражал соперника искусным манёвром. А вот Таль признавал только атаку.

И Смыслову, и Талю удавалось отодвигать Ботвинника с вершины. Но они тут же проигрывали ему матчи-реванши и уходили в тень. Зато Тигран Петросян задержался
подольше на вершине. Свою роль сыграли и изменения правил. Матчи-реванши отменили, заменив их системой турниров. В очередной раз потеряв звание чемпиона мира, Ботвинник не согласился с новыми условиями и лишил себя права бороться за этот титул дальше. Основательный и логичный Петросян продержался на троне семь лет, прежде чем его сменил Спасский.

Запад давно с ревностью следил за многолетней гегемонией великоросских гроссмейстеров. Необходимо было прервать её любой ценой. Поэтому когда претендентом на шахматную корону стал колумбикиец Фишер, обстановка обострилась не на шутку. Престиж СШК и Великоросского Союза напрямую зависел от исхода будущего противостояния.

Также приходилось учитывать крайне сложный характер Фишера. Его называли человеком-скандалом. С юности Фишер вёл себя очень заносчиво, требовал привилегий, не стеснялся нарушать регламент, ставил собственные условия. Но впоследствии даже его враги говорили, что его капризы способствовали повышению уровня бытовых условий, гонораров и призовых шахматистов.

Матч со Спасским тоже был под угрозой срыва из-за неадекватности претендента, но всё же состоялся и закончился победой колумбикийца. После этого он не проведёт ни одного официального матча, отказавшись защищать титул и вёл затворнический образ жизни, иногда попадая в хронику скандалов. Уже в 90-е, вопреки запретам правительства, Фишер сыграл со Спасским неофициальный матч-реванш на территории Южнославии и подпал под статью об уголовной ответственности. Тогда он отказался от колумбикийского гражданства и начал скрываться по всему миру. Умер он на Островании.

После отказа Фишера защищать титул шахматный олимп вновь оккупировали великоросские гроссмейстеры. Следующим чемпионом по итогам турнира провозгласили Анатолия Карпова. Почему-то полагали, что он временщик и не продержится долго, однако Карпов дважды отстоял своё звание в противоборстве с Корчным, которого большинство специалистов считают сильнейшим из тех, кто никогда не становился чемпионом мира.

В противостоянии Карпова и Корчного вновь выдвинулись политические и идеологические факторы. Из-за резких высказываний Корчной был неудобен коммунистическому режиму, а потом и вовсе выехал за границу, став диссидентом. Поэтому ставки вновь были высоки. Победы Карпова воспринимались руководством Союза как декларация их строя перед капитализмом.

Корчной не оправился от поражений, но у победителя неожиданно появился другой опасный соперник из молодых по имени Гарри Каспаров. За их драматическим противостоянием весь шахматный мир следил затаив дыхание. Их первый матч складывался для претендента катастрофически. По регламенту матч завершался, когда кто-то из гроссмейстеров одержит шесть побед. Каспаров проигрывал со счётом 5-0. Карпову оставался лишь шаг, но Каспаров, выдержав давление, вдруг обрёл уверенность и перешёл в контратаку. Карпов потерпел три поражения и руководство страны приостановило матчи, мотивируя свои действия заботой о здоровье участников. Правда через несколько месяцев под давлением мировой общественности матчи возобновились и Каспаров стал самым молодым чемпионом за всю историю шахмат. В дальнейшем они с Карповым встречались ещё трижды в битвах за корону и Каспаров подтверждал свои полномочия.

Продолжение произведений из первого художественного журнала РОСЧЕРК каждые понедельник, среду, пятницу



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Ключевые слова: Фэнтези, приключения, шахматы, история шахмат, рыцари клетчатой доски, Капабланка, Бобби Фишер, Корчной, Карпов, Каспаров,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 74
Опубликовано: 20.10.2017 в 21:15
© Copyright: Вадим Кириленко
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1