О русской литературе (прошлое и настоящее – сборник стихов)


О русской литературе
(прошлое и настоящее – сборник стихов)

Русская литература

(слово о русской классике в современной жизни и литературе)

Вернувшись к нашим бедам ненароком,
Замечу скромно: Древний тот порок,
Тьма болтунов с пройдохами, пустых «пророков»,
Преследует столетиями то дежавю, то рок.

Года минуют, не скуднеет наша «нива»,
Произрастают всходами на поле сорняки
Из демократов либерального разлива
Вещают нам сентенции, аж пар идёт в свистки.

У современников, мол, отвращение ныне к книге,
В сём казусе на … классиков пеняй.
«Оковы» скинуты, разорваны «вериги»,
А Достоевскому с Толстым - прости-прощай.

Какой пассаж! Под нас они не изменили мира,
Не достучавшись словом и мыслью, до сердец!
Долой и Федора, и Льва! Не сотвори кумира,
Из школы – вон! Иначе всем - конец!

Стервятники усердствуют, сбиваясь скоро в своры,
И, стаей окружая, литературный трон,
Свои ли, пришлые клеймят творцов позором,
Их лай неистовый звучит со всех сторон.

Достоин пасквиль псов или славянских братьев,
С культуры начинать, оплёвывая всё.
Сыны неблагодарные России шлют проклятия
И, задыхаясь в ярости, клевещут на неё.

На пьедестал возводятся нацистские идеи,
Победа обезглавлена, оболгана война,
В дичающей Руси хозяйствуют халдеи,
Погрязли в шабаше… Охаяна страна.

Культура, нравственность? – подорваны устои,
Им Пушкин с Гоголем, как костью, - поперёк.
Мешают сторговать – за доллары – святое,
Для Чехова с Радищевым уже и срок истёк!

Сегодня, в дурно пахнущем, дешёвом водевиле,
На «Зеркало» пенять? Лукавство, господа!
Сгодятся опусы иных «светил» в сортире,
До «Солнца» не достать вам никогда!

С Прутковым в корень зрю: две стороны медали,
Горазды чужаков винить в немыслимых грехах.
Расправа скорая, чтоб втиснутся в скрижали,
Глухи, слепы завистники. И движет ими страх.

Историю корим, устроив перестройку,
Отставку требуем, в мораль возводим срам,
Швыряем впопыхах на свалку, на помойку,
Остатки совести, пропив, по кабакам.

Критерий «величавости» - довольно лицемерить! –
От премий государственных, от званий, орденов,
Дипломов и регалий! Мы продолжаем верить,
Что обучить писательству – возможно! - и ослов.

В интрижках закулисных, «съев собаку», -
Ох, шельмы, изворотливы ужом! -
Строптивцев с вольнодумцами - на плаху,
И ловко наших классиков «разложат» падежом.

Палач кто гениям ... и судьи с прокурором?
Кто инквизиторы? - … собратья по перу !
Поэтишки дешёвые, мараки-щелкопёры.
Чего тогда, «касатики», … «метаете икру»?

Какой же враг неведомый халтуру публикует,
Духовную – сознательно – рвёт беспощадно связь,
А после ностальгически, как тетерев» токует?
«Элита», как бы «нации» помои льёт и грязь.

Бездарность усреднённая культурой верховодит,
От песен с кинофильмами тухлятиной смердит.
Что слышим постоянно мы? Да вопли о свободе!
Гламур попсы тусовочной «эстетику» творит.

А что ж народ юродивый? – поднимем снова тему.
Живот набив, безмолвствует, забравшись в конуру.
Освоил этот «рыночник» валютную систему…
Толстой и Достоевский — они «не ко двору».

«Старо предание»… Топчемся по кругу -
В образовании, отрицая прошлые века,
Стыдятся лаптя и крестьянина за плугом,
На «вшивой демократии», объехав мужика.

Тогда взахлёб слюной – истерика по свету:
Ату, ребята, Пушкина! Списали с корабля…
Разделаемся с Гоголем и с Чеховым в газетах,
Есенинщину – вон, Высоцкого – нельзя.

Островский с Грибоедовым смешны в нравоучениях,
И не удобен сказками нам Салтыков-Щедрин,
Крылова – настоятельно - пора предать забвению,
Некрасов простоватый, хоть был и дворянин.

Не актуален Лермонтов, к Европе Тютчев резок,
Тургенев скучен кажется. Так «требует народ»?!
Зачёркнут ныне Шолохов, Блок откровенно мерзок,
И Мандельштам с Набоковым? – заткнули тоже рот.

Астафьева, Распутина, Абрамова, Белова
Равняем с ретроградами. Отныне ушлый хам
Стрелою ядовитою по мёртвым хлещет словом,
Зачислив Маяковского, в отживший время хлам.

Твардовский – сталинист, бездарен Солженицын,
Булгаков сумасброден. - усердствует клеврет.
«Собачье сердце», вырастив, и пошлость без границы.
Стал Швондер или Шариков у нас … авторитет.

Вот эти окаянные, что мнят себя «идейными»,
На классику российскую, как тенью на плетень,
Наводят сплетни грязные под даты юбилейные,
Со сцен тапёры пыжатся, вещая каждый день:

Ну, кто все эти Ленские, Онегины, Печорины,
Базаров и Раскольников? С усердием слуги,
Докажут, что отжившее, своё уже отспорили,
А авторы, как водится, не меньше, чем враги!

Писаки с рифмоплётами! Затасканные темы!
Кого там обличают?! Зазнались! Над толпой!...
С Цветаевых, с Ахматовых кругом одни проблемы.
Нас заставляют думать мозгами... - головой!

Не медля реформировать! И, совершив подмену,
В кафтан «шутов гороховых» глумливо нарядить.
Где белое, там чёрное… «Прогресс да перемены»!
Под новые трактовки, в «застое» обвинить.

И, говоря по-правде, так вылезут из кожи...
Писатель опускается на … Горьковское дно,
Поэты – примитивщики. Ничтожна рифма, боже.
А критика безумствует, восславив барахло.

Конвейер отработанный: давите на рефлексы,
Редакциям, издательствам подай рублёвый нал,
Уродцы получаются и в текстах, и в контексте,
Тираж идёт на прибыль, превыше - капитал.

Не думайте, сограждане, что это исключение,
Кульбиты с «развенчанием» в России с давних пор.
Под разными предлогами, суть, ставя под сомнение,
Отчизну, душу русскую искореняет «вор».

Шанс есть, не всё потеряно. Русь, рано или поздно,
Очистившись от скверны, возвысится, как храм,
Возможно, через тернии, вздохнувши полной грудью,
Вернётся вновь к истокам, к кристальным родникам.

***

Ищи спасение в классике. Отбросим ложь стенания,
Она и смысл, и истина – грядущим поколениям.
Пускай наивно, но добро и к ближним сострадание,
Надежда, вера и любовь ведут нас к возрождению…

Примечание.
Сентенции – краткие изречения нравоучительного характера.


*********************************************************************

Нужны ли поэты в России?
(про «ум, аршин и особенную стать»)

Если жаждешь остаться поэтом,
Ты, в Россию ногой не ступай.
Здесь талантам – табу, под запретом,
Своры псов, злой охальников лай.

Пушкин, Лермонтов, сгинул Высоцкий,
И Есенин Сергей…, Мандельштам…
Пулей кончил смутьян Маяковский.
Все далече… - покоятся там.

От Некрасова – смертушка «косит».
Николай Гумилёв, Пастернак…
«Тунеядец» и Бродский Иосиф,
А Ахматова Анна – чужак.

Показательно - чтоб неповадно! –
Заклюют, налетев, вороньём.
Если б творчество? Хамство досадно.
За глаза - оскорбления с враньём.

«Развенчают», потащат на дыбу,
Намекнув, и, сравнив с комаром.
Капля яда подточит и «глыбу»,
Хладнокровно прихлопнут пером.

Выжигают калёным железом,
Щелкопёров, «ревнителей» - тьма
Под короной, под скипетром с жезлом.
Только не дал Господь им ума.

Мы наивно считаем, что Сталин,
Кат-тиран – он во всём виноват.
Чушь! – придушит соратников Каин –
«Гражданин», свой товарищ-собрат.

На царей попеняли напрасно -
Дурь! – сатрапы наложат запрет.
Стихотворцем родится опасно:
Травля дикая, пасквиль – в ответ.

Бюрократ или критик…, издатель,
Чин жандармский, мужицкий кабак,
Цензор… Тычут. – Бумагомаратель!
Цепь срывая, спускают собак.

Даст Белинский анализ статьями,
Беспардонный Булгарин Фаддей,
Растерзает редактор речами,
Да похлеще! - чем лютый злодей.

Приравнявши «писак» к супостатам,
Что мешают им «вечность творить»,
Попрекают халдеи-«сократы»:
Деньги – наглость имеют! – просить.

Указания, приказы, решения. -
Как и что!!! – тем поэтам писать…
В сим - пииты слагают прошения…
Против власти?! – казнить или гнать.

Верховодит с бездарностью серость,
На подхвате «Мартынов», «Дантес».
Клевета за спиной, как бы «смелость»,
Страшен зависти мелочный бес.

Бесовщина, со склоками свары,
Стукачей – на доносы расчёт.
«Патриоты» сажали на нары,
Неусыпно «трудился» сексот.

Не смутившись, сановное рыло
Даст отмашку: Стереть в порошок.
Ложь подсунут, как правды мерило.
Есть в Отчизне змеиный грешок.

В гроб сойдя, не дождались покоя.
Продолжают плясать на костях,
Болтуны льют ушаты помоев,
Грязь…, марая и имя и прах.

Размечтались… «С базара» потомки,
Засучивши в трудах рукава,
Набивая в корзины, в котомки,
Понесут, мол, их книги-тома.

«Стать» особая? – Тютчев - стихами.
Миф, химера! – банальный разбой.
Не враги… - уничтожили сами! –
Чинят суд, расправляясь толпой.

Отчитайся, поэт, перед строем!
По этапам – с конвоем солдат…
Никуда не исчезло … былое!
Как наивны страницы баллад!

Без любви - ни надежды, ни веры.
А, «умом не объяв», марш в острог.
Мёртвых ставить «аршином» в примеры?
Мать-Россию понять я не смог…

*******************************************************************


Поэт и поэзия в России

Из древних греков, от Эллады, от корней-истоков
Поэт…, что в кратком переводе значится – пророк.
Вне времени течёт его глагол стремительным потоком,
Судьбу не выбирает, жезл вручает провиденье, рок.

