Солдаты Правосудия. Книга первая. Аваддон.


Солдаты Правосудия. Книга первая. Аваддон.
                                                                             мистический роман в трёх частях.

Аваддон – ангел бездны, могущественный демон смерти и разрушения. Аваддон ведёт против человечества в конце времён карающую рать чудовищной саранчи, под коей поздние комментаторы понимали особый вид демонов. Аваддон – властитель 6-го раздела преисподней, носящего то же имя и князь 7-го чина демонов – святителей бед, раздоров, воин и опустошений…
Названия деревень и городов вымышлены, любое сходство с реальными областями и районами чистое совпадение.
                                                                                      глава первая.
                                                                              Сатанист, артист и таксист.
Солнце склонилось к закату. Дневная жара, как ожидали с нетерпением граждане, не угасала в ласковой вечерней прохладе, наоборот, в городе стояла небывалая для мая жара. Люди, покидая душные квартиры, шли гулять. Кто-то искал клочок тени в парке, кто-то купался. Проезжали по городу пустые автобусы, где скучал одинокий кондуктор, и с белой завистью глядел на гуляющих граждан. Вечером горожане предпочли пеший путь, согласитесь лучше прогуляться, вдыхая запахи черёмухи, сирени, чем ехать в тесном маршруте. Под липами сидели птицы, а некоторые кружили в небесах, не улетая далеко от своих гнёзд. Пенсионеры сплетничали на скамейках. Пьяницы были как всегда пьяны.
Город жил, и жил не только человек, но жили в майский вечер все, и птицы, и насекомые, и травы, и цветы, словно предчувствуя конец, человек старался прожить жизнь как можно лучше, чтобы не было стыдно и перед Судом Божьим. Живи гражданин! Как душа желает. Жизнь одна, одна…Сотни судеб переплелись в уютных комнатушках, скованные цепью Бытия, и как не иссякший родник, не умирала надежда, что завтра будет лучше, чем вчера. Но так ли это? Земля, увы погрязла в воинах, убийствах, терактах. Но близок уже Великий День Гнева Божьего. Из тёмных глубин Ада явился в мир живых Аваддон, чтобы казнить человечество. Итак...
Небольшой провинциальный городок Октябрьский вы вряд ли найдёте на карте мира. Но ежели судьба забросит вас в эти края, то вы дорогие читатели, я уверен, непременно будите, поражены великолепием природы; цветущие поля, зелёные леса, журчание рек и гостеприимность горожан.
В тихом уютном маленьком городке проживали наши герои романа. Итак, позвольте представить Илларион Громов, Терентий Варламов и Морган Фред Даркин, славные были ребята, пока в их жизнь не вмешался тот, кому суждено было изменить их судьбу…
Илларион высокий, стройный, темноволосый парень двадцати трёх лет, жил с отцом, матерью и дедом, в двухкомнатной квартире по улице Цветочная 4, недалёко от кинотеатра «Посейдон». Илларион не женат, хотя у него было немало красивых подруг, он не спешил заводить семью. Громов зарабатывал на жизнь таксистом. Отец его Иван Степанович работал в частном похоронном бюро. Мать Анна Игнатьевна работала главбухом в продуктовом магазине. Дедушка Игнатий Федорович был на пенсии и с гордостью вспоминал свою работу на заводе, где тридцать лет проработал токарем.
Терентий Варламов невысокий худой блондин в очках, был другом и ровесником Иллариона. Жил он с женой Татьяною. Их когда-то познакомила мать Терентия. Молодые полюбили друг друга и поженились. Но не было счастья в их семье, ибо Варламов был болен, увы, неизлечимо – алкоголизм. Повседневные пьянки, выводили Татьяну из себя, но она любила мужа и пыталась спасти его. Но как помочь человеку, ежели он сам этого не желает? Алкоголь как магнит тянул к себе, так муху тянет к варенью, так пчела летит к мёду, так человек морально разлагается, превращаясь в изгоя общества.
Причиной тяги к алкоголю, была работа Терентия. Он был актёр драматического театра. И не мог отказаться от рюмочки водки на банкете после премьеры спектаклей. А так как премьеры в городе проходили часто, то и банкеты были частыми. Работу свою бросить Терентий не мог, ибо сцена, свет софитов, декорации, классические драматические персонажи приносили ему удовольствие. Но и бросить пить, тонкий и ранимый, безотказный и добрый Терентий уже не мог. Водка затянула великий талант в свои ядовитые объятия, и только смерть принесёт освобождение…
Жена его Татьяна, невысокая стройная блондинка, с грустными карими глазами, работала продавцом в частном продуктовом магазине.
Вечером по улицам города прогуливался человек в одеянии монаха с накинутым на голову капюшоном. Под тенью капюшона были видны его небритый подбородок, тонкие губы и нос. И никто из граждан, даже не подозревал, кто идёт к ним навстречу. Дело было в том, что монах принадлежал Таиному обществу чёрных магов и сатанистов – Орден Тьмы. Братство собрал много лет назад таинственный незнакомец Мэрдок Даркмен. Обитали монахи за городом, в заброшенной церкви, на старом кладбище, поросшее терновником и орешником. Всего секта насчитывала около 50 человек. Жил среди них и наш герой романа Морган Фред Даркин – высокий кареглазый брюнет, очень грустный и одинокий человек. Безумные сатанисты поклонялись Дьяволу, приносили Ему в жертву петухов, черных котов и псов. Изучали чёрную магию. Устраивали жуткие ритуалы во славу Властелина Ночи и сумасшедшие оргии, которые и Калигуле не снились. И как ждали Пришествия Христа, христиане, так же ждали Пришествия Антихриста сектанты Ордена Тьмы.
Вечерами Морган тайно читал Псалтырь, Библию и ночами писал роман об Иисусе Христе. Тайное братство сатанистов, даже не подозревало о том, что Морган уже давно предан Богу. Никто. Он желал одного сбежать из секты в церковь к святому отцу. Исповедаться и служить Богу. Но мечты его так и остались мечтами, ибо в город уже ехал, тот, кому суждено было изменить его жизнь…
                                                                                                    Глава вторая
                                                                                                 Велимир Вагнер.
Илларион возвращался домой на своей «десятке» из Екатеринбурга, куда увёз днём соседей Глухарёвых. Дорога была длинная, двенадцать часов езды. Смеркалось. Его окружали тишина и одиночество степей, лесов, одиноких деревень. До дома оставалось ещё часа полтора. На горизонте в сумерках мерцали огни города и тёмная полоса леса. В ясном безоблачном небе, бледнела полная луна и первые звёзды. По радио звучала музыка. Илларион страшно утомленный долгой дорогой спешил домой, чтобы после небольшого отдыха, снова сесть за руль. Работа ему не нравилась, но иного выхода не было; на завод идти он не хотел, к отцу колотить гробы, нет, уж увольте! По образованию он был медработник в области хирургии. Но по специальности работы в маленьком городе не было. Вот и приходилось работать таксистом.
Он проехал мимо автобуса, который видимо, сломался, ибо водитель нырнул с головой в капот. Громов хотел предложить помощь, но отказался. Да уж согласитесь, нет ничего хуже, чем сломаться посреди дороги.
Впереди показалась АЗС, парень свернул с дороги, чтобы заправится. Он остановился и вышел из машины. Царила тишина и одиночество. В будке скучала продавщица и обмахивалась газетой. Духота была невыносимой, словно Сатана бросил Земной шар в печь и жарил, сжигая грехи человечества.
Илларион заправился и сел в машину. От долгой дороги и духоты его потянуло ко сну. Парень чтобы не рисковать решил немного вздремнуть, а потом продолжить путь домой. Он широко зевнул, и устало опустил голову на руль. Приятная дрёма овладела им. Но сон неожиданно разогнал стук в окошко. Илларион поднял голову и вышел из машины. Парень увидел перед собой – высокого солидного мужчину лет пятидесяти. Он был одет в чёрный смокинг, лакированные туфли под цвет костюма, в перчатках. В правой руке он держал трость с золотым набалдашником в виде совы. Иссиня-чёрные волосы с проседью у виска, были зачёсаны назад, открывая его широкий лоб. Бледное лицо выглядело серьёзным и мрачным, сеточки морщин изрезали углы его чёрных, потухших глаз. Губы тонкие, строго сжатые, что придавало его внешности нечто демоническое. Он появился неизвестно откуда.
- Простите, великодушно. Но, будучи незнаком, вы таксист? - обратился незнакомец вежливо к парню.
- Да, - ответил Илларион.
- Подбросьте до Октябрьского, - попросил мужчина, - очень прошу, я заплачу, сколько пожелаете. Битый час жду попутки, но никто не желает брать меня с собой.
- Вам повезло, дядя, я еду туда, садитесь!
- Ох, какое совпадение парень, удачно я вас встретил, - воскликнул незнакомец и сел рядом с водителем.
Сон неожиданно исчез. Спать не хотелось. Дикая жажда скорее попасть домой, взяла верх над ним. С попутчиком будет веселее.
Громов поехал дальше. Незнакомец, положив трость на колени, молча разглядывал в окно красоту Русских полей, лесов. Иллариону показалось, что видит он всё это впервые. Он кашлянул и обратился к своему новому знакомому:
- Давайте знакомится что ли, я Илларион Громов, а вы?
- Велимир Вагнер, - представился мужчина.
- О, да вы немец?! – удивился водитель, - или австриец? И так чисто говорите на русском.
- Немец, - вежливо отвечал Вагнер, - я полиглот, владею многими языками, и на всех говорю чисто.
- Очень приятно, - весело сказал Илларион и протянул правую руку новому знакомому.
Вагнер, лукаво улыбаясь, снял перчатку и пожал руку парню. Илларион вздрогнул, ибо холодна была рука интуриста, как лёд, чему он весьма удивился. Парню вдруг почудилось, что пожал руку мертвецу. Нечто страшное уловил он в чёрных глазах попутчика. Случайное знакомство предвещало беду, эх граждане смотрите же кого вы берёте в попутчики.
- И что же вы потеряли в нашем Богом забытом городке? - осведомился Громов.
- Я антиквар и путешественник…знаток древностей…содержу свой магазин в Мюнхене, торговец старинными ценными предметами, - не спеша отвечал Вагнер, разглядывая леса и поля, как бы подбирая слова, - езжу по стране покупаю старинные монеты, статуэтки, оружие древности и прочее. Еду в город навестить ваш музей…
- Простите Велимир, но вряд ли вы найдете в музее Октябрьского что-то ценное, - тихо сказал Громов.
- Любая древность ценна по-своему Илларион.
Помолчали. Подумали.
Водитель свернул с трассы на просёлочную дорогу. В свете луны мелькнул дорожный указатель «Октябрьский 10км». Городок становился всё ближе и ближе, уже мерцали огни города, которые создавали впечатление ярких звёзд сияющих в безграничном космосе.
- Женат? – поинтересовался Вагнер.
- Нет, - отвечал Илларион, - а вы, наверное, уже внуков нянчите, а?
- Нет, парень. Человек я глубоко одинокий и одинок был всегда.
- Какой ужас! У такого солидного и богатого человека как вы, нет семьи?
- Такова воля Создателя…
Между тем Илларион свернул направо. Они продолжали путь вдоль старого заброшенного мрачного кладбища. Здесь уже лет сорок никого не хоронили. Вагнер видел, как Громов вдруг сильно заволновался, он весь побледнел. Ему было страшно.
Глазам усталого путника предстало мрачное Царство мёртвых. Деревянный лес крестов и надгробных камней утонул среди терновника и орешника. Старая заброшенная церковь, оставляя на земле жуткую тень, дышала одиночеством и запустением. Над могилами мрачно возвышались сухие ветви тополей, словно говоря, что жизнь здесь умерла навеки – здесь Царство смерти. Недалеко от церкви, в свете луны, в тени тополя, стоял мрачный субъект в одеянии монаха. Вагнер проводил глазами человека и перевёл свой лукавый взгляд на Громова. Он был задумчив, и как показалось интуристу, чем-то сильно напуган.
-Что с тобой Илларион? Я вижу страх в твоих глазах, и румянец на щеках побледнел, - хитро щуря глаза, промурлыкал Вагнер, - ты, что же боишься кладбищ, а парень?
Илларион немного подумал, собрался с мыслями и ответил:
- Понимаете Вагнер, я страх как боюсь смерти. Видя, как хоронят людей, мне становится жутко. Панический страх, перед смертью неустанно преследует меня и сводит с ума. Вы будете смеяться, но я готов душу Дьяволу продать, лишь бы быть вечным. Ах, если бы я был бессмертным! Я бы никогда не умер. Никогда.
- Но для чего тебе, вечная жизнь, парень? – спросил Вагнер, - не понимаю.
- Я бы увидел будущее, прожил бы сотни, тысячи лет, - размечтался Илларион, - эпоха за эпохой мимолётно пронеслись бы на дороге вечной жизни…
- О, боги, мои боги! Вот глупец! Глупец и безумец! – воскликнул попутчик и громко рассмеялся.
Его жуткий смех, раскатом грома пронёсся над могилами. И тогда Иллариону почудилось, будто это сам Дьявол насмехается над такой странной его мечтой.
Они проехали кладбище и поехали в город, до которого оставалось пару километров. Но уже отсюда открывался вид на великолепную панораму. Октябрьский был построен на широком поле, среди лесов, окруженный живописными горами. Возвышались двух-пяти этажные здания, дома. Дымовые трубы, заводы, фирмы, клубы, магазины, агентства. Город, казалось, раскрыв объятия, ждал Иллариона и его таинственного гостя. Спустя сорок минут они въехали в город. По главной улице шёл пьяный парень, в котором Илларион узнал Терентия. «Снова выпил и ищет приключения на свою задницу», - решил Громов. Вагнер проводил его глазами и обратился к водителю:
- Ой, извини, извини парень, уморил ты меня, - извинился он, и серьёзно взглянув на него, спросил, - а вечный закон бытия «Жизнь и Смерть». Ты, что же готов и вправду продать душу Дьяволу, взамен на бессмертие? Ты хочешь переписать сценарий своей жизни?
- Я понимаю, Велимир, прекрасно понимаю, - ответил спокойно Илларион, - я чту законы Бога. Но жажда жить переполняет моё отношение к смерти. И, Вагнер, забудем этот разговор, согласитесь, вы же не дурак, это просто глупая мечта, которой не суждено сбыться, никогда, - грустно произнёс он.
- Никогда?! – удивился интурист, чем только изумил Иллариона, - не произноси этого слова парень, ибо оно разбивает мечты вдребезги. Нет, ничего невозможно в этом мире.
Илларион непонимающе хлопал глазами.
- Простите, Вагнер, что вы хотите этим сказать?
- Если чего-то сильно хотеть, то сбываются все желания, - тихо отвечал Велимир, - и ты можешь жить вечно, верь мне! Ибо Дьявол существует.
- Уж в своём ли вы уме господин интурист, - отшутился парень, - «нет, он явно сумасшедший», - решил он.
- Я не безумец, Илларион. Возможно всё, главное было бы желание, мечта, - отвечал Вагнер, и ледяным взором взглянув на парня, продолжал, - слушай и запоминай. В полночь, в полнолуние принеси в жертву рыжую девственницу. Затем прочти молитву во славу Сатаны и залей кубок кровью жертвы и осуши его, выпив всю ритуальную кровь до дна. Человек обретёт бессмертие, после этого ритуала…
-Тьфу, какой вздор! – отмахнулся Илларион, - вы, что издеваетесь надо мной, дяденька?
- Не сердись, Илларион, - спокойно отвечал Вагнер, - ты мечтаешь о бессмертии, я же просто рассказал тебе древний колдовской ритуал.
- И, кто вам Велимир, рассказал про этот ритуал, а? Интересно знать, - иронично спросил Илларион.
- Неважно.
