Донецк. Август 2017. Письмо


Внимание! Я, Ксана Василенко, не являюсь автором писем из Донецка. На их публикацию я получила разрешение от самого Никодима Светлицына, реально существующего и находящегося в переписке со мной человека.

...привет. Здесь у друзей не стреляют и сегодня удалось немного поспать в мирном социуме, хотя ночью проснулся часа в четыре от близкой автоматной пальбы (как мне во сне показалось). На самом деле, горел жилой дом не вдалеке, а когда горит крыша, то шифер взрывается и звук очень напоминает выстрелы. Скорее всего, причины возгорания бытовые. Потом я уснул и поспал ещё какое-то время. А на посёлке идёт настоящая война. Последняя неделя прошла в постоянной канонаде и ружейно-пулемётной стрельбе. Я ночую у брата на втором этаже и когда летят перелётные мины, то ощущение, что прямо над головой. Сквозь сон приходят мысли, что уставшая мина может не долететь и упасть. И когда работаешь днём, тоже приходит ощущение абсурда. Не может нормальный человек работать и восстанавливать дом, ходить на рынок, общаться с соседями на войне, но работа увлекает и какой-то смысл остаётся (и даже удовольствие) от сделанного. В последний ночной обстрел (а они ещё подсвечивают посёлок осветительными ракетами на парашютах) произошёл смешной случай. Две мины с разницей в три минуты попали в общественный туалет рядом с пятиэтажкой (и обе не взорвались). Постоянных жителей на посёлке пока мало, и поэтому разрушений больше, чем жертв. Отойдя от сна, бегу восстанавливать свою недвижимую спадщину. Дом и двор постепенно оживают. Пространство очищается от мусора и старается выглядеть оптимистично. Постоянного фронта работы у меня нет, берусь сразу за всё: подметаю во дворе, убираю в доме, выношу лишнее в сарай, гараж, баню и летнюю кухню, а необходимое из этих хранилищ антиквариАДА несу в дом. Всё нужно очищать от грязи и крысиной мочи. Параллельно с этим, рубаю траву во дворе и на улице, обрезаю деревья и поливаю всё, что ещё не засохло, и ещё проветриваю и прожариваю на жаре одежду. Причём, бегу по какому-либо делу, замечаю не красиво живущую ветку на груше, хватаю пилку, прошу прощения и лишаю её жизни (продлевая житие и плодоношение дереву). Есть надежды всё успеть до холодов: главное, закрыть дом окнами и отремонтировать отопление, а жить в доме, в принципе, можно уже сейчас. Среди нагромождения вещей нашёл охотничье ружьё племянника с его удостоверением и кучей патронов. Теперь есть, чем продлить гражданскую оборону, если укротвари войдут на посёлок. Дикий кот приходит посмотреть на моё усердие. Есть не просит, не ластится, а просто смотрит с интересом. А иногда я прихожу, а он спит в траве. Тогда он даже не обращает внимание на мою бытовуху. Готовлю себе на пароварке овсянку с яблоками или варю супчик. В чайнике варю чай и куриные плоды. Ещё покупаю ряженку с хлебом и натопыриваю губу и живот, а воды пью без меры. Она у меня намагниченная, настоянная на кремнии и озонированная с добавками святой воды. Вкус и польза отменные. Побегаю пару дней по исполкомам и опять поеду на Родину, а письменность продолжу в воскресение (или позже, по обстоятельствам). Обнимаю тебя. Пока.

С уважением,
Никодим Светлицын



Рубрика произведения: Проза ~ Письмо
Количество рецензий: 7
Количество просмотров: 71
Опубликовано: 17.10.2017 в 14:14
© Copyright: Ксана Василенко
Просмотреть профиль автора

Елена Соловьева-Бардосова     (20.10.2017 в 12:40)
Ксана, вы сильный, добрый и мужественный человек. Пожалуйста, продолжайте печатать материал, чего бы вам это не стоило. Потому что эти письма должны остаться в истории. Как ленинградские воспоминания Л. Пантелеева, как дневник Тани Савичевой.
Передавайте привет вашему другу. Хотела поставить вас в РА, да Лидия опередила.
Если что - я с вами.
С литприветом,

Ксана Василенко     (20.10.2017 в 21:37)
Большое спасибо, Елена. Мне отрадно знать, что письма этого талантливого человека
читают вместе со мной и сопереживают дорогие причальцы, тем более, что в каждом письме - рельные будни истерзанного войной Донбасса. И никакого ложного пафоса, никаких жалоб и нытья... Просто жизнь в военное время.
А привет передам непременно.

Павел Манжос     (18.10.2017 в 21:40)
Очень жаль, что вы эту войну переносите вот сюда, к себе на страницу, и ещё гордитесь этим. Исповедь про "укротварей" и "лугандонов". Разжигаете ненавость, которой и без вас - море разливанное. Стыдно за вас, да, видно, постыдиться, кроме меня, больше некому.

Ксана Василенко     (18.10.2017 в 21:53)
Не исповедь, а письмо. Ни одного слова не выкину, как бы Вас от этого не мутило. Письма замечательные, написанные живым, красивым языком. Война имеет место быть, о ней пишут как стихи, так и прозу. Что значит "гордитесь"? Впрочем, знакомством с автором писем горжусь, это правда.

муж ЫК     (19.10.2017 в 13:14)
Павел, вы такой лояльный к фашизму, пока лично вас не коснулось. Если наступят на мозоль в трамвае (если вы в нём ездите) то все сразу негодуют, а если кого-то оставят без дома, убьют друзей, уничтожат могилы родных, отнимут заработанные пенсии, то это нужно терпеть и не выносить СЮДА, где вы балаЛаете на гитарке. Нужно было не разжигать ненависть к Гитлеру в избиваемом народе из чувств политкорректности, да? И вам ещё стыдно за нас! Мне лично за вас противно, мерзко и тошнотворно. Если кроме вас тут постыдиться некому, то я поздравляю сайт с приличной аудиторией.

Александр Ковыль     (17.10.2017 в 15:07)
словом:
Я живу на войне, и допустим, что это до боли не ново,
Заморочливых схем южнорусской тоски всевозможных атак,
Толи половцев, толи каких-то там, боже тевтонов,
Когда в средней Европе, пардон, каждый первый наверно мудак.
Довелось на ура,
А что делать,
Играют зарницу,
Дипломаты всех стран кроят фраки под мой камуфляж,
Я же верю, всё это когда-то ли было случиться,
И случилось – всем дальним, равнение строго на местный мираж.

Ксана Василенко     (18.10.2017 в 19:01)
Спасибо, приятно, что не оставляете без внимания письма... Строчка про дипломатов очень меткая.








1