Тот маленький, но мыслью дерзкий человечек,
Власть, обретя над душами проникновенным словом,
В сердцах огнём надежды зажигает ярко свечи
Иль гасит, разрушая в прах, с канонами основы.

Вселяет совесть, в Господа божественную веру,
Лишает в муках сна. Дарует безответную любовь.
Его заветам, следуя, и дерзновенному примеру,
Мы в войнах не щадили живота и проливали кровь.

Взывая к справедливости, на милость уповая,
Всё ж рвется в смертный бой, отбросивши сомнения.
Природе – дань. Поёт, томясь, от одиночества страдая. -
«Я встретил вас...», «Я помню чудные мгновения…»

Он за стихи свои гоним на эшафот, на зону, в ссылку,
В немилость попадал к вельможам и под гнев царей.
Метался в безысходности, «заглядывал в бутылку»,
Тиранов презирал, не пресмыкался перед кликою вождей.

Поэтому господ устраивал в цепях, в железной клетке,
Поглубже в склеп, когда истлевшие его зарыты мощи.
Трибун немой - без языка - сродни марионетке,
Лишь бронзовая мумия на привокзальной площе.

Добились своего. Плеть, заменив, на сладкий пряник,
Медалью наградив, в анналы втиснув, - вылитый Гомер!
Не устоял «Вермонтский» даже, покоряясь, «изгнанник».
Поэта ныне, обезьяною, засунули в зоологический вольер.

Талант сегодня - не товар, на гениев упали низко цены.
Не духом лира пишется, а голым продаётся телом.
За деньги, «в ус не дуя», балаган и шутовство со сцены.
Мудрёные слова расходятся с материальным делом,

«Лезть на рожон», когда валютой платят за халтуру?
Партийный, выполняя план, штампуют вал на шутки.
Пустое честь. Набить бы кошелёк, спасти бы только шкуру.
А указания имперского перста те писари улавливают чутко.

От пафоса, провозгласив поэта «больше чем поэтом»,
Давно иной сбежал… - «простыл» в Отчизне «след».
Цензура где? Добры завистники, приветливы клевреты.
В державе, кроме них, пиитов, – утверждают. – нет!

Впитав в себя обман, грехи отцов, паскудные пороки,
Перевелись они? Враньё! Эй, вы, покрывшиеся пылью,
Да были, есть и будут у Отечества всегда пророки.
Поэзия Российская могучие расправит снова крылья.


*******************************************************************

Дон Кихот и оруженосцы

Минули времена, когда идальго,
Пегаса, оседлав, разил пером
В бою ли ближнем и в сражении дальнем
Лез бесшабашно в схватку – напролом.
Идеалист, романтик иль повеса?
На мельницу?! Считая, - великан.
Роман Сервантеса… У нас другая пьеса.
С ума сошёл… «Не вынес Росинант».
Неловкость с каторжанами случилась, -
Освободил. И, как бы, в полный рост
Вдруг озарило темноту Светило…
В награду – кандалы, чинить допрос.
В науку гражданам посажен скоро в клетку,
Обласкан и, как водится, прозрел.
Но вновь – за старое. Тогда уж ставят метку,
Стальные латы не спасут от острых стрел.
Молчал бы и с мундиром - чин приличный,
И лента с орденом, Ведь, знамо, не порок.
За вольнодумство приговаривают лично,
Виновным в гибели объявят злющий … рок.
«Случайно» мученик, оставив след кровавый,
«Пал оклеветанный» врагами и «толпой».
«Таков уж век», как помнится и «нравы» -
Проследовал бедняга в мир иной…
Не он один… Затравлены таланты…
Пытаясь камарильи доказать,
Клеймили правдой. А в ответ инфанта
С годами извела писательскую рать.
Мельчали, приспособившись, и пили,
Дуэлям, предпочтя, палить в висок,
Досадно, многих начисто забыли,
А с современных не настричь и шерсти клок.
По воле случая – в наивности беспечны,
Случалось «отдавать концы» в бегах.
Поэты бренны, смертны и не вечны,
Возвысились поэзией в веках…
Отечество – спустя – о них скорбело,
От «круглых дат», с размахом – юбилей,
В награду – «наше Солнце». «Шило дело»…
Ранжир менялся – кто кого главней.
С гранитных постаментов смотрят строго,
Иные и … сидели, и сидят…,
Но на проторенную гением дорогу
Вступает … продолжателей отряд.
Они оруженосцы – … Санчи Пансе…
Поставлю риторический вопрос:
Сквозь свиты частокол имеем ль шансы –
Не к телу! – хоть пробиться на погост?
Почётно - без сомнений и упрёка –
Слыть тенью Гамлета у трона короля,
Где каждая облезлая сорока
Балладами трещит под соловья.
Заложник Дон Кихот литературы,
«Новаторы» терзают на куски,
То «враг», то «актуален для культуры»,
Поспешно реформируют стихи.
И Дульсинеи вдруг «заварят» свары:
Мы – «дамы сердца», первая любовь.
Единственная – я! – слышны хоралы,
Докажет каждая, надменно вскинув бровь.
Вестимо: хлеб с икрой, в достатке масла…
Тех «рыцарей Зеркал», да пруд – пруди,
У монумента … «избранная каста»
С распятьем классика гарцует впереди.
Поэт же мёртв!!! Один свидетель – Санчо…
И шутят меж собою остряки:
Тот ветер творчества над бедною Ламанчей –
Не Дон Кихот! – гоняют … ветряки.
Оруженосцам – лавры, крики – «Браво!»,
Страницы – книг, журналов и газет…
Бесстыдно думает несметная орава,
Что превзошла … Сервантеса сюжет.
Нет не обидно, тошно мне порою…,
Их опусы мертвы, как старый пень.
В погоне за рублём отсутствует живое,
Мозги народу развернули набекрень.
Смешны убожеством «защитников» потуги,
Ишак в попоне вовсе не … Пегас.
Нуждается ли Дон Кихот в прислуге,
В банальном подражании рифм и фраз?
Вердикт история выносит и читатель,
Корону – гению, ну а шуту – колпак.
Икар и Прометей – пускай мечтатель! -
Но нужен человечеству чудак.
Он рыцарь даже в образе печальном,
Отлитый в бронзе, всё же – на коне!
А Санчо Пансе нынешний, «брутальный»
Верхом…, - но сзади – только на осле.


************************************************************************


Заноминантились

О, Боже, упаси родную лиру
От глупости провинций и столиц:
В России писарь вырвался в кумиры,
Плебей в восторге от медийных лиц.
Не углубляясь в тексты и в контексты,
Чтоб веселить по праздникам народ,
Решающая ставка – на рефлексы,
На вкусы обывателей расчёт.
Есть разгуляться где и выпить водки,
Фантазии – фонтаном через край,
Нам выдают газеты – с «шапкой» сводки:
Очередного «гения» встречай.
Объявлен – срочно! – год литературы,
«Ивановская» двинула в разнос…
Нет, мы не можем без искусства и культуры! -
На пленумах муссируют вопрос.
Разносятся призывы на просторах -
Комически-трагический сюжет! -
Идеи тонут в съездах, в разговорах,
По пустякам «спускается» бюджет.
Освоить деньги спешно в альманахах,
Журналов отчебучить тиражи.
Халтурили, срубивши, сразу махом,
Проценты «отщипнули» от маржи.
Почётных грамот – тьма, бурлит «Агора»:
Медаль подать за толстые тома!
Бестселлеров – завал, а детективов – горы,
Тупеет от романов голова.
Любовь кругом… Ёрёму забодали:
Куда ни глянь, откуда ни смотри
Бумажные плодятся фестивали,
Почкуются участники Гран-при,
«Чернильницы» «великие» призёры,
Плюс, конкурсанты «Э-нского пера»,
«Ковёрные» – арен антрепренёры -
Им … «Букера» давать уже пора!
В шорт-лист тащить за уши этих «грандов» -
На Малый, Средний и Большой букварь,
Немедленно фамилии «атлантов» -
В энциклопедию, а лики - на алтарь.
Не требуем гадать в кофейной гуще,
«Штат небожителей» - знакомы имена,
Кто в круг заветный «мэтрами» допущен,
Того и «выберет» в писатели страна.
«Умов властители», конкретнее, - писаки
Метают молнии, то целят прямо в глаз.
От диспутов рукой подать до драки…
Не выдержит всю братию Пегас…
Увы, преданье старины глубокой –
Крылатый не обузданный тот конь,
«Кота тянуть за хвост» - одна морока,
Господня длань – не жадная ладонь.
«Стихи» - по окончании – «…творения»?
Накручен, наворочен в рифмах вздор,
От новомодных слов до громких чтений…
Спасибо, выручает … валидол.
Толпятся у «Развесистой берёзы»:
Кому-то «корешки», иным – «вершки»,
Из года в год: цветочки, слёзы, грёзы -
Банально-примитивные стишки.
«Светило» деревенского масштаба –
С претензией! – «несёт» белиберду,
То «львица светская», то олигарха баба –
Пиарят … «восходящую звезду».
Чушь «васильковая» объявится намедни…
Кто в лес, кто по дрова – сплошной бардак,
Лауреаты … «Улицы соседней»
Вновь попадают с творчеством впросак.
Подозреваю – в недалёком – очень скоро
Очередной опубликуют дикий бред.
У каждого столба, у фонаря, забора
Объявятся свой Чехов, Тютчев, Фет…
Под вывеской занудности туманной
Из всех щелей прёт графоманская мура,
Маэстро «Авторучки деревянной»
Строчат, «шедевры» выдавая, «на гора».
«Король поэтов» - некий Вася Пупкин,
Вон вылитый, пожалуй, Лев Толстой,
С брошюркой куролесят новый Пушкин,
Агаты Кристи, местный Конан Дойл…
Шумят дискуссии, штампуют манифесты,
«Авторитеты» входят в дикий раж,
Из фолиантов – в небо Эвересты,
Но «с гулькин хвост» и ноль в графе продаж.
За эти «перлы», якобы, «прогресса»
Полушку на базаре не отдам,
Скатились к обезьяньему регрессу,
Наш «воз», как говорится, «… ныне там».
Здесь словно в сказке, где «по щучьему велению»,
Без каторжных трудов и без борьбы
Те «классики» эпохи потребления,
Растут, как … ядовитые грибы.
Барахтаемся, тужимся в трясине…
Зияет пустота… Мелькнёт земная твердь,
Таланты редкие встречаются и ныне,
Но в куче мусора их трудно разглядеть.
Откроешь книгу – приторно, тоскливо…
Прости, читатель, скрягу-дурака.
Литературы русской оскудела нива,
Той, что прославила Россию на века?