- И, вы думаете, этот ритуал действительно обладает такими волшебными свойствами? – скептически спросил парень, продолжая сомневаться в словах Вагнера.
- Не знаю парень, никто не знает.
- Допустим, вы правы и, совершив ритуал, человек навеки забудет о смерти. Тогда живи да радуйся! Но Велимир, я не понимаю, как это принести в жертву рыжую девственницу, убить что ли? За это посадить же могут…
- Слушай, я не сказал тебе самого главного, - прервал его Вагнер, - бессмертие не принесёт счастья и радости. Вся жизнь погрузится во мрак и одиночество. Будет жить тот человек в вечных муках и страданиях, став проклятием для всего человечества…
Илларион безразлично с особой долей иронии слушал странного попутчика. «Нет, он явно не в себе, кто он? откуда? угораздило же взять его в попутчики, сошёл с ума иностранец, сейчас у меня в машине, этого только не хватало»…Неожиданно мрачный голос Вагнера разогнал его мысли:
- Ты, возможно, подумаешь, что я сошёл с ума, раз говорю такие глупости, что ж человек вправе думать все, что ему угодно. Только скажу вот что Илларион, вечная жизнь расплата за отречение от Бога. Совершая ритуал, человек продаёт душу Дьяволу. И Он использует душу, как возжелает, ибо могущество Сатаны велико. И человек сам того, не ведая, становится игрушкой в руках Дьявола, - при последних словах Вагнер зловеще взглянул на парня.
От одного его холодного, пронзительного взгляда, от одних его слов, сердце Иллариона вздрогнуло. Он едва не наехал на прохожего. Ироническое равнодушие к Вагнеру, растворилось в жутком страхе, когда он прочёл его тайные мысли. «Боже, как он узнал? Умеет читать чужие мысли? Или простое совпадение?»
Вагнер перевёл взгляд на пустую, одинокую улицу и тихо произнёс:
- Я вижу как страх перед смертью, медленно, но верно разъедает тебя. Ты увядаешь на глазах, как цветок, лишенный влаги. Ты готов на всё, даже продать душу Дьяволу. Но скажи мне Илларион, веришь ли ты существование Дьявола?
- Замолчите, ради Христа, - рассердился Громов, - не желаю больше слушать ваш бред. Я доверил вам свою тайну, а вы! вы!.. это просто глупая мечта, Вагнер. Человек не может жить вечно, и нет ни какого Дьявола, слышите, нет!
- А как же Откровение Иоанна Богослова? А? – строго обратился к Иллариону, Вагнер, - где есть доказательства существования Сатаны…
- Замолчите, Вагнер, – раздражённо перебил Илларион, - вас отвезти в гостиницу, или нет?
- Благодарю, но я пройдусь пешком, хочу посмотреть ваш город, - спокойно отвечал интурист, - и спасибо тебе, коли бы не ты Илларион, стоять мне на трассе до утра. До свидания, парень? – попрощался интурист, положив на бардачок 500 долларов, - извини, рублей нет.
Он вышел из машины.
- До свидания! – промямлил Илларион, совершенно ошарашенный глядя на валюту, - и спасибо Велимир!
Велимир Вагнер лукаво усмехнулся и задумчивый пошёл вниз по улице, постукивая тростью по тротуару…
Илларион, проводив глазами загадочного попутчика, поехал домой…
                                                                                                                     Глава третья
                                                                                                                    Побег Моргана.
Ночь. Полнолуние. Морган стоял на крыльце церкви, и задумчиво разглядывая кладбище, размышлял о жизни своей. Он думал, о том, как бы сложилась его жизнь, если бы он не был в заточении в лапах безликого Адского Духа живущего на Земле с самого Сотворения Мира. Он мог бы работать на заводе, а вечером спешить домой и встретила бы его красавица жена, сын да дочь. И были бы они самой счастливой семьёй. Но мечты, мечты! Как была бы скучна и нелепа жизнь рода человеческого, коли б не мечты. Иногда мечты сбываются!
Мысли Моргана разогнал автомобиль, который проехал мимо по старой дороге. Мужчина в машине взглянул на него холодно и мрачно. И как показалось бдительному монаху, он заглянул ему в самую душу и прочёл по ноткам все его мысли, страхи и тайные желания. Он вздрогнул. Ему вдруг стало страшно. Морган предчувствовал, что нечто ужасное должно произойти в его жизни. Машина уехала в город.
Он перевёл взгляд на кладбище, и сразу настроение его упало. Стало вдруг страшно, хотелось со всех ног бежать, бежать прочь. И чаша терпения Моргана переполнилась. Он решил сбежать из секты сатанистов. Так он и поступил.
Морган свернул с кладбища в сторону леса, и быстрыми шагами, временами оглядываясь, стал удаляться прочь от секты, прочь от проклятого Дьявольского пристанища. Десять лет назад его звали Максим Петров. И когда – то он сильно интересовался чёрной магией, Дьяволом и прочей готической нечистью. Его давний друг Степан Кривонос, позвал его в секту сатанистов Орден тьмы. И Максим согласился. Мэрдок принял его в секту, с условием, что чёрные монахи живут в секте постоянно, забыв о любимых и родных. Максим был согласен на всё. Он прошёл Посвящение, где его заставили пить кровь чёрного кота. Потом он дал обет служить Дьяволу до самой смерти и получил псевдоним Морган Фред Даркин. Вначале жилось неплохо: изучение чёрной магии, ритуалы, оргии. Но с годами Свет проник в душу Моргана и он понял, что больше не желает служить Дьяволу, его призвание служба Богу. И этой ночью он наконец сбежал…
Его путь пролегал по степи. Морган намеривался перейти границу леса, а оттуда дойти до ближайшего города или посёлка. И в церковь на исповедь, очистится от грехов. Вот такие планы были у Моргана.
Октябрьский давно остался позади, и прежняя жизнь затворника – сатаниста и чёрного мага. Но словно тень, тянулась за Морганом беда на пике счастья. Но не подозревал тогда об этом сектант. Если бы он знал, возможно, грядущую трагедию, можно было бы избежать. И ни к чему был бы этот побег, ибо Он уже прибыл в город…
Внезапно тишину майской ночи нарушил первый весенний раскат грома. «Первая гроза», - решил Морган и прибавил шагу. Неожиданно поднялся сильный ветер, стало очень холодно. Мрачная туча протянулась на весь горизонт; чёрная пасть, пожирая звёзды, приближалась и вскоре накрыла беглеца и поглотила единственный источник света – Луну. Стало темно и страшно. Дождь заморосил совершенно неожиданно и быстро перешёл в ливень. Вскоре Морган добежал до первых сосен, и, закрывая глаза на усталость и дождь, из последних сил продолжил путь. Он знал, что здесь неподалёку есть заброшенный домик лесника, там он и спрятался от дождя.
Дом был старый, в некоторых местах обросший мхом и паутиной. Здесь уже давно никто не жил, так решил Морган. Он растопил печь, разделся и развесил одежду сушиться. Потом он долго сидел у печи, греясь и думая о жизни своей, о будущем. Мысли огромной волной нахлынули на душу Моргана, казалось, он утонул в океане своих переживаний и размышлений. Он был один. Он был мрачен. Он думал…
                                                                                                  Глава четвёртая
                                                                                                    Ритуал и изгнание.
Когда Илларион вернулся домой, его ждало новое потрясение, куда хуже, нежели встреча с таинственным интуристом Велимиром Вагнером, умерла его мать. Она скончалась так внезапно, что её смерть стала для всех неожиданностью. Илларион никак не мог поверить в произошедшую трагедию. Он был в шоке.
- Как это случилось? – спрашивал он отца и деда.
- С утра жаловалась на боли в сердце, - ответил отец, - вызвали скорую, но Анна умерла, прежде чем они приехали.
Во время похорон погода была пасмурной, накрапывал дождь, ночью была первая майская гроза. На кладбище собралась родня Громовых и кое-кто из соседей и бывших коллег. Дождь не стал помехой, в минуты грусти семье покойной казалось, что сама природа рыдает и прощается с Анной Громовой.
Илларион с ужасом на глазах наблюдал, похороны матери. Он любил мать. Гроб с любимой мамой исчезал под слоем земли. Мать умерла, одна эта мысль поражала до глубины души, он знал рано или поздно, это должно было произойти. Ведь все люди смертны! Но не представлял он мрачного, кровавого величия Смерти человечьей. Когда человек, которого любишь, вдруг уходит навсегда, безвозвратно. И тут мрачное видение посетило больной, измученный, иступлённый мозг Иллариона, будто пронзили голову раскаленным железом. Представились ему его собственные похороны – вот его бездыханное тело, положили в гроб, опускают в могилу, плачут друзья, идёт дождь, и засыпают землёй могилу рабочие. И вонзится в могилу надгробный камень, как вечная память. Парень взбрыкнул от внезапного жуткого состояния, и видение растворилось в печали. Он перекрестился, и грустно опустив голову, покинул Царство Вечного Сна.
Задумчивый сидел в машине Илларион, ожидая отца и деда. И слёзы невольно катились по небритой щеке. Он не в силах был их сдерживать. Внезапная смерть любимой мамы сильно повлияло на ранимого парня. И вдруг совершено неожиданно для себя он вспомнил про ритуал, дарующий человеку бессмертие, рассказанный вчера чудаком-интуристом Велимиром Вагнером.
- А что ежели этот интурист прав, - задумчиво произнёс Илларион, сквозь пелену слёз и дождя, глядя на кладбище, - и кровь рыжей девственницы, выпитая в полнолуние, дарует бессмертие. Да! Я сделаю это, сделаю! Слышишь Бог! – выкрикнул он отчаянно в приступе безумной мечты, - я обману тебя Смерть. Нет, Бог! Ты никогда не призовёшь меня на Небеса. Никогда! Я заключу союз с Дьяволом и навсегда забуду о смерти. Я стану вечным. Славься Сатана!
Илларион рассмеялся безумным, сумасшедшим смехом, если бы его сейчас видел отец, он бы, несомненно, решил, что его любимый сын лишился рассудка. Неизвестно почему, но Илларион поверил словам интуриста Велимира Вагнера. И сам того, не ведая, пошёл на поводу своей мечты, о чём после будет жалеть. Для жертвоприношения Сатане, он избрал свою знакомую Дашу – рыжую девушку 18-ти лет. «Она девушка скромная, зажатая, и наверняка ещё девственница», - решил парень. Глупец не задумывался тогда, что совершит убийство ни в чём, не повинной девушки для осуществления своей тупой капризы. Он желал вечности.
В пелене дождя Илларион не заметил, как с кладбища вышел высокий мужчина в смокинге с тростью. Он остановился недалеко от машины и коварно усмехнувшись, ушёл в город.
Отец и дед вернулись в глубокой печали, и Илларион поехал домой. Вернувшись домой, он сел за компьютер. Громов вычитал в интернете, когда будет полнолуние в Октябрьском. Оказалось 13 июня в пятницу, через две недели. Илларион с нетерпением дождался этого дня. С утра он был взволнован. Днём он позвонил Даше и пригласил её на речку искупаться. Девушка согласилась, даже не подозревая, что домой уже не вернётся. Илларион, тайком от деда положив в пакет нож, кружку и верёвку, уехал к Даше. Она жила через два квартала с матерью, отцом и старшим братом.
Погода стояла жаркая, солнечная и сухая. Всю дорогу Илларион был взволнован. Его вдруг охватило смутное желание, бежать прочь из этого города, бежать без оглядки. Смутное желание, что стоит отказаться от ритуала, неотступно преследовало его. Но жажда вечной жизни сушило его сердце, словно жажда воды при нестерпимой жаре в пустыне. Глоток воды — капля жизни. Тогда парень не задумывался о последствиях ритуала. Иллариона волновал один вопрос: может ли человек жить вечно? И не думать больше о смерти. И в этом бесконечном лабиринте вопросов, затерялось главное – есть и обратная сторона медали – тёмная сторона нашей жизни: страх, ненависть, одиночество, голод. И эти враги человеческой души могут сожрать живьём, превратив бессмертную жизнь (если это случится) в сплошной кошмар. Не думал об этом дурачок Илларион.
Громов застал Дашу дома, вместе с матерью. Женщина ласково приняла хорошего друга дочери. И как любая добрая хозяйка предложила чаю, на что Илларион, как любой скромный гость, отказался. Но женщина настояла. После недолгой беседы, молодые уехали на речку. Даша давно влюблённая в парня, приняла приглашение как свидание, и даже нечто большее. Загадочное женское сердце, оно и манит и отталкивает, заставляет любить и ненавидеть.
Илларион увёз Дашу на карьеры, в северный район, где было очень мало народу. Он оставил машину на обочине. Друзья спустились к берегу. Вечер был нежаркий. Вода была тёплая. До самого позднего вечера Даша и Илларион купались, веселились. Смеркалось. Даша заторопилась домой. Илларион попытался завести машину, но солгал, сказав, что машина сломалась.
- Придётся остаться ночевать Даша, - грустно сказал Илларион, искоса поглядывая на её рыжие волосы.
- Этого только не хватало, - расстроилась девушка, - позвони маме, чтобы не беспокоилась.
- Извини зарядка кончилась, не переживай утром поймаем попутку и уедем, посмотри какая сегодня красивая Луна. Погуляем, а?
Даша застеснялась и согласилась.
Друзья вышли из машины и спустились к берегу. Они не заметили на холме высокого мужчину с тростью, который тайно наблюдал за ними.
Ночь была тёплая. Полная луна отражалась на водной глади. Тишина. Никого. Смерть. Всё случилось настолько быстро и неожиданно, что Илларион и сам не заметил, как достал верёвку и набросил петлю на шею Даши. Девушка вскрикнула от неожиданности. Тугая нить вонзилась в плоть, перекрывая воздух.
- А-а-а Илларион, что ты делаешь? – в отчаянии забормотала девушка, пытаясь вырваться на свободу, - отпусти меня, что за шутки! Отпусти идиот, хр…хр…хр…ты, что с ума сошёл что ли? – хрипела на последнем издыхании Даша.
- Умри сука, а мне подари вечность, - прорычал Илларион, - Славься Сатана!
И тщетно она пыталась вырваться из цепких лап смерти, цепляясь за Нить Жизни. Последние мысли в рыжей голове «за что?» вихрем пронеслись. И темнеет в глазах, лёгкий озноб пробежал по телу. Она ещё пыталась, освободится, но час пробил – минуты жизни подошли к концу. Даша тихо вскрикнула и умерла.
Голова её безжизненно болталась на плечах. Рыжий водопад волос, скрыл её бледное, перекошенное от ужаса лицо. Не успев закрыть глаза, Даша мёртвым взглядом глядела на мир, с которым не хотела прощаться.
И опомнился Илларион от мрачного видения. Глазами сумасшедшими он смотрел на труп убитой им девушки. И понял тогда Громов, что не привиделось ничего, он действительно убил Дашу. Идя на преступление, он не думал насколько это ужасно убийство человека, вот жила девушка и теперь нет её! Илларион дико вскрикнул от охватившего его ужаса и отбросил верёвку в сторону, будто держал в руках ядовитую змею. И где-то в глубине души, ему чудилось, как глумится над ним интурист Вагнер. Ему бы бежать прочь, но во власти какого-то тупого безумия, словно он и не человек вовсе, а марионетка, подвязанная за нити, достал из пакета нож и кружку. Дрожащими руками он взял в руки холодное оружие. Капли пота выступили у него на лбу. Губы были сжаты. Глаза безумны. Жуткое волнение, сковало тело убийцы нервной дрожью. Парень разорвал сарафан и обнажил красивую пышную грудь девушки. Борясь со своими страхами, мрачными предчувствиями, пугаясь каждого шороха за спиной, словно вор на первой краже, Илларион со словами «прими дух мой Дьявол, во имя Вечности, в рабство своё» вонзил нож в сердце мертвой Даше. Красная тонкая линия легла на нежную кожу, и через мгновение хлынула кровь. Илларион бросил нож и трясущейся рукой приподнял Дашу и подставил кружку под струю стекающей крови. После того, как кружка заполнилась до краёв, парень оттолкнул труп. Он преподнёс кружку к губам, и крепко сжав в правой руке крест - оберег, вырвал его и, бросив на траву, прочёл молитву:
- Твоим именем Дьявол!
