Амнезия


Людочка, как всегда опаздывала, нервно ерзала на сиденье, поглядывала в окно и мысленно торопила водителя маршрутки, которая наглухо застряла в пробке. Она работала медсестрой в крупной психиатрической клинике, которая была расположена на окраине города. Еще одно опоздание ей могли уже и не простить. У неё была отличная практика и неплохая по меркам других городских больниц зарплата, которая позволяла снимать комнату в общежитии и покупать минимум продуктов. Наконец поток сдвинулся, и девушка облегченно вздохнула, а то она уже вполне серьезно подумывала над тем, чтобы выскочить из маршрутки и пойти пешком. Девушка достала кошелек и пересчитала всю оставшуюся у неё наличность. До зарплаты было еще три дня и деньги нужно было максимально растянуть. Но как растянуть оставшиеся пятьсот рублей, если единственная обувь разваливается прямо на ногах?
Родители, которые жили в пригороде, как могли, помогали дочери, подкидывали деньги и привозили продукты. Люда так радовалась их приездам, когда вернувшись в свою маленькую комнатку, видела на столе большую кастрюлю борща, заботливо завернутые в фольгу котлеты и знаменитые мамины пирожки, на запах которых сбегались жители соседних комнат.
Чтобы как-то продержаться, девушка работал на двух ставках, но при этом не могла выкроить себе из зарплаты денег на покупку новых сапог. Старые уже давно протекали, и пожилой усатый сапожник дядя Миша расстроено качал головой, когда их приносила ему в очередной раз.
- Дочка, я их, конечно, заклею, но их уже выкинуть давно пора. Я уже три латки на них ставил, но основная кожа уже так износилась, что они просто не держаться. Ты на ремонт этих сапог потратила столько, что уже давно купила бы новые.
- Дядь Миша, я после ремонта хотя бы месяц в них бегаю. Просто они у меня одни и на осень и на зиму, вот и не выдерживают такого натиска. Вот если бы сапоги в рассрочку продавали, я вносила бы сумму в течение нескольких месяцев.
- Замуж тебе бы выйти за мужика хорошего, вон какая красавица.
- Да какая же я красавица, - возмущенно воскликнула Люда, расстроено поглядывая на себя в зеркало, висящее на стене. – Толстая, конопатая, прическа вообще жуть.
- И не толстая ты совсем, - проворчал мужчина, - всё при тебе, и грудь, и попа, волосы шикарные, коса вон до попы спускается. А веснушки у тебя задорные, яркие, словно золотой пылью лицо присыпано.
- Да не успокаивайте меня, - тяжело вздохнула девушка и отвернулась от зеркала. – К тому же мне и встречаться некогда, работа, да еще к поступлению в мединститут готовлюсь. Я только на бюджет могу поступить, на платное обучение у меня денег нет.
- Вот так и пролетит твоя жизнь в работе и учебе, света белого не видишь. Тебе сколько лет-то?
- Двадцать пять недавно исполнилось.
- Ладно, не переживай, дочка, держи свои сапоги, еще месяц подержаться. Да не суй ты мне свои деньги, пригодятся тебе еще.
Старик вручил девушке сапоги, она их прижала к себе, глаза заблестели от подступивших слез. Людмила еле сдержалась, чтобы не разрыдаться.
- Дядь Миш, спасибо, спасибо вам большое, - девушка, чуть не кланяясь в пол, попятилась к выходу.
Благодаря сэкономленным деньгам, она могла себе сегодня позволить купить коробочку любимых шоколадных конфет, на которые каждый раз жадно поглядывала, проходя мимо полок с кондитерскими изделиями в супермаркете.
Вчера им в больницу привезли бомжа с черепно-мозговой травмой. Нашли его сотоварищи, которые бродили по огромной мусорке, расположенной за городом. Они собирали там бутылки, искали вещи себе на зиму и увидели под картонкой ботинок. Один из них потянул за него и неожиданно для себя увидел ногу, заорал и отскочил назад. Откинули картонку, а там тело мужика, кровь повсюду. Пощупали пульс, а он жив, хорошо, что хоть додумались не трогать тело. Один из бомжей метнулся к охране мусорки, сообщил о найденном теле, а те уже вызвали скорую.