***
Финита! Засвербит попасть в анналы –
Есениными ни жить, ни Достоевским быть! –
Натрите ягодицы … скипидаром,
Умерьте, господа, - язви вас! – прыть…

************************************************************************

Н.А. Некрасову
(На стихотворение «Поэту» - от литературы советской эпохи до нового времени)
Некрасов прав иль классик ошибался?
Не изменились нравы с тех веков:
Поэт, бездействуя, молчит, покорно сдался
И дар, презрев, задёшево продался,
Всё раболепствует и в страхе от оков.
Немой для битв, он пишет фолианты,
В любовном творчестве спокойней и верней:
Одни пустились в пляс комедианты,
Иные служат истово «таланты»
Лишь «поклонению» «… личности своей».
От «светской» болтовни да разговоров,
Но всех затмили … «сладкие певцы»
Природных пейзажей – с перебором,
Стяжатели… Круг - склоки да раздоры,
А чем глупей, - попали в «мудрецы».
На Господа грешить? Не «филантропы»,
С «предательством», Вы, правы и с «враждой»,
Борьба с «решимостью»? Найдите остолопов!
Зато «мечтательно-пугливые» холопы
Наветом, подлостью воюют меж собой.
«Служить добру» и высшим идеалам,
Напомнить людям грешным о Христе
И для других пожертвовать хоть малым?
Собратьев многих … «съели» каннибалы,
Клялись, то на … звезде, то на … кресте.
Возможно, прозвучит кому-то дико,
Травить и, обложив, со всех сторон,
Как говорится, - не буди, товарищ, лихо,
«Под грудами развалин» спится тихо,
Им ни к чему «над Волгой» чей-то «стон».
«Укоры» в цель подобно пальцем – в небо,
Душа, что в пятках, не «сгорает от стыда»,
Таких, как Вы, лишат … надежд и хлеба,
Заткнут туда, где дед Мороз Ваш не был,
От творчества - ни строчки, ни следа.
У нас ссылаться принято на «честность».
Случались «хуже» не однажды «времена»,
Похоже … рассуждения – не уместны,
И «не было подлей», но в неизвестность
Не канули при «чистках» имена.
Вздохнули без коммуны с облегчением,
Беспечно радуясь, что кончился ГУЛАГ,
Мол, тюрьмы — настежь, позади мучения.
Да в головах … бардак и помутнение,
С тельцом при капиталах — разложение,
Духовно-нравственный упадок, дикость, мрак.
В провинции, пожалуй, не до смеха,
Литература русская – с какой уже поры –
Как крепостная девка – на утеху –
Отдаться сразу или сунутся в прореху? –
Таскается за милостью на барские дворы.
Пегаса - в стойло! Здесь решают «боги».
Глянь: челядь из писателей – в наклон,
Сгибаясь низко, шастают в чертоги,
К изданию доступ жалован немногим,
Тем, кто дотянется губами до попон.
Та доля заячья – места в Мазая лодке –
И, «трусу празднуя», кивая на отбор,
Не всем достанутся. А в юбилейной сводке,
Не сыщешь тех, кто с меткой - по наводке:
Доносы гнусные, молчанием – приговор.
Дантесом выглядеть и глупо, и опасно,
Мартыновы? – уж слишком – не к лицу,
Совет шепнут – наушники рукасты! -
Не трепыхались чтоб охальники напрасно,
На подковёрном уровне сподручней подлецу.
«Пушисто-мягкие» такие, братец, душки,
Как рассуждают про Отчизну, про народ -
Пробьёт слезой от пяток до макушки,
И бесконечные с наградами пирушки,
Да только не клади им палец в рот.
Для менеджеров – новых феодалов
Свободный сочинитель вреден, плох…
Командовать уделом – явно - мало,
Держать в узде, «рулить» репертуаром,
Да придавить – при случае – как блох.
Тут фразу оборвав, я тосковал не шибко,
Швырнув бумагу, выдохнул легко:
Старо, как мир, и прежние ошибки -
Потоком мыслей, будущее – зыбко,
Везде - Некрасов! … Видел далеко…
«Куда ни глянь…», а что в сухом остатке?
С поэзии, скатившейся в торговлю и во тьму,
И с прозы, говорится, взятки – гладки,
Обласканных - в печать по разнарядке,
При демократии моральные порядки -
По совести – без совести? Так это как кому…


Примечание: по мотивам стихов Н.А. Некрасова «Поэту», «Филантроп», «Как празднуют трусу», «Современник», «Поэт и гражданин», «Пророк» и др.


*******************************************************************************

Эксперименты под луной

Пылает «Нарциссом» на небе Луна,
Минорные ноты выводит струна:
В вазе цветки – жёлтые розы,
Стволы сосняка - янтарные слёзы,
Лютиков жёлтых – разбито стекло,
Кубышек в воде расплескалось пятно,
Шарм хризантемы — пленяющий взор,
В кружево звёзды вплетают узор,
Майских, весенних тюльпанов охапка,
Бархатцев жгучих кудрявая шапка.
Странница ночи… Сегодня не спится,
Хрустального утра забрежжет граница.
Оно «мудренее», чем бледный закат,
Никчёмные вирши - в корзину летят!

***
Дальше возможно, да глубже копнуть,
В сравнения уйти, Пегасом тряхнуть,
Копаясь в душе, - тирады, подтексты…
Однако, к чему нам заумные тексты?
К музе Луны обратись за сонетом?
Сияет, не скрою, но солнечным светом,
«Чёрная кошка» - с другой стороны,
Космической нам не достичь глубины.
К чаю добавить – кислый лимон,
Фантазии лиры? Штамп, эпигон?
Сахар, как лёд, растворится на дне,
Абстракция лунная? Опыт во сне?
Эксперимент? Но во имя чего?
Сентиментальность? Так ради кого?

***
Редкий эндемик сегодня читатель,
Иное выводит старатель-писатель.
В нашей истории грязное «мыло»,
Трава-лебеда... - разное «всплыло».
Лунное тело, как женщин умело,
Пииты «имели», используя смело,
Шедевры, халтуру лепили все дружно.
Она на подхвате - кому это нужно?
Даёшь футуризм? Модернизму дорога?
Долой классицизм? Нигилизм у порога.
На слове конкретном всходил акмеизм,
К мистической силе взывал символизм.
Натуры сарказм… Вульгаризм не спасает,
Катарсис не в моде, увы, отмирает.
Венеру Милосскую высечь из слова?
Грязью облить? Далеко, и не ново!
Страшней реализма - душонки двуличие,
Хоть секс при луне - им же всё безразлично.
Бездумьем кичимся. Прикройте-ка срам.
«Цветочки» культуры. А «ягодки» – хам?

***
Для новых кумиров, то золото – время,
А старое – хлам, ненужное бремя.
В помойку спустили, на свалку – в отход,
Идею запрятали в ... задний проход.
Прогнуться спиною легко для поэта,
Экран - оптимальная к славе «карета»,
Серпастый в карманы приносит барыш,
Иная «горой» возвышается «мышь».
«Глаголами жечь»? - смеясь, вопрошают.
Содом и Гоморра, отнюдь не мешают,
«Столпы», без стеснения, себя возвышают.
Любовь на продажу и песнь при луне,
С трибун воспевается ода свинье.
Вампиры клыкастые нам не страшны,
А падшие люди – то знак сатаны?
Похабщины спрос, Луна – предложение,
Поставят в удобное диск положение.
Валюта шуршащая – совести мера,
Народ отсылают за правдой и верой.
Удобно скулить «о добре» за морями,
Подальше от плахи, прослыв «звонарями».
А лира - прислугою у лицемеров.
Таков маньяризм… Куртуазна химера…

***
И кто, подскажите, у нас виноват?
Головы сечь, может, стукать в набат?
Строфою кричи, беллетристикой – выше.
- Довольно! - скажу. - Никогда не услышат.
Памфлет не спасает в трясине от фальши.
Махнуть и послать. Куда-то подальше…
Наш век не про то, а стихи не в чести.
Тогда не пойму? Ахинею нести?
Кофе горячий, глотнув, закурить,
О смысле не думать, про рифму забыть.
Всё бренно, не вечно ничто под Луной,
На грешную Землю спустится домой,
Каяться ангелом падшим, крестясь,
Отречься, отмыться, в себе возродясь.

***
Осудят, поправят: Не то, да не так…
Ты против течения? Не в ногу, не в такт?
Какая Луна? И чем помешала?
Так сказано: символ. Была и пропала…
Палатами – ум… - через задние уши,
Мораль напоказ… Расхрабрились кликуши.
Понятное дело… Да я-то … дурак,
Прошу объясните, - Откуда и как?
Но каждый «учитель» свой прячет порок,
Чтоб выглядеть «чистым», мол, я же - пророк!
И в тайне лелеет - «кусочек» Луны,
С Землицы его «достижения» видны.
Потомки ракетой - с орбиты - откроют
И в кратере где-то санскрипты отроют.
В бумагах даны – абсолютны советы,
«Глаголом разят» - актуальны ответы.
О совести с правдой? - никто не мешает,
За критику тоже – в тюрьму не сажает,
Тираны далёко – грози кулаком,
Достать не успеют. Ату, их! – стихом.
Все звёзды – венцом, заискрятся лампадой,
Прикрыться удобно такою «наградой».
На лунной поляне, залейся – свобода!
Одно неудобство: там нету народа,
И с воздухом туго - прискорбная штука,
Исходишь на мат, но ни крика, ни звука.
Луна – хороша… Удобней… – и ври!
Стихи сохранятся во Млечной пыли.
На грешной Землице «неправильных» жгут,
А «правильным» - космос. Пришельцы найдут,
Прочтут, умилятся, - Спасибо Луне.
Она донесла им всю суть о Земле…
Мол, радость цвела, мол, царило согласие,
Делили по-братски сермяжное счастье,
Супротив сказать - не напишешь пером,
Когда за спиною стоят с топором.
Всех лишних накрыло - всемирный потоп,
Кто был у подножия, тот, просто, утоп.
И, в общем, и в целом спокойствия храм…
Клянутся на книгах «достойным богам».

***
В итоге печальном, что часто бывает,
«В угоду» - из музы Луна процветает.
Всё тихо да гладко, «страдая» лениво,
Поэт пожинает ту «зелени» ниву,
Машины, тусовки, в достатке икры.
Ничто не спасает от «чёрной дыры»,
Идею и душу сменил на «прикид»,
Вот так незаметно исчез наш пиит.

