Время


Огромные песочные часы серебристого цвета, плавно парящие в центре зала, неспешно пропускали через себя крохотные песчинки, мерно покачиваясь в ходе своей неостановимой работы. Они отсчитывали оставшееся время до одного крайне важного по галактическим меркам события.
Тук. Тук. Тук.
Пройдя через горлышко часов, песчинки падали на дно и растворялись, словно бы их никогда и не было. Словно для вечности времени не существует.
Множественные проекции этих часов Высшего Мира – по одной на каждый из физических миров – отстукивали им в такт свое собственное время.
Тук. Тук. Тук.
Часы нельзя было остановить, но можно было замедлить какую-либо из их проекций.
Солнечные года физических миров сменяли года, эпохи сменяли эпохи, а часы все также шли, уменьшая число оставшихся песчинок с каждым своим мерным тактом.
Тук. Тук. Тук.
Время хранило в себе все. Но кто-то должен был хранить само время.
– Войдите, – ответил сидящий в кресле старец, оторвав свой взгляд от созерцания галактических карт и неспешно повернув голову в сторону двустороннего портала, служившего по совместительству еще и дверью в это загадочное измерение, стоило только мелодичному звонку, оповещавшему о приближении к нему новой человеческой души, разлиться в воздухе.
Спустя секунду перед старцем материализовалась голограмма формы, в которой этот новоприбывший планировал пройти свой очередной – и на этот раз решающий его судьбу – путь в физических мирах.
– Входите, – еще раз повторил Хранитель. – Хоть я и могу ожидать вас целую вечность, но запланированное время вашего рождения и связанные с ним обстоятельства вас ждать, боюсь, не планируют.
С этими словами он взмахнул рукой, вычерчивая в воздухе одному ему ведомую фигуру, и сверкающая фиолетово-голубым цветом сфера материализовалась прямо перед его взором, а из нее вышел – или, чуть правильнее будет сказать, почти что выпал на залитый легким серебристым туманом пол, новоприбывший.
– Я… что… где… ух! – только и смог вымолвить гость, стоило ему подняться с колен после такого во многих смыслах головокружительного путешествия. – Ну и телепортеры тут у вас… так и кидает из стороны в сторону. Вот, помнится, десять столетий тому назад, незадолго до моего предпоследнего рождения…
– Присаживайтесь, – прервал его старец и, взмахнув своими четырьмя крыльями, материализовал перед гостем словно из ниоткуда второе кресло. – Вы ко мне по делу или просто ворчать изволите?
– Я… в общем… из отдела… который судьбы решает, – слегка запинаясь от легкой одышки, пробормотал человек. – По направлению для исправления своих прошлых ошибок в физических мирах с высокой степенью риска. На Землю, в галактику Млечного Пути.
– Вот как? – иронично поднял бровь старец. – Что-то много вас в последнее время туда зачастило. Так и норовят родиться, – слегка улыбнулся он. – Время, говорят, особое. Ошибок, говорят, много понаделали. Жизнь, говорят, у них последняя, решающая. Решается вопрос о потенциальном будущем бессмертии их души, говорят. Ну что же, посмотрим, как вы временем этой жизни распорядитесь.
С этими словами Хранитель вновь сделал легкий пасс руками, и на них мерно опустилась светящаяся книга.
– Что ж, давайте взглянем, что вы там себе напланировали, – иронично покачав головой, ответил старец, листая страницы книги жизней своего нового гостя. – Ученым в этот раз собираетесь быть, как я погляжу? Совершать открытия в области нематериального, вести науку к духовным высотам? Что ж, весьма похвально. Вы уже двадцать третий такой желающий за последние десять земных лет. Могу вам сразу сказать, что восемнадцать из них вообще не стали учеными, нарушив свой неземной договор и разменяв себя на, как это принято там говорить, мелочи жизни. Вы, я надеюсь, так не собираетесь поступать? – и старец испытующе взглянул на своего гостя.
– Н… нет. Не… собираюсь, – слегка опешив от такого неожиданного признания, пробормотал гость. – Буду ученым, как и планировал.
– Тогда могу пожелать вам не сворачивать с вашего духовного пути под гнетом внешних обстоятельств. А они, поверьте моему опыту, у вас обязательно будут – тем более, что вы собрались именно на Землю. Расчетное время вашей жизни… шестьдесят земных лет. Планируете успеть? – и старец вновь испытующе взглянул на будущего ученого.
– Да… планирую. В более зрелом возрасте все равно пользы от меня будет немного.
– Если свернете с пути – то не исключено, что заберем вас раньше срока. Нам пользы от нереализованных душ не очень много, к огромному сожалению. Время не ждет.
– Четвертое измерение, так сказать, – улыбнулся в ответ гость.
– На самом деле седьмое, – поправил его Хранитель, – но вам бы хоть с тремя суметь справиться. О специфике работы часов помните ли? – и старец указал рукой на огромные парящие в воздухе часы, продолжавшие в этот момент мерно отстукивать свой неповторимый в вечности ритм.
– Эм… специфике?
– Время нелинейно. Даже в рамках жизни отдельной воплощенной души оно может менять свою скорость – и, в редчайших случаях, направление. Будете реализовывать взятые на себя здесь обязательства – время для вас будет замедлено, и вы сможете успеть сделать больше – возможно, намного больше, чем планировали изначально. Свернете с пути – и время понесется словно вскач, год за годом, вплоть до момента резкого окончания отведенного вам срока, о котором вы, конечно же, в тот момент уже не будете помнить.
– А как я… узнаю о том, что мне суждено сделать? Об особенностях времени? Я же в момент своего нового рождения буду вынужден все забыть о своем прошлом.
– Вам мы напомним об этом через писателя. Кому-то напоминаем через обстоятельства, кому-то через сны. Некоторым уже бесполезно что-либо напоминать.
– Вроде все ясно.
– Прекрасно. Тогда извольте примерить ваши личные часы.
С этими словами Хранитель извлек из своего светящегося одеяния небольшие наручные часы на тонком ремешке и протянул их гостю.
– Шестьдесят земных лет, как и условились, если не изменятся обстоятельства. Незадолго до окончания срока вы сможете почувствовать, как эти часы начинают звенеть и вибрировать – это значит, что ваше время подходит к концу. Не бойтесь, надевайте их на руку.
– В такие моменты чувствуешь себя бомбой с часовым механизмом, – смущенно признался гость.
– Уж лучше «взорвите», в хорошем смысле, земной мир материалистических научных идей.
– Готово, – сообщил гость, застегнув на руке ремешок часов.
– Напоминаю обстоятельства вашего рождения: бедная семья, добрая мать, жестокий отец, больной младший брат и любящая старшая сестра.
– Суметь бы еще об этом не забыть, когда тебе только один-два года, и ты только и можешь, что писать сам под себя! – хохотнул на ходу гость, шагая в открывающийся для него телепортер.
– Время пошло, – ответил Хранитель, наблюдая, как раскрывшийся в зале портал обнимает душу будущего земного жителя. – Оно никогда не переставало идти, – добавил он.
Тук. Тук. Тук.
Словно ответили на его мысли часы.
Лишь над бессмертными они были не властны.

15.10.2017



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 72
Опубликовано: 15.10.2017 в 10:20
© Copyright: Прохор Озорнин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1