Привезли его как раз в смену Людмилы, они вдвоем с напарницей Машей почистили и перевязали рану. Положили его в неврологическое отделение.
- Люд, а он вроде не старый, - закрепляя бинт на голове, тихо сказала Маша. – Просто выглядит плохо, зубов почти нет, а так кожа-то гладкая и волосы вроде не седые. Интересно, что с ним случилось?
- Это пусть полиция с этим разбирается, - пожала плечами Люда, - наше дело его вылечить и на ноги поставить.
- Люд, о чём ты? Это же бомж, кто с эти разбираться будет? Наверное, его же друганы и стукнули в пьяной драке.
- А куда его потом отправят? Неужели обратно на улицу?
- Да там выбор не особенно велик, - вздохнула более опытная Маша, она работала в больнице уже восемь лет и многое успела повидать. – Или в социальный приют или в дом престарелых. Но чаще всего бомжи оттуда сбегают и возвращаются на улицу.
Бомж пришел в себя, но оказалось, что он совершенно ничего не помнит. С ним поработал психиатр и память понемногу начала возвращаться. Но выяснилось, что он помнит в основном только то, что было в детстве и юности, остальные воспоминания оставались, словно за темной завесой.
- Это нормально, - объяснил Валерий Николаевич, невролог с двадцатилетним стажем. – Органическая ретроградная амнезия очень часто развивается после травм с разной степенью тяжести.
- А воспоминания к нему полностью вернутся? – поинтересовалась Люда, которой было очень жаль несчастного опустившегося человека.
- Большая часть, скорее всего, да, покажет время. Может случиться так, что на это уйдут годы, а может ему придется смириться с потерей целого куска своей жизни. Хотя мне кажется, что особо переживаться из-за этого не стоит. Судя по его внешнему виду, возможно, будет даже лучше, если он не будет помнить того, что с ним происходило до травмы.
Имя свое бомж назвал уже на третий день.
- Меня зовут Иван Коренев, - прошепелявил почти беззубым ртом мужчина. – Родился я в селе Смирновка.
Случай был интересный, и Люда с удовольствием помогала врачу, вела записи, запоминала лекарства и методы, помогающие мужчине восстанавливать память. Девушка даже немного привязалась к нему. Несмотря на то, что он так опустился, изъяснялся он довольно неплохо, был вежлив и за все время лечения она не услышала от него ни одного матерного слова.
- Маш, а он, наверное, раньше был, довольно, симпатичным, - поделилась впечатлением с Машей Люда.
- Не знаю, не знаю, - приглядываясь к Кореневу, увлеченно читающему книги, которые ему притаскивал медперсонал, ответила Маша, - отсутствие зубов и шрам через все лицо не позволяют мне его представить до травмы.
Раны Ивана потихоньку заживали, и тут выяснилось, что у него просто золотые руки. К нему со всей больницы тащили сломанную технику, и он за очень короткое время чинил её.
- Иван, может ты в мастерской какой работал? – заинтересованно спросил лечащий врач, глядя на то, как умелые руки ловко возвращают к жизни микроволновку, которую они уже собирались выбросить.
- Может быть, - пожал плечами Иван, - не могу вспомнить ничего, а вот руки похоже всё помнят.
Но особо он удивил всех, когда смог починить ноутбук главврача Семена Сергеевича. Иван быстро перечислил то, что нужно купить и когда получил желаемое, через полчаса экран ноутбука уже выдавал нужную информацию.
- Да ты уникальный человек, - изумленно воскликнул главврач, - как же ты умудрился с такими мозгами и руками бомжом стать?
- Самому интересно, - тяжело вздыхая, произнес Коренев, - видно слаб, оказался, не справился с какой-то ситуацией, запил, видимо, вот и опустился.
- То, что ты не был алкашом, я тебе могу сказать вполне уверенно, - покачал головой Семен Сергеевич, - твоя печень, поджелудочная и сердце в очень приличном состоянии, даже лучше, чем у меня. А я-то поверь, слежу за своим здоровьем.