***
Вполне разделяю… Отнюдь не святой.
Как все, не желаю. Останусь собой.
Не хочется, право: «стуча», доносили…
«Под дудку плясать», чтоб тебя возносили,
Ошибки свои - не истины факт.
Уж лучше, чем «правильный» этот бардак.


*******************************************************************


Сомневающийся Фома

(о культуре и литературе конца 20-го, начала 21-го века)
Сижу, уныло думая: Куда, кому?
Эх, низко пал и докатился, братцы...
Как мне, но отчего-то не пойму,
Да подороже бы за дёшево продаться?

***
Поэт в России, изгнанный взашей,
Он вовсе не поэт - метаморфоза...
Не стоит даже ломаных грошей
Его бредовая поэзия и проза,
На пару фраз и мысль, и глубина,
Из штампов примитивнейший набор,
До дыр истёртые, испитые до дна,
Бомонда споры - несусветный вздор.
В запале, перепутавши желания
С возможностью, Гаврилы-мастера
В толпу кидают пошлые признания,
«Дешёвые», с эстрады, номера.
Двуличие отвратительное в маске,
Здесь процветает пакостная ложь,
А для строптивцев вдоволь чёрной краски,
«Гнездо осиное», не стоит, не тревожь.
«Великих» каста, избранных, маститых
Токует «за буграми», по дворцам.
Обласканные властью, пьяны, сыты,
Валютный счёт и глаз не выест срам.
Толкут бесперестанно воду в ступе,
Переливая из порожнего в пустое,
В «шедеврах» содержание просто глупо,
Гроша мотив задёрганный не стоит.
Под крики о разврате и упадке,
«Разводят» ширпотребом дураков.
На лесть, низкопоклонство дюже падки,
Кукушки громко хвалят петухов.
Их совесть не тревожит, им не стыдно
Моральную черту переступить.
Как гадко, и «досадно», и «обидно», -
Могу лишь за Высоцким повторить.
Под звон фанфар, я вижу мелкий шабаш.
Провозгласили «звёздами» себя
Недоучившийся мужик, хабалки-бабы,
По сути: блеф, «мышиная возня».
И что-то там твердят об устремлениях,
О судьбах Родины «свободою горят»,
Наследие топчут прошлых поколений.
Вдруг в откровениях, перейдя на мат.
Талант базарный сторговали ловко,
Естественно за денежки — а как? -
И угождать везде нужна сноровка,
Скандалы в прессе, хамство и бардак.
Кичатся «андеграунда» «столпами»,
Плетут про диктатуру с тиранией...
Но после вас и кто идёт за вами,
И что же будет с матушкой-Россией?
Дешёвый стих с нелепою строфою,
О вечном якобы, о добром что-то «сеют»,
С эстрады раскорячились толпою,
А мысль убогая и нищета в идеях.
Из всех щелей «элита» прёт нахрапом
В Есенины и в Пушкины с Толстыми,
Где нагло лезут, где-то тихой сапой,
И пыжатся болванами «крутыми».
Халтуру гонит беспардонно плут,
Галдят с экранов мелкие кликуши.
Политики правдивей, честно лгут,
А рифмоплёты нагло лезут в души.
Клеймят и, грозно сжавши кулаки,
«Глаголом жгут» в патетике сердца,
А после — отобедать в … кабаки,
Полапать баб, накушаться винца.
Им Лермонтов явись? Зачем слепым?
Стоять перед незрячими очами?
Булгарин вдруг покажется святым,
В сравнении с рыночными горе-палачами.
Лауреатство, звания, ордена..,
Когда фальшивы их бесплодные потуги,
Им некогда творить. Смотри страна:
Тусовкой демонстрируют «заслуги».
Не мною сказано: как скверна далека -
От Родины, про «пропасть от народа».
И классики – про «нравы-времена»,
Чумою на Руси - «изменчивая мода».
Как дико о морали размышлять...
Зачем терзаться в муках и в сомнениях?
Не лучше ли «шуметь» и опошлять,
Лишь ради чтива, ради развлечения.
Со смертью Солженицына надысь,
Перекрестились, молча, позабыли.
Негромко - тихой сапой отреклись,
Страницу прошлого столетия закрыли.
Про девятнадцатый - в сравнениях тоска -
Набор убогий от стандартов пустословия,
На строчку гениев – библиотек тома,
Суть похоронена под грудой бестолковия.
А что касаемо талантов - хитрецы! -
Вчерась «великий» плёл через газету:
- В России не рождаются творцы!
Никто не возразил «авторитету».
Там в каждой строчке было его – «Я»,
Самовлюблённо-искривлённый рот.
Подумалось наивно, не скорбя:
- Сейчас «от скромности» наш юбиляр «умрёт».
- Достойных нет! - талдычат глухари,
При паспортах заморских - все персоны.
Доходом, славой те «поводыри»,
Делится не спешат, не слышат стоны.
Без реверансов собственно видна
Позиция «жрецов» неповторимых,
Но «кормит» монополия сполна,
И тесно на Олимпе «херувимам».
Тщеславны карлики в шутовских колпаках,
Себя бессмертными волхвами объявили.
Дорвавшись, окопавшись на верхах,
Российскую культуру прокутили.
По-барски, снизойдя надысь, в «низы»,
В нравоучениях черни преуспели,
А в поисках доходов и маржи,
Все средства хороши для нужной цели.
Издатель, пресса, критики – горой,
И «имя» громкое печатно - на обложке,
И «генералов свадебных» удобненькая роль,
А молодым останутся лишь крошки.
Не жалко мне беспечных простаков...
Прорваться свежим словом к сей «верхушке»?
Мечты несбыточны блаженных дураков:
На выстрел не подпустят их к кормушке.
Пока дозволено глупцам стучаться в «дом»,
Но призрачна наивная надежда,
Ведь вышвырнут, под зад дадут пинком,
А пьедестал достанется невеждам.
Ещё страшнее — быть или не быть?!-
Поэтов через кассовый расчёт
К правописанию с рифмой приучить.
Жаль, нива новых всходов не даёт...
Когда в мозгах лишь ветер, - ни черта! -
«С пером дружить» никак не удаётся,
Трудиться в поте, от зари и до темна -
За рубль не пишется, за пайку не поётся.
Зачем нам Блок, сам Пушкин нам не брат,
Другой России не до лирики и прозы,
Опять по кругу болтовня стократ,
Согнутые, услужливые позы.
Поэты не нужны в журналах мод,
«Прогресс» один - в у.е. макулатура,
Писатель куртизанкой смотрит в рот.
Кому важна сейчас литература?
Но как не унижаться, устоять?
Немудрено давиться за подачкой...
Послать к чертям! – и больше не писать,
Не бить поклон, не ползать на карачках!

***
Погряз в соблазнах современный человек,
Строфы разорвана «лирическая нить»,
В литературе наступает пошлый век,
Заветы Пушкина, увы, не воскресить.


******************************************************************


От Грибоедова и Пушкина до Ляпис-Трубецкого

Я не хочу и больше не желаю быть поэтом,
На ниве этой – клонами – достаточно светил.
Лишь горе от ума. Как Чацкому: Карету мне, карету!
Куда глаза глядят, подальше б укатил.

В чём объясните смысл поэзии сегодня?
Зачем «глаголом жечь» то совесть, то сердца?
В сознании правит бал попса с баблом и сводня,
На мудреца достаточно медийного лица.

Превыше брэнд, скандал, а не стихи и книга,
Сенсацию смакуйте с экранов каждый день.
Пусть каша в головах, в кармане только фига,
«Тень наводи» газетную из сплетен «на плетень».

Вот Лермонтов с Ахматовой готовят щи с борщами,
Некрасов о народишке кричит до хрипоты,
А Маяковский с перхотью сражается, с прыщами,
Есенин демонстрирует «нетленные хиты»…

Любой Иван-дурак «отколет» пошлый « номер»,
Свой «ролик» выложит сей «гений» в Интернет.
«Минута славы». «Голоса». А стыд глаза не колет.
В мозгах у аудитории - салатный винегрет.

В век потребления, ханжества иссякли идеалы,
Всё продаётся, покупается, душа - у сатаны.
Ни веры в Бога, ни любви… Что с нами стало?
Телец, невежество во лжи…, осколки от страны.

Попробуйте к издателю прийти с пустым карманом:
Без прибыли с маржой в поэтах прок какой?
Дичает лирика, скатившись обезьяною, к банану,
Фантазии абсурдные, любовь-морковь, запой.

К морали – рифмою? Спит правда беспробудно…
Мельчает род людской, личиной – серый крот…
В «футляре человечишку» внушается подспудно:
Напрасно бился с мельницей идальго Дон Кихот.

В оруженосцах Ляписы влачат фалды Великих,
Авторитет Высоцкого – «распилит» Трубецкой.
Поэзию российскую, при нравах наших диких,
Деляги-лирики вдруг сделали … немой.

Тогда к чему парадный фарс и балаганный пафос?
Не вырвешься из общества соблазнов и чертей.
Добро повержено грехом, пирует злобно пакость,
Мы в стаю деградируем пещерных дикарей.

За что судьбу корить да впопыхах пенять на долю,
Речами философствовать, под водку за столом?
Коль сами, сторговав свободу, выбрали неволю,
Кому ж пожалится, поклоны бить челом?

Похоже, с Чацким всё понятней, было … проще,
Поэзия возвысилась пусть в ссылках, в кандалах.
А ныне тем поэтам монументы - бронзовые мощи,
Плюс, в юбилеи славится давно забытый прах.

Отбросив слов красивых громкие тирады,
«Во глубине сибирских» не стоит рыться «руд».
Взывать и вопрошать, мол, песнь народу надо?
В конюшнях Авгия Сизифов глупый труд.

Пегаса оседлав, бессмысленно блуждать по свету,
Искать вчерашний день иль вечный бой вести…
«Покой нам только снится»? Классиков заветы?
Увы, и с Пушкиным, и с Грибоедовым давно не по пути.


**********************************************************************


О величии и безличии

Неронов нынче развелось…
«Ликует»! - Древний мир…
И так уж с Рима повелось -
Лукуллы … «правят» пир…

***
Застыв Геростратами в бронзе,
«Богемной» назвавшись «элитой»,
В ваянии, рисунке и прозе,
Ерёмы «жуют» с аппетитом…

Предавши морали устои, -
Страдали! - доноситься плачь...
Вон, «овцы заблудшие» - строем...
Не мы виноваты! - Палачь!

