Командировка


«Как это могло с ним случиться? Дикое, почти нереальное стечение обстоятельств, как в запутанном психологическом триллере, когда события, переплетаясь друг с другом, завязываются в тугой хитрый узел, развязать который ему не по силам, - не находя себе места, Сергей резко повернулся на другой бок, отчего диван недовольно скрипнул. Мысли, словно растревоженные пчёлы, хаотично роились в черепной коробке. - И что теперь? Отмахнуться от произошедшего, как от обычных, ставших уже привычными неприятностей, не получится. Нанявшие его серьёзные люди взяли его в оборот, после того, как он всё рассказал… ну, почти всё. Правда была настолько неубедительна, что поверить в неё мог только законченный кретин, ежегодно строчащий письма Деду Морозу… Никто особо и не поверил, только хуже стало, - Сергей резко подскочил с дивана, уронив скомканный плед на пол, и потянулся к журнальному столику за сигаретами. - Надо успокоиться, и придумать, что делать дальше. Ему дали неделю срока. Чёрт! Как же его угораздило ввязаться в это дело?».
Сергей Вдовин уже полгода находился в состоянии перманентного безденежья. Поругавшись с тренером, он психанул, наговорил лишнего, пригрозив уйти из команды, будучи уверенным, что Степаныч побоится потерять своего лучше-го гонщика, но вышло иначе.
- Уйдёшь? – багровея лицом, переспросил тренер, - ты не уйдёшь! Ты, заср…, вылетишь из команды и из спорта вообще. Я об этом позабочусь. А теперь, забирай свои манатки, и вали отсюда, чтобы духу твоего здесь не было!
Вдовину не хотелось себе признаваться, что он с самого начала по идиотски повёл себя с тренером. Степаныч мужик крутой, не одного гонщика в мастера международного класса вывел. Нетрудно было предсказать его реакцию на подобное заявление. Всему виной «звёздная болезнь». Известность, репортёры, фанаты. Не каждый в двадцать шесть неполных лет пройдёт испытание славой. И вот результат. Для Сергея стало неприятным открытием, что вне спорта он стопроцентный лох. Его даже в такси работать не взяли: «Нам, молодой человек, нужны профессиональные водители, а не гонщики». Кроме, как управлять автомобилем, Вдовин ничего не умел, вкалывать с утра до вечера на низкооплачиваемой работе ему претило. Он продал свой спорткар, и бездумно проживал вырученные за него деньги. Привычка жить на широкую ногу осталась, а вот средства, очень быстро закончились. Что делать дальше, Сергей не знал, и уже пребывал в состоянии, близком к клинической степени тяжести депрессии, когда ему неожиданно предложили хорошие деньги за несложную, и главное, привычную для него работу. Всего-то и нужно было, перегнать дорогую машину заказчику. На вопрос Сергея, почему выбрали именно его, работодатели, как тогда показалось, привели вполне убедительные доводы. Один из посетивших его мужчин, крепкий, с по-военному короткой стрижкой, говорящий с едва заметным акцентом, пояснил: «Тачка завязла на таможне, оговоренный в контракте срок доставки вот-вот накроется медным тазом, клиент зануда, и спасти положение может только ас, а в том, что Сергей ас, они не сомневаются. Заплатить ему неплохие бабки, дешевле обойдётся, чем неустойка заказчику». Вдовина такой ответ вполне удовлетворил, да и самолюбие потешил, и он согласился. Его даже не удивило, что машина оказалась вполне обычной «BMW», не из дешёвых, но ничего особенного. Ранним утром следующего дня, Сергей, забрав в условленном месте «баварца», документы, и деньги на бензин, по Горьковскому шоссе двинул на Нижний Новгород, и дальше, на Екатеринбург. Ему нужно было проехать около тысячи восьмисот километров, на которые он отвёл себе не больше суток.
***
Стивена Беннетта неожиданно отозвали из провинции Бадахшан на базу «Феникс». На военно-транспортном самолёте он меньше, чем через час приземлился в кабульском аэропорту имени Хамида Карзая, а ещё через полчаса уже сидел за столом, в кабинете своего куратора.
Полковник вышел ему навстречу, и они обменялись рукопожатием, жестом пригласив Беннета присесть, тот вернулся на место, и закурив, начал издалека:
- О наших делах здесь, в Афганистане, вы знаете не понаслышке. И они, если честно, совсем не радуют. Напомню вам, что мы находимся здесь шестнадцать лет, дольше, чем русские. Несмотря на помощь наших военных, Кабул контролирует не больше шестидесяти трёх процентов своей территории. На обучение афганских сил безопасности мы потратили более семидесяти миллиардов долларов, при этом большинство афганских курсантов, направленных на стажировку в США, просто разбежались. Эти идиоты из Пентагона в прошлом году выло-жили около шестидесяти четырёх миллионов на экипировку Афганской национальной армии, и чуть ли не половина этих денег была выброшена на ветер. Недоумки закупили для афганцев зелёный камуфляж, который совершенно не годится для пустыни. Никаких заметных успехов в борьбе с талибами не достигнуто. Мы наступили на те же грабли, что и русские, только у тех, надо отдать им должное, хватило ума уйти из этой страны с развёрнутыми знамёнами, а мы, я не исключаю такого варианта, будем драпать отсюда, как когда-то из Вьетнама, - полковник нервно затушил сигарету в пепельнице. – И ко всему этому, наш нынешний э… президент распорядился увеличить американский военный контингент на три тысячи солдат, одновременно поставив вопрос об увольнении главнокомандующего генерала Джона Николсона, по факту, «хозяина» Афганистана. Смею предположить, что на это решение повлиял генерал морской пехоты, а ныне министр обороны, Джеймс Мэттис. Утихшие, было, старые дрязги между десантниками и морпехами, похоже, разгораются с новой силой. Под четырёхзвёздным стариной Николсоном зашаталось кресло, и это, пожалуй, единственное, что его сейчас беспокоит. Но это не наше с вами дело, Стив, - полковник выудил из пачки очередную сигарету, - вы не против?
В ответ Беннетт молча покачал головой, размышляя, что нужно от него этому старому лису.
- Никак не могу заставить себя избавиться от этой привычки, да и не хочу, по правде, - щёлкнул зажигалкой полковник, - вы отлично поработали в провинции, Стивен, пора вам перебираться в столицу.
- В Кабул? – Беннетту не без труда удалось скрыть удивление.
- Нет майор, - рассмеялся полковник, - вас решили направить в Москву. Вы ведь помимо пушту и дари и русский в совершенстве знаете?
- В совершенстве русский даже сами русские не знают, - усмехнулся Стивен.
- Вы туда поедете под видом коммерсанта, якобы с целью наладить бизнес с тамошними предпринимателями…
- А как же санкции? – перебил полковника Беннетт.
- Это вы сейчас так шутите? – задержался на нём взглядом визави.
- Извините.
- Вы наладили маршрут через среднеазиатские страны в Европу, теперь необходимо развить его по всей территории Московии. Необходимо, чтобы товар был доступен в любом её захолустье, - полковник побарабанил пальцами по столешнице, - какие бы глупости не говорил господин Трамп с высоких трибун, мы должны делать свою работу. Вы понимаете о чём я.
- Разумеется.
- Вот и отлично. Завтра утром вылетаете в Вашингтон, получаете документы, и в Москву. Там свяжитесь с посольством, наш человек сведёт вас с нужными людьми, - полковник поднялся из-за стола, давая понять, что аудиенция окончена.