- Наркотики?
- Вены чистые, если таблетки только какие глотал, но опять же тогда странно, что все внутренние органы при этом в порядке. Загадка, одним словом.
Подошло время выписки, и Иван ждал этого дня с содроганием. Идти ему было некуда, а мысль о социальном приюте или ещё хуже доме престарелых вызывали в нем вполне понятный ужас. Но так как весь медперсонал, включая главврача проникся к нему, решили его временно поселить в старом крыле больнице, там в ближайшее время планировался ремонт и всех больных расселили по палатам в новом корпусе. Чтобы Иван зарабатывал хоть какие-то деньги, его официально взяли дворником. Чего стоило главврачу оформить Ивану паспорт и говорить не стоит.
Маше родители собрали деньги и смогли купить маленький старый дом на окраине города. Теперь она была обладательницей собственного жилья и безмерно этим гордилась. Она продолжала общаться с Иваном и не признавалась даже самой себе, что он ей нравится. Несмотря на беззубый рот, обезображенное лицо, было в нем что-то такое, что тянуло девушку к нему.
А когда в больницу нагрянула проверка, и Ивану пришлось срочно выселяться из предоставленной комнаты, Люда не думая предложила переехать к ней.
- Я не могу, - засмущался мужчина, - я тебя стеснять, наверное, буду.
- Не будешь, - решительно заявила девушка, помогая собрать Ивану нехитрый скарб.
- А родители твои как к этому отнесутся?
- Я уже большая девочка и как-нибудь сама буду принимать решения, - фыркнула Люда.
Как оказалось потом, Иван был прав, родители не поняли и не приняли поступка дочери. Они примчались в дом дочери и закатили там скандал.
- Кого ты в дом притащила? – орал отец, потрясая кулаками. – Он тебя ограбит и убьет, не было у тебя мужика, появился. Что лучше не могла себе найти?
Людмила, сохраняя спокойствие, отбивала нападки родителей.
- Брать у меня нечего, убивать не за что. И это мое личное дело, какого мужика я себе нашла.
Иван всё это время стоял на пороге, лицо его было бледное, как полотно, только ярко горел не до конца заживший шрам.
- Выбирай, или он или мы, - категорично заявила мать, вскакивая со стула.
- Я никого выбирать не буду, вас я люблю, Ивану просто помочь хочу. Если не хотите меня видеть – это ваше дело.
Родители хлопнули дверью и покинули дом.
- Люд, зачем всё это? Не стоило из-за меня ругаться с родителями. Я устроился еще в одно место дворником, там через месяц обещают служебную квартиру мне выделить. А сейчас комнату могу снять на окраине города, мне денег хватит.
- Не говори ерунды, - взвилась девушка, - я что, зря с родителями поругалась? Здесь три комнаты, располагайся в любой.
Жизнь потихоньку начала налаживаться. Иван работал в нескольких местах, а еще чинил технику соседям. Те ему за это тащили продукты или платили небольшие деньги. Вечерами он занимался ремонтом дома, починил протекающую крышу, сам поменял всю сантехнику в доме. А вот память к нему так и не вернулась. Всё что он помнил, это то, что родители его умерли от пьянки, когда ему было пятнадцать. Была у него старшая сестра Ольга, которая жила в родительском доме. Помнил, что поехал поступать в город, а вот куда и на кого хотел отучиться, не помнил.
- Вань, может, попробуем отыскать твою сестру? Она-то должна знать, что с тобой произошло.
- Да стыдно мне ей на глаза показываться, - признался Иван, - видно гадостей я ей каких-то наделал, раз оказался один на улице и бомжевать начал.
- Стыдно, не стыдно, а поехать к ней надо, хоть память начнет к тебе возвращаться.
В выходной Людмила и Иван поехали в Смирновку. Иван шел уверенно по улице, поглядывая по сторонам.
- Вот, этот дом, - указал он на крепкий кирпичный дом, со свежее выкрашенным забором и детскими качелями во дворе.