В театре, в поэзии русской,
«Танталовы» вытерпев «муки»,
«Прослойкой», устроившись тусклой,
«Нью-денди» страдают от скуки…

Собрав ордена, в ходе прений,
Ступеней из цифр-степеней,
От Ленинских-Сталинских премий,
До «званий» вознёсся халдей…

Пресытившись славой надменной,
В деньгах утолив свою спесь,
«Халифами» – всенепременно! –
На холку истории влезть…

Им памятник – мрамор эллинский,
Скрижали, музей, монумент…
При жизни, чтоб в рост исполинский,
Гранитный открыть постамент…

Присвоив Калигулой «право», -
Стезя тут отнюдь не нова…
Того «Александрова», - браво! –
Превыше, взобраться «столпа»…

Да буквой – впечатать аршином! –
«Эпоха Гаврилы» в скульптуре…
Другой живописец – «вершина» -
«Емели эпоха» - в натуре…

Туда ж, стихотворец – Ероха,
Толкая локтями друзей,
Себя дорогого, «эпохой» -
«Гомер» объявил поскорей…

Чем хуже? – подчас рассуждает
«Седьмая вода в киселе»…
Не совесть, а деньги решают…
В «Троянском», усевшись, «коне»…
Малевич не стоил копейки…
«Брат Пушкин», отнюдь, не Сократ…
И Пётр, Фальконе, – без Колумба…
«Оракул» - то Брут, то Пилат…

Таланты, поддавшись искусу,
Торговцами въехали в храм…
Прикрывшись распятием Иисуса,
Низвергли искусство к ногам…

Тем, разума гласу, не внемля,
«Купцам-продавцам» невдомёк! -
Сын Божий таких не приемлет…
Изгнавши, забвение предрёк…

Глаза не повыколешь людям,
Напялив «терновый» венок…
Заявят, без лишних прелюдий:
Не скроет суть «фигов листок».

В их гении нету сомнений,
«Злодей» не отнимет заслуг…
Тогда почему, от затмений,
В Нарциссов мутируют вдруг?

Наветы в ходу, анонимки…
Тщеславие – грызня пауков…
С иронией – горько, противно –
Наследие плебейских веков…

Державин, напомню, тем смертным,
Восславил пиита, «сходя»…
А ныне, топча «конкурентов»,
Глупцы «венценосят» себя…

Ерохам, Емелям, Гаврилам
Напрасно и «копья ломать»…
Народ наш, Россия – «мерило»…
Им «имя» в «эпоху» вписать…


*******************************************************************

А воз и ныне там
(заметки о провинциальной поэзии в год литературы)

Что поэтам сказать?
Убеждаюсь с годами:
Пресно стало читать,
Безыдейность за вами.
Воз скрипит… – ныне там,
Заблудились в трёх соснах.
Шум базарный да гам
Или скука погоста.
Уверяют: не хлеб.
Им перечить не смей.
Мол, строчим ширпотреб
В … интересах людей.
Как знакомо, друзья,
Большинства главный довод.
По другому нельзя… -
Мнение массы и повод.
От лирических тем:
Из зимы прямо в лето,
Ноль гражданских проблем…
Цель утеряна где-то.
Слов пустых перебор,
Околесицей смысла
«Нагорожен забор»,
Серость образов, мысли.
Графоманство от строф
Больше зло, чем добро,
«Пены» хлынул поток,
Лира лишь ремесло.
Так, копаясь в душе,
Рубль, клепая наличный,
Строят рай в шалаше,
Исключительно личный.
До седой бороды
На Пегасе – кругами,
Монолитны ряды,
Подмастерье - стихами.
В «воробья» - «холостой»,
Верх мечтаний – «синица».
Из провинции строй
Счастье ищет в столице.
Поспешай. Невтерпёж -
На страницы в газеты:
«Утереть» сразу «нос»
Саше Пушкину с Фетом.
Над Есениным – вмиг,
Да не солнцем – Ярилом.
Гениальность их рифм
Превзойти не под силу.
На «серебряный век»
Замахнуться тирадой.
Современников бег
За фальшивой наградой.
Суета… Поскорей
Втиснуть буковки в книгу.
Тяп да ляп… Дай быстрей:
Арку, лавры, квадригу…
Эк, «загнут кренделя»,
То ль рыдать, то ль смеяться.
«Не гоните коня»,
Рано, «классики», в святцы.
Суть постичь до глубин
Мало кто и стремится.
Ведь талант – не един,
Надо думать, учиться.
Нахватая «вершков»,
Замусоленных тем,
Не кропайте стишков.
Для чего? И зачем?
Далеко я не сноб,
Не советчик тем паче…
Премий уйма, призов…
Рвутся прытко к раздаче.
Переводят металл
В блеск дешёвых медалей,
А тщеславья запал –
На добычу регалий.
Чем гордиться спрошу?
Радость тут не уместна.
Факт пишу – не сужу,
Критиканство не к месту.
Бесконечность забот
О потребностях плотских,
Нафталинных хлопот…
Прав, Владимир Высоцкий:
«Постоять на краю…»,
Без размена на мелочь,
И - в «свою колею»…,
Чтобы сердце задело.
«Я не верю судьбе…».
Созерцаю в пиите
Вечный стон о себе.
Птицей вольной взлетите.
С тех бескрайних высот
Находите ответы,
Без «хождений в народ»
Оставайтесь поэтом.
Жизнь в поэзии – всё:
Радость, счастье и горе…
Постигайте её
Безграничное море.


****************************************************************************


Майский вечер русской литературы

Вечер. Май. Рубиновым каратом
Солнце в бриллиантовом колье.
Рыбы, соревнуясь с перекатом,
Слепо верят в разум на земле.

Жемчугами песни соловьиной
Льётся переливистая трель.
Бабочка порхает балериной,
Воздух сладкий словно карамель.

Подбирая рифму, лицемерю?
Ты, читатель, бровками не хмурь.
Кто ж её «аршином-то измерит»
Нашу глупость, подлость или дурь?

Глянь кругом… Покажется немало:
Прёт «шансон» и лезет «хохлома»…
Алчные «культурные» нахалы –
Горя не было, да нет видать ума.

Стая крепко «сеть паучью» свила,
Гением предстал ничтожный гном.
Мутные эстрадные «светила»
«Кормят» пролетариев дерьмом.

«Классики», советские проныры,
«Усвистали», хапнув, зарубеж.
«Чести патриоты» смылись в «дыры»,
«Обличают» «общество невежд».

Премии «За вклад». «Заслуги» знают…
С Пушкиным «сравнялись» имена.
Деньги, подытожу, не воняют,
Книжный хлам венчают ордена

Ври, халтурь да наслаждайся мигом,
Куртизанкой проданный пиит.
Клоунский колпак ведь не вериги,
А бумага стерпит, совесть спит.

Буревестником, из-за бугра, мятежным,
Мямли про «берёзовую Русь»,
Широту полей, лесов безбрежье…
Всё отдам, люблю, не отрекусь!

И вещают те «оракулы» со стула,
Что на них «сошёлся клином белый свет».
Русская мертва литература…,
Ни писателей, поэтов больше нет.

Осенило неожиданно прозрение:
Сталин «маху дал» – запреты разреши!
Придушили бы «коллеги» без сомнения
Уничтожили б доносами почтенные мужи.

Апеллировать, пожалуй, неуместно.
Толку мало, и какой от мая прок?
Жутко неудобно, скажем, честно:
Человек обычный я, не гений, ни пророк.

Ставлю кляксу, вымарав: «зарницы»…
Дикое невежество в стране.
Чистые исчёрканы страницы,
С грязью бездорожье по весне…
Черпать вдохновение? Но откуда?
Луч стрелой сорвался с тетивы…
Лира утонула злой причудой,
На реке, в пучинах синевы.

С ней – поэзия. Пегасовы страданья.
Век России с падшею душой.
Глубоко… Болотные старания.
Там - чужак и этот мир не мой.

Лепестки – строфою белоснежной,
Обрывают стих, все строчки – в клочья.
Куст черёмухи, несбывшейся надеждой,
Опадает в бесконечность многоточья…


**********************************************************************


Интеллигенция новой России

Я отброшу сантименты,
Брякну прямо, не таясь:
Господа интеллигенты,
В чём же ваша «ипостась»?
«Дум властители» России,
«Совесть нации» страны,
Небожители земные…?
Чушь! – статисты-крикуны.
Пропустили век дуэлей…
Где порядочность и честь?
«Буревестники» отпели…
Так чего ж из кожи лезть?
Или прав Ульянов-Ленин,
Называя, вас … «г…ом»?
Мозг заплыл в бахвальстве, в лени,
Дрыхнет «совесть» крепким сном.
С «философским пароходом»
Вождь, однако, прогадал.
«Дело шил» «отец народов»,
Гнал этапом за Урал.
На бульдозере Никита:
Тот - предатель, тот – агент.
Розг, отведавши до сыта,
«Вшивым» стал интеллигент.
И пошёл он во служение,
Побираться средь невежд,
Но случались «исключения»,
Тех пинками - за рубеж.
Примирился и со страхом.
С перестройки – на базар
За «презренным», двинув махом,
Душу сбагрил за «металл».
Девальвация сознания
Переходит в дебилизм,
Не науки и не знания,
«Правит балом» атавизм.
Из «прослойки», из обслуги,
Промышляя «малым злом»,
Эволюция… – в потуги:
Чахнет «светоч» с барахлом.
Примитивные рефлексы:
Отбери, подай, хватай…
Действуй в заданном контексте:
Обеспечен пропуск в рай.
Зоологии стихия…
Одичал? – лови момент.
Ко двору здесь мимикрия,
Мозг, пожалуй, рудимент.
«Пуп земли» - а как иначе? –
Сплошь «элита» да «столпы»,
«Голубая кровь». В придачу
«Кость кидают» для толпы.
Под икорочку, под водку,
От «культуры» – при «венцах»,
Отбивают всласть чечётку
В кабаках и во дворцах.
А когда напьются вволю,
Осмелеют – просто жуть! –
Проклиная «злую долю»,
Кулаком стучатся в грудь.
Плачь, тирады о народе,
С диктатурой, мол, в борьбе,
Визг, устроив о свободе,
Лавры «выпишут» … себе.
Стыд глазам уж не помеха,
Торжествует нынче враль,
Серой массе - на потеху -
Изгоняется мораль.
Демократы, либералы,
Болтуны – во что гаразд,
Скоморохи, зазывалы…
Срам исподний – на показ.
Подковёрные интриги
В битве кланов за чины,
Из регалий – лист от фиги,
«Знать» «объелась белены».
«За бугор» смоталось много,
«Запад» ставят нам в пример,
«Освещают» ... путь- дорогу,
Иль вещают, вздёрнув перст.
Агитаторы-брехалы
Пошлых, низменных страстей.
Превратились в казнокрадов
«Декабристы» наших дней.
Кто налево, кто направо
Мать-Отчизну продают,
Хамство, чванство у нахалов,
Идеалы топчет шут.
Сотрясая воздух смело,
Страсть бушует краснобай,
«Прикусив язык» умело,
«Мудрость» хлещет через край.
Разучились «жечь глаголом».
Бесполезно. И зачем?
Жизнь прекрасна за забором,
Без забот и без проблем.
Нынче только дуралеи,
Вспомнив Пушкинский завет,
О державе что-то блеют,
Да несут вселенский бред.
Глянь, сидит безмолвный Чехов,
Взгромоздяся на гранит,
Персонаж его – с успехом –
«Небо» русское «коптит».
Сплошь «классические» лица,
«Интеллекта» - прорва, тьма…
В прибаутке говорится:
Не свихнуться бы с ума…

Примечание.
Атавизм – появление у современных особей, исчезнувших в процессе эволюции признаков, свойственных далёким предкам.
Мимикрия – подражание, внешнее сходство некоторых видов с другими, более сильными видами животных для защиты или внезапного нападения.
Рудименты - органы, утратившие своё основное значение в процессе эволюционного развития организма.