Москва Беннетта неприятно поразила. Чистые опрятные улицы, ухоженные дома и парки, хорошие дороги, множество строек. «Что-то не похоже, что их экономика «разорвана в клочья», - Стивен неодобрительно разглядывал, явно не голодающих людей и нескончаемый поток автомобилей на улицах, - впрочем, пока не ясно, что скрывается за столичным фасадом, русские умеют пустить пыль в глаза, скорее всего, вне столичного региона всё гораздо хуже».
***
Сергей наслаждался поездкой. Только-только вступившая в права осень раскрасила леса и перелески вдоль дороги в жёлто-охряные цвета, воздух звенел лёгкой прохладой, а в набравшем голубизны небе плыли еще по-летнему пушистые белые облака. «Уж небо осенью дышало, уж реже солнышко блистало, короче становился день…», - припомнились Вдовину пушкинские строки из школьной программы.
До Нижнего Сергей добрался чуть меньше, чем за семь часов. Время было обеденное, и он решил поесть в придорожном кафе. Он только вышел из машины, как к нему навстречу бросилась очень красивая девушка, со сногсшибательной фигурой, и захлёбываясь слезами, запричитала:
- Помогите, помогите мне пожалуйста… Там утюг, а я за посылкой… Хозяева меня убьют, а хуже – с работы выгонят…
- Вы не волнуйтесь, расскажите всё по порядку, - постарался успокоить её Вдовин.
- Поехали! Дом сгорит, нечего рассказывать будет! – девица буквально затолкала Сергея в машину, - дорогу я покажу, тут недалеко.
Пока они ехали, Вдовин узнал, что девушка приехала в Нижний Новгород из захолустного посёлка поступать в институт. Не поступила. Домой решила не возвращаться. По случаю устроилась горничной в одну семью. Обязанности не особо обременительные, а платят хорошо. Она бельё гладила, а тут хозяин позвонил, орёт, как резанный: «Бросай всё. Поезжай к кафе, что на выезде на трассу. Туда бежевый форд «Фокус» к трём часам подъедет. Скажешь от меня, заберёшь посылку, это очень важно». Вот она и рванула, забыв про утюг. Оно бы ничего, но там собачка больно шустрая, носиться по дому, будто наскипидаренная, не дай Бог, гладильную доску заденет, утюг уронит, а коттедж деревянный…
Сергей в пол уха слушал эту, в общем-то, глупую, заезженную юмористами историю про утюг. Чушь всё это. Не утюгом же на углях она гладила. От современного-то утюга даже прикурить невозможно, не то что пожар устроить. Вдовин ласкал слух волнующим тембром голоса девушки, и думал: «Да скажи она, что у неё рыбка в аквариуме тонет, он не раздумывая повёз бы её хоть на край света».
Надя, так звали девушку, затащила его в дом, оставила на просторной, об-ставленной в деревенском стиле кухне, а сама побежала куда-то вглубь дома.
- Всё в порядке! – радостно сообщила она вернувшись, - без кофе с бутербродами я тебя не отпущу, - голосом не терпящим возражений заявила Надежда. Сергею понравилось, как она легко перешла на «ты».
- А как же посылка?
- Успеем. Я почти на час раньше приехала. Я ведь на автобус торопилась, они здесь редко ходят… Ты же меня назад подвезёшь?
- Конечно, - Сергей был рад подольше побыть в её обществе.
Перекусив, они вернулись к кафе.
- Ну, будем ждать твоего курьера? – припарковался на стоянке Вдовин.
- Н-нет, ты поезжай, Серёжа, - почему-то заволновалась девушка.
- Вдвоём-то ждать веселее, - настаивал Сергей.
- Я сказала, нет! – его поразило её как-то сразу изменившееся лицо. Глаза стали холодными, жёсткими. Заметив его удивлённый взгляд, Надя тут же вновь заулыбалась, коснулась рукой плеча, - я просто не хочу, чтобы знакомый хозяина увидел меня с мужчиной. Я дорожу этим местом и…
- Я понял. Ну, а телефон-то свой мне дать можешь, это тебя в глазах хозяев не дискредитирует?
- Нет, разумеется.
- Что, и номер телефона не дашь?
- Я имела ввиду, что не дискредитирует. Дам конечно… Записывай, - засмеялась Надя.
Они обменялись номерами телефонов, и Надежда вышла из машины, послав Сергею воздушный поцелуй.
Вдовин запустил двигатель, и вырулил со стоянки, недоумевая над нелогичным, на его взгляд, поведением девушки. Складывалось впечатление, что ей не терпелось от него избавиться. «Мавр сделал своё дело, мавр может уезжать…», - уныло констатировал факт, что им просто воспользовались, Сергей.
Скоро ему пришлось забыть и о девушке, и вообще, обо всём на свете. В Елабуге у него угнали машину. Вдовин собирался ехать всю ночь, и добравшись в двенадцатом часу до города, решил выпить кофе в забегаловке на заправке. Залив полный бак, он прошёл в заведение, а когда вышел, машины на месте не было. Сергей поначалу глазам своим не поверил. Когда же он осознал весь ужас случившегося, ноги его ослабли, и он сел прямо на асфальт, хватаясь за голову, и раскачиваясь из стороны в сторону. Ему хватило меньше пол минуты, чтобы взять себя в руки. Отчаянье сменила холодная злость, растерянность – жажда немедленного действия. Это снова был Серёга-гонщик, каким его знали фанаты и товарищи по команде. Он бросился к окошечку кассы.
- Звоните в полицию! – заорал он полной, краснощёкой женщине, неопределённого возраста, - у меня машину украли.
- Ож ты, Боже ж мой! - всплеснула руками заправщица, и сняв трубку, стала тыкать пухлым пальцем в кнопки на аппарате.
Женщина просунула трубку в окошечко, и Вдовин назвал номер, марку и цвет угнанного автомобиля.
Позже, когда писал заявление об угоне в отделении полиции, Сергей вспомнил, что в Елабуге живёт двоюродная сестра матери. Лет семь назад она проездом гостила у них пару дней. До службы в армии он жил в квартире родителей, там и познакомился с двоюродной тёткой. Дежурный лейтенант посочувствовал Сергею, узнал номер домашнего телефона родственницы, и разрешил позвонить.
- Тётя Лена? Это племянник ваш, из Москвы… Да. Тут такое дело… - Вдовин так и не понял, что подвигло его вспомнить о родственных связях, может, просто не хотелось оставаться в одиночестве в незнакомом городе, а может, ему были в этот момент необходимы искренние слова поддержки, а не казённое сочувствие.
Через пятнадцать минут у отделения притормозила чёрная «тойота». Водитель потянулся, и открыл дверь с пассажирской стороны.
- Это у тебя тачку увели? – спросил он у Сергея, стоящего у кромки тротуара.
- Ну да…
- Садись, фрателло. Мать там уже к валерьянке прикладывается, - усмехнулся мужчина, - из тёплой постельки меня выдернула.
Они поехали по засыпающему городу, с заметно поредевшим разноцветьем светящихся окон в домах. Вдовин вкратце рассказал свою историю, и Юра, так назвался водитель, сходу просветил его на счёт шансов вернуть автомобиль:
- На наших охламонов особенно не надейся. Нет, они ребята неплохие, план перехват объявят, сымитируют бурную деятельность, но по факту, корячиться никто не будет, уж я-то знаю. Ты не местный, да ещё из зажравшейся Москвы, а к вашему брату здесь, на периферии, особо тёплых чувств не питают. Могу тебе по родственному помочь, но я должен быть уверен, что в нужный момент ты не сдрейфишь, дело небезопасное. В нашем городе по дорогим тачкам только Скворечник со товарищи работает. Так вышло, что я знаю, где они ворованные машины прячут. Охрана два-три человека, наверняка есть стволы, просто так не зайдёшь, и не объявишь, мол, тачка моя, и я её забираю. Попотеть придётся. При неудачном раскладе не только по фейсу огрести - пулю словить, как нечего делать... Если решишься, можно попробовать. Думай.
