Житие старца Павловского


Старик Павловский  шёл к Богу долго:  пришёл поздно, будучи  дряхлым, разбитым и уже совершенно никому не нужным. Собирая привычную для себя стеклотару, дедушка случайно забрёл так далеко, что подобные путешествия ему  и в лучшие годы никогда бы не показались забавными.
Накрапывал осенний холодный питерский дождь...
Несостоявшийся художник, поэт и музыкант решил укрыться в подвале заброшенного особняка, в котором редкая смелая  мышь находила себе достойное пристанище в качестве довольного и сытого постояльца. Дом был заброшен более полувека. Однако, холод и нужда - вечные спутники страдальца всё-таки заставили старика спуститься в цокольное помещение ветхого здания.
Смеркалось...Как это бывает поздней осенью, темнело быстро, почти стремительно. Все самые тёплые и лучшие места в каких-либо щелочках и отверстиях заняли раньше Павловского назойливые тёмные мухи, которые оказались гораздо проворней, а, может быть, и умнее нашего персонажа: они еще в сентябре  оплатили свои счета за аренду отказом от мракобесия и оттого спали глубоко и спокойно... Дедушка пошмыгал по комнате, пошуршал в заднем  кармане истлевшего трико, затем  в своей авоське, вынул фанфурик " Боярышника", крякнул да и упал навзничь.
" Пить - так пить по-русски: пей -залейся! Может быть, по малости, с трудом...Хрупкое земное равновесье... Обретёшь под водочным крестом" (с) Эти слова Ричарда Красновского были для нашего героя гимном его жизни, ежедневным девизом и душевным елеем... Но сегодня случилось нечто страшное, непредвиденное!
Павловский пролежал до самого рассвета без каких-либо признаков жизни или чувств. Казалось, дед помер, но, видимо,  Господь  сократил подобные демонические вакансии (может и Там кризис?) и опухший старик вынужден был очухаться...
Открыв свои полуслепые глаза, старик с удивлением обнаружил себя абсолютно нагим, в окружении дерзких и чужеродных гастарбайтеров, на одном из которых Павловский и опознал (по признакам отсутствия шнурков) свои
наградные кеды, кои в далёком 1960 году ему лично презентовал районный военком за доблестные успехи по сдаче норм ГТО.
Дед кинулся к ногам мародёра, хотел снять свою обувь, да дряблые руки не слушались, полностью обессилев...
- Ээй, не надо благадарить*...Иди...Гуляй себе, слышишь?! - грозно скомандовал незнакомец, дал деду какую-то тряпку, и вскоре весь табор испарился...
Павловский горько рыдал, но собравшись с духом, обмотав себя рубищем, всё-таки вышел в люди...
Так и появился под Петербургом святой странник - инок Буба Переброцкий, который сам себе принял постриг и дал новоиспечённому надлежащее имя... Имя в честь великого мученика - изобретателя утюгов магистра Бубы Одесского...
Если Вам, достопочтенный читатель, где-нибудь да и встретится Буба Переброцкий,  не откажите в милости - киньте рублик убогому в жестяную  скуфью, склёпанную из консервных банок, ибо: и ему радость, и вам не в убыток...А то ведь Всевышний сменит свой гнев на милость да и вакансии начнёт открывать в аду...Всякое может быть!




Рубрика произведения: Проза ~ Миниатюра
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 25
Опубликовано: 11.10.2017 в 20:44
© Copyright: Профессор Академиков
Просмотреть профиль автора

Александр Трубин     (20.10.2017 в 18:47)
узнаю бубу переброцкого!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!))))))))))))))))))))))))))))))))))

Профессор Академиков     (21.10.2017 в 20:01)
Спасибо, уважаемый Александр!)))
Да, Переброцкий шибко известная личность!

Кхе-кхе!)))








1