Заклинаю и умоляю.
О вечной жизни я мечтаю,
Дай силы жить во веки веков,
Освободи душу от смертельных оков,
И прими в рабство своё.
Такова моя воля!
Да будет так. Аминь.

Преодолевая жуткое отвращение, Илларион сделал глоток и впервые в своей жизни попробовал вкус человеческой крови. Парень поморщился и, закрыв глаза, осушил кружку до дна. Алая струйка крови, ручейком стекала по его губам.
Илларион бросил кружку и решил проверить бессмертие, совершив ритуальное самоубийство. Осторожно, дрожащими от волнения руками, он взял нож и, наставив остриё на сердце, надавил на рукоятку. Лезвие плавно вонзилось в плоть с невыносимой режущей болью. Внезапно в глазах Иллариона всё потемнело, он начал задыхаться. Рот омыла кровь. Озноб пробежал по телу парня. На последнем дыхании, сжав зубы в ярости, Илларион вынул нож и, бросив его на траву, проклял Велимира Вагнера за коварный обман. Смерть, которую Илларион так боялся, медленно приближалась к нему.
- Посмеялся проклятый интурист, Ваг…Ва…Ва…
Парень пошатнулся и замертво рухнул у ног Даши. Пляж погрузился в сон Смерти…
Высокий мужчина с тростью наблюдал за этим ритуалом. Он спустился с холма и подошёл к убитым. Мужчина убрал в пакет нож, верёвку, кружку и, накидав в пакет камней, бросил в реку. Пакет плюхая исчез под водой. Все улики были уничтожены. Он взглянул на Иллариона, и сказав:
- До встречи Солдат Правосудия, - ушёл в город…
Когда Илларион и Даша не вернулись вечером домой, Людмила (мать Даши) заволновалась. Поначалу она решила, что Даша задержалась у Иллариона, и чтобы развеять всякие сомнения позвонила к Ивану. Но отец, взволнованный не меньше самой Людмилы, сказал, что сын не возвращался и на сотовый телефон не отвечает. Решено было звонить в полицию, но потом неожиданно передумали, решили бежать на речку на поиски. Но отец Даши не пустил жену тёмной ночью, а ушёл с Иваном с уговором, ежели к утру не найдут, то тогда сообщат в полицию. О трагедии, конечно же, родители не подозревали, и думать не хотели. Но, что сделано, того уже не исправишь. Мечта безумца обратилась в беду…
А между тем в Октябрьском стояла душная ночь. Дед Игнатий и Людмила были на квартире Громовых, в тревожном ожидании мужчин или Даши с Илларионом. Они успокаивали себя мыслью, что молодые влюблённые просто убежали. Ах, если бы это было так! Но…
Страх и волнение составили им компанию и терзали сердца мрачными мыслями. Тишина угнетала, ожидание убивало, надежда на лучшее не умирала в любящих сердцах. Природа спала сном слепых надежд. Людмила стояла у окна и, скрестив руки на грудь, отчаянно вглядывалась в пустую улицу: не появятся ли кто? Но улица, словно зловеще насмехаясь над горем женщины, дышало одиночеством. Горькая слеза скатилась по щеке матери. Квартира погрузилась в тупое ожидание. А что может быть хуже…
Иван и Андрей вернулись утром и, увы, с плохими вестями. Дикий крик отчаяния вырвался из груди матери, когда мужчины со слезами на глазах сообщили о смерти детей. И ещё долго пав на колени, мать, обнимая дочь, оплакивала своё дитя.
Весть о смерти Иллариона и Даши облетела город как смерч. Полиция начала расследование, но через два месяца приостановила дело из-за нехватки улик. Убийца так и не был найден, ибо был уже давно для всех мёртв. Иван, заливаясь слезами, соорудил для сына и его подруги самый лучший гроб. Терентий, узнав о смерти близкого друга и хорошей подруги, пришёл в дикий ужас. Даже не пришёл на репетицию в театр.
Ночью, когда в небе появилась полная луна родители долго стояли подле тел мёртвых детей, и, утирая слезу, говорили им нежности. Прощались навсегда…
Чёрный Человек появился в квартире Громовых внезапно, он подошёл к Иллариону. Иван не замечал Чёрного Человека, ибо был Он невидим для смертных. Он склонился над трупом и тихо произнёс:
- Живи во имя Дьявола, славь своего Господина, что дарует тебе вечность, но не жди счастья на своём пути, ибо Я дарю тебе жизнь.
Сказал так Чёрный Человек и исчез.
В полуночной тишине, там, где царствует Дьявол, началось воскрешение Иллариона. Бессмертная жизнь медленно, словно яд проникала в каждую клеточку организма, порождая на свет сына Сатаны.
Иван сидел спиной к сыну и потому не замечал, как Илларион заметно зашевелился. Грудь начала медленно вздыматься, жадно вдыхая комнатный воздух. Рана от ножевого ранения зажила, будто её там и не было никогда. Илларион открыл глаза. Память и сознание не сразу вернулись к нему. Он обратил внимание на то, что лежит в постели укрытый одеялом по грудь. Тогда он вспомнил про ритуал и только сейчас понемногу начал осознавать весь ход событий, которые случились с ним после ритуального самоубийства. «Выходит, пролежав день мёртвым, я воскрес, значит, Вагнер не шутил, ах чтоб тебя интурист».
Илларион приподнялся на локте. Спиной к нему сидел отец. Илларион тихо окликнул его. Услышав за спиной голос сына, Иван насторожился и обернулся. Крик вырвался из груди мужчины, едва он взглянул на сына, который неожиданно воскрес.
- Илларион? – перекрестился перепуганный отец и, вскочив со стула, попятился назад.
- Не бойся папа, это я твой сын Илларион, - весело говорил парень, спускаясь с постели на пол, - я бессмертен, я никогда не умру.
Но Иван был в шоке и не слушал сына. В спальню вошли встревоженные криком Громова, дед и Людмила с мужем. Они стали свидетелями воскрешения парня, которое произошло так неожиданно. Впервые люди видели человека, который совсем недавно был трупом. А теперь этот мертвец, ходит, говорит, будто и не умирал, а так задремал на часок. Это невероятное происшествие, не подходило никакому разумному объяснению.
- Но это невозможно, - тихо произнёс Иван, - ты же мёртв. Не знаю кто ты, но ты не сын мой.
Парень, страшно волнуясь, рассказал им про свою встречу с интуристом Велимиром Вагнером. Но скрыл убийство Даши, объяснив своё воскрешение чудом.
- Вот так, ты видишь, я жив, папа. И теперь, стало быть, буду жить вечно, - закончил рассказ Илларион.
- Брешешь окаянный! – рассердился Андрей, отец Даши, - не может сын божий жить вечно.
- Я нарушил законы Мироздания, чтобы жить, не думая о смерти. Поймите же меня, и примите в новом рождении. Это чудо! Этого пожелал сам Бог.
Илларион в надежде на прощение взглянул на окружающих. Но люди не веря своим глазам, глядели на Иллариона.
- Я знал и любил сына своего Иллариона, - сказал мрачно отец, - а ты, демон убирайся прочь.
- Я не демон, папа, я сын твой…
В эту минуту все с ужасом заметили, что с Илларионом, происходит нечто не человеческое; глаза приняли красный кровавый оттенок, пальцы превратились в когти, лицо осунулось, стало бледно-мраморное, во рту выросли звериные клыки. И это странное чувство голода, вовсе оставило его в изумлении – жаждал организм не домашней кухни, а убийственное желание, вновь испить человеческой крови. Парень вспомнил, как Вагнер говорил, что бессмертие не приносит радости и счастья, вся жизнь станет адом. С ужасом Илларион осознал, что сделал большую глупость, послушав Вагнера; убив Дашу, он не только продал душу Дьяволу, но и обрёк себя на вечное страдание, в облике монстра. Поздно он раскаялся, слишком поздно!
- Господи, Иван, твой сын продал душу Сатане, - пролепетала в ужасе Людмила, и убежала прочь, выкрикивая, - Господь, сохрани наши души от деяний лукавого.
Андрей перекрестился и ушёл вслед за женой.
- Что же ты натворил, глупец? – строго обратился Иван к сыну, - нет, сатана не подходи ко мне…
- Папа, умоляю, прости меня – взмолился Илларион, с мольбой глядя на родителя, в глазах блеснули слёзы, - я хотел стать бессмертным, я не знал, чем всё это обернётся. Ах, пропади оно всё пропадом! А Вагнер, он чёрт, как же я сразу не догадался, что предо мною бес. Я уверен не Божьим соизволением, а Дьявольским…
- Бог покарал тебя, - мрачно сказал отец, - уходи!
- Молю о прощении, молю! – упал на колени Илларион, схватив отца за руку.
- Мой сын умер, а ты демон убирайся прочь, - крикнул отец, оттолкнув от себя чудовище.
Илларион обнял его за ноги и, омывая стопы слезами, умолял:
- Прошу прости! Не гони меня. Я же сын твой Илларион.
- Уходи! – огрызнулся Иван, указав на дверь.
- Я никуда не пойду, - отвечал Илларион, поднимаясь на ноги, - это мой дом.
Иван рассвирепел и, схватив швабру, которая стояла в углу, ударил сына по спине.
- Уходи, сволочь, сатана проклятый! – прорычал отец.
Запыхаясь от гнева, он бил Иллариона, вкладывая всю злобу в свои удары. А Илларион лежал на полу и, прикусив губу, тихо терпел боль, ибо не смел, ударить любимого отца. Иван прекратил бить, только когда швабра разлетелась на куски.
- Проклятый сатана! Зачем ты овладел духом нашего сына? Уходи, сволочь, губитель души божьей, - в гневе вскричал Иван и, схватив Иллариона за шкирку, швырнул его к двери, - уходи!
Илларион грустно поглядел на отца и деда. Лицо его было мокро от слёз, кровавые губы тихо вздрагивали.
- Я за всё прощаю тебя, отец. Прощайте!
Он ещё надеялся на последнее, что оставалось в его грешной душе – надежда на прощение. Но один суровый вид отца, напуганное до смерти бледное лицо деда, говорили о том, что прощения не будет… никогда.
Илларион ушёл тихо и, уходя, чувствовал на себе взгляд ужаса и ненависти.
Гроб Иллариона во время похорон был пуст. Теперь парень для всех был мёртв, поэтому его удивительное воскрешение, осталось тайной для соседей.
Илларион сразу догадался, что превратился в вампира - мифическое существо, поддерживающий свою бессмертную жизнь кровью живых. Знал ли об этом Вагнер, когда говорил про ритуал? Или быть может, он всё это подстроил, а? Илларион решил разыскать Вагнера, и всё выяснить. Да, только где его искать?
Но одна не маловажная деталь оставила Иллариона в удивлении, это бесстрашие перед Солнцем; много думал он, но к единому мнению так и не пришёл, ибо всю тайну его жизни знал только один человек, его имя…
                                                                                                Глава пятая
                                                                                  Вечерний разговор в «Магнолии»
Вечером после похорон Даши и Иллариона, Терентий пришёл театр пьяный, что не мог не заметить строгий и чуткий режиссер. После выговора, Терентия наскоро облачили в рясы, загримировали и вытолкнули на сцену, именно, ибо выпивший Терентий отказывался выходить на сцену. Сегодня была премьера «Мастер и Маргарита». Варламову досталась весьма ответственная роль - Иешуа Га-Ноцри. Режиссер Тимофей Петрович Скворцов, который играл Понтия Пилата, был нервозен, так как Терентий играл вяло и с безразличным видом, как и всякий выпивший актёр.
Итак, шёл спектакль. Маленький зал был полон. Стояла тишина. Татьяна сидела в первом ряду. Рядом с ней сидел солидный мужчина в чёрном смокинге, в перчатках и с тростью с золотым набалдашником в виде совы. Он наблюдал за Терентием.
- Имя?
- Чё Великий прокуратор, я не понял, – отозвался вяло Иешуа Га-Ноцри.
Глаза Пилата вспыхнули гневом. Он сжал кулак и губами прошипел: «ну Варламов, я тебе устрою весёлое воскресение»
- Моё? – подсказывал суфлёр, - ты что Терентий.
- Моё? – монотонно повторил Иешуа.
- Моё мне известно, – отвечал Пилат, - не притворяйся более глупым, чем ты есть. Твоё.
- Иешуа.
- Прозвище есть?
- Иисус Христос, - ответил Терентий, - тьфу ты, чёрт возьми, не могу я больше играть эту пародию на Иисуса. Которого вовсе не существовало.
- Варламов, - сипел суфлёр, - га-ноцри, прозвище.
Пилат вспыхнул гневом, и уже не обращая внимания на публику, вскричал в гневе:
- Варламов как ты смеешь срывать спектакль, кто дал тебе право, ты…ты преступник! преступник!
- Люди, верите ли вы во Христа, в Бога? – обратился к зрителям Терентий, - да посмотрите на себя, вы потеряли веру не только в бога, но и в самих себя, вас же ничего кроме денег не интересует. Вы все прогнили ото лжи. Вы же только и мечтаете сделать подлость ближнему своему. Сволочи! Что ты смотришь на меня Танюша? Разве я не прав. У меня горе, умер мой лучший друг и подруга. А вам всем наплевать, - крикнул он, окинув сцену, - вам всем хочется веселья.
- Какой позор! – всхлипнула Таня и, закрыв лицо руками, убежала прочь.
Мужчина с тростью проводил её глазами и перевёл взгляд на Терентия. Он был мрачен и хмур. Между тем на сцене Терентий вовсе разбушевался, он начал крыть всех зрителей матом и проклинать режиссера. Люди оскорблённые уходили один за другим.
- Пошёл вон! – крикнул Скворцов.
- Пошли все к чертовой матери! – махнул рукой Терентий и, пошатываясь, ушёл.
- Варламов, больше ты в моём театре не играешь, - кричал ему вслед Скворцов, - не надейся даже на эпизод. Алкаш! Бездарь!
Печальный шёл по улицам Терентий. Тихо утирая слезу, он свернул за переулок и зашёл в ресторан «Магнолия», чтобы поговорить с одиночеством в объятиях алкоголя.
В ресторане царила спокойная атмосфера. Музыканты, не уставая, играли задушевные мелодии, только с вокалистом им сегодня не повезло, девушка фальшиво исполняла песню Валерия Леонтьева «Исчезли солнечные дни». Терентий, тихо страдая, утирая скупую слезу, слушал песню, она невольно заставляла вспоминать Дашу и Иллариона. Эх, беда, беда! Музыка прекрасно сочеталась с мирной болтовнёй посетителей. Вся эта бутафория напоминала пчелиный улей.
Терентий заказал телятину с картофелем под грибным соусом, салат из морепродуктов и бутылку водки. Но в минуты трагической печали, парень больше пил, нежели ел и ясно осознавал алкоголь не в силах убить память. Нет! Пройдёт мимо рыжая официантка Юля, а несчастному всё Даша видится. «Ах! И у кого рука поднялась», - говорил парень, утирая слезу и заливая горе водкой, - «что за времена пошли, выскочит из-за угла гад и размажет по стенке как мерзкого клопа. Коли есть Бог? где же тогда Всемирная Справедливость? Где?» Девушка, закончив песню, продолжила вечер, песней «Генералы песчаных карьеров».
- У вас свободно, молодой человек? – услышал Терентий над головой вежливый мужской голос.