- Да чего тут думать! Поехали, - Вдовин даже на сиденье заёрзал от нетерпения, - мне терять нечего.
- Тогда, форвертс! – непонятно чему обрадовался Юра, сворачивая в тёмный переулок.
Покрутившись по городу, они въехали в промзону, сплошь перегороженную бетонными заборами, с глухими железными воротами. Юра загнал «тойоту» в какой-то закуток, и выключил двигатель:
- Дальше пешком пойдём, чтобы раньше времени не всполошились.
- А если машина не у них? – задал Вдовин волновавший его всю дорогу вопрос.
- Я уверен, что это Скворечник тачку подрезал. Ну, а если ошибся, то можешь с ней проститься, - «обрадовал» его Юра, выходя из машины.
Минут десять они петляли между какими-то складами, заброшенными зданиями, с выбитыми в окнах стёклами, пока не остановились перед выкрашенной в белый цвет трёхметровой оградой.
- Это здесь, - Юра легко, будто только этим и занимался, взобрался наверх, и протянул руку Сергею, - залезай.
Внутри ограды, на заасфальтированном пятачке, стояло несколько автомобилей. Один из них был именно тем, что они искали.
За стоянкой мрачной громадой высился ангар, маленькое окошко, справа от ворот здания, горело тусклым светом.
- Охрана там, кивнул Юрий на окно. На, надень, - протянул он Сергею чёрную вязаную шапку, и сам натянул такую же, с вырезами для рта и глаз, - видишь дверцу в воротах?
- Да.
- Справа от неё чем-нибудь пошуми.
Вдовин бесшумно подкрался к воротам, и пнул ржавое ведёрко из-под краски, используемое вместо урны для мусора. Юра прижался спиной к воротам, рядом с дверью. Секунд двадцать ничего не происходило. Потом дверь распахнулась в сторону Сергея, и тот не мог видеть, что там произошло.
- Посторожи его, - Юрий стволом пистолета показал на лежащего без сознания рослого парня, - я туда.
Пока Вдовин, раскрыв рот, стоял над телом охранника, внутри ангара, почти одновременно, гулко прозвучали три выстрела, и послышались крики, перешедшие в невнятное бормотание. Из двери выскочил Юра, и сунул в руки Сергея горсть ключей:
- Фу-у, давно у меня на эту компашку руки чесались. Заводи машину, я ворота пока открою.
В свете окошка Вдовин выудил из горсти ключи от «BMW», и побежал на стоянку.
У открытых ворот его ждал Юра, и чуть ли не на ходу запрыгнул в салон:
- Давай к моей машине, а сам на всех парах вали из города. Скоро Сквореч-никовские землю носом рыть начнут.
- А как же ты?
- За меня не беспокойся, на без пяти минут начальника полиции не подумают.
Сделав круглые глаза, Сергей посмотрел на Юрия, и заметил тёмную полосу, тянущуюся от его виска к щеке, - это что, кровь?
- Где?
- На щеке.
- Вот уроды! – Юра вытащил из кармана, и приложил к виску носовой платок, - слушай, ничего не сделал, только вошёл, - возмутился он голосом товарища Саахова из «Кавказской пленницы», - кстати. Он достал телефон, и набрал номер. Скорая? В районе промзоны, строение три, два огнестрела. Нет, не тяжело…
Открыв окно, Юрий платком протёр телефон, и выбросил его на дорогу.
- Больше не было? – кивнул Сергей в сторону окна.
- Я их разбил, - понял, что тот имел ввиду Юра.
- А ты…
- Вот что, родственник, давай без лишних вопросов. Меньше знаешь, чаще розовые пони, пукающие бабочками снятся, - поморщился напарник. – Приехали.
Они пожали друг другу руки, и Юра, уже вылезая из машины, предложил:
- Приезжай как-нибудь в гости, только без подобных заморочек. На рыбалку тебя на Каму свожу, гонщик.
До Екатеринбурга Вдовин добрался без приключений, даже в оговоренный срок уложился. Передав машину заказчику, он в тот же день улетел в Москву.
***
Стив был вне себя от бешенства: «Что за страна! Никому нельзя верить. Про-валить так тщательно спланированную операцию! Завтра он этого шумахера лично на фарш пустит… Нет, сегодня». Баннетт потянулся за телефоном, и сделал звонок.
- Почему этот идиот в Екатеринбурге сразу не проверил наличие товара? – заорал Стив, как только в квартиру вошёл Хмарин, посоветовавший Баннетту нанять Вдовина, - это твой протеже его украл?
- Чушь. Парня вслепую использовали, - не поведя на крик даже бровью, лениво процедил Хмарин, - при нём что, запаску надо было размонтировать? О товаре парень не знал, иначе нужно быть совсем обезбашенным, чтобы прибрав его к рукам, вернуться сюда, доложиться, что всё в порядке, да ещё и поинтересоваться, когда за окончательным расчётом можно будет зайти.
- Не знаю, что значит слово «обезбашенным», но похоже, что вы в России все такие, - немного успокоившись, уже нормальным голосом поделился своими наблюдениями Баннетт, - получатель не мог взять?
- Тебя послушать, то действительно выходит, что здесь все поголовно дебилы, - усмехнулся Хмарин, - если всех подозревать, то начни с меня. Я лично контролировал, как товар в запаску закладывали. А может его ваши, ещё там, за речкой свашингтонили, а мы тут по цепочке порожняк гоним?
- Что за бред?
- Не больший, чем твои предположения, - пожал плечами Хмарин.
- Ладно, извини. Начнём сначала, и без лишних эмоций, - Стив уселся в кресло, и кивком предложил последовать его примеру Хмарину, - из Афганистана партия товара дошла без проволочек. Мы оба его видели. Половину ты передал своим людям, чтобы они распространили по Москве и близлежащим регионам. Остальное мы решили отправить в Екатеринбург, чтобы оттуда расширить рынок дальше, на восток, и потеснить китайцев. Мы уверены, что товар из Москвы ушёл, а вот до места его так и не доставили…
- Как ни крути, надо курьера в оборот брать. Возможно, что-то по дороге случилось, чему он не придал значения, или намеренно скрыл, - продолжил мысль Беннетта Хмарин.
- Для этого я тебя и вызвал. Едем прямо сейчас, - Стив поднялся из кресла, и направился к выходу, - с тобой ещё люди есть?
- Водитель и охранник.
- Этого достаточно.
***
Вдовин спал, когда в прихожей домофон фальшиво пропиликал отрывок из «Полёта валькирий» Вагнера. Ещё не отойдя от сна, он оторвал голову от подушки, и прислушался. Мелодия прозвучала повторно. Сергей нехотя поднялся с дивана, и сунув ноги в шлёпанцы, вышел в прихожую.
- Да, - хриплым спросонья голосом буркнул он в трубку домофона.
- Извините за поздний визит, но мне нужно задать вам несколько вопросов, - Сергей заметил лёгкий акцент у говорившего.
- Входите, - впуская позднего гостя в подъезд, Вдовин не ожидал каких-либо неприятностей. Работу он выполнил. Машина в целости и сохранности в срок была доставлена заказчику.