**************************************************************************


Не дышите на ЛАДан
(или русская поэзия смутного времени)

Как часто мы обманываем сами…
Под шелухой из громких, модных фраз
В сердцах холодных затухает пламя
И Пушкинский огонь давно погас.

Отстаивая «принципы», «опоры»,
Ссылались на «традиции». И вот,
Урезав «классику», нагородив заборов,
Пером кропаем задом наперёд.

Поэзии укоротили скоро крылья,
Чтоб трепыхалась в клетке золотой,
Наследие Лермонтова покрывалось пылью
На кладбище, под каменной плитой.

«Поэт и гражданин»? – почти крамола,
Некрасов не в чести! Не дай-то Бог!
Цитаты истин – мёда с перебором -
То ль приговор, то ль сразу некролог.

Заумных слов придумано немало,
С «благою целью»: Гнать и не пущать!
Шерстить стихи – подобно море тралом –
Всех под одну гребёнку причесать.

К чему поклоны – лбами у иконы,
И, поминая Господа Христа,
С упором в православные каноны,
Где нет морали, веры и креста?

Годами постепенно, тихой сапой
Литературный вытравлен уклад.
Ату – их! – придушить цензурной лапой.
Не смели б пикнуть! В этом видят лад.

Чтоб знал писака место, был покорным,
Свой не совал – куда не надо – нос,
А по вопросам «скользким» или спорным
Забвение полное, разгром или разнос.

Всё предсказуемо. Чего желать уж боле?
Свобода выбора! Так требует народ!
Мол, только из любви, исполним волю!
Проверенный, избитый, вечный «ход…».

И тишь, и благодать, и без бунтарства,
Пегас безропотный стреножен и в узде,
Не «дум высоких» тернии, мытарства,
А следование в … общей борозде.

Пиит стоит, склоняясь, «у … подъезда»,
На лестнице «парадной» бьёт поклон.
Он с «размышлениями», с убогою надеждой, -
Допустят ли, иль в шею выпрут – вон?!

Поэтому «ручной», от всех зависим –
Зачем искать на голову проблем? –
В природе утешение слепо ищет
И в мелких рифмах нейтральных тем.

Таков финал в достигнутых итогах,
Мельчает стихотворная река,
Гуляют ветры в поэтических чертогах,
Чертополохом зарастают берега.

Реформы слева – атакуют честно,
Нападки справа – сколько лет и зим
Под солнцем, выгораживая место,
«Глаголом жечь»? Откуда Серафим?

Случилось дежавю. Впадая в кому,
Рисуя оптимизма миражи,
Политику Главлита и обкома
Редакционные продолжили мужи.

В литературе русской - каждый дока,
Есть мнение «сверху» - просьба, не приказ,
Что «хорошо», где вредно и где плохо,
Кого публиковать, кому – отказ.

Как говорится, не накликали бы лихо.
Когда с избытком благостный елей,
Вдруг «человек в футляре» молвит тихо, -
Жизнь хороша. Жить стало веселей…


*******************************************************************

Вечный вопрос…

Необузданный, с норовом конь
Строфою летит и божественным гласом.
Вечным вопросом бушует огонь:
Кто же в России превыше Пегасом?

Гений, Великий! Зайдясь от экстаза,
В классики тащим, несём в пантеон.
Так же бездумно громим по приказу,
Сбросив, глумимся и выкинем – вон!

Слогом пустые. Где надо и надо ли? -
Мысли банальные хлещут фонтаном.
Кому-то в усладу, меня же не радует
Лира модерна иль пляски с баяном.

Хляби, пролившись чернильными струями,
Наш «идеал» - обывательский вздор.
Критики град, приговорами с пулями,
Лишь притупили читательский взор.

Прочь подхалимства нуднейшие песни.
Формою, рифмой - слащавы стихи.
Многие, зорко глядя, в поднебесье -
Кажется рядом… Промажут стрелки.

В «яблочко» стрелы, да жилою хилы.
Цель далека… Мать-история зла.
Прыгнуть «за так», не получится, милый,
Александрийского выше столпа.

Слава гремит…, и хвала без предела.
В сани запрячь? С бубенцами прошло?
Дух ведь сильнее тщедушного тела.
Водка, гармонь… - Ну а дальше то что?

Выехать только держась на природе?
Стоп! … Укротите Пегаса – коня.
Стоны бездушные – «плачь о народе»,
Струны любви – на потребности дня.

Общества суть, постигая науки,
От философских основ и причин,
В поиске тяжком, в метаниях муки
Духовных достичь - человека - пучин.

Гений ума – широтища с размахом,
Пушкин – титан, пусть и выглядит франтом.
Темы - любые… Сомнение – без страха.
Я преклоняюсь пред знанием с талантом.

Луч фонаря? Но без Солнца нет света.
Пьяный кабак вам не русское поле.
Владимир Высоцкий – выбор поэта.
Как говориться, - других не неволю.

Бронзу чеканить? – случай наш частый.
Глыбы рубить? - «камнетёсов» не счесть.
Повод – не довод, мол, моден, горластый.
Взять – для начала! – хотя бы … прочесть.

«Крест» призываю не путать с «хорошим».
Тоже почётно… Не всяк многоликий.
«Русский поэт» – это тяжкая ноша…
Не торопитесь со словом - «Великий».


*******************************************************************


Лишний поэт…
(спор бытия с сознанием в канун 2015 - года Русской литературы)

По миру – безуспешно,
Он лишний человек.
Бесцельно, безнадёжно
Свой коротает век.
За годом – год, в природе
Минуют ночи, дни…
Корабль-призрак, вроде,
Где маяки-огни?
Блуждает в океане
Словесных мёртвых догм,
Запутавшись в тумане,
В развилках у дорог.
Но кто же заставляет?
Дурь гонит невпопад?
Туда-сюда бросает…
Куда…? Вперёд? Назад?
Ну, цель… Ну, идеалы…
Платить кому-то «долг»?
Они ничтожно малы.
«В шелках» не виден толк.
Упрямство гложет. Гордость.
О стену бей башкой.
Тоска и безысходность…
Лезь в прорубь с головой.
На месте - ни на йоту! –
Бежать какой резон?
По «гамбургскому счёту»:
Уж лучше «вечный сон».
Решение, брат, простое.
Паскудство верх берёт:
Эмоции – пустое,
Трезвей – бытия расчёт.
Вон поступай, как люди,
Фантазии откинь.
С иллюзиями судеб
Не кипятись, остынь.
Своя накормит ложка,
Спокойней лезть ужом,
Прикинься «мелкой сошкой».
Зачем же – «на рожон»?
Рубаха ближе к телу…
Не подставляй, ты, лоб.
Граблями? Знать, - за дело.
Да после нас – потоп!
«Копти» себе спокойно,
Убавь, спесивец, прыть.
Так хочется… Невольно…
Что? Землю носом рыть?
Молчи! К чему бравада?
Каков итог, Икар?
На выбор: серенада,
Под солнцем, звон фанфар.
Менять спешишь порядки?
Не корчи храбреца.
С тебя и взятки – гладки,
Послушай «мудреца»:
Ведь «белая ворона»
«Мозолит» многим глаз.
Тут – плаха, здесь – корона.
Казнить! Решать сейчас.
Крыло пустить на свалку,
Запреты – на полёт,
Рефлекс рождает палка,
Сознание пусть умрёт.
За проданную душу
Настигнет божья кара.
Заткнуть немедля уши,
Плетьми пороть Дедала.
Терзания, рок, сомнения…
По горло байкой сыт.
Имеем возражения:
Забудь про совесть, стыд!
Упрямец, нету чуда!
Сверчку оставь шесток.
Примеры есть и будут…
Чужой жирней пирог.
Джордано не отрёкся,
Не отступил с костра…
Сожгли… Тебе, неймётся?
Он не промямлил: Да.
Учился б у Каиссы,
Не проиграл бы сроду.
Приемлет компромиссы
«Изменчивая мода».
Конём ходи…, и сразу
На клетках «в корень зри»:
Пожертвуй пешки разом,
Чтоб выскочить в ферзи.
«Сдал» Галилей обратно…
Не разразил же гром…
А с «лаврами» - приватно –
Мат … отрицал потом.
Усваивай «науку»,
Прогнись, скажи: Не дюж.
Тяни к подачке руку,
Хватай от жизни куш.
Вались на четвереньки,
Доверься толмачам.
Пегас - не ровня «Сеньке»,
Крыло - не по плечам.
Однажды на соблазны,
Поддавшись, скажешь: Да.
С колен – уже не важно –
Не встанешь никогда.
Пиши… Мели, Емеля…
Ты, оглянись окрест…
Нам «плешь» уже «проели»,
На лире – точка, крест!
В писательских анналах -
Кишащая толпа,
Подобие каннибалов…
На «горе… - от ума».
Чины – мужи державные,
Цари да короли
Они бесспорно главные.
Поэты кто? … Ноли!
Сутяги, побирушки,
Бездельники от лиры,
Букашки до … макушки,
Без трепета к мундирам.
Редактора, издатели,
Эстрадные «звездульки»,
Политики-старатели
Расписывают «пульки».
Главрежи, сотни премий:
Черешни, торбы с вишней.
Артисты… Уйма прений…
Здесь литератор лишний!
С трибун, со сцен - «герои»,
Аплодисменты: Браво!
Плюют, забыв порою,
На авторское право.
Поэзия в аренде…
Скрип перьев от … Дедала.
Под солнцем – по легенде -
«Наследники» Икара…

***
РS.
Объявление.
Господа поэты и прозаики.
Приёма нет.
Свободных мест нет.
Не мешайте работать.
Просим не беспокоить по пустякам
Президента, издателей, редакторов, режиссёров,
учредителей литературных премий и газет,
критиков, «звёзд эстрады», прочих важных
политиков, общественных деятелей, министров,
государственных чинов и депутатов.
Не отрывать их от проведения
судьбоносного мероприятия:
«2015 – год Российской литературы».