Парень увидел высокого, стройного мужчину лет пятидесяти. Он был одет в солидный чёрный смокинг, в лакированных туфлях, серого цвета. В правой руке он держал трость с золотым набалдашником в виде совы. Иссиня-черные волосы с проседью у виска, были зачёсаны назад, открывая его широкий лоб. Углы глаз незнакомца и лоб были изрезаны морщинами. Бледное, сухое лицо выглядело серьёзным и мрачным, тонкие губы были строго сжаты, что придавало его внешности грозный и величественный вид.
- Тебе что некуда сесть, мужик? – буркнул Терентий, оглядев ресторан.
- Можно я всё-таки составлю компанию твоему одиночеству, - настаивал незнакомец.
Терентий махнул рукой и, указав на стул, пригласил за стол. Мужчина сел.
- Надеюсь, вы не зануда? – спросил Терентий.
- Нет, смею вас уверить, - отвечал мужчина.
- Кто вы?
- Велимир Вагнер, - представился мужчина.
- А я Терентий. Интурист что ли?
- Да. Я гость в вашем городе.
- Иностранцы редкость в Октябрьском.
Подошла официантка Юля.
- Здравствуйте, что будете заказывать? – вежливо спросила она, улыбаясь белозубой улыбой.
- Бутылку коньяку и фрукты, - ответил Вагнер.
- Терентий, - обратилась Юля, к парню.
- Неси ещё водки, прелесть моя, - заказал он, горько усмехнувшись.
- По-моему тебе уже хватит, Терентий, - строго сказала девушка, - пожалей, ты Танюшу, над ней же все потешаются. Ах, дура она, что связала свою жизнь с тобой, алкоголик.
- Я не держу её, пусть убирается ко всем чертям, если не нравится, - пробурчал Терентий, - и вот что конфетка, не стой тут как шлюха на Тверской, неси водку, - рассердился он, бросив в ноги девушки, пятисотрублёвую купюру, - у меня горе.
- Эх, Терентий, Терентий, - покачала головой Юля, - я тоже глубоко скорблю по Даше и Иллариону, но…ведь ты так молод и так глуп в своих поступках.
- Уходи, стерва проклятая! – прорычал в гневе Терентий.
Юля обиделась, и небрежно подобрав деньги, ушла.
За этой сценой наблюдал Велимир, и когда официантка оставила их одних, он тихо обратился к парню:
- Вижу Терентий, печаль грызёт твоё молодое сердце.
Водка угрюмого молчуна превратит в весёлого болтуна. И Терентий обычно замкнутый говорил сегодня больше обычного. Не зря говорят в народе «хочешь узнать мысли человека, напои его».
- Я потерял лучшего друга и подругу, - сказал он.
- Ага, убежала с товарищем в дальние страны?
- Ах, если бы оно было так, - махнул рукой Терентий, он налил водки и залпом выпив, ответил с трагической печалью, - хуже Велимир, Иллариона и Дашу, убили вчера на пляже. Пошли искупаться, а обратно не вернулись.
- Какой ужас! – воскликнул Вагнер, а сам иное думает «Время пришло, пора в путь»
Подошла Юля и принесла заказ Вагнера и пожелала ему приятного аппетита. Поставив перед Терентием водку, она прорычала:
- Чтоб, Дьявол тебя унёс в Ад, душегубец!
Девушка ушла. Вагнер проводил Юлю и перевёл лукавый взгляд на Терентия. Он налил коньяк и предложил собеседнику, но парень вежливо отказал, предпочтя водку. Выпили, закусили.
- Вагнер, вы интурист? – спросил Терентий.
- Да. Я немец.
- Вот как! В какой сфере деятельности вы работаете?
- Я антиквар, путешественник, - ответил мужчина и потянулся к винограду, - езжу по Европе и покупаю старинные монеты, картины, статуэтки и прочую утварь…
- Не понимаю, зачем вам этот древний хлам? – не понял Терентий.
- Каждый человек должен быть чем-то увлечён, иначе тоска, забвение, - ответил Велимир, - вот у тебя какое хобби?
- Я актёр в театре, - ответил Варламов, - пишу стихи, рассказы.
- Я видел твою работу. Иешуа был великолепен. Почему ты ушёл со скандалом?
- Превратили великое произведение в дешёвое зрелище. Слушайте, хватит об этом, давайте выпьем.
Он налил и выпил.
- И, что же дорогой Терентий, каждые вечера ты проводишь вот так, уничтожая молодость в стакане водки, терзая сердце молодой жены. Это не выход из тупика. Это конец…
- Послушаете, дядя, это личное и вас не касается, - рассердился Варламов.
- Ах, молодёжь, молодёжь! – ласково и строго по-отечески сказал Вагнер, покачивая головой, - что за времена пошли.
Терентий изрядно выпивший, да ещё в дурном настроении со звериной ненавистью буравил глазами Велимира Вагнера, казалось ещё одно слово против него и парень ударит его. Вагнер уловил его волнение, ибо Варламов заметно нервничал.
- Не сердись на слова мои, Терентий, если тебя успокоят мои извинения, то я тебе их приношу, - Велимир поднялся со стула и, отвесив поклон, протянул руку.
- Проехали, дядя, - махнул рукой Терентий, - не люблю, когда учат жизни.
Вагнер сел. Варламов налил водки, выпил и закусил. Между тем перед глазами, словно дразня его то и дело, ходила сердитая, рыжая Юля. И, в памяти несчастного Терентия, невольно всплывала Даша. Вспоминался Илларион, с которым он был знаком со школьной скамьи. Парень снова загрустил и взглянул на своего нового знакомого, который с аппетитом поедал банан.
- Вагнер, - обратился к нему Терентий, - у меня к вам серьёзный вопрос.
- Да, слушаю.
- Верите ли вы в существование Небесных Покровителей?
Вагнер поперхнулся и взглянул на парня в полном изумлении.
- Что за глупые вопросы? – повысил он голос, - конечно Бог есть, и Он един для всех…
- Но где был ваш Бог, когда произошло убийство? – отчаянно вскричал парень, - где справедливость? Почему Бог позволил Даше умереть, почему?
- Любая смерть Земная, будь то ранняя или поздняя, это либо награда, либо наказание, - ответил Вагнер, - я сочувствую тебе, но слезами друзей не воскресишь…
- Не черта вы не понимаете, - сгрубил Терентий, - когда-то я верил в Бога, ходил в церковь, молился Ему. Но со смертью друзей, я уверовал Господу. Нет никакого Бога и сына его Христа.
Терентий вынул из кармана рубахи книжку Псалтырь, которую обычно носил при себе, когда репетировал роль Иешуа, и гневно разорвал её в клочья. Затем сорвал с шей крестик-оберег и, бросив на пол, надавил ногой на образ Христа.
- К Дьяволу вашего Бога, - прорычал он, - коль бы был Бог, он бы оставил Дашу и Иллариона в живых, не дал бы им умереть, молодыми, - слёзы хлынули из глаз пьяного парня, - эх жизнь моя бедовая, эх…
- Как удивителен сын твой Боже, - тихо произнёс Вагнер, взглянув на небо, - впервые встречаю человека, который за вечер из верного христианина на глазах превращается в закоренелого атеиста, - он положил подбородок на ладонь и, глядя на парня, спросил, - допустим Бога нет, тогда как же появилась Жизнь на Земле, а? И вообще во Вселенной? Хочешь сказать, всё во Вселенной зародилось ниоткуда? Случайно появились планеты, звёзды, солнце, Земля, человек, звери. А не задавался ли ты вопросом, почему планета наша удалена от Солнца ровно на том расстоянии, что Земля не переохлаждается и не перегревается. Не хочешь ли ты, согласится со мной, что Высший разум, позаботился об этом. Этот распорядок существует не одно тысячелетие.
- Это ваше личное мнение, - перебил Терентий, махнув рукой, - и оспаривать я его, не собираюсь.
Интурист откинулся на спинку кресла и спросил, да так громко, что его услышали за соседними столиками:
- А Дьявола тоже нет?
- Дьявола? – переспросил Терентий, - да человек сам деяниями своими стал не хуже Сатаны. А в само существование злого Духа я не верую, и всегда был противником этой идеи.
- Значит, нет Дьявола? – гневно вскричал Вагнер.
Терентий тупо глядел на интуриста и не узнавал его; добрый и вежливый солидный мужчина, вдруг совершенно неожиданно изменился и в лице и в характере. Нечто зловеще уловил Терентий в мрачном холодном взгляде Вагнера. Ему вдруг стало страшно.
- Ну, нет никаких Небесных Покровителей. Успокойтесь, прошу.
- Представь, ты поднял с травы жучка и забавы ради бросил в паутину, - сменил тон Вагнер, отпив глоток коньяка, - как ты думаешь, подумал ли паук о том, что кто - то разумнее его бросил ему обед. А теперь представь, что Некто разумнее человека, бросает в паутину Бытия фортуну и успех, а человек должен лишь быть ловким как паук, что поймать фортуну за хвост. Иначе она может и ускользнуть…
- Да ну вас к лешему, - выругался Терентий, - Бог, Дьявол, сказки всё это…
- Это ты глуп! – сказал Вагнер спокойно, - приведу ещё один простой пример Бытия. Представь рыбок в аквариуме. Человек заботится о них, кормит, следит за тем, чтобы температура воды была постоянной. Интересно думают ли эти глупые рыбы о том, что о них кто-то заботится? Или, также как и ты, считают себя хозяевами своего мира? Земля тот же аквариум, а люди – рыбки. И Бог, и Дьявол ведут чёткий контроль над людьми. И каждый из них по-своему влияет на разумное создание…
- К чёрту вашу философию, - огрызнулся Терентий, - и вообще мне пора. Пока!
Терентий бросил деньги на стол и, покачиваясь, встал.
- Терентий Варламов, - тихо обратился к нему Вагнер, - ты сгубил душу Татьяне Жаровой, она заслужила счастья, как и все женщины. В наказание будешь влачить ты вечное существование в объятиях кровавого голода, ибо он уже воскрес и изгнан из дому. Он ждёт добычу.
- Кто? – иронично спросил Терентий.
- Илларион, твой друг.
- Дядя, вы что перепили?! – покрутил палец у виска Терентий, - прощайте!
Он, пошатываясь, ушёл. Подошла Юля.
- Что-нибудь ещё закажите?
- Нет, благодарю, - ответил Вагнер, - счет, пожалуйста!
Юля ушла и вскоре вернулась. Вагнер заплатил и спросил девушку:
- Послушайте, вы давно знакомы с Терентием?
- Давно, - отвечала Юля, - а что?
- И что же все эти годы, он так пьянствовал?
- Нет. Во всём виновата его проклятая работа в театре. Он же добрый и безотказный, и люди просто злоупотребляют его добротой. Ему ещё можно помочь, спасти, понимаете?
Вагнер кивнул.
- Слушайте, может, вы поможете ему? Он всегда прислушивается к старшим.
- Для этого я здесь, - таинственно отвечал Вагнер, - чтобы увезти его в далёкие края. Больше он не станет беспокоить вас. Он навсегда исчезнет из города.
- Не понимаю, - пожала плечами Юля, - что вы хотите этим сказать?
- Я пришёл за ним, и не только, - таинственно отвечал Вагнер, лукаво глядя на девушку.
Юля, ничего не понимая, подозрительно глядя на Велимира, ушла. Вагнер проводил девушку глазами и вышел из ресторана. Постукивая тростью по тротуару, он пошёл вниз по улице и вскоре исчез за поворотом…
                                                                                                                   Глава шестая
                                                                                                            Терентий стал вампиром.
Вернулся Терентий домой в дурном настроении. Забыл он о своём собеседнике Велимире Вагнере, и его философия Бытия, уже давно растворилась в его хмельном сознании; сейчас он мечтал лишь об одном, скорее упасть в тёплую постель.
Терентий с Татьяной жили в пригороде, в частном доме. Парень тяжело опустился на крыльцо и дрожащей рукой, вздыхая, достал сигарету и закурил. На дворе стояла тёплая, безветренная ночь. Полня луна светила над его головой. Вдали возвышались многоэтажки, в некоторых окнах ещё горел свет. Город погрузился в сон. Тишина. Покой. Безмолвие. Песнь сверчка.
Вдруг за спиной послышались шаги. Терентий насторожился. Таинственный незнакомец подкрался сзади и когтистые мохнатые руки, легли на плечи парня. Тяжёлое дыхание обжигало его шею. Не успел Терентий что-либо сообразить пьяной головой, как вдруг страшные, звериные клыки вонзились ему в шею. Парень вскрикнул от неожиданной боли. Он дотянулся рукой до камня и, размахнувшись, ударил некто в лоб. Он взвыл от боли и, отпустив Терентия, убежал. Теряя сознание, Варламов успел заметить высокую, худую фигуру. Держась за раненую шею, он повалился на крыльцо. Свидетелем дальнейших событий он не стал.
Терентий очнулся на рассвете. Он осторожно поднялся на ноги. Его сковывали слабость и вялость. Страшно болела голова и гудела как чугун. Одно неверное движение головой и в виски вонзалась тупая игла мучительной боли. Он попытался вспомнить, что было накануне. И всё что он помнил, это беседа с интуристом Вагнером, потом кто-то напал на него. Естественно ни в каких вампиров Терентий не верил и с похмелья решил, что на него напала собака. «Ну, покусала и чёрт с ней, главное дело что живой», - думал парень, пытаясь подняться на ноги. Наконец ему удалось встать, тупая игла снова ударила в виски. Он тяжко простонал и сел на асфальт, казалось ещё немного и голова его треснет, разлетится на сотни кусочков. Он, пересиливая головную боль, поднялся, держась за забор. Тяжело вздыхая и пошатываясь, парень зашёл домой, где его встретила жена. Она сидела в углу на табурете. Взгляд Тани был встревожен, в них застыла не остывающая слеза. Красные ямочки под глазами судили о том, что она не спала. После скандала на премьере спектакля она всю ночь ждала мужа. Она переживала за него.
- Бонжур Танюша, - грустно усмехнулся муж.
Он бросил на пол пиджак и сев за стол, залпом выпил минеральной воды из бутылки.
- ох тяжко мне, ох моя голова сейчас треснет, проклятое похмелье, ох не могу. Ну, чего сидишь, сука?! Вставай! – он ударил кулаком по столу, - дай пожрать и водки, быстро!
- Где ты был всю ночь, а? – спросила Татьяна вся в слезах
- Гулял…
- Посмотри на себя, совсем ведь на бомжа уличного стал похож, ты ведь так молод, зачем губишь молодость свою? зачем? Зачем мучаешь меня? – в истерике рыдала девушка, утирая слезу, - а позавчера проснулся на улице, спал в обнимку с Шариком…
- Лучше спать с псом, нежели с тобой, - сгрубил Терентий, не подумав над тем, что его слова задели женское самолюбие Татьяны.
- Подлец! – выругалась жена, - да как ты смеешь.
Она вскочила и, схватив со стола скалку, ударила мужа по спине. И удары эти полны были отчаяния и горьких слёз обид.
- Ты чего делаешь, с ума сошла что ли? – вскрикнул Терентий и отскочил назад.
- Сведёшь ты меня в могилу своими каждодневными пьянками. Ты же всю жизнь мне искалечил, мерзавец! Ах, судьба моя, судьба! Знала бы, эх знала бы…
- Танюшка успокойся, ну же…ай, ты что одурела, ты же меня убьёшь…
- Уходи! Чтоб глаза мои тебя не видели, - прорычала жена, бросив скалку на пол.
Терентий поглядел на неё и, пошатываясь, ушёл в зал, где обессиленный упал на диван. А, в дальней комнате ещё долго было слышно, как рыдает обездоленная жена. Жена алкоголика. А Терентий был глух к её словам и слеп к её слезам. Водка – дьявол в стакане, стала смыслом жизни парня, и никак он не мог побороть своего алкогольного демона, а может, просто не хотел? Одинокий страдалец – мученик, мучающий и себя и жену, находивший утешение лишь в объятиях Зелёного Змия.