Перед тем, как позвонили в дверь, он успел натянуть джинсы, и прикрыть разобранную постель пледом.
Посетитель оказался не один. Помимо приходившего с ним в первый раз лысого типа, в квартиру прошли два спортивного вида парня, сфера деятельности которых была прописана на их лицах.
- Я хочу, чтобы вы подробно осветили вашу поездку отсюда до Екатеринбурга, - тот, что с акцентом, уселся в кресло, небрежно закинув ногу на ногу, - я вас слушаю.
- Давай, пацан, колись. Оттого, насколько правдиво ты сейчас нам расскажешь о своих приключениях, будет зависеть, где ты проведёшь следующие несколько дней, дома, или в палате травматологического отделения, - второй оседлал стул, положив руки на спинку.
Парни, с индифферентным выражением на физиономиях, столбами застыли на пороге комнаты.
- Да нечего рассказывать… Как из Москвы выехал, так и гнал до места. Только на заправках и останавливался, - об угоне машины Сергей решил промолчать.
- И ничего необычного в дороге не произошло? – недобро вгляделся в него говоривший с акцентом.
- Ничего…
- В таком случае, где товар, сучонок? – сидевший на стуле кивнул одному из парней. Тот вразвалочку подошёл к Вдовину, и коротко, со стороны могло по-казаться, что несильно, ударил его под рёбра, но Сергей едва не потерял сознание от боли.
- Какой товар? – просипел он, пытаясь восстановить дыхание.
Лысый встал со стула, и ухватив Сергея за вырез футболки, зашептал ему на ухо:
- На полтора ляма зелени, сынок. Если ты будешь мне здесь дурака включать, я твою шкуру на серпантин порежу… Ну?! – перешёл он на крик.
Сергей вздрогнул от неожиданности, но стоял на своём:
- Вы наняли меня машину перегнать. Я её перегнал, не понимаю, что вы ещё от меня хотите.
- Да плевать я хотел на эту машину! Товар, вот что важно! А его нет. Ты утверждаешь, что до Екатеринбурга доехал без проблем. А теперь убеди меня, что это не ты его к ручонкам своим прибрал, - лысый отпустил Сергея, и заглянул ему в глаза, - говори, хуже будет.
Вдовин, понял, что выкрутиться не удастся, и рассказал об угоне:
- В Елабуге у меня машину угнали, но я её быстро нашёл. Может угонщики ваш товар забрали?
- Что ты мне тут фуфло гонишь? Если бы у тебя тачку увели, хрен бы ты её когда в жизни увидел, - замахнулся на Сергея лысый.
- Подожди, - подал голос невозмутимо сидевший в кресле, судя по всему, главный в этой компании, - парень, скорее всего, придумал всю эту историю с угоном на ходу, но как вариант, её рассмотреть стоит.
- Чего время зря тратить! Утюг ему, как в старые добрые времена, на брюхо поставить, быстро во всём сознается, - повернулся к главному лысый.
- Если допустить, что угонщикам не нужна была машина, а нужен был товар, то они её бросили, и в таком случае, парень мог её найти. Из этого следует неприятный вывод. Кто-то ещё знал о грузе. Это значит, что среди твоих людей есть крыса, - не обратил главный внимания на ностальгию лысого по прошлому.
- Ты сейчас напридумываешь! Ты что, этому козлёнышу поверил? Да он с испугу и не такого наболтает!
- Я никому не верю, особенно, когда речь заходит о семизначных числах, - главный почесал подбородок, - с момента угона, всё, до мельчайших подробностей, - обратился он к Вдовину.
Сергей, не желая выдавать Юру, преподнёс дело так, что он один выследил угонщиков, а затем отбил у них машину.
- Да ты у нас прямо Рэмбо какой-то! – осклабился лысый.
Помолчав, главный внимательно посмотрел на Вдовина, и спросил:
- Ты же понимаешь, что всё это легко проверить, и если ты нам соврал, очень пожалеешь об этом?
- Проверяйте, я правду сказал, - насупился Вдовин.
- Отправь с ним в Елабугу двух своих людей посмышлёнее, пусть всё на месте проверят, - распорядился главный.
- Он же туфту гонит! Дураку понятно, - лысый на месте не мог устоять от воз-мущения.
- Не мельтеши ты! – поморщился главный, вставая с кресла, - делай, что велено.
Уже на выходе он повернулся к Сергею:
- Из дома не выходить. Завтра за тобой заедут.
- А если он сбежит? – подозрительно покосился на Сергея лысый.
- Ты говорил, что у него родители и сестрёнка младшая есть?
- Ну да…
- С таким прицепом не сбежит, - успокоил лысого главный, и подмигнул Вдовину.
Никто из охранников, выходивших из квартиры последними, даже не подумал прикрыть дверь. Сергей, держась за живот, доплёлся до прихожей, и заперся на щеколду.
Вернувшись в комнату, он не раздеваясь лёг на диван, и накрывшись с головой пледом, стал размышлять над своим, без преувеличения, бедственным положением. Заснуть ему удалось только под утро, после того, как он сделал один звонок.
***
Около семи часов Сергея разбудил домофон. Двое смурного вида мужчин прошли в квартиру. Один остался наблюдать за тем, как Вдовин собирается, а второй по хозяйски стал шарить по кухонным шкафам и холодильнику.
- Чего ты там лазаешь? – повернулся первый на звук хлопающих дверец.
- Жрать хочется, позавтракать не успел, - с набитым чем-то ртом, отозвался напарник.
У подъезда их ждала машина с водителем. До Шереметьево, постояв в пробках, они добрались за полтора часа, дождались посадки на самолёт, а ещё через полтора часа спускались по трапу в аэропорту Нижнекамска. Оттуда на такси до Елабуги.
Всё время пути «конвоиры», как их мысленно называл Сергей, не спускали с него глаз. Они сняли номер в хостеле «Визит», невзрачной многоэтажке на улице со странным названием «Тази Гиззата». Позже Вдовин узнал, что Тази Гиззат это татарский драматург, заслуженный деятель искусств.
Пока Сергей с одним из конвоиров обустраивались в номере, второй, по имени, или кличке Петерс, взял машину напрокат.
- Ну, рассказывай, как обгонял, как подрезал… - хохотнул Петерс, когда спу-стившись на стоянку, они сели в автомобиль.
Сергей, обладая профессиональной памятью, без труда показал дорогу от заправки до отделения полиции, где он писал заявление об угоне, а оттуда до промзоны.
- Стой. Вон туда они тачку загнали, - кивнул Вдовин на белый забор, с наглухо закрытыми железными воротами.
- Ну и что это нам даёт? – разочарованно хмыкнул Петерс.
- Да ничего! Ты нас за лохов что ли держишь, пацан? – зашипел на Сергея петерсов напарник, имени которого Вдовин не запомнил.
- Мне приказали вам всё показать, я и показываю, - огрызнулся Сергей, - вот и думайте, как проверить, правду я говорю, или нет.
- Ладно, подождём, -Петерс сдал назад, и заглушил мотор.
Часа через два, когда Сергей каким-то непостижимым образом научился преобразовывать флюиды, волнами накатывавшие от сидевшего сзади напарника Петерса, в яркие картины изуверских пыток, которые тот собирался к нему применить, ворота открылись, и из них выехал уазик «патриот».
- Давай, за ним…
- Не учи учёного! – покосился Петерс на напарника, и немного выждав, «сел на хвост» внедорожнику.
Машины выехали за город, Через полчаса «патриот» свернул на накатанную грунтовую дорогу, и скрылся в негустом смешанном лесу.