Людмила распахнула калитку и решительно шагнула во двор, Иван неуверенно мялся у входа.
- Пошли, - махнула девушка и постучала в звонок.
Дверь распахнула румяная полная женщина лет сорока с небольшим.
- Вам что надо? Если что, я ничего не покупаю, - нахмурившись, произнесла она.
Люда быстро и скомкано рассказала о цели их приезда.
- Да что за глупость вы мне тут говорите? – брови женщины изумленно взлетели вверх. – Мой брат Ваня сейчас живет в Питере, весной ко мне приезжал с женой и сыном.
- Как это? – Иван решительно шагнул вперед. – Я точно помню, что я – Иван Коренев, могу даже рассказать, что и где у вас в доме стояло. Как родители мои выглядели, да и про тебя… вас могу многое рассказать.
- Что вы задумали? Я сейчас полицию вызову, - пригрозила Ольга.
- Нет, нет, постойте, - остановил женщину Иван, придерживая дверь. – Оль, помнишь, когда тебе было шестнадцать ты с Колькой соседом из дома по вечерам сбегала. Я тебя прикрывал и окно открывал, когда ты возвращалась, чтобы родители тебя не засекли.
Ольга до этого дергающая дверь, замерла с открытым ртом. Потом помотала головой и просипела:
- Откуда ты это знаешь? Об этом только мой брат знал, никому мы не рассказывали, не знала даже моя лучшая подруга. Я сейчас как раз за этим самым Колькой замужем и у нас двое сыновей.
- А еще я знаю, что тебя в пять лет напугала собака и ты начала заикаться и бабка из соседнего села тебя водой отливала и заговоры читала.
- Было такое, - растерянно подтвердила Ольга. – Но я-то точно знаю, что вы не мой брат. Ладно, проходите в дом, я вам сейчас фотографии.
Иван вошел в дом и осмотрелся по сторонам.
- Я здесь точно был, вот здесь когда-то стояла стенка, там деревянный стол, а вот здесь бабушкин буфет, - показал он Люде, а Ольга изумленно подтвердила его слова.
- Вот, смотрите, вот мой Ваня, - протянула она им фотографии, - здесь его институтские снимки, свадьба и последние, когда он в гости к нам приезжал.
С фотографий на них смотрел худощавый улыбчивый мужчина с темными волосами и карими глазами. Ничего общего со светловолосым и сероглазым Иваном у него не было.
- Ничего не понимаю, - Иван положил снимки и посмотрел на женщин, которые смотрели на него, не отрывая глаз. – Тогда откуда я всё это знаю?
- Может ты был знаком с моим братом, и он тебе рассказал все это?
- А вам мое лицо не знакомо? – с надеждой поинтересовался Иван. – Может я бывал у вас в доме?
- Ничего не могу сказать, - пожала плечами Ольга, - если ты знал брата в детстве, то столько лет прошло, а у него много друзей было. Да и лицо у тебя сейчас изуродовано сильно, даже если были знакомы, не узнаю.
- Ольга, а можно я вам оставлю свой номер, если ваш брат приедет, пусть перезвонит, может он что-то вспомнит и сможет нам помочь?
- Оставляйте, - кивнула Ольга, - я сама прямо заинтригована. А давайте я вас на телефон сфотографирую, когда приедет, покажу ему фото, может это вам поможет.
Женщина сделала несколько снимков и проводила гостей до калитки.
- Люд, как такое, может быть? – недоумевал Иван, когда они шли на автовокзал. – Откуда я могу знать всё про того Ивана, его семью и дом?
- А когда ты его на фото увидел, ничего не почувствовал?
- Что-то промелькнуло в голове, но не успел я понять, что это было. Вот если бы мне его детские фотографии увидеть, может и вспомнил что.
Наступила зима, с момента травмы прошло пять месяцев, память так и не вернулась к Ивану. А его воспоминания о другом человеке объяснил Валерий Николаевич.
