Карандашом на полях (01.10.1998)


Юрий Лужков – тогда еще мэр Москвы – в конце сентября и начале октября находился с визитом в Великобритании. Его поездка рассматривалась как прощупывание почвы на предмет выдвижения собственной кандидатуру на пост президента России, поскольку уже никто не сомневался в том, что дни Ельцина так или иначе сочтены.

1 октября 1998 года «Файнэншл таймс» обратила внимание на речь Лужкова перед лейбористами в Блэкпуле. Градоначальник дал ясно понять, что кредиты МВФ используются нерационально. Немалые суммы присваиваются чиновниками, откровенничал он, а остальные идут на удовлетворение потребительского спроса, а не на развитие промышленности. По его словам, деньги нужно было давать под конкретные производственные проекты. Неужели он не догадывался, что этого преднамеренно не делали, неужели он верил в то, что Запад нам на полном серьезе станет помогать?

Думаю, догадывался. Знал же точно, что ему лично и его семье в помощи отказано не будет. Ведь на Западе предпочитают работать не с народами государств, к которым проявляют интерес, а с начальством, наипаче, с теми, кто готов сотрудничать...

Накануне академик Дмитрий Сергеевич Лихачев – человек заслуженный, добропорядочный, проживший нелегкую жизнь – был награжден орденом Андрея Первозванного. Этому событию 1 октября был посвящен на Радио «Свобода» комментарий философа Бориса Парамонова. Это был талантливый ведущий. Однажды он очень удачно сравнил Валерию Новодворскую с Павкой Корчагиным по степени революционной романтичности. Я рассказываю это к тому, что умные, образованные люди, будучи современниками событий, зачастую не могут оценить их подлинную значимость.

Привожу концовку комментария:

«Когда-то в Советском Союзе ходила злая шутка: “Брежнев – это мелкий политик эпохи Сахарова”. Ее можно модифицировать, поставив на соответствующие места имена Лихачева и Ельцина».

Никакой эпохи Сахарова не было, нет и не будет. Имя Лихачева сегодня известно только узкому кругу специалистов по древнерусской литературе, хотя прошло всего-то менее 20 лет. А вот Брежнева и Ельцина, скорее всего, будут помнить еще долго...

В той же программе в первый день октября выступал экономист, профессор Стэнфордского университета в Калифорнии Михаил Бернштам. Они с Парамоновым были почти ровесники (оба живы), в 70-е годы участвовали в правозащитном движении, позднее уехали из Ленинграда в США. Процитирую теперь из Бернштама: «В Америке в конце 80-х годов обрушилась система сберегательных банков на полтриллиона долларов, и государство взяло их проблемы на себя, банки же закрыло. Это была национализация. К этому надо относиться не с идеологической точки зрения, а с бухгалтерской. Надо, прежде всего, смотреть, что полезно экономике, что полезно населению». ...

Китайцы именно так поступали и поступают. Японская телерадиокорпорация Эн-Эйч-Кей сообщала 1 октября на английском языке: «Пекин распорядился, чтобы китайские предприятия возвращали на родину валюту, незаконно хранящуюся заграницей. Генеральный директор Управления по валютным операциям при Госсовете КНР У Сяолин сказала, что эта мера нужна для защиты экономического роста страны». Подобные распоряжения принято выполнять неукоснительно. Сотни китайцев ежегодно прилюдно расстреливают на стадионах за коррупцию. Такова китайская специфика...

В заключение приведу весьма поучительную статью канадской «Глоб энд мейл» под заголовком «Моральные ценности в наши дни»:

«Никто не был так унижен в современной истории, как Билл Клинтон. Ну и что? Кого это волнует? В новом мировом порядке (точнее, в его разделе по вопросам морали) измена и обман больше не считаются постыдными деяниями. Стыд отнесен в разряд устаревших эмоций. Так что желающие могут насладиться последним скандалом. Отныне допустимо все. Самое интересное в этой истории, если не считать самих поступков Клинтона, – удивительное отсутствие возмущения со стороны американской общественности.

Ведущий американский моралист Уильям Беннетт, автор «Книги добродетелей», опубликовал новый бестселлер “Билл Клинтон и атака на американские идеалы”. На каждой странице Беннетт взывает к общественности, чтобы она проснулась. В противном случае произойдет моральное и интеллектуальное разоружение общества. “Это будет означать, что супружеская неверность – мелочь, как и все прочее, – ложь перед женой, перед американским народом, ложь под присягой. Этому мы будем учить своих детей? Само понятие “честь” станет сомнительным”.

Самое удивительное, что слово “честь” под вопрос ставит не кто иной, как родной брат Уильяма Беннетта Роберт – личный адвокат Клинтона в деле Полы Джонс. Вспомним, что эта дама первой обвинила президента в аморальном поведении...

Преподаватель этики в университете Манитобы Артур Шафер считает, что понятия стыда в Америке больше просто не существует. “Чувствуют ли стыд люди, уличенные в супружеской неверности? – восклицает он. – Они все чаще участвуют в телешоу Опры, чтобы говорить об этом публично. В новом мировом моральном порядке принц Чарльз может быть прелюбодеем и королем Англии, его бывшая жена стала самой известной в мире возведенной в чин святости развратницей, его же сестра может сосать пальцы ног своего приятеля на первой странице журнала и заниматься благотворительностью – на последней”.

Мэр Вашингтона Мэрион Бэрри, сфотографированный полицией в эротическом кафе за курением “крэка”, объяснил, что страдает бессонницей. Объяснение тогда оказалось неубедительным, и он угодил в тюрьму, но по выходе вновь был избран столичным мэром. При этом 95 процентов американцев верят в Бога, а 90 процентов – в дьявола. По мнению профессора Шафера, абсолютные моральные ценности не могут выжить в обществе, где исключительно действуют правила рыночной экономики».

Два десятилетия спустя и относительные моральные ценности трещат по швам.

10.10.2017



Рубрика произведения: Проза ~ История
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 10.10.2017 в 16:07
© Copyright: Михаил Кедровский
Просмотреть профиль автора








1