********************************************************************


Любовный перебор
(перечитывая любовную лирику современных провинциальных и эстрадных поэтов)

Кори, читатель, за сарказм…
Хандра, зевота или скука?
Когда исчерпан фраз запас,
Хочу спросить, пииты, вас:
Какая в … зад кусает муха?
Давно не лето… Средь зимы
На все лады поют поэты,
Выводят буйные умы
Пером, скрипя, свои сонеты.
Твори… Однако меру знай.
В телеэфире и с эстрады
Любовный царствует раздрай,
И так, и сяк – уж через край! –
(Пожалуй.., водки наливай!) -
В ушах навязли «серенады».
То на лугу, в лесах, в стогу
К Наяде, крадучись, в чертоги,
В объятья, целясь, на бегу…
Ой, раскатали рот в губу,
Хоть уноси скорее ноги.
Вон, бедный баловень Амур,
Его стреле - ни дня покоя,
К попсе в ощип попал, как кур.
Устройте парню перекур.
Загнали, высыпав толпою,
Пегаса, выловив, за хвост
И, не найдя другой мороки,
Целуясь, чмокают в засос,
В трусах, в сорочках даже в пост.
Рифмуют купидону строки:
Ах, в сердце тлеет уголёк,
В сомнениях, мучаясь, стенают.
Вспорхнув с цветка на огонёк,
Как окрылённый мотылёк,
Куда летит и сам не знает.
За королевой… Но постой!
Отвержены, в любви несчастны?
Подумав трезвой головой,
Скажите прозой – не строфой,
Чернил не тратьте понапрасну.
У поэтесс иной расклад:
Размах вселенский, не на книгу –
Тома подряд из баррикад…
Нет, лучше сразу в петлю, брат,
Чем одолеть стихов интригу.
Провинциальный щелкопёр,
Как мазохист, устроив порку,
Ведя дотошный разговор,
Приняв перцовку иль кагор,
Затеет с милкою разборки.
На все лады: любовь-морковь…
Уже кончается терпение!
Но продолжают вновь и вновь:
Коварство, слёзы, нюни, кровь…
Слова пусты без вдохновения.
Примите дружеский совет,
Коль шибанула крепко брага,
«Сошёлся клином белый свет»?
Кобылы сивой - рвите - бред,
Сходите лучше в туалет -
Употребите … там бумагу.
И вот те раз! Опять весна
Занудства растопила стужу.
Седлая в спешке скакуна,
(Какого, батенька, рожна?)
Не удержавши стремена,
Поэт сидит в знакомой луже.
Очнись, любезный, сколько тем?...
А, ты, скатился на халтуру.
В России множество проблем,
Иль оскудел в речах совсем?
Тогда бросай литературу!


********************************************************************


Повар и стряпня

Как пироги печёт сапожник -
Гласила мудрость от веков -
Тачает сапоги пирожник…
Сюжет классический не нов.

Но не в чести образование,
И толпы прут, не зная брод.
Иных бесплодные старания
Годятся – разве – в анекдот.

Пример его - другим наука. -
Великий гений начертал.
Подметил верно, - Эка скука.
Но кто ж «… Онегина» читал?

И вот конфуз — прости нас Боже! -
Годами спавший на печи,
Вдруг кашевар «полез из кожи»
В литературу … стряпать щи.

Нашинковав из букв капусту,
Слезу от лука, кровь-морковь,
Под мерку ложа от Прокруста,
«Шедевр», рождая, про любовь.

Забыв про соль да острый перец,
Калиф на час – его удел,
Пером усердствовал «умелец» -
В стихах посредствен и сер.

Час прОбил! Скачет в колеснице,
Под аркой – звон. Ликует он,
Венком увенчан от Фелицы
Иль палит Рим – почти Нерон!

Его глаголу массы внемлют,
Чеканя, плавится «руда».
Постойте. Спустимся на землю.
Пора откушать, господа.

Трактир наполнился народом,
Узреть пророка, слышать глас,
Под балалайку скушать … оду.
Но с первой строчки сник Пегас.

Фальшивил страшно в песнопениях,
Лукуллов предвещая пир,
Упёрся в камень преткновения
С ухой демьяновой кумир.

Налей, приятель, пива в кружку,
На фоне «Солнца» только тень,
Твой «винегрет», ценой в полушку,
Не купят и … в базарный день.

Мели, Емеля! Без таланта,
Без вдохновения муз искусств,
Литературная баланда
Вполне кабацкая на вкус.

От рифм блистательных про пробку,
Струёю пенной – в потолок…
Увы, но пресная «похлёбка»
Бездарна… Хоть и не порок.

К чему клоню? – читатель ушлый,
Ломая копья, рвёт листы…
Иной поэт – почти что Пушкин –
Считает: с лирой он на – ты.

Благословил старик Державин
Его … «нетленные» тома.
Да-а-а… Не единожды в державе
Случалось горе от ума.

Не в бровь, а в глаз! Прав Грибоедов.
Снести яйцо не смог петух…
Такой поэзии к обеду,
Как на тарелке дохлых мух.
От «трапезы» испустишь дух…


*************************************************************************


Вологодский разЛад
(Критические заметки - со стороны - о литературных изданиях и современном уровне вологодской литературы)

Листаю «свежий» «Вологодский лад»,
Газеты невпопад… Охватывает скука.
На «шаг вперёд», ступаем «два назад»,
Не учат классики, ни опыт, ни наука.
Писателей, поэтов – «пруд пруди»,
«Утёрли нос», пожалуй, и столицам.
С фурором не спешите… Подожди…
Однообразие тем, у лиц «в руках синица».
Вчерашний завтрак, ужин и обед,
Поэзия пропахла … нафталином.
В конце тоннеля не увидишь свет.
Полупустой стакан иль полн наполовину?
В телеге прошлого, потерянного дня
Нам горек «дым Отечества» - не сладок.
В трёх соснах заблудившись, без огня,
Провинциальность деградирует в упадок.
Любовь, деревня, в красках пейзаж…
Ну, кто же спорит? Родины отрада.
Вот только не впадайте сразу в раж.
А дальше – носа?! … Ничего не надо!
Российская болезнь «избитых тем»,
На старых въехать в рай авторитетах.
Всё складно, тихо, мирно – без проблем –
Шпарь лирику куплетами в сонетах.
Печальный, к сожалению, скорбный факт –
Простите, коль задеты чьи-то чувства –
Междусобойчик дружеский, нейтралитета пакт,
Таланты и поклонники, с идеями – не густо.
Пусть выбор и широк…, но невелик,
«Неприкасаемые», «местные святые»…
Хватает злых раздоров, языка интриг,
«Свои» обласканы, отвергнуты «чужие».
Не пустят чужаков в «заветный круг»,
Пусть «тихой сапою», - незримая черта.
«Своим» же, назовём, «элитный клуб»,
Редактор не откажет… Ни-ког-да!
Ленивый разве только – но и тот! –
Стократ присамобожился к Рубцову.
Череповец – за Башлачёва. «Плакал кот»…
Заслуженное первенство - Белову.
А дальше как? Кто в лес, кто по дрова?
Раскол… И существует … два Союза.
«Почила в бозе» иль душой жива
На Вологодчине Шаламовская муза?
Предвижу возражения, обвинения, крик,
«Традиции» – живут да процветают…
Взгляд постороннего. Всего-то только стих.
Ответы на вопросы – верь - не знаю…
Я не сторонник громких перемен,
Но дежавю! – по кругу сколько ж раз?
Книг тиражи – к нолю. От графоманства - крен.
Наборы фраз, нуднейший пересказ…
На мудреца – известно – простота,
С ведра порожнего переливай в пустое.
Прореха, пустота – за строками с листа
На лаврах почивает в творческом застое.
В болото канули бунтарства времена,
Запросы обывателя иные от культуры.
В хвосте плетётся клячею, спустивши стремена,
Литература русская с повозкой конъюнктуры.


************************************************************************

Попсовики

В нашем обществе суперкультурном,
Принцип — вынь да наличку положь,
В деле нотно-фанерно-халтурном
Трёхгрошовый сюжетец амурный,
Да позёрство заезжих «вельмож»
С минимальным словарным запасом,
И наколки — повсюду тату,
«От кутюр», нарядив … папуасов,
Привернувших из джунглей-пампасов.
Гонор с глупостью прут за версту.
Каждый тащит к себе одеяло,
Шоу-бизнес — бездонный черпак,
Задирая в стократ гонорары,
Петушатся в апломбе бахвалы,
Оболванив дешевкой зевак.
Кто-то с дури хрипит в микрофоны,
Воет Марфа, сопит Митрофан,
«Тянут жилы» гламурные клоны
Под фанатский галдёж стадионов.
Вместо совести здесь - чистоган.
Демонстрируют публике ляжки
С содержимым поющих трусов,
Волосатую грудь нараспашку,
И ночную сорочку в обтяжку -
Стар рекламный приёмчик — не нов!
Если «тачки» - давай лимузины,
Нрав — дешёвых, базарных сутяг,
Из газетно-журнальной рутины,
Так сказать дополнением картины,
За границей - «крутой особняк».
Ох, «тяжёлая жизнь» у корыта,
Уйма премий — от склок до страстей -
В фотовспышках, при свете софитов
В кабаках «зажигает» «элита»,
«Обмывая» почётный трофей.
Бредом сивой вульгарной кобылы,
Балаган развлекухи - со сцен,
Кормят досыта нас киномылом,
Разбавляя эстрадным эфиром,
Когда лезем на стенку от цен.
Табор «чёсом» «шинкует капусту»,
Клипы в рейтингах — шлягер с хитом,
Современным, назвавшись, искусством,
Не трясите елдою да бюстом,
Голый зад прикрывайте листом.
Мать-столица, как зеркало наше,
И провинция, тужась в штаны,
Под попсу — нет! - не сеет, не пашет,
Насмотревшись в экраны, знай, пляшет,
Пропивая остатки страны...