- Это называется конфабуляция - ложные воспоминания, Людочка, - задумчиво произнес врач, выслушав рассказ девушки, - при корсаковском синдроме такое бывает, но на моей практике случилось во второй раз. Человек описывает места и людей, которых он действительно знал, но не правильно соотносит их с собой. Ситуация, конечно, запутанная. Получается, что он возможно даже и не Иван.
Людмила и Иван, живущие в первое время, как добрые соседи, начали сближаться. Люда делала первые шаги вперед, А Иван смущался своей внешности и пытался отстраниться, но натиск девушки только усиливался и он, наконец, сдался. Лежа в кровати, прижавшись к девушке. Иван нежно гладил её по голове и осыпал лицо поцелуями.
- Люда, мне так стыдно того, как я выгляжу, но ты так мне безумно нравилась всё это время, что я не смог сдержаться. Твоим первым мужчиной стал бомж и это ужасно.
- Не говори глупости, - устраиваясь поудобнее под боком мужчины, прошептала счастливая девушка. – У тебя такое тело великолепное, а лицо мы тебе постепенно выправим. Я у Валерия Николаевича спрошу к кому лучше обратиться по поводу шрама, а уж зубы мы в ближайшее время вставим, я почти деньги набрала.
Родители девушки смирились со временем с Иваном, дочь у них была всего одна, и им ничего не оставалось, как принять её выбор. Отец частенько стал засиживаться с Иваном за столом, они много говорили, спорили, смеялись. Людмила довольно поглядывала на них, радуясь таким переменам. А потом и мама неожиданно заявила дочери:
- Люд, ты прости нас за тот разговор, твой Иван и, правда, замечательный человек, умный, начитанный, дом вон отремонтировал так, как новый стал. Просто ты у нас одна и, конечно, мы хотели для тебя лучшего. Возможно, что-то страшное произошло в его жизни, раз он стал бомжом. Только вот зубы вы ему всё-таки вставьте, а то мужик он еще молодой, а рот, как у старика. Я денег тебе сегодня дам, отведи ты его в клинику, наконец.
- Мам, спасибо, но мы уже сами собрали, - рассмеялась Людмила. – В среду пойдем к врачу.
Поход к врачу преподнес им неожиданный сюрприз. Осматривая зубы пациента и рентгеновские снимки, врач удивленно воскликнул:
- Поразительно, у вас тут несколько имплантов и поверьте мне, они одни из самых дорогих. На сохранившихся зубах я еще обнаружил два винира. Как так получилось, что вы сейчас без зубов?
Изумленный Иван объяснил ситуацию врач. Тот вылечил и поставил пломбы, сделал слепки и записал мужчину на протезирование. Вечером они обсудили эту ситуацию с Людмилой.
- Получается, у меня были деньги и довольно неплохие? Как я оказался на той помойке?
Некоторое время спустя, вечером, сидя перед телевизором, они смотрели новости. Показывали молодую красивую женщину, она была женой известного архитектора Алехина Константина Александровича. Демонстративно прижимая платок к абсолютно сухим глазам, женщина давала интервью местному каналу. Речь шла об её муже, который пропал без вести пять с половиной месяцев назад, через полгода его официально признают умершим. Машину со следами крови нашли на обочине дороги, тело так и не смогли обнаружить. Иван подался вперед, вглядываясь в фотографию архитектора, потом он поднял руку и дрожащим голосом произнес, указывая на экран:
- Люд, а это ведь я.
- Где? – не поняла девушка.
- Я Алехин Константин, это моя машина и моя жена, я все вспомнил.
- Вань, успокойся, ты не похож на него, - начала девушка, но тут же замолчала.
Она поняла, что если представить её Ивана с зубами и без шрама, то это будет действительно тот самый архитектор.
- Я застал её с любовником в кровати, пригрозил разводом, а у нас брачный договор, в случае измены она ничего бы не получила. В тот вечер я остановился на дороге, потому что мне прямо под колеса бросилась старушка. Помню, что бегу к ней, хочу поднять, а из-за платка на меня смотрит мужское лицо. Потом удар сзади и вот я на мусорке, без зубов и в тряпье, видимо думали, что я умер.
- Звони в полицию, - Людмила протянула Ивану, а точнее теперь уже Косте телефон.