- Сам в руки идёт, - недобро ухмыльнулся Петерс.
- Что будем делать? – спросил напарник.
- Остановим, поговорим. Станет артачится, костерок разожжём. С огоньком-то разговор быстрее завяжется.
«Да они садисты конченные! А если они и с ним, до кучи, поговорить захотят? – тоскливо предположил Вдовин.
Обошлось без костра. Они поравнялись с внедорожником, и напарник Петерса, угрожая пистолетом, заставил водителя остановиться.
Водила, мужик лет пятидесяти, выложил всё, как на духу. Что да, позапрошлой ночью была перестрелка, охранников увезли в больницу, что Скворечникова, как арендатора ангара, вызывали в полицию, и взяли подписку о невыезде. Сам он не при делах, работает у Скворечника помощником по хозяйству.
- И где живёт этот Скворечник? – поинтересовался Петерс.
- Да вот по этой дороге, с километр. Там коттеджный посёлок, там и живёт. Я как раз к нему ехал.
- Он один там живёт? Семья, охрана?
- Баб возит, а так, холостой. А из охраны только Кудеяр. На цепи сидит, кобель евоный, - отрапортовал мужичонка.
- Хорошо. Сделаем так…
Напарника Петерс отправил на «патриоте», а сам держался сзади. Не доезжая до посёлка автомобили остановились, Петерс спрятал машину за сараем, с провалившейся крышей, ловко пристегнул Сергея наручниками к рулю, и попросил:
- Не уходи никуда, ладно?
Захлопнув дверцу, Петерс трусцой подбежал к внедорожнику, и сел на заднее сиденье.
Вдовин провожал уезжающую машину взглядом, и вздрогнул, когда по стеклу постучали.
- Вылезай, наркокурьер! – распахнул дверь Юра, - ба, да ты никак на привязи.
- Ты где был? Я чуть не обделался, когда понял, что никто из ваших за нами не следит! – воспылал Сергей праведным негодованием.
- Не дёргайся, - Юрий снял с него наручники, - ни хрена ты в оперативной работе не понимаешь. Рано или поздно они бы всё равно на Скворечника вышли, иначе, грош им цена. Так что, всё время присматривать за вами смысла не было, а дружки твои могли бы слежку почуять. С тобой бы они ничего до разговора со Скворечниковым не сделали. Элементарно, Ватсон.
- А сразу их нельзя было арестовать?
- А за что? Да они бы мне под ноги плюнули, и растирать бы не стали. Предъявили бы все мыслимые документы, назвались туристами, а твои свидетельские показания – грязными инсинуациями, побожились, что подобрали тебя по дороге, и знать не знают, кто ты таков есть, и максимум через час были бы на свободе, а тебя, мой бедный родственник, пришлось бы брать под охрану, - Юрий похлопал Вдовина по плечу.
- Зачем под охрану?
- А затем, что в отличие от карманников, крупным наркодилерам дают не в пример бо;льшие сроки, и убийство свидетеля, коим ты являешься, даже при самом плохом раскладе, на их и без того пожизненное, ну никак не повлияло бы.
- Их сейчас арестуют?
- Пусть они сначала из Скворечника отбивную сделают, чтобы было что им предъявить, а потом возьмут. ОМОН участок обложил, никуда волки позорные не денутся.
- Ну и методы у вас! – неодобрительно поджал губы Вдовин.
- А ты как хотел? Чистые руки, горячее сердце и голова, забитая либеральным бредом о правах человека? Мне приходится с такими отбросами пересекаться, что и людьми-то их назвать, язык не поворачивается. Запомни, братишка, добро никогда не победит зло, если будет сопли на кулак наматывать… - Юрий умолк на полуслове, и прислушался, - никак стреляют?
В кармане его куртки запищала рация. Какое-то время он молча держал её у уха, сказал «хорошо», и отключился.
- Взяли голубчиков на жареном. Теперь не отвертятся. Одному пришлось шкуру попортить, но это не страшно, оклемается. Главное, они Скворечника не успели добить. Будет дело! – Юра даже руки потёр от предвкушения, - ты не светись здесь, выходи на шоссе, лови попутку, забери вещи из гостиницы, и поезжай к матери, то есть к тётке. Вот, - он написал адрес на обратной стороне визитки, и протянул Сергею. - Я тебя попозже навещу.
***
Тётя Лена, полная жизнерадостная женщина, на вид под шестьдесят, встретила Сергея, что называется, с распростёртыми объятиями.
- Как мама? Олег? Машенька? Ты-то чем занимаешься? – с порога засыпала она его вопросами, не давая возможности ответить ни на один, - а мой-то, всё преступников ловит. Юрфак окончил, я надеялась, что он адвокатом, как отец… Коля! Чайник поставь! – крикнула она куда-то вглубь квартиры, - или хотя бы нотариусом… так нет, в полицию пошёл! Жена сбежала от его работы. Мы с отцом внуков, наверное, никогда не дождёмся…
Потом они сидели за большим овальным столом, покрытым белоснежной скатертью, и пили кофе с миндальными пирожными. Николай Борисович, муж тёти Лены, расспрашивал о Москве, когда ему удавалось вставить слово в бесконечный монолог жены.
Вдовину предложили отдохнуть в бывшей комнате Юры, перепрофилированной в гостевую. Сергей с радостью откликнулся на предложение. Завалившись на диван, он стал перебирать в памяти события последних дней.
«Надо бы Наде позвонить, - вспомнил Сергей о мимолётном знакомстве, - классная девчонка, жалко, если наши отношения закончатся, так и не начавшись». Достав телефон, он позвонил по номеру, который она ему продиктовала. Сначала в трубке послышался влажный, явно нетрезвый кашель, а потом грубый голос произнёс:
- У аппарата.
- Простите, а Надю можно? – Вдовин ещё на что-то надеялся.
- Ну, если без моего благословения никак, то можно, - пьяно хохотнули в трубке, - а кто такая Надя?
Сергей отключился. «Может она случайно неверный номер набрала? - предположил он, уже не сомневаясь, что Надя сделала это сознательно, - просто на хрен он ей не нужен». Сергей повернулся лицом к стене, и через несколько минут заснул.
Разбудил его Юрий:
- У меня две новости, хорошая и не очень. Один из твоих спутников раскололся. Не сразу конечно, поначалу в отказ пошёл. Тогда я ему предложил катиться ко всем чертям, потому как, Скворечник мне давно поперёк горла стоял, и даже пообещал своих людей от палаты его героического товарища убрать, раз других грехов, кроме нанесения тяжких телесных повреждений вышеупомянутому субъекту на них нет. Правда, говорю, не могу гарантировать, что обо всём этом не узнают люди Скворешникова, со всеми вытекающими, так сказать, последствиями. Мужик сообразительным оказался, и дал показания против своих хозяев. Сейчас, наверное, фсбшники твоего црушника и всю его компашку пакуют.
- А какая не очень хорошая новость? – спросил Вдовин.
Юра как-то странно посмотрел на него, и мягко так, как разговаривают с неизлечимо больными, поделился:
- Петерс, так ведь одного из твоих сопровождающих зовут? Он же Долгов Игорь Владимирович, подтвердил, что они приехали проверить, правду ли ты рассказал об угоне… За то, что меня не приплёл, отдельное тебе мерси, но вот какая интересная штука получается. Из Скворечника эти двое из ларца, признания, что он товар прибрал, так и не выбили, хоть и зело усердствовали. Я его в больнице видел. Мне он тоже самое сказал. И я склонен ему верить. Да, за ним много чего водится, кроме одного. С наркотой он принципиально не связывается, у него дочка в шестнадцать лет от передоза умерла. Вот и получается, Серёжа, что кроме тебя некому было пять килограмм героина умыкнуть. Буду очень рад, если ты меня в этом разубедишь.