********************************************************************

От Нобеля до шнобеля
(заметки по поводу вручения Нобелевской премии – 2015 г. по литературе – С. Алексиевич)

Привыкли к наветам и к гадости
«Заклятых друзей», и к бедности.
С какой нам устроили радости
«Аттракцион невиданной щедрости»?
Банкет закатить бы от гордости,
Разинувши в здравицах рот,
Молчать, не заметивши подлости.
Гуляем за чей, братцы, счёт?...

*****
В эфире творится такое:
Ликуем, как древний Рим!
На нас выливают помои,
А мы о признании галдим.
Те, кто сегодня в фаворе,
Гнуть не спешите спину.
Вам по колено море?
Рыбка клюёт на мякину,
Отдаться спешит подороже.
«Звезду зажигают»? Надо!
Услужливо «лезет из кожи»,
Жало – в Россию – с ядом.
Талант примерил ермолку?
Прошлое? «Взятки – гладки».
Её вознесли еврогорки
К Нобелю в лау-ре-ат-ки.
Собственно, речь не о прозе –
О … человечьей натуре.
Автор в «классической» позе,
Политика правит в культуре.
Полифония? … Чудесно!
Но в интервью монолог –
«Враг, что уже интересно, -
Вписан рефреном в пролог.
В целом, достойные тексты…
Глянем изнанку медали,
В ракурсе или в контексте
Двойных стандартов морали.
Книги, тираж – миллионы?
Дублирую вновь для глухих.
Слышу и критиков «звоны».
Тише… - сейчас не о них.
Заслуги, труды под сомнение?
Дёгтя да в мёда бочку?
Нет оскорбить устремления,
Сплетни отбросим. Точка.
Не смею оспорить величия,
«За хвост не тяните кота»,
И нашим, и вашим – двуличие.
Есть рабская в этом черта.
Позыв «либерального» пыла.
Отдав «демократам» «должок»,
«Телегу – вперёд кобылы»,
Навоз - на русский порог
Вместо ли-те-ра-ту-ры
(Горе совсем без ума!)
На гребне волны-конъюнктуры,
Явно, - «не дура губа».
Под фотовспышки – стенания:
Тащи … «отпущения козла»,
Во ВСЕХ виновата страданиях,
Конечно, «империя зла»!
Дверь, перепутавши в раже, -
Адрес «заказа» знаком –
Прессе – «избитые фразы»,
Поклон – в Вашингтонский обком.
Русских охаять – «забава»,
Затмив красноречием Госдеп,
«Героям-майданникам» - «слава»?
Я думаю, жребий не слеп.
На пакости делать карьеру?
Стоп. Неспроста суетливость!
Глядишь, оправдает Бандеру,
Хатынь умолчавши стыдливо.
Куда же направлены стрелы,
Чей там «увяз коготок»?
У «исключительных» дело:
С запада бить на … восток.
«Тираны» малых народов,
Московские корни «заразы»,
«Душители» прав и свободы
Названы громко и сразу.
Россию прибить на распятие! –
От лозунга – к «Премии мира».
Шановные сёстры и братья,
Свои бы отмыть вам сортиры.
Ах, как рассуждают о мести!
Историю вспомните вновь:
От просьб защитить и от лести
Прямое предательство, кровь.
Бревно крикуны и кликуши
В глазу не видят своём,
«Вдувают» бредятину в уши,
Соринку ищут в чужом.
«Путать», однако – пустое! -
«С яичницей божий дар».
Если другим яму роешь,
Вскоре окажешься … там.
Мерзко, противно и гадко
Смотреть, как пачкают мухи.
Увы, на отходы падки…
В мозгах истоки разрухи…
Плеснут чечевичной похлёбки -
Дружно рычат на Медведя.
Задать бы хорошей трёпки…
Обидятся смертно соседи.
Холопам – вассалов ливрею,
К «хозяину» двинут в кабак
Прислугой, им в радость – к злодею
В свору придворных собак.
Я против, когда эта нечисть,
Прихвостни амеропсов
Дружбу поганят, стихи наших песен,
Победу дедов, отцов.
Писаки «крышуют» нацистов,
Под дудку слона и осла,
Напялив тулуп «пацифистов»…
Правит бал сатана…
Очередь… С руганью хамство -
Певцы, стихуны с писунами
На постсоветском пространстве.
Кто же, простите, вы, сами?
Ошейник не давит? И стоит,
Подобно иным дикарям,
Марать побрякушками совесть,
Фигой прикрыв, нижний срам?
Когда, наконец-то, уймётесь,
Талдыча, бесчисленно лет,
Признаете – не ошибётесь! –
Причина - в себе! - ваших бед.
****
PS.
Претенденты – Рот, Мураками
Обвинений не бросили камень,
Средь грязи, вселенского лая
Молчали, неонацистам не потакая.
Значит, есть приличные люди!
Таковы парадоксы судеб…


***************************************************************


Чужой среди своих
(записки пессимистического оптимиста)

Не пойму… Раздирает досада:
Утекают водою года,
Утверждают, что лира отрада,
А, по-моему, блажь, ерунда.
Современное? Не-ин-те-рес-но,
Словно клоны, штампованный брак.
Скукотища, заезжено, пресно…
Развлечение досужих зевак.
Рифмоплётство. Забиты страницы
Чепухой, бытовой ерундой,
Ежедневно – о, Боже! – плодится
Нескончаемый «фонд золотой».
Равнодушие. «Затёртые» темы
И скелеты пылятся в шкафу,
Нигилизм – порождение системы,
Ощущение – кричишь в пустоту.
Бесполезно марание бумаги,
Ум не впрок отупевшим мозгам,
На халтуру, на пошлость – аншлаги.
Странно. В жизни фартит дуракам.
Времена... Мне с утроенным рвением
Под гармошку частушки бы петь,
Новомодным блеснуть изложением?
Накось – выкусь, и ёрш твою медь!
Меж берёзками прыгать по кочкам,
Из пустого в порожнее лить
Про листочки, про поле в цветочках?
Может сразу и обувь помыть?
Промолчать, не заметив, стыдливо,
Хата – с краю. За сытный шматок
Бороздить в сотый раз ту же ниву?
В горло – костью, не лезет кусок.
Я б поэзию вырвал из сердца,
Как занозу и, выпив вина,
Отшутился, мол, кончилось скерцо.
Не заметит потери страна,
Раздавать где привыкли советы,
«За глаза», «наградив», - «идиот».
Им душа ни к чему, а с поэтом
Лишь проблемы и куча забот.
Куликово родное болото –
Тишина, а вокруг – благодать.
Нарушать никому не охота
Гладь. И мне расхотелось писать.
Велика ли в масштабах потеря?
Ой… Не стоит копать глубоко…
С облегчением вздохнут: ты, тетеря,
Баба - с воза, кобыле – легко.
Большинство же, сидящее в тине,
Мхом, покрывшись, довольны собой,
Прозябание удобно в трясине…
Выбор - их, только выбор не мой.
Укорять наших классиков глупо.
Достижим или нет идеал?
Суть не в нём. Понимаете, тупо,
Вас не пустят на нынешний «бал».
Ни в столицах, ни в списках провинций
Не дождётесь. Кому вы нужны?
Круговая поруки – их принцип,
Выше этой не прыгнуть стены.
Конкуренты. Охочих немало,
Расстарается «певчих» отряд,
Поместив себя вместе с «зерцалом»,
В канонический втиснутся ряд.
Местный статус и личные связи,
По заслугам – членский билет
Гарантируют «в князи из грязи».
Ничего в этом нового нет.
Объективно. Чего же хотели?
Хочешь, с лика водицы попей,
Заправляют, ведь лучших-то «съели».
Слепок общества, нравы людей.
Что до жалоб? Не вижу проблемы:
Бить челом или рыбой – об лёд?
Слабакам оставляю дилемму…
Сам покаюсь: характер – не мёд.
На продажу «духовную пищу»?
Ценник тоже, увы, не по мне,
Сочинения закину в кострище…
Не горят, к сожалению, в огне,
В Интернете, блуждая в просторах,
Существуют… Иное забыть,
Не стоять нищетой у забора,
Унижаясь, не надо просить,
Обивать, прогибаясь, пороги.
Побродить по родимой земле,
Напрямки, не по гладкой дороге,
По кривой, но «своей колее».
Ярлыки не люблю и сравнения,
Малой родине – лишний, чужой.
Пустяки. Пусть я против течения,
Для России останусь я - свой.


*****************************************************************************



Долететь до звезды

Ветер странствий нас гонит по свету
От бытия до вершины наук,
Где материя чёрного цвета
В трудных поисках вечных ответов
Преломляется в радужный круг.
Он зовёт нас в просторы познания,
Души - в клочья, разорвана плоть,
Через тернии, муки, страдания
Постигать глубину мироздания,
Подниматься и двигаться вновь,
Отрекаясь, отбросивши страхи,
Ради веры, мечты и надежд, -
Пусть отмолят грехи нам монахи -
Воспарить в поднебесье, как птахи,
И плевать в предрассудки невежд.
В мириадах сверхновых галактик -
Млечный путь, как божественный мост.
Торжествует романтик – не практик,
Не стратег-теоретик, не тактик! -
Сможет он дотянуться до звёзд.
Если в спину вам скажут: Напрасно!
Глупый довод до боли знаком…
Станут ныть: Быть Икаром опасно.
Доносить - под надзор — но негласно,
Впопыхах обзовут дураком,
Втопчут в грязь, распластав на колени,
Волю в мрачных застенках ломать,
Призывать к покаянию в смирении,
В душу, кинув безумцам, сомнения,
Страстно к совести падших взывать,
Целить, скалясь, по лицам – плевками,
Иль посадят строптивцев на цепь,
«Ум вправлять» кандалами, пинками,
Да темницей пугать под замками…
Не теряйте заветную цель.
Только тот, кто поднимет свой парус,
Что гоним во Вселенной – вперёд,
За большим – не довольствуясь малым! –
Не страшась расшибиться о скалы,
Долетит…, «птицу счастья» найдёт.
***
Так дерзайте, ловите удачу
И не бойтесь упасть с высоты.
Правда, можно – на брюхе – иначе,
За усердие похвалят, тем паче...
Но ползком не достигнуть звезды.


**************************************************************
**************************************************************

Примечание. Все произведения автора можно читать на личном сайте: фоманеверящий.рф Сказки нового времени от Фомы Неверящего.
















Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Ключевые слова: фоманеверящий.рф, Сказки нового времени от Фомы Неверящего, стихи вологодских поэтов, вологодские поэты и писатели, Вологда, Вологодский л,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 59
Опубликовано: 19.10.2017 в 13:33
© Copyright: Фома Неверящий (Кутышев Евгений)
Просмотреть профиль автора








1