Проспал Терентий весь день. Проснулся он со странным чувством голода – организм желал не борща, ни водки. Дикое сумасшедшее желание отпить глоток человеческой крови наполнило его сознание. Парень испугался не на шутку, когда почувствовал резкую боль в области шеи, куда ему вонзила клыки «собака». Всё внутри горело и пылало дьявольским огнём, организм требовал крови и только крови.
- Что за наваждение, - тихо прошептал Терентий, - но вампиров не существует, а вдруг?
Терентий вскочил на ноги и подбежал к зеркалу. Но едва взглянул, как вдруг застыл в немом оцепенении. На него смотрела пустота, никакого намёка на отражение, словно его и существовало вовсе. Крик замер на дрожащих губах Терентия. Похмелье растворилось мгновенно в пожаре страха. И тогда он вспомнил о Боге, которого он проклял. Варламов хотел, было перекреститься, но рука парня онемела на лбу, словно некая мистическая сила овладела им, не позволяя окрестить свою душу крестным знамением. Неожиданно парень с ужасом почувствовал, как растут его зубы, превращаясь в звериные клыки, лицо становилось восковой бледности, мёртвый, остекленевший взгляд замер на пустом зеркале, где отражался зал освещенный луной.
- Но этого не может быть! – произнёс Терентий дрожащими губами и сполз по зеркалу на пол, - господи, неужели, я и вправду встретил вчера Дьявола. Но это невозможно, невозможно…
Он приложил ладонь к зеркалу. С ужасом он глядел на пустоту. Татьяна зашла совершенно неожиданно и когда увидела то, что видел муж, тихо вскрикнула. Она перекрестилась:
- Свят…свят…чур меня, чур меня… - она попятилась назад.
Парень поднялся на ноги.
- Он наказал меня, Танюшка за грехи, за пьянки, за твою исковерканную жизнь, обратив в чудовище…
- Кто…кто это он? – не поняла молодая жена, не сводя своего напуганного взгляда с пустоты в зеркале, где стоял муж.
- Дьявол…
- Но никакого Дьявола не существует, - сказала Татьяна.
- Как видишь, существует, - ответил Терентий, указав на зеркало, - разве может человек божьи не отражаться в зеркале, это проделки беса…
- Допился алкоголик, продал душу Сатане, продал да…
- Но я…
- Изыди, лукавый чёрт! – вскрикнула жена.
Грустно взглянув на жену, Терентий выскочил в открытое окно. С ужасом он осознал, что волей Сатаны, превратился в настоящего вампира…

                                                                                                      Глава седьмая
                                                                                               От судьбы не убежишь.
Проспал Морган в домике лесника всю ночь и полдня. Проснулся он под вечер. Одежда успела подсохнуть. Он не стал задерживаться. Первым же делом он решил пойти в церковь исповедаться, и быть может, наконец, его мечта осуществилась бы – избавится от лукавого и стать на службу Богу. Таковы были намерения монаха, но от судьбы не убежишь…
Морган медленно шёл по лесной тропе, едва заметной в темноте. Многовековые деревья, образуя сплошной покров, закрывали лунный свет. Лишь изредка средь лесного шалаша мелькал бледный лучик света. Лес молчал странной пугающей тишиной; ни волков вой, ни ухали совы, ни пение сверчка. Только звуки собственных шагов Моргана зловеще звучали в тишине. В такие жуткие минуты согласитесь, так и жаждешь услышать шорох за спиной, но только не эта проклятая тишина.
Время от времени ему казалось, будто за ним кто-то постоянно наблюдает. Это чувство проснулось в нём ещё тогда, когда он покинул секту. Мрачное предчувствие кого-то иного не покидала его мыслей ни на минуту…
Вскоре дорога вывела его на лужайку. Он решил сделать привал. Морган набрал сухих ветвей и разжёг костёр. Когда весёлый огонёк побежал по дровам, пожирая древесину, монах немного успокоился. Октябрьский остался позади, а впереди новое и неизведанное. Моргана мучили голод и жажда, но, несмотря на это в душе беглеца царил покой.
Он сидел и тяжело вдыхал запах древесины, когда из-за ближайшего дерева неожиданно показался силуэт незнакомца.
- Эй, кто там? Покажись!
Ничего не говоря, странный субъект направился к Моргану. Ночные краски огня и луны смешались в танце ночи и открыли истинное лицо неизвестного. Им оказался молодой высокий брюнет, крепкого телосложения.
Неизвестный был одет в серую рубаху, тёмные брюки, в туфлях. Незнакомец тихо и вяло поздоровался, и устало сел на бревно у костра, рядом с Морганом. Весьма подозрительным показался монаху этот таинственный незнакомец; молчалив, в глазах тоска. На лбу кровавая ссадина, видимо кто-то его ударил. Красные ямочки под глазами говорили о том, что он давно не спал. От парня пахло сыростью и потом. Немытые волосы космами торчали в разные стороны.
- Кто вы? – спросил Морган странного парня, который взялся неизвестно откуда и нарушил покой души монаха.
- Илларион Громов, - представился парень, - а кто ты, священник что ли?
- Морган Фред Даркин, - представился монах.
Они пожали друг другу руки. Холодна была рука парня, как лёд. Морган вздрогнул, ему вдруг показалось, что он пожал руку мертвецу.
- Послушай Морган, - обратился к нему ночной знакомый, и вдруг махнул рукой, - тьфу ты, кто тебе дал такое странное имя? Мама? Папа?
- Я чёрный монах сектант Ордена Тьмы. Моё имя Максим Петров. Морган это псевдоним. Но я к нему привык с годами…
- Стало быть, ты колдун, - перебил Илларион.
- Нет, я сектант. Мы сатанисты и черные маги. Могу послать порчу, приворожить, вызвать духа, излечить от тяжёлой болезни...
- Ах, вон оно как, послушай Морган, далеко ли до ближайшего посёлка?
- Если бы я знал, думаешь, я бы здесь сидел, - буркнул Морган.
- Значит, тоже заблудился?
- Да. А как ты стал пленником леса?
Илларион задумался и солгал:
- Я сбежал из Октябрьского, я ну словом я…
- Это можно выразить одним словом – бомж, - перебил Морган, глядя на неряшливый вид парня.
- Да, наверное.
Помолчали. Подумали.
- Что же за причина заставила тебя покинуть секту? – поинтересовался Илларион.
Вопрос оказался неожиданным и, весьма удивил монаха. Подбросив дрова в костёр, он ответил парню:
- Я сбежал, чтобы пожить свободой птицы…
- А что же в секте, ты не был свободен? – не понял Илларион.
- Там я жил, словно преступник в темнице сырой, - отвечал Морган, - связанный по рукам и ногам, лишённый всякой надежды на свободу мыслей. Все мы сектанты марионетки в руках Дьявола.-Понимаешь Илларион, я не могу объяснить вам состояние своей души. Эту боль нужно почувствовать самому. Я игрушка в руках Сатаны. И я не в силах противостоять Его Величию. Он Всемогущий повелитель человеческой души овладел, мною с рождения…Я сбежал от проклятых сатанистов, ибо нет больше сил, превозносить Сатану, выше Бога. Я хочу служить Богу.
Морган замолчал. В его словах Илларион уловил нотку обиды и разочарования; казалось, монах хотел высказаться глубже и более вдохновенно. Но так и не смог передать свою боль души, которая уже давно терзала его сердце. Илларион молча выслушал Моргана. Он не сводил с него свой холодный взгляд, который пугал монаха своей тайной и завораживал глубиной мысли.
- Морган, стало быть, ты веришь в существование Дьявола? – тихо спросил Илларион, монаха.
- Почему ты спрашиваешь об этом?
- Простое любопытство, - скромно отвечал ночной гость.
- Да, Илларион, я верую в Дьявола, верую…ай, чёрт возьми! – неожиданно выругался монах, схватив себя за руку.
- Что случилось? – забеспокоился Илларион.
- Хотел подбросить дров, да не заметил в темноте осколки битой бутылки, порезался, чёрт возьми! Не страшно, повода для паники нет…
Так говорил Морган, зажимая кровавую ладонь рукой, не обращая внимания на своего нового знакомого. И зря! Илларион, тяжело вдыхая запах крови, глаз не сводил с кровавой руки. Снова им овладело дикое желание напиться человеческой крови. Внутри всё горело огнем, и разрывала плоть, пересохшую от жажды крови. И любовь, сгорая в дьявольском огне, обращалась в пепел. В памяти невольно всплыл призрак мёртвой Даши, в бреду безумия Илларион видел, как она идёт к нему и тянет свои костлявые руки, пустой холодный взгляд сводил вампира с ума, синие губы тихо шептали несвязные слова. И гнусил над ухом интурист Вагнер, толкнувший его на жуткое преступление. Союз с Дьяволом, скрепила печать бессмертного страдания…
Илларион склонился над Морганом и, обжигая тёмную кожу дыханием вечности, вонзил клыки в нежную плоть. Кровь хлынула рекой, заливая рот вампира. И никто не стал свидетелем этой жуткой сцены.
Утолив голод, Илларион оттолкнул от себя сектанта. Он без сознания упал на траву возле костра. Громов решил дождаться его пробуждения, чтобы взять его с собой в свои скитания «Он сатанист и, стало быть, разбирается в демонологии. Станет он моим товарищем и верным советчиком. Навечно», - тихо размышлял Илларион, разглядывая монаха.
Морган очнулся на утро следующего дня, на шее парня алела рана – вечное проклятие. Над головой сияло солнце, не причиняя вреда вновь рождённому вампиру. От костра остался один пепел и уголёк. Выжженная трава сливалась с зелёным ковром.
Илларион сидел на бревне. Встретив его возвращение из мира грёз, он весело поприветствовал монаха:
- Ну, как себя чувствуешь Морган Фред Даркин?
- Что ты со мной сделал? Признавайся!
- Утолил голод кровавый, а тебе подарил вечность…
- Ещё один сумасшедший! – всплеснул руками монах, - я, что просил тебя о вечной жизни.
Он был так сердит, что пропустил мимо ушей банальную фразу «вечная жизнь»
- Не сердись друг, - подбодрил его Илларион, - со временем ты привыкнешь не думать о смерти.
И тут Морган опомнился.
- Бессмертие?! – воскликнул в изумлении он, - но это невозможно, это дар дьявола.
Монах подсел к Иллариону.
- Может быть! – пожал плечами ночной гость.
- Я тебя ненавижу, - огрызнулся монах.
- Не плохо для начала друг, - усмехнулся Илларион, - ты только подумай, сколько силы и могущества у человека который никогда не умрёт.
- И, кто же я теперь, коли забыл о смерти? – скептически спросил Морган, подозрительно глядя на Иллариона.
- Вампир.
- Кто? Вампир? Но это же миф, вымысел писателей и киношников.
- Как видишь, нет. Ночные охотники существуют в реальной жизни. Каждую ночь, отныне тебя будет одолевать кровавый голод, и если ты не утолишь голод, ты погибнешь.
- Господи! Что за шутки?! – воскликнул в ужасе монах, побледнев, - скажите, это чего прикол такой, съёмки скрытой камерой? Да?
- Морган Фред Даркин, такова судьба твоя, - сказал кто-то за спиной, - Мэрдоку не нужен человек читающий Библию и пишущий об Иисусе Христе.
Он обернулся и замер. На лице Иллариона вспыхнула гримаса удивления. Потом сердце его вздрогнуло, и куда-то провалилось. Дрожь пробежала по телу. Перед ним стоял тот, кого он не ожидал встретить…
                                                                                                Глава восьмая
                                                                                             Явление Сатаны.
К Иллариону и Моргану вышел высокий мужчина в чёрном смокинге, в лакированных туфлях. Он был бледен, строг и холоден. Опираясь на трость с золотым набалдашником в виде совы, он гордой походкой подошёл к ним. Он появился столь внезапно, будто соткался из воздуха. Морган видел незнакомца впервые, а вот Илларион тут же признал в нём своего попутчика – интуриста Велимира Вагнера. Нервы его были натянуты как струны, он сидел в напряжении. Что с собой принёс этот таинственный интурист? Какие тайны? Илларион вдруг изменился в лице и, схватив Велимира за шкирку, крикнул в ярости:
- Вот ты где мне попался, чёрт! Проклятый интурист. Теперь не уйдёшь. Что ты со мной сделал? Ты знал, что я превращусь в вампира, если совершу ритуал. Ну, признавайся!
- Знал Илларион, - спокойно ответил мужчина, убрав руки парня от себя, - всё было продумано Мною заранее. Я избрал тебя, Моргана и твоего друга Терентия…
- Ну, ради чего всё это? – окончательно запутался Илларион.
- Вы моя свита, - загадочно ответил Вагнер, хитро щуря глаз на парня.
- Так кто же ты, наконец? Кто? – вскричал в гневе Илларион.
- У меня много имён Люцифер, Мефистофель, Сатана, Иблис, Шайтан…
- Это действительно Ты, - дрожащими губами проговорил Илларион и весь побледнел от ужаса.
Не верить Ему было нельзя. Это действительно был Он. Хитрость, лукавство, все козыри сатанизма были в руках интуриста Вагнера. Что ж он пришёл в мир живых с новым именем. Но с какой целью? Всё будет рассказано, дорогие друзья, в своё время.
- Эй, погодите! – вмешался Морган, который молча слушал Иллариона и Вагнера, - я чё то не понял, вы утверждаете, что вы Дух Зла?
Вагнер встал, отвесил поклон и пожал Моргану руку:
- Очень рад знакомству Морган, не удивляйся, да Я тот, кому ты поклонялся в секте и от кого бежал. Но от судьбы не убежишь, Морган Фред Даркин.
Глаза монаха округлились.
- Не пугайся слов моих Морган. Твой дух чист и прозрачен как стекло. Но верь слову моему, судьба твоя предопределена! Ты мечтаешь служить Богу, но этого не будет никогда, ты рождён быть слугой Дьявола, вечно, - при последних словах он расхохотался.
- Но этого не может быть! – в ужасе вскрикнул Морган, - почему я? Почему именно я? Боже! Нет-нет это сон, это кошмарный сон, боже! боже! Где ты?
- Ты избранный, - ответил Вагнер, и немного подумав, он продолжил, - много лет я ищу среди людей близких мне по духу. Людей опустошенных душой, людей чьё сердце изъедено тоской. Людей потерявших надежду. И, вот я выбрал вас, Илларион – смертный, боящийся смерти и мечтающий о бессмертии, готовый ради этого даже продать душу Сатане. Морган – чёрный маг в секте сатанистов, мечтающий стать на путь праведный. Терентий – страдалец, мучающий и себя и жену, не заслуживает Свет. Да, один из вас должен немедленно вернуться в город и привести Терентия. Вас должно быть трое.
- Трое? Но почему? – не понял Илларион, - и что вам нужно от нас? Хватит играть в кошки-мышки. А ну признавайся интурист с того света…
Вагнер помолчал, немного подумал и ответил:
- Мир Земной был создан Высшим Разумом за семь дней. В день восьмой Земля была разделена на два Государства – Тёмный и Светлый. Рай был вознесён Высшим Разумом на небеса. Внизу осталось мрачное царство Дьявола. Но одиноко было и Мне и Ему, и тогда Я создал человека, чтобы они заселили Землю, а Бог вдохнул ему душу. И люди стали жить под надзором двух Покровителей. Но вот беда, человек отрёкся и от Высшего Разума и от Меня. Человек тщеславный гордец сам возомнил себя царём природы; разбился на народы, государства, религии. И, каждый чтил себя лучшим, но на деле ничтожная тварь. Словно псы, что грызутся за кость, вы люди, уничтожаете друг друга бессмысленными войнами. Разве этого мы хотели, Отец? – крикнул он отчаянно, подняв голову на небо, - ах люди ну зачем вы губите такой прекрасный и с таким трудом созданный мир. Зачем войны? Зачем теракты? Не понимаю, разве это Я учу людей убивать друг друга? Эх люди, странные вы!