Вдовина от такого неожиданного поворота чуть слеза не прошибла. «Да что же это делается-то! Один требует убедить его, что он товар не брал, другой просит, чтобы разубедил, в том, что взял. Оба думают, что наркотики у него, а сам он к их пропаже ни ухом ни рылом, - затравленно думал Сергей, - но ведь кто-то их взял? Стоп…».
- Есть какие-то соображения? – спросил не сводивший с Вдовина глаз Юра.
- С девушкой я одной в Нижнем случайно познакомился…
Сергей подробно рассказал про встречу с Надей.
- Развели тебя, Серёга, по полной. Сколько человечество существует, мужики всегда на одну и ту же наживку клюют, хоть кол на голове теши! Примеров не счесть, и всё равно – каженный раз, на энтом самом месте! Бабой смазливой поманили, и всё. Мозговая субстанция моментально перетекает в паховую область. Пока ты кофий с чаровницей попивал, твою машину обшмонали, и товар изъяли. Не иначе, в команде црушника кто-то свою игру затеял, - Юра, получив возможность снять с Сергея подозрения в присвоении наркотиков, заметно повеселел.
- Я всё хотел спросить, про какого црушника ты говоришь? – Вдовин, заметив изменение в настроении Юрия, тоже приободрился.
- Когда ты мне позвонил, и рассказал о передряге, в которую угодил, то упомянул о говорившем с акцентом человеке. Помнишь, я у тебя ещё переспросил, азиат он, или кавказец?
- Да. Я сказал, что он европеец, - кивнул Сергей.
- Так вот. Я у Петерса уточнил, и тот тоже об акценте вспомнил. Тогда я, на всякий случай, с нашими местными фсбшниками связался, поделился информацией. Те в Москву сообщили… ну, и завертелось. Наши «партнёры» ничем не брезгуют, лишь бы нам нагадить, опять же деньги, рынок сбыта. Не зря же они проводят в Афганистане политику «макового невмешательства».
- Юр, ну правда, не брал я эти наркотики! Поверь мне. Чем хочешь поклянусь.
- Верить, не верить – это к ромашке. Мне факты нужны. А у меня пока только версия. Вот найдём твою фемину, тогда и решим, «кто из ху», - Юрий поднялся с краешка дивана, - пойдём, поедим чего-нибудь, и спать. Завтра с утра пораньше в Нижний поедем.
- Здорово! А то я один хотел, - обрадовался Сергей.
- Кто же тебя, такого лошару, одного отпустит? – усмехнулся Юра, - опять раз-ведут, а то и грохнут. Нет, «обое полетим». Тем более, что я до вступления в должность всё равно официально в отпуске нахожусь.
Было ещё темно, когда они выехали из города, и около двух по полудни уже были на месте.
В придорожном кафе, около которого Сергей встретил Надю, никто, ожидаемо, о ней ничего ведать не ведал.
- Поехали на дом посмотрим, - Юра допил средней помоечности кофе, и пошёл на выход. Вдовин поплёлся за ним.
- Я вот думаю, - показывая дорогу, вслух размышлял Сергей, - откуда она узнала, что я именно у этого кафе остановлюсь?
- А она, точнее они, и не знали. Просто за тобой ехали, и поджидали удобного случая. Далеко бы ты отсюда всё равно не уехал. Они, если бы ты не остановился, подсунули тебе эту же деваху с другой легендой, и ты, хоть мытьём, хоть катаньем, оказался бы в том же самом доме. Будь ты менее сговорчивым, не сомневаюсь, что она тебе даже интим предложила, лишь бы ты машину без присмотра оставил, - хохотнул Юра, - надо было изобразить этакого сурового мачо, тогда бы хоть удовольствие получил, помимо геморроя. А так, только геморрой.
- Да ну тебя… Здесь остановись. Вон он, посёлок, - Вдовин показал на крыши за кронами деревьев, с пожелтевшей, но ещё не опавшей листвой.
- Пойдём пройдёмся, этот дом пока единственная наша зацепка, - Юрий вылез из машины, и кряхтя потянулся, раскинув руки, и отклонившись назад.
- Говорил же, давай сменю, - проследил за его действиями Сергей.
- Вот ещё! Я наркоты на полтора миллиона долларов не тырил, чтобы всяких фабрициусов за руль пускать. У меня на новую машину денег нету.
- Ты меня со стритрейсерами не путай. Я профессиональный гонщик, а не шантрапа какая, - счёл нужным обидеться Вдовин.
- А по мне один хрен – беспредельщики, - отмахнулся Юра.
- Да что ты понимаешь…
Продолжая пикироваться, они дошли до посёлка.
- Соседей для начала поспрошаем, сразу в дом ломиться резону нет, - решил Юрий.
Им повезло. В коттедже, стоящим на перекрёстке двух улиц, они застали словоохотливую старушку. Та рассказала, что сын привёз её сюда из города, чтобы ей не скучно было, а сам с женой до позднего вечера на работе. Детей им завести некогда, всё карьеру какую-то делают, а она, что там одна, что тут…
Юра, имея немалый опыт общения со свидетелями, умело направлял ход мыслей бабушки в нужное ему русло.
- Сейчас никто там не живёт. Хозяева, не то врачи, не то инженеры, куда-то за границу уехали работать, - делилась наблюдениями старушка, - за домом род-ственница присматривает. Каждую неделю приезжает. Только непутёвая она. С разными мужиками, на разных машинах. Всё носят что-то туда сюда. Может даже приворовывает. А всё потому, что тоже своих детей не завели, и как мои, карьеру строят. А родственники родственникам рознь. Бывает, похлеще чужих обнесут, не поморщатся…
- А где бы нам её разыскать? – прервал поток рассуждений бабули Юра.
- В городе она живёт, а где точно, не знаю. Да вы в сторожке спросите, там телефон её на всякий случай должен быть записан, - обрадовалась старушка своей сообразительности.
- Спасибо вам огромное. Выручили нас, - потянул Юрий Вдовина за рукав, - незаменимый контингент, - шепнул он, - мисс Марпл отдыхает.
В сторожке въедливый мужичонка попытался устроить им форменный допрос, но Юра сунул ему под нос удостоверение майора полиции, и уже через пару минут они получили нужные им сведения. Юрий позвонил «своим спецам», и те через несколько минут назвали адрес родственницы владельцев дома в Нижнем Новгороде.
- Командовать парадом буду я, - поставил Юрий Вдовина в известность, подъезжая к блочной девятиэтажке, - сиди в машине, и не отсвечивай. Не дай Бог, она тебя срисует, ищи тогда ветра в поле.
Сутулясь под холодными каплями зарядившего дождя, он просочился в подъезд с каким-то тинэйджером, и через десять минут вызвонил Сергея:
- Поднимайся на восьмой этаж, извращенец. Набери сто пятнадцать на домофоне, я открою.
Вдовин не успел спросить, почему он извращенец, Юра отключился. Поднявшись на разрисованном бездарными граффити антивандальном лифте на нужный этаж, Сергей вошёл в квартиру, больше напоминавшую притон бомжей. На грязном полу единственной комнаты валялись пустые сигаретные пачки, пластиковые бутылки из-под пива, окурки. Засаленные обои были исписаны именами и номерами телефонов. За столом заставленном стеклотарой, сидело какое-то существо, с грязными, напоминающими паклю, длинными волосами. Рукава неопределённого цвета футболки не скрывали бледных, тонких рук, с многочисленными следами инъекций. Существо подняло на Сергея запавшие, с тёмными, как у панды, кругами вокруг глаз.