После этого Костю она видела только на экране, суды, приговор и вот уже бывшая жена и её любовник приговорены к двадцати годам лишения свободы, Константин добился максимального наказания. За все это время мужчина звонил Людмиле всего четыре раза, разговор были быстрые и короткие. Люда ужасно переживала, она прекрасно понимала, что теперь она не пара именитому архитектору, у которого особняк в центре города, недвижимость за границей и такое количество денег на счетах, что Людмила даже мысленно не может представить их.
Родители успокаивали дочь, мать баловала своими кулинарными шедеврами, но Людмиле ничего не хотелось. Она похудела, одежда спадала с неё, навалилась депрессия.
- Что ты переживаешь из-за него? Козел он, вот кто, - возмущенно воскликнула мать. – Ты его приютила, человеком сделала, а он, как узнал, что богат, сразу свинтил от тебя. Ты себе нормально мужика найдешь.
- Да я беременна, мам, три месяца уже, не знаю, что и делать теперь, - прошептала девушка, уткнувшись головой в подушку.
- Как что, рожать, конечно, - воскликнула женщина, поднимая дочь и прижимая к себе, - поднимем как –нибудь вместе.
Людмила всхлипнула и положила голову матери на плечо. На улице раздался шум и голоса, потом дверь отлетела в сторону, и вбежал Костя, в руках он держал огромный букет.
- Люд, собирайся, мы едем домой, - радостно закричал он. – Ты чего ревешь.
- Вот я бы тебе сейчас ответила, милый мой, - подбоченившись мать Люды двинулась в сторону Константина. – Да при беременной ругаться не хочется. Уехал, бросил бедную девушку, ни слуху, ни духу от него и вот он, пожалуйста, заявился.
- Люд, ты, что беременна, что ли? – Костя всунул женщине букет и упал перед Людмилой на колени. – Ты прости, что меня так долго не было. Я должен был всю эту грязь разгрести, из дома вещи этой …выкинуть, ремонт косметический сделал, чтобы нам с тобой о ней ничего не напоминало. Вот я дебил, - мужчина стукнул себя по лбу и полез в карман, извлекая оттуда бархатную коробочку. – Люд, ты станешь женой идиота?
Людмила всхлипнула, глаза её сияли, она открыла коробочку, надела кольцо на палец и они обнялись.
Через шесть месяцев Людмила родила здорового мальчика. Она готовится к поступлению в медицинский институт. Константин купил дом, недалеко от своего, там теперь живут родители Людмилы. А Иван Коренев позвонил через некоторое время, оказалось, что они были лучшими друзьями в детстве, поэтому он так хорошо знал о его жизни и жизни его семьи. А Ольга не могла его вспомнить потому, что жизнью брата и его друзьями на тот момент не интересовалась, у неё был бурный роман и это все, что её занимало.
Не было бы счастья, да несчастье помогло, это как раз то, что произошло с Людмилой. И если с вами происходит что-то плохое, возможно - это просто начало чего-то нового, хорошего.



Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 4
Количество просмотров: 59
Опубликовано: 16.10.2017 в 15:50
© Copyright: Татьяна Бухтоярова
Просмотреть профиль автора

Реалист     (22.11.2017 в 08:42)
Увлекательный рассказ, прямо сюжет для субботнего фильма!
Небольшое замечание: Люда помогала "Ивану" при переселении из больницы собирать нехитрый, видимо, скарб, а не скраб, который "косметическое средство в виде очищающего крема, эмульсии, геля и т. п. для удаления с поверхности кожи отмерших клеток" (хотя, наверное, ему после лечения и скраб бы пригодился) :)) С уважением. ГБ

Татьяна Бухтоярова     (22.11.2017 в 11:35)
Конечно, скарб)) сейчас исправлю) спасибо!

Профессор Академиков     (16.10.2017 в 18:05)
Очень хороший рассказ, Татьяна!)
Спасибо!)

Татьяна Бухтоярова     (16.10.2017 в 18:29)
Спасибо большое!)








1