- Такова жизнь, - робко пробубнил Морган.
- Десятки тысяч лет человек живёт на Земле, скажите мне Илларион и Морган, изменился ли человек душевно? Укрепилась ли их Вера Духовная?
Парни помолчали, они не знали, что ответить Ему. Ответ дал сам Вагнер:
- Человек создал электричество, радио, телевизор, машины и прочее ради утех своих. Вас людей ничто не интересует, кроме Власти и денег, - Вагнер, немного подумав, глядя на парней, продолжал, - знаете зло это не Я. Главное зло это деньги. Ради них люди убивают друг друга, стремясь к Власти и богатству, человек залил кровью, некогда цветущий мир, - он вдруг изменился в лице, взгляд стал холоден, голос мрачен, - да, сбудется пророчество Моё! Наступит День Страшного Суда. И придёт из Бездны – Ангел Апокалипсиса Аваддон и его войско Саранча. И принесёт Он гибель Земную. И тьма опустится на города. Наказаны будут люди, отомщены за неверие в Бога, за жестокость, корыстолюбие, жадность, гордыню. Гнев Мой ожидает всех грешников живущих на Земле, ибо желаю Я восстановить, требуемый с момента Создания Вселенной, закон Дьявольский.
Морган и Илларион выслушали речь Вагнера. Они уловили истину в его словах. Холодный пот выступил на лбу Моргана. Лица их стали бледнее, холоднее мрамора.
- Ну, а мы-то здесь причём? – тихо спросил Илларион, искоса поглядывая на Вагнера.
- Вы - Солдаты Правосудия. На вас я возложил миссию, именно вы под предводительством Аваддона в День Страшного Суда, поведёте войско Саранчи карать человечество.
- А почему именно мы? – не понял Морган.
- Я выбрал вас...
- Ничего не понимаю, - пожал плечами Морган.
- Время даст вам ответы на все вопросы, - ответил Вагнер.
- Вагнер, вы хотите уничтожить жизнь Разумную? – полюбопытствовал Илларион
- Нет, - ответил Вагнер, - я желаю установить порядок на Земле. Внести изменения. После пяти месяцев Кары, Саранча и Аваддон уйдут в Инобытие. И наступит Новая Эра Земного существования. Не печалься, Илларион, ты мечтал о бессмертии, живи да радуйся! Ну а ты Морган виновен сам, зачем Мэрдоку человек, верующий во Христа и пишущий роман по ночам о Нём. Ты был лишним, чужим в секте. Ну а Терентий виновен сам, не зачем терзать сердце молодой жены, не зачем отрицать Бога и Дьявола.
Ответить что-либо Вагнеру, Илларион и Морган не могли, словно потерявший дар речи немой человек, они бессмысленными глазами, глядели на окружающую их реальность. В одночасье вся правда открылась перед Илларионом; встреча с Вагнером на АЗС, смерть матери, жестокое убийство Даши, совершенное на поводу Дьявола. Слишком поздно правда открылась его глазам! Да, всё было предусмотрено Дьяволом, вся бессмертная жизнь была предначертана Судьбой.
Морган, улучив момент, тихо обратился к Нему:
- А, что же сам Бог не вносит изменения в жизнь человечью, а?
- Если бы Отец желал всё исправить, то жизнь Земная была бы намного лучше, - строго отвечал Вагнер.
- Всё изменится, если человек сам того пожелает и без вмешательства Высших Сил, - выразил недовольство Илларион.
- Что хорошего сделал вам ваш Бог, а? – сурово спросил Вагнер.
- Он дал нам Жизнь, - ответил Морган, - а это великое счастье, жить.
- Жизнь? Ха-ха, а разве ты доволен своей жизнью? своей судьбой? А? Морган Фред Даркин.
- Нет, - тихо признался монах, - но я знаю, что Бог любит человечество.
- Любит?! Да, он давно забыл о вас, - сказал Вагнер, - вы люди разгневали Его, много веков назад, когда распяли Его сына Иисуса. Он просто шутник, играет вашими жалкими жизнями, так как Он пожелает, вы люди не Разум, вы глупые куклы. Куклы в Наших руках.
Морган и Илларион сидели в шоке.
- Я даю всё, всё что пожелает, человече, - сказал Вагнер, - разве я в чём-либо отказал человечеству? Нет.
Илларион робко обратился к Вагнеру:
- Снова возвращаться в Октябрьский?
- Нет, Илларион, ты для всех мёртв, лучше не появляться тебе в городе, - ответил Вагнер, - в городок пойдёшь ты Морган.
- Я? – удивился Морган, - но я не могу, я боюсь братьев, если они меня заметят, то мне несдобровать.
- Ты вернёшься в город и разыщешь Терентия Осиповича Варламова. Он весьма популярная личность в Октябрьском.
Морган скрепя сердцем согласился.
- А ты Илларион дождёшься Моргана и Терентия в деревне Росинка, это в пяти километрах на запад. Снимешь комнату в доме № 25, по улице Сосновая, хозяина зовут Касьян. Поживёшь немного с ним. Морган, ты запомнил адрес?
- Да, Сосновая 25. Вы со мной, Вагнер?
- Нет, Морган, я возвращаюсь в свой Замок, в долину Коломандро. Когда ты придёшь в Росинку с Терентием, я пошлю за вами гонца, и он доставит вас троих в замок.
- А дальше что? – поинтересовался Морган.
- Дальше, мой дорогой Морган, ожидание Судного дня. И наступит Новое Бытие Сатаны.
- И наша жизнь будет вечной? – робко спросил Илларион.
- Как само Бытие, ибо Время Бессмертно, - ответил Вагнер.
Наступило молчание, казалось, они исчерпали все слова из колодца мыслей. И теперь он пересохший от молчания, ждёт новых идей и мыслей. Затишье дало время для размышлений. В голове как заноза застряли слова «вы – Солдаты Правосудия». Они из уст Вагнера, звучали и пророчески и ужасающе. Неожиданная встреча с Вагнером превратились в одну большую думу для парней.
Вагнер сидел молча недолго.
- Морган, Илларион, - обратился он к ним, - уходя в Царство Теней, я прошу дать мне слово, что отныне вы забудете Бога и примите единую Власть над миром живых – Власть Дьявола.
Парни возмутились.
- Какая дерзость! Я не могу забыть Бога, - рассердился Морган.
- Отныне вы не строители своей судьбы. Вами уже управляют могущественные Тёмные Силы. Теперь ваши души в Моей Власти.
Илларион молча кивнул. Вагнер перевёл взгляд на монаха. Он ждал обета от человека праведного, верующего. Морган, с трудом сдерживая и гнев, и обиду обещал молиться тому, от Кого бежал из проклятой секты. Монах с ужасом осознал, что в эти минуты он продал душу Дьяволу. Все его страхи материализовались. Бежать! Но куда? Морган понял назад дороги нет. Только вперёд! Туда в мрачный мир Дьявола – в Ад.
- Если вы нарушите обет и затеете заговор, то вас ожидает суровое наказание, - сурово предупредил Вагнер
- Хуже союза с Дьяволом быть не может! – пробурчал недовольно Морган.
Вагнер ничего не ответил на это. Он исчез в дымке солнечного дня, оставив парней в полном изумлении.
- Что ты думаешь обо всём этом? – спросил Морган, Иллариона.
- Не знаю, кто он Велимир Вагнер, но не человек это уж точно, - ответил Илларион, - видал, как исчез, будто и не было его.
- Уж не хочешь ли сказать, что это действительно был Он, Дьявол? – возразил монах, - нет, нет, нет. Мы ведь ещё можем сбежать, друг Илларион, и не идти на его поводу, я свободная личность, а не слуга Сатаны.
- Бежать? Да разве ты ещё не понял, что нам некуда бежать, - прервал его Илларион, - Он везде нас найдёт, везде, ибо он всюду, во всё силиться проникнуть и уничтожить гениальную мысль художника, обратив добро в пепел. Проклятый Сатана! Ах, знал бы я, кого беру в попутчики.
- Поздно теперь о чём – либо жалеть, - тихо сказал Морган, - я бежал от проклятых сатанистов, но видимо от судьбы не убежишь. Такова моя судьба, быть игрушкой в лапах Дьявола.
- Всё это напоминает кошмарный сон, Морган, - вздохнул Илларион, - сон, ставший чудовищной реальностью. Эх, жизнь моя суровая, жестокая, и…вечная, хм… Я стал пленником своей мечты.
- Где мне искать Терентия? – поинтересовался Морган.
- Он живёт с женой в частном доме, в пригороде в 25 микрорайоне.
- Ага, я знаю этот район.
- Третий дом с краю, его. Заблудиться нельзя. Или поищи его в доме культуры. Он актёр.
- Ясно.
Пообедав дарами природы, парни расстались. Морган скрепя сердцем ушёл в город, а Илларион – в Росинку…

                                                                                     Глава восьмая
                                                                               Илларион в Росинке.
Ближе к вечеру, Илларион вышел из леса на открытую степь, где раскинулась большая деревня. Над деревянными крышами домов, словно сказочный дворец возвышалась церковь. По левую сторону от деревни уходила за горизонт голубая лента реки. То тут, то там паслись коровы, лошади, овцы. На реке играла ребятня, гуляла молодёжь. Не спеша, он спустился с прибрежного холма и направился к деревне. После недолгих поисков, он нашёл улицу, и дом, куда советовал идти Вагнер. Как оказалось, хозяин сдавал пустую комнату. Он представился Касьяном и жил с женой и двумя малыми детьми. После общего знакомства, жена Касьяна, Тамара, накормила и напоила квартиранта, после чего Илларион удалился в отведённую ему комнату. В новой семье царили чистота и порядок, уют и дружба. Имя Велимир Вагнер не произвело особого впечатления на Касьяна, ибо слышал его впервые. Илларион понравился хозяину и быстро вошёл в его доверие…
Когда хозяева легли спать, и дом погрузился в тишину сновидений, Илларионом снова овладел кровавый голод. Жадным змием он обвил сознание и сдавил грудь в жутких мучениях. Безумное желание напиться человеческой крови разрывало плоть на части. Вампир, тихо простонав, в сердцах проклял своё бессмертие. О, сколько страданий оно принесло Иллариону.
Тайком покинув дом, парень вышел во двор и медленно направился по тихой пустынной улице, в надежде встретить запоздалого прохожего. Но улица дышала одиночеством. И свет в домах давно погас. А голод, словно червь, грыз плоть вампира, требуя Нектар Бессмертия – кровь.
Неожиданно на крыльце одного из домов показалась девушка. Она, скрестив руки на грудь, наслаждалась ночной прохладой. И не спешила в дом. Илларион осторожно подкрался сзади и набросился на неё, не успела, девушка оправится от неожиданного нападения, как вдруг острые клыки вечного голода вонзились в шею. Утолив голод, вампир рысцой покинул место преступления, и спустя некоторое время вернулся к Касьяну. Никто не стал свидетелем его ночных похождений.
Громов проснулся ранним утром. Касьян и дети завтракали, жена хлопотала у плиты.
- Ну, как выспался Илларион? – весело спросил хозяин.
- Отлично, - ответил парень, - спал мёртвым сном.
- Илларион, - обратился к нему хозяин, - поможешь мне заготовить сена и дров на зиму. А вечером баньку истопим, помоемся, настойкой кедровой угощу, а жена твою одёжу постирает.
- Звучит заманчиво, - робко согласился квартирант.
И после завтрака Илларион и Касьян вышли на повседневную деревенскую работу…
Вечером после ужина, когда семья села смотреть телевизор, Илларион под предлогом, что желает погулять перед сном, пошёл на охоту. Вечер был прохладный, улица многолюдна; кто-то гнал скот домой, бабушки сидели на крыльце и, щёлкая семечки, разводили сплетни. Ребятня играла футбол посреди улицы. Илларион решил уйти на реку, в надежде встретить запоздалого рыбака. Голод не щадил его и требовал крови, и тогда Иллариону вдруг стало страшно от мысли, что эти муки голода будут отныне в его жизни вечны. Знай он об этом! К черту тогда ритуал и бессмертие. Изменить? Илларион ясно понимал, что ничего уже не исправишь. Прошла неделя с того ужасного воскрешения, с того дня, когда Илларион невольно стал игрушкой в лапах Дьявола. Он чувствовал себя марионеткой, за руки и ноги подвязанный за нити, и Дьявол жутко насмехаясь, дергает за те нити. И так хочется порвать нити безумного ужаса и вырваться на свободу, на свободу, о боги мои, боги!
В плену мрачных мыслей Илларион не сразу заметил, как в сумерках появилась девушка в сарафане - худощавая босая брюнетка с короткой стрижкой. Она была спокойна и казалось не испытала никакого страха перед незнакомцем в ночи на пустынном берегу. Илларион, молча и жадно глядел на неё. В свете молодого месяца на обнажённой шее играли тени её волос. Илларион боролся со своим голодом и в душе рвался на волю как бешеный конь. Но какая-то невидимая стена встала между ними. Внезапно им овладел неистовый жуткий страх. Он вдруг хотел бежать, но ноги корнями тупой робости ушли в землю, и холод пробежал по телу. О, эти зелёные колдовские глаза незнакомки! Она улыбнулась и хотела, было уйти, но Илларион машинально остановил её:
- Погоди не уходи,
- Хочешь познакомиться? – кокетливо улыбнулась девушка.
- Нет… то есть да…я…я…
Илларион, тяжело дыша не в силах более бороться с голодом, набросился на девушку. Не успела, она опомнится, как он повалил её на песчаный грунт. Но едва клыки коснулись нежной кожи, и кончиком языка вампир почувствовал, как пульсирует кровь, как вдруг пронзительный крик над самым ухом Иллариона, заставил его вскочить на ноги. Вампир попятился назад, не понимая своё состояние. Девушка, тяжело вдыхая ночной воздух, рыдала в истерике.
- Прости меня дева, прости! – сумасшедшими глазами глядя на неё, прошептал Илларион и, крикнув отчаянно, бросился бежать прочь, прочь от себя.
- Будь ты проклят, сволочь! Маньяк! – услышал он отчаянное рыдание вслед.
Что это? Неужели любовь стала преградой к утолению голода? Остановился Илларион у моста и обессиленный от голода упал на траву. Дрожь мелкими мурашками пробежал по телу. Ему становилось плохо. В глазах рябило. Он видел, как синеют кончики его пальцев. Пересохшими от жажды крови губами он тихо проклял Вагнера.…И вот спасение на пике беды, на мосту показалась кошка, которая после ночной прогулки спешила домой. Илларион ласково позвал зверя. Кошка подбежала, видимо думая, что человек, хочет угостить её. Но голодная пасть смерти вонзила свои клыки в пушистое тельце…
Илларион, утирая кровь, медленно возвращался домой. Улица была пустынна. Многие уже спали, и только он, словно мрачный призрак, оживший в самый час разгула Сатанинских сил, шёл по тихой улочке. Ночь была прохладная, звёздная.
Неожиданно его окликнул девичий голос. Илларион остановился и обернулся. За его спиной стояла та самая девушка. Она была взволнована. Но прежний страх, казалось, исчез, дав место любопытству. Девушка робко подошла к Иллариону и осторожно прикоснулась его лица. Парень равнодушно глядел на неё. Внезапно она отдёрнула руку, словно обожглась.
- Ты такой холодный, бледный, - её рука легла на грудь парня, - ах твоё сердце не бьётся, но ты жив. Кто ты? Призрак?
- Я вампир, - тихо отвечал Илларион, - и я мёртв плотью, и душа моя уже давно во власти Дьявола.
Слова Иллариона не вызвали в девушке не изумления, ни страха, ничего. На лице её царило равнодушие.
- И ты хотел утолить свой голод?
- Да. Как тебя зовут?
- Наташа. А тебя?