- О, ещё один, - произнесло существо прокуренным хриплым голосом, - вам чего надо, мужики? Закурить есть?
- Вдовин положил на край стола сигарету:
- Это кто?
- Знойная женщина, мечта поэта. Что ж ты подругу-то не узнаёшь? – изобразил Юра удивление.
- Какую ещё подругу! Я её в первый раз вижу! – захлебнулся возмущением Сергей.
- Это ты брось. Ковалёва Надежда, родственница хозяев дома. Всё сходится. Порядочный человек, на твоём месте, немедленно бы предложил даме руку и сердце, - продолжал издеваться Юра.
- Да не она это!
- Ладно. Я так и понял, когда её увидел. Я тут с ней парой слов обмолвился… у неё лепшая подруга есть. Она ей герик приносит. Полагаю, что эта добрая самаритянка и есть твоя пассия. Когда ты сказала подружка зайдёт? – обратился к Ковалёвой Юра.
- Вечером… А вам зачем? На хвоста хотите сесть? А ну, пошли вон отсюда… - заволновалась женщина.
- Тише, тише. Мы не за этим, - успокоил её Юрий.
- А-а, ухажёры! Танька девка красивая… Я тоже красивая была, - женщина кокетливо тряхнула волосами, и игриво посмотрела на гостей, - не верите? Я тоже… А как вы вошли? Ключи только у Танюши. Она беспокоится обо мне, вот и запирает.
- Наверное в этот раз забыла, - Юра незаметно подмигнул Вдовину.
«Не полицейский, а Ниро Вульф какой-то», - подумал Сергей, но промолчал, неодобрительно покачав головой.
- Мы подождём, - Юрий присел на краешек разложенного дивана-книжки.
- А если я против? Это моя квартира! Убирайтесь! - Ковалёва угрожающе приподнялась со стула.
- Не вопрос, - Юра сделал успокаивающий жест руками, - я сейчас наряд вызову, и ты, как злостная наркоманка, на принудительное лечение отправишься.
- Так вы менты! – женщина громко рассмеялась неприятным, лающим смехом, осеклась, и испуганно запричитала, - не надо наряд, не забирайте, я сдохну там… я что хотите сделаю…
- Сиди тихо, тогда не заберём, - пообещал Юрий.
Женщины часто-часто закивала, и перебралась на диван. Юрий с Сергеем сели за стол. Время остановилось, казалось, что гнетущая атмосфера этого дома тормозила его, обволакивая липкой пеленой отчаянья и безысходности, превращая в зияющее чернотой ничто, и разрешая ненадолго продолжить своё течение, только когда хозяйка квартиры получала очередную дозу. Незаметно в комнату, сквозь мутное, в дождевых потёках, не зашторенное стекло, воровато проникли серые осенние сумерки. В домах напротив расплывчато загорались окна, за которыми шла совсем иная жизнь, уже далёкая от хозяйки этой, словно нежилой квартиры.
Они негромко переговаривались. Вдруг Юра замолк на полуслове, и приложил палец к губам. В повисшей тишине Сергей услышал, как в замке провернулся ключ. Юрий кивнул на собирающуюся встать с дивана Ковалёву, и бесшумно метнулся в прихожую. Вдовин, продолжая прислушиваться, не позволил женщине подняться. Из прихожей послышался шум, женский вопль, и в комнату ввалились Юра и… отчаянно сопротивляющаяся Надя.
- Она? – Юра толкнул девушку на диван, и щёлкнув выключателем, зажёг тусклую, без плафона, лампочку под потолком.
- Да, - Вдовин, скривившись, как от зубной боли, отвёл взгляд от лица Надежды, обезображенного какой-то животной ненавистью, и страхом одновременно.
- Ты чего удумал, щенок! – пронзительно взвизгнула Надя, - на кого хвост задрал? Я только слово скажу, вам обоим кишки выпустят! Сявки! Да я…
Юра не дал ей закончить. Сделав шаг вперёд, он тыльной стороной ладони наотмашь ударил её по лицу. Надя охнула, и прижала руку к окровавленным губам. Юрий оседлал стул, как недавно лысый в квартире Сергея:
- Слушай сюда, шалава. С твоими подельниками я позже разберусь. Ты же мне сейчас расскажешь, где пять кило герыча, что вы подрезали.
- Я ничего не знаю, - тряхнула головой Надя.
- Другого ответа я и не ожидал, - дёрнул плечами Юрий, - может твой дружок поразговорчивей будет?
- Какой ещё дружок? Я одна пришла, - Надя, вернее Таня, отошла от оплеухи, и вызывающе уставилась на Юру.
- Который тебя сюда привёз, - Юрий покопался в её сумочке, - здесь только ключи от дверей, а от машины нет. На улице слякоть, а у тебя на сапожках ни пятнышка. По морю, аки посуху шла?
- Я на такси приехала…
- А до него на крыльях летела? Дождь уже несколько часов идёт… Думаю, что ты не догоняешь. Я объясню. Ты же ненадолго сюда поднялась? Не чаёвничать же ты с этой собралась, - он подбородком показал на забившуюся в угол, поскуливающую женщину, - значит, твой напарник, тебе скоро позвонит. Скорее всего, ты откажешься отвечать на звонок. Дело твоё. Я ему СМСку сброшу, чтобы сюда поднялся. Он позвонит в домофон. Я его впущу. Даже если он что-то заподозрит, мы сумеем его взять. Если в машине ещё кто-то есть, сразу все сюда не пойдут. Да если и пойдут, - Юра дурашливо хохотнул, и достал из кармана пистолет. В общем, как бы масть не легла, если ты сейчас чирикать не начнёшь, я тебе клятвенно обещаю, отсюда ты вольной птичкой через окно вылетишь. Поняла меня, тварь?! – проорал он последнюю фразу.
«Что бандиты, что полицейские – одни и те же приёмы…», -, наблюдая за происходящим, отстранённо подумал Вдовин, испытывая чувство дежавю.
Девушка открыла было рот, ну тут на её телефоне зазвучала какая-то синтетическая мелодия. Юрий хищно оскалился, и сбросив вызов, довольно шустро забегал подушечками пальцев по стеклу дисплея:
- Думаю, что сработает. Сомневаюсь, что с тобой дружбу водят интеллектуалы «общества тройной девятки».
Надя-Таня в ответ на его предположение только фыркнула, как рассерженная кошка.
Домофон проиграл что-то невнятное.
- Присмотри за ней, - Юра снял пистолет с предохранителя, и передёрнув затвор, вышел в прихожую.
- Серёжа! Я всё объясню… меня заставили. Ты мне очень нравишься, правда. Помоги мне, мы с тобой убежим… - лихорадочно зачастила девушка, поднимаясь с дивана.
- А ну, сядь на место! – рявкнул Вдовин.
- А то что? Бить будешь?
- И возможно ногами.
- Козёл! – Таня уселась на край дивана, нарочито медленно закидывая ногу на ногу.
В этот момент звякнул дверной звонок, Сергей машинально оглянулся на звук, и в этот момент девушка ударила его ногой в пах. Взвыв от боли, Вдовин навалился на неё, подмяв под себя. Таня извивалась под ним, шипела, пыталась вцепиться в глаза.