- Илларион. Что же тебе не спиться?
- Не хочется. Я следила за тобой.
- Что ты хочешь от меня?
- Мне просто интересно…
- У каждого интереса к личности незнакомой должно быть конкретной намерение.
- Никогда не думала, что вампиры существуют в реальной жизни, я всегда считала вас вымыслом. А вы существуете, существуете. О боги, это будет сенсация!
- Послушай девочка, никто не должен знать о моём существовании,- строго сказал Илларион, - иначе…
- Я что дура, конечно, - ответила Наташа, поняв намёк вампира, - мне ещё хочется пожить.
- Днём ты спишь в гробу? У тебя есть замок? Ты граф? – не к селу, не к городу спросила девушка.
- Нет. Я веду обычный образ жизни смертного,
- А как же книги о вампирах?
- Вот там действительно вымысел, - улыбнулся Илларион.
Наташа заспешила домой, Илларион проводил её, оказалось она живёт через два дома от Касьяна. Уходя, он назначил ей свидание на завтрашний вечер, на что девушка охотно согласилась. Илларион не спеша, вернулся домой, и лёг спать…
Утром во время завтрака, Илларион так между словом спросил про Наташу.
- Познакомился с дочкой Петьки? – удивился Касьян, - когда же ты успел? Эка, какой шустрый!
- Вчера, Касьян, когда гулял.
- Хорошая девушка, - сказала Тамара, - только несчастная она, страшно одинокая, мать у неё погибла, отец пьяница, пропил всё и жизнь свою, умер прошлым летом. Одна ведёт своё хозяйство.
- А ты женись на ней, а Илларион, - воскликнул Касьян, весело, - свадебку сыграем на зависть всем, а.
- Нет жениться это не для меня, Касьян. А вот дружить это, пожалуйста. Да к тому же я скоро уйду из Росинки.
- Ох, уйду, - всплеснула Тамара руками, - так забирай её с собой, коли любишь, ведь любишь?
- Любовь для поэтов и романтиков, - ответил Илларион, - она мне нравится, просто нравится.
- Ах, молодость, молодость, - покачала головой хозяйка, и ласково по-матерински провела рукой по тёмным волнистым волосам парня.
- Сами были такими Тамара, - пошутил Касьян…
Вечером Илларион снова встретился с Наташей. Они долго гуляли. Вечер будоражил, словно хмельное вино. Наташа поверила в Иллариона, будь он вампиром, она приняла его таким, какой он есть. Но парень думал иначе. Каждое их свидание для неё превращалось в сказку, но для него это сказка становилось пыткой мёртвой любви. Вот он мрачная романтика безответной любви, где настоящая любовь сгорает дотла в пожаре лживых страстей, превращаясь в пепел…
Илларион понимал, что поступит подло по отношению к подруге, когда в деревню придут Морган и Терентий, ведь тогда придётся бросить девушку. Бросить на пике счастья. Наташа смотрела на Иллариона, на настоящего вампира, как на сказочное существо, ставши реальностью её снов. О женское сердце! Его, увы, не понять мужчинам, сколько тайны и загадок хранится в этой таинственной женской натуре. Но дни шли за днями, а друзья Иллариона не спешили с возвращением, «может, Морган сбежал? Нет, он слишком суеверен и трусоват. Может Терентий не желает идти? ведь он очень упрям и недоверчив. Что же случилось? Где же Морган и Терентий? Где?» - волновался Илларион.
Наташа знала о том, что Илларион ждёт своих друзей и после их возвращения он уйдёт в Царство Теней на службу Дьяволу. Всё это звучало настолько мистически и невероятно, что девушка мечтала хоть глазком взглянуть на живого Сатану и его замок Коломандро. Но Наташа милое, скромное создание, не напрашивалась, не скандалила. Она тихо скрывала свою печаль, но Илларион давно заметил, что последнее время девушка погрустнела, и тогда он решил взять её с собой. Но на деле вышло всё по-иному. Так уж устроено жизнью, коли задумал чего серьёзное, то обязательно получиться всё наоборот, планы меняются в последний момент. Так случилось и с Илларионом …
                                                                                                                   Глава девятая
                                                                                                                  Путь Моргана.
Попрощавшись с Илларионом, Морган пошёл обратно в Октябрьский, откуда сбежал. И вот теперь по велению Дьявола, нужно возвращаться на поиски некого Терентия Варламова, которого он в глаза-то никогда не видел.
Морган решил бежать прочь, но ясно понимал, что куда бы, он не убежал, Он везде найдёт его. И даже сейчас, когда он был один, Морган чувствовал, как Его Глаз следит за ним. Морган скрепя сердцем шёл в город, он продал душу Сатане, и к будущему своему относился уже безразлично. В жутких мечтах он представлял ту Вечность, которая ждала его в мрачном замке Дьявола – Коломандро. Порождение ужаса и гнетущей тоски, и почему именно он стал героем своих ночных кошмаров? игрушкой в лапах Дьявола? человек мечтающий стать на путь праведный. Но влез в душу Адский Дух и подчинил своей Власти.
Был прекрасный чудный вечер. Зной постепенно угасал в вечерних сумерках. Смеркалось. Морган добрался до деревни, близ Октябрьского, когда внезапно голод овладел им.
Морган с ужасным предчувствием понимал, что это не простой голод организма, когда хочется «червячка заморить» - это кровавый голод. «Ничто кроме крови не избавит меня от этих мук», - произнёс дрожащими губами Морган. И сам ужаснулся тому, что сказал, ибо понимал, что Илларион, дав ему вечную жизнь – продал билет в один конец – в Преисподнюю. И даже Вера во Христа не спасёт его грешную душу, от Святого Дьявольского Огня.
Морган, тихо стоная пересохшими от жажды крови губами, медленно направился к ближайшей избе, где у калитки стояла влюблённая пара. В иступлённый мозг, словно дятел, стучалась одна единственная мысль: «Кровь! Кровь! Кровь!» Лицо праведного монаха искривилось гримасой ужаса, из-за рта торчали страшные звериные клыки, пальцы превратились в когти.
Живой труп, забывший о смерти и зовущий её в бреду безумия – Морган стал с этой ночи – вампиром. И вся правда Тёмной стороны жизни, открылась несчастному сектанту – он стал рабом Дьявола, навсегда…
Когда девушка попрощалась с парнем и пошла домой, Морган вышел из укрытия и тигром бросился на добычу. Он повалил её наземь и прикрыл рот рукой. И тщетно она пыталась вырваться из цепких лап голода, вампир крепко её сжимал. На обнажённой шее пульсировала кровь, куда пал жадный взгляд Моргана. В глазах горел огонь. Лицо его приняло демонические очертания. Клыки вонзились в кожу. И спасительная кровь хлынула из ранки, заливая рот Моргана Эликсиром Дьявола. О, упоительный миг! Столь долгожданный! И боль прошла, и лихорадка сгинула прочь. Муки голода уступили месту нежному блаженству.
Утолив свой первый голод, монах поднялся на ноги и, утирая рот, огляделся. Никто не стал свидетелем этой жуткой охоты. Он ушел, оставив девушку умирать, чтобы затем она воскресла и стала такой, как и он…
Морган огородами, вдоль забора покинул деревню и вышел на сельскую дорогу.
Прошёл час. Морган медленно шёл по тротуару, в старой части города и размышлял над тем с чего начать поиски Терентия. Ибо жена сказала, что он ушёл из дома, навсегда. Из театра его уволили. Что делать дальше он не знал. Неожиданно его окликнул тихий страдальческий голос:
- Святой отец? Постойте!
Морган обернулся и увидел молодого небритого блондина в очках с грустными голубыми глазами. Он был босой, в перепачканной от крови и разорванной одежде. Незнакомец был так жалок и несчастен, что Моргану, вдруг стало жалко его. Неизвестный пал на колени, и схватив монаха за рясу, поцеловал ему руку и взмолился:
- Молю отче, я желаю исповедоваться, ибо Дьявол овладел моей душой, прошу, изгони его батюшка…
Морган молча слушал раскаяния одержимого или просто сумасшедшего. Душа рвалась помочь ему, но губы холодно прошептали отказ. Боясь мести Дьявола, он скрепя сердцем сдержал обет, данный Вагнеру.
- Но вы же монах, - тихо сказал одержимый незнакомец, подымаясь на ноги.
- Я не экзорцист и не священник, - отвечал Морган, собираясь уходить.
- Еретик проклятый! – выругался гневно человек.
Морган не обиделся, он тихо отвечал парню:
- Называй, как хочешь, сын мой, но я не проповедую ни христианство, ни ислам, ни буддизм, ничего…
- Тогда какого чёрта ты нацепил на себя рясу, коли не поп. Шут гороховый! – рассердился незнакомец.
Морган с минуту помолчал и вдруг он проникся доверием к этому несчастному, который принял его за священника. Монах представился, и рассказал ему о братстве сатанистов, откуда сбежал и повстречал Велимира Вагнера и Иллариона.
- Ты говоришь Велимир Вагнер? Илларион? – удивился вдруг неизвестный.
- Ты знаком с ними? – поинтересовался монах.
- Да, к сожалению, - грустно отвечал незнакомец, - Вагнер подсел ко мне в ресторане, а Илларион, он же мертв. Он не может быть живым…
И тут, наконец, Морган догадался:
- Ты Варламов Терентий?
- Допустим, зачем ищешь Терентия Варламова?
- Меня послал Илларион, он ждёт нас в деревне Росинка.
- Но как ему это удалось? Не понимаю, он же умер, я сам видел его труп.
- Он также как и ты, повстречал на своём пути Велимира Вагнера. Проклятый Сатана! И зачем именно нас троих, Он ввязал в свою игру?
- Погоди, погоди, - прервал его Терентий, - я что-то не могу врубится, в голове просто каша. Если верить тебе Морган, то Илларион жив, но кто же тогда похоронен на кладбище?
Морган пожал плечами.
- Чёрт возьми, так сложно устроена наша Жизнь, - махнул рукой Терентий, - увидев тебя, я желал исповедоваться. И вот ты сообщаешь мне, что имел несчастье быть знакомым с Вагнером и говоришь, что Илларион жив, когда я своими глазами видел его труп. Это чудовищная мистика. Или просто совпадение.
- Хочешь, верь мне, или нет, но факт упрямая вещь. Илларион жив и он ждёт тебя.
- Ах, Морган Фред Даркин, у меня нет оснований не верить тебе.
Помолчали. Подумали.
- Как поживает Илларион? – спросил Терентий.
- Неплохо.
- Морган, он вампир?
- Да. И я тоже. Но почему ты спрашиваешь? Али страх перед другом вампиром овладел тобой?
- Нет не в страхе дело, - махнул рукой Терентий, - к сожалению и я теперь вампир. И никак душе моей не найти покоя. Я жду рассвета с нетерпением, ибо только с восходом приходит освобождение. И на целый день я забываю о своём проклятии. Но приходит ночь, и вновь я убийца невинных душ. А ночь будто вечна, не желает угасать. Господи я так устал от вампирской жизни – он закрыл глаза руками и плечи его затряслись в горьком плаче, - Бог покарал меня, послав ко мне Дьявола. Ах, милая Татьяна, прости! Господь отнял у меня всё, любовь, старость, день. Осталось только эта проклятая вечность…
Морган молча слушал раскаяния несчастного вампира, ответить что-либо ему он не мог.
- Ты идешь со мной? – спросил монах.
- К Иллариону?
- Да. Мне терять нечего, я согласен. Дома меня никто не ждёт. Из театра выгнали.
Морган не ответил. Он спешил скорее покинуть город, пока его не заметили братья из секты. Они ушли. Впереди их ждало новое и неизведанное, известное лишь ему… Велимиру Вагнеру…
                                                                                                Глава десятая
                                                                                                        Гонец.
Дни шли за днями, так улетели в прошлое две недели из жизни Иллариона. Жизнь его складывалась тихо и мирно. Касьян за это короткое время успел привыкнуть и крепко подружится со своим «квартирантом». Вместе ходили на охоту, на сенокос, рыбалку. Илларион был безотказен и любую работу выполнял с охотой и умением. Но одного не подозревал Касьян, что это доброта, была ложью вампира…
Илларион продолжал встречаться с Наташей, и каждое их свидание начиналось на мосту, а потом они долго гуляли, разговаривали о жизни, обо всём. Роднило молодых нечто духовное, и понимали они друг друга с полуслова, будто были знакомы уже много-много лет. И это связывало, скрепляло их сердца любовью. Но сердце Иллариона оставалось пустым. Он желал всей душой полюбить девушку, но некая стена мрака преграждала ему путь к счастью. Может Союз с дьяволом, стал этой преградой? Не знал этого Илларион и часто он рисовал в своём воображении счастливую семейную жизнь в окружении жены, детей в тёплой уютной квартире. Но гнетущая тоска сосала грудь и терзала душу мрачными думами, что это просто глупые мечты, ибо тот, кто в союзе с Дьяволом, у него один путь – в Ад. И Коломандро он представлял как мрачный, тёмный мир, лишённый Света и Любви, где ему с Морганом и Терентием предстоит жить, жить вечно. Ожидая Судного дня. Не такой представлял в мечтах своих золотых, вечную жизнь Илларион. Мечта сбылась. Но расплатой стала Тьма и кровавый голод…
Вечером Касьян и Илларион возвращались с прогулки, когда Илларион случайно заметил молодого парня и монаха, которые шли по улице, навстречу к ним.
Он сразу признал в них Моргана и Терентия. Когда они сравнялись старые друзья Илларион и Терентий по-братски обнялись. Касьян вежливо поздоровался и представился. Терентий неожиданно изменился в лице.
- Илларион, тебя ли я вижу, друг? Господи, значит, монах был прав, ты не умер, как считали многие. Но как тебе удалось воскреснуть? А впрочем, я всё понял, ты продал душу Дьяволу.
Илларион немного подумал и ответил:
- Послушай Терентий, я тебе всё расскажу, а выводы делай сам.
И он рассказал о том, как взял в попутчики интуриста Велимира Вагнера, но скрыл то, что он убил Дашу, а своё воскрешение описал как Дар Дьявола.
- Велимир Вагнер? Знакомое имя, - тихо произнёс Терентий, - он подсел ко мне в «Магнолии». Я поминал тебя и Дашу после ваших похорон.
- Всё было продумано заранее Высшими Силами, - сказал Морган, - здесь бессилен сам Бог.
- Но что же теперь делать? – отчаянно вскрикнул Терентий, - быть слугами Сатаны?
- Вечно, - подхватил в один голос монах и Илларион.
Терентий поник головой. Илларион и Морган молча смотрели на него не в силах помочь ему ни словом, ни делом. Видя такое унылое состояние духа Терентия, они скрыли от него всю правду о Солдатах Правосудия, походе в Коломандро. Но само отсутствие Гонца Вагнера и радовало парней и беспокоило сердца. Сколько ждать Его?
И тут далее произошло нечто фантастическое, которое не иначе как чудом не назовёшь. Небеса над головой вдруг почернели, чёрная пасть поглотила бледную Луну и первые звёзды, сверкнула молния, гром сотряс воздух, поднялся сильный ветер.
- Батюшки чего это? – пролепетал в ужасе Касьян и хотел, было перекреститься, но рука его вдруг онемела.
В ужасе, он глядел на скачущего в небесах всадника – Черного Рыцаря на чёрном коне с бледным, мрачным лицом. Словно по невидимой тропе, конь лихо скакал вниз к Иллариону, Моргану и Терентию. Они стояли плечом к плечу и лица их не выражали ничего, абсолютное равнодушие. Чёрный Рыцарь - предвестник бед, мистический незнакомец, опустился с небес и, соскочив с коня, подошёл к парням. Касьян в паническом страхе убежал прочь. Никто не обратил на него внимания.
Рыцарь отвесил поклон и обратился к парням:
- Я пришёл исполнить волю Пославшего.