Тем временем в прихожей шла нешуточная потасовка. Открыв дверь, Юра, схватив позвонившего в дверь парня за одежду, сумел втащить его в квартиру, и попытался ударить рукояткой пистолета по голове. Противник был на голову выше Юры, и удар пришёлся вскользь. Парень, встряхнув головой, нанёс Юрию серию ударов. Почувствовав, что проигрывает бой, тот выстрелил ему в ступню. В ограниченном пространстве выстрел прозвучал особенно громко.
- Антон! – захлебнулась криком Татьяна, полоснула Сергея по щеке длинными, покрытыми красным лаком ногтями, вырвалась из его на мгновение ослабшей хватки, и побежала в прихожую. Юра встретил её прямым ударом в лицо. Отлетев назад, девушка сбила с ног погнавшегося за ней Вдовина.
Юра неодобрительно посмотрел на копошащуюся на полу пару, и угрюмо констатировал:
- Не оперативное задержание, а пошлый мордобой, с претензией на мамаево побоище…
В дверь зазвонили и застучали одновременно.
- Надька! Опять безобразите! Я сейчас полицию вызову! – кричали снаружи.
Приоткрыв дверь, Юрий сунул под нос низкорослой полной женщине удостоверение:
- Не шумите гражданка. Полиция уже здесь.
- Неужто заберёте, наконец! Житья от этой шалавы нет, - женщина приложила ладони к груди, - верите, почти каждый день вертеп устраивает!
- Больше не будет, - пообещал Юра, и захлопнул дверь перед носом старавшейся заглянуть в квартиру соседки.
Сергей не стал удерживать Татьяну, и та, размазывая по лицу тушь, вперемешку со слезами, бестолково суетилась возле потерявшего сознание подельника. Хозяйка квартиры, поджав ноги, прижималась к стене в углу дивана, и скулила.
- Переходим к финальной части операции, - Юра оттолкнул Таню, и обыскал парня. Пистолет «ТТ» он сунул в карман куртки, а ключи от машины бросил Сергею. Застегнув наручники на руках раненого, он стянул с его ноги окровавленную кросовку, и приказал продолжавшей всхлипывать девушке, - найди чем перевязать.
Та бросилась в ванную, и принесла оттуда несвежее вафельное полотенце. Юра ловко сделал перевязку, и неожиданно достав пистолет, приставил его к голове парня:
- Говори! Иначе мозги из него вышибу!
Захлёбываясь слезами, и запинаясь на каждом слове, Таня рассказала, всё, что знала.
Из её путанной исповеди Юра с Сергеем узнали, что с Антоном Таня познакомилась ещё в школе. Он был на четыре года её старше, учился в выпускном классе. Пай-мальчиком Антон не был, верховодил ватагой, вызывавшей шок и трепет не только у учеников школы, но и у преподавателей. Девочкам в переходном возрасте такие ребята нравятся. Поначалу Антон не обращал внимание на малолетку, но Татьяна, обладая не девичьим характером, добилась его расположения, став для него незаменимой, что называется, боевой подругой. Антон ещё в школе приторговывал «дурью», а после окончания учебного заведения это стало его основным занятием. Таня была его первой помощницей. Звёзд они с неба не хватали, но на обеспеченную беззаботную жизнь зарабатывали. Антону удалось откосить от армии, и за несколько лет они с Татьяной заметно расширили свой бизнес. Антону удалось заполучить в свою команду талантливого химика-самородка, специализирующегося на синтетических наркотиках. Для серьёзного производства нужна была лаборатория. Помог случай. Одна из их клиенток как-то обмолвилась, что её родственники уехали на несколько лет работать в Южною Африку, и попросили её присмотреть за домом в коттеджном посёлке, недалеко от города. Таня с Антоном сразу смекнули, что лучшего места для лаборатории им не найти. Они окружили девушку «заботой», посадили на иглу, и… Таня, став Надей, взяла на себя хлопоты по присмотру за недвижимостью. В подвале они оборудовали лабораторию, обеспечили работой химика, и собирались жить долго и счастливо. Антон вышел на одного человека в Москве, и предложил ему их товар по сходной цене. Через полгода плодотворного сотрудничества москвич сделал Антону встречное предложение, пообещав хороший куш...
- Всего-то и нужно было отвлечь внимание одного лоха, - Таня насмешливо посмотрела на Вдовина, - и подменить запаску. Дальше вы знаете.
- Ну, что ж, мамаша, поехали в закрома, - удовлетворённо покивал головой Юра.
- А может не стоит нам дальше этим заниматься? Сдадим их кому надо, и дело с концом, - предложил Сергей.
- Отойдём, - потащил его Юрий на кухню, - а вы тут, тихо у меня, - погрозил он пальцем Тане и пришедшему в себя парню.
На кухне Юрий аккуратно взял Сергея за грудки, и тихо, чтобы не услышали из прихожей, объяснил Вдовину что к чему:
- Вот, что, мой юный друг, ты мне малину не порть. Это дело я до конца доведу. Ты в наших делах не сведущ, поэтому тебе простительно глупости говорить. Если я их сейчас «смежникам» передам, то вместо того, чтобы почивать на лаврах, я буду вынужден отвечать на всяческие неудобные вопросы. По твоей милости я такого, с точки зрения закона наворотил, что впору дело заводить. Опять же, тебя, дурака, я при таком раскладе прикрыть не смогу, в лучшем случае, свидетелем пойдёшь. Другое дело, когда я лично сдам всю шайку, лабораторию, и героина на полтора миллиона долларов. Тогда со мной совсем другой разговор будет. Понимаешь? – встряхнул Юра Сергея.
- Д-да, - немного ошарашенно согласился тот. Он и не подумал, что пусть и не по собственной воле, стал соучастником в серьёзном преступлении. Как курьера, перевозившего крупную партию наркотиков, его могли привлечь к ответственности на- ряду со всеми остальными.
- В таком случае, делай, что говорю, и не вякай без надобности.
Вернувшись в прихожую, они подняли парня на ноги. Тот опёрся на плечо Тани, и Юра подтолкнул их к выходу.
- Стой. Давай, чего ты там подружке принесла, - притормозил он Таню.
Девушка достала пакетик с порошком, и передала Юре.
- Держи, - бросил он наркотик Наде.
- Зачем ты… - начал Сергей, но Юра не дал ему договорить.
- Загнётся ещё без дозы, а она, как свидетельница нужна. Пошли.
На лифте они спустились вниз, и вышли из подъезда.
- Которая ваша? – кивнул Юра на припаркованные у подъезда машины, - на их поедем, обратился он к Вдовину, - а то он мне весь салон кровью перемажет.
Сергей сел за руль бежевого «форда», а Юрий с Антоном и Татьяной загрузились на заднее сиденье.
Через двадцать минут они были на месте.
- Сюрпризов никаких не будет? А то ведь всех положу, - Юра достал пистолет.
- Не будет. Там один химик ботан, - угрюмо буркнул Антон.
- Идите вперёд, голуби…
***
Юрий вышел, и бодро рапортовал кому-то по телефону. Вдовин сидел на знакомой кухне, поглядывая на приунывшую троицу, и думал: «Как же много всего произошло со времени, когда они с Надей… Татьяной, пили здесь кофе, и мило болтали ни о чём. Всё. Больше никаких сомнительных командировок. Если обойдётся, он засунет свой гонор туда, где ему и место, и на коленях будет упрашивать Степаныча взять его обратно в команду, хоть техником, хоть машины мыть».



Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 24
Опубликовано: 13.10.2017 в 12:25
© Copyright: Андрей Григорович
Просмотреть профиль автора








1