Парни молча глядели на Рыцаря.
- Ты Гонец Дьявола? – спросил Морган.
- Он послал меня увести вас в Замок Коломандро, - отвечал гонец.
- Куда? - не понял Терентий, - я что-то не понимаю, о чем он говорит?
- Вагнер послал Его за нами, ибо мы уходим в края далёкие, где станем жить вечно, - отвечал Илларион.
- Нет – нет, мы так не договаривались, - заупрямился Терентий, - что за Коломандро? Боже, неужели это конец? А как же Татьяна? Я что же никогда её не увижу? А?
- Никогда, - мрачно ответил гонец.
- Но что же с нами будет дальше? – отчаянно вскрикнул Терентий.
- Все тайны бытия известны лишь Ему. Пора в путь! Он ждёт вас.
Рыцарь взмахнул рукой, и появились три чёрных коня. Кони ада ржали и рыли копытами землю, ветер усилился, молнии рвали небо на куски. Кони спешили в путь, в ад. И вдруг в сумраке мрачного вечера, тихий робкий голос «Илларион», прорезал воздух и стрелой страданий вонзился в грудь Иллариона. Он обернулся и увидел Наташу. Она стояла в стороне и глазами наполненные слезой печали, смотрела на Рыцаря, коней и его друзей.
- Ты должен её оставить, - сухо сказал гонец, глядя на девушку.
- Я хочу попрощаться, - обратился Илларион, к Рыцарю.
Рыцарь кивнул.
- Прощайся, но скорее.
- Нет, Илларион, не пущу, не пущу, - бросилась в объятия возлюбленного Наташа, заливая его рубаху слезами, - я слишком сильно люблю тебя, люблю Илларион…
Он, сжимая в объятиях рыдающую девушку, еле сдерживал свои слёзы от нахлынувших чувств. Почему сейчас, когда в жизни всё стало в норму, он должен покинуть любимую подругу? И почему он не может забрать её с собой? Как жаждала душа остаться здесь на Земле, жениться на Наташе и прожить жизнь как все смертные. Но один взгляд на Рыцаря, говорил о том, что семьи ему не видать, равно как и настоящей любви. Все в этот вечер покидали его и он, уходя в Коломандро, обещал не забывать и вечно помнить дни дружбы. Две недели, проведенные с Наташей стали лучшими в жизни Иллариона.
- Илларион, пора! – торопил рыцарь.
- Я вернусь за тобой, Наташа. Вернусь.
- Прощай моя любовь, - рыдала девушка.
Илларион поцеловал девушку и вскочил на коня. Его друзья и Рыцарь уже сидели на конях. Илларион, Морган, Терентий и гонец поскакали в небеса, и вскоре чёрная пасть поглотила четыре мрачные фигуры. Гроза утихла. Небо прояснилось. Всё стало тихо, словно и не было этого таинственного пришествия гонца Сатаны. Наташа ещё долго стояла посреди дороги, и тихо шептала, утирая слезу:
- Я тебя никогда не забуду, милый Илларион, никогда…
                                                                                                   Глава одиннадцатая
                                                                                                     В гостях у Дьявола.
Кони ада во главе Рыцаря опустились возле замка, и парни слезли с коней.
- Ступайте, Он ждёт вас, - сказал Рыцарь и исчез вместе с конями. На его месте остался клубок дыма, который увядал с каждой минутой.
Перед парнями предстало мрачное, каменное сооружение, построенное в средневековом стиле. Справа и слева возвышались башни. Замок и долину разделяла глубокая пропасть, в которой не было видно и дна. Через пропасть был перекинут старый плетеный мост. Они прошли по мосту и, открыв ворота, оказались во внутреннем дворике. Парни во власти сильного волнения прошли по мраморной дорожке, которая вела к парадному входу. Двор украшали клумбы цветов; орхидей, астра, хризантемы. Было странным видеть в столь жутком и мрачном месте, красоту. Но эти цветы не выражали ту Земную красоту, которая нравится женщинам, вдохновляет поэтов. Нет, живыми и цветущими бутонами они глядели на окружающую смерть. Балкон опирался на колонны и огибал замок изнутри в виде буквы «П». Зачарованные, необычным мистическим замком, они разглядывали великолепное, архитектурное творение Дьявола. Здесь как заметил Морган, царила некая атмосфера бытия Тьмы, аж почудилось ему, что Жизнь умерла в этом мрачном, холодном Коломандро.
- Слушайте, ещё не поздно вернуться назад, - сказал Терентий, выступив вперёд, - зачем мы должны идти к Сатане? Зачем?
- Разве ты ещё не понял, Терентий, это наш крест, и мы будем нести его вечно, - грустно отвечал Морган.
- Нам всё равно никуда не убежать от Него, - сказал Илларион, - всё будет хорошо, пошли.
- К чему всё это когда нет свободы, коли я марионетка, - прохныкал Терентий, - ах, Танюша прости меня, прости. Я, наверное, умер и попал в Ад.
- Меня больше волнует, чем закончится это сделка с Дьяволом, - печально сказал Морган.
Илларион постучал в дверь железным кольцом. На минуту воцарилась тишина. Но вскоре послышались шаги. Дверь открыл невысокий, седовласый карлик - дворецкий. Правый глаз голубой, почему-то больше левого черного, на щеке трупное зелёное пятно. В камзоле, широких штанах и в грязном галстуке. Мерзок и неприятен. Старик улыбнулся холодно.
- О, свита Хозяина прибыла! – весело прогнусил он, скрипучим металлическим голосом, - прошу, проходите! Хозяин давно ждёт вас.
Парни зашли. Железная дверь с шумом захлопнулась за их спиной. Они оказались в мрачной прихожей, которую освещали канделябры. На второй этаж уходила ступенчатая лестница. По правую сторону была видна гостиная, там убирались две девушки с бледными, печальными лицами. По левую сторону, куда повёл гостей дворецкий, находился широкий зал, с высокими стенами, широким потолком. Над головой висела гигантская люстра. В большие окна была видна безжизненная долина в лучах полнолуния. В центре стоял стол, на нём были аккуратно разложены рукописи, чернильница с гусиным пером и догорающая свеча. На стенах висела картина – портрет молодой женщины в голубом платье и золотой брошкой в волосах. Милая улыбка кривила её тонкие губы, карие глаза пылали пылкой страстью. Застывший образ красавицы молчаливой задумчивостью глядел на живой мир. Далее по левую сторону следовали два кресла в углу комнаты, софа, широкий диван, напротив камин, в котором горел огонь. По правую сторону – комод, столик и полка с книгами. Каменный пол был укрыт узорчатым ковром.
На диване спиной к парням, лицом к камину сидел мужчина.
- Оставь нас Авран, - обратился он к карлику, небрежно махнув рукой.
Мерзкий карлик, щуря свой левый маленький глаз, кланяясь, ушёл.
Мужчина встал с дивана и обернулся к парням и каждый узнал в Хозяине – Велимира Вагнера. Он был в тапочках и в домашнем халате. Вагнер улыбнулся загадочно, поздоровался и, указав на кресла, предложил сесть. Парни ответили на Его приветствие и сели на диван. Вагнер растянулся на софе и сказал сухо:
- Грядёт время обратить гордыню и тщеславие в пепел. Наступит вечный покой. Скоро Судный день. Казнь настигнет каждого, кто не отмечен Отцом…
- Даже верующих христиан, мусульман? – робко спросил Морган.
- Всех. Человек возгордился. Веруя в бога, он проклинает Его в глубине души за великую справедливость. Но я всё исправлю. Через пять месяцев после Кары наступит Новая Эра Земного существования. Все будут равны ни богатых, ни бедных. Не будет слёз обид, страданий. Новый мир будет жить в дружбе и согласии. И будет единая Власть для всех. Власть Дьявола.
Наступило молчание. Морган и Илларион выслушали Его и всё поняли. Терентий не пропустил мимо ушей не единого слова Вагнера. Колени его задрожали, парень весь похолодел и побледнел, с ужасом он проглотил это холодное блюдо жестокой правды его истиной вампирской жизни.
- О, боже, зачем ты дал мне слух? Чтобы слушать этот смертный приговор, - дрожащими губами проговорил Терентий, схватив себя за голову, - я не желаю уничтожать мир на Земле, нет злых людей! Нет, слышите вы!
- Терентий, мальчик мой, я не слишком сильно испугал тебя, тогда в ресторане? – ни к селу, ни к городу сказал Вагнер.
- Будь ты проклят Сатана! Зачем ты обратил меня в вампира?! Зачем подсел ко мне? Я звал тебя что ли? – тявкал Терентий, словно моська на слона.
- Ты мой слуга, я избрал тебя, иначе бы совсем свёл в могилу несчастную Татьяну, - сурово ответил Вагнер.
- Илларион, Морган, что всё это значит? Я ничего не понимаю, - не унимался Терентий.
Друзья искоса поглядывали друг на друга. Вагнер сидел неподвижно на софе, словно статуя. Глаза его замерли на перепуганном до смерти парне. Он отвечал и на бледном неподвижном лице, шевелились только губы:
- Я не желаю уничтожать Жизнь на Земле. Я лишь хочу внести изменения в мировую систему бытия. Жизнь Земная – зловонная яма, где каждый погряз в гордыни, в лютой ненависти друг другу. Эту яму нужно засыпать любовью и вечным покоем. Я пришёл из Страны Вечного Полнолуния, чтобы на руинах смерти создать новую жизнь. Бытие Дьявола.
Терентий с содроганием в сердце выслушал Вагнера, но ответ не успокоил метущуюся душу изгоя. Терентий был напряжён.
- А как же Господь Бог, Вагнер?
- Не произноси Его имя в моём присутствии, глупец! – прогремел Вагнер в гневе.
- Разве Бог сам не в силах изменить жизненную программу? ведь этот порядок жизни человеческой длиться уже тысячелетия.
- Если бы Бог желал исправить Жизнь, всё у вас смертных было бы по-иному. Вы Солдаты Правосудия, Вы с Аваддоном поведёте Саранчу карать человечество. Апокалипсис уже близок.
- Но Иоанн Богослов умалчивает о Солдатах Правосудия в Откровении - робко пробубнил Морган.
- Я уже давно внёс изменения в вашу Библию, это Моё предначертание, ибо Я Судьба, а не Бог. Это будет Мой Мир, Мой законы, все будут равны, я ни в чём не откажу тебе человече, сын мой.
Это известие окончательно убило несчастного Терентия. Не веря тому, что он стал участником казни над миром людей, Терентий в полном отчаянии закрыл лицо руками. Бледное лицо сменилось маской страха. Всё внутри горело огнём обиды, гнева и разочарований.
- Вы знали об этом? Признавайтесь! – обратился он к Иллариону и Моргану.
- Да мы знали и уже давно, - ответил Илларион, - поэтому Морган и пошёл в Октябрьский за тобой.
- Предатели, - огрызнулся Терентий.
- Извини, но зная твоё отношение вечности, мы решили скрыть от тебя истинную правду, - сказал Илларион, - у тебя особая миссия, и ты, и я, и Морган должны выполнить её…
- Да конечно, залить красочный мир чёрной краской. Я ненавижу вас Вагнер, и буду ненавидеть.
Вагнер не ответил.
- Я сбегу из замка.
- Но куда ты пойдёшь? – спросил Морган.
- Подальше от вас губители людской жизни, пособники Сатаны.
- Никуда ты не уйдешь, - грозно сказал Вагнер, - ты теперь обречён на вечную жизнь в замке. Это твой крест, который ты никогда не сбросишь с плеч.
Терентий поник головой.
- Я устрою праздничный ужин, в честь вашего прибытия, - сменил тему Вагнер, - будут приглашены самые известные люди светского общества со всего мира. Люди, которым я когда-то помог. Но эти лжецы позабыли, с кем связались, - гневно вскричал Вагнер, но потом присмирел, - всем этим лично займусь я сам. Вы трое располагайтесь в замке, привыкайте к своему дому. И ждите моего возвращения.
Илларион молча кивнул. Морган был печален. Терентий тихо слушал дьявольскую речь. Вагнер поднялся с софы и вышел из гостиной. Его сменил мерзкий карлик.
- Не желает ли свита Хозяина отдохнуть с дороги? – прогнусил он.
- Желаем, - ответил Илларион.
Авран позвал двух служанок и отдал им задания, приготовить ужин, чистую одежду и бельё и ванны. Девушки ушли…
После горячей ванны, парикмахер постриг и побрил парней, а костюмер переодел Иллариона и Терентия в мрачные и строгие чёрные фрачные костюмы, а Моргана в монашеские рясы, так настоял сам монах. Затем поели и выпили. После ужина Авран предложил парням сон в мрачных комнатах дворца…
                                                                                                      Глава двенадцатая
                                                                                                      Незваный друг.
Загородное утро было великолепным; тишина, песни соловья, журчание речки. О, это так успокаивает душу! Евгений Петрович Ромов сидел на беседке под тенью извилистого тополя, курил сигару, пил вино и просто наслаждался летним утром. За спиной Ромова возвышался красивый, двухэтажный кирпичный дом с верандой и мансардой. Клумбы с цветами украшали двор. Нежные запахи цветов будоражили разум, не хуже вина.
Но мирный покой Ромова неожиданно нарушил мрачный, бледный всадник на чёрном коне. Таинственный незнакомец появился столь внезапно, что Ромов был очень возмущён, тому, что ему мешают отдыхать. Всадник привязал коня и, опираясь на трость, гордой походкой подошёл к беседке. Холодно взглянув на хозяина, незнакомец сел рядом. Ромов побледнел. В его глазах стояло не то изумление, не то неистовый страх, не то полный ужас. Блаженное наслаждение спало с лица, словно смыло водой. Губы его дрожали. Лоб покрылся холодной испариной.
- Ты…ты,… но зачем ты здесь?
- Здравствуй Евгений, - поздоровался всадник.
- Желаю здравствовать Вагнер, - робко ответил в холодном поту Ромов.
- Ну, как поживаешь, Евгений, расскажи своему старому другу.
- Друзьями мы никогда не были, Вагнер, - проворчал Ромов.
- Когда ты вступил в сделку со Мной, ты стал моим верным слугой и близким товарищем, - сурово отвечал Вагнер.
- Твоё появление Вагнер, столь неожиданно, я признаться даже и не ожидал, - пробубнил Ромов.
- Соскучился без тебя, - усмехнулся Вагнер, - только ты, наверное, не очень-то скучал, а? Деньги, женщины, коньяк. Живёшь в своё удовольствие, не задумываясь о бедах других. Вы жадная, проклятая сволочь никогда не сможете понять голодного. Ты погляди-ка, какое брюхо отрастил к сорока годам.
- Я участвовал в благотворительности, Вагнер, - пытался оправдаться совершенно ошеломленный Ромов.
- Благотворительности? – усмехнулся Вагнер, - твой гроши, что ты вложил в фонд помощи борьбы со СПИДом, хватило бы разве купить дырявый свитер в Секонд Хенде.
Ромов виновато опустил голову.
- Я хотел как лучше.
- Я дал тебе власть и деньги, что ты по праву не заслужил, в надежде, что ты поможешь ближнему своему, но ты меня разочаровал.
Ромов молча курил сигару. Раздавленный правдой, он ничего не мог ответить, ибо Он был прав.
Вагнер оглядел двор.
- Евгений, я пришёл, чтобы пригласить тебя на праздничный ужин, в честь моей свиты, приходи вместе с женой.
- Ужин? Ужин с Тобой? – удивился Ромов
- Не волнуйся за тобой придёт карета. И доставит в мой замок…
- Карета? прямо как в сказке, да? – рассмеялся Евгений.
Вагнер мрачно поглядел на него. Он перестал смеяться. Мороз пробежал по коже, он хотел, было, перекрестится, но, ясно понимая, кто сидит перед ним, Ромов отказался от этого. Неслышными шагами убежала душа и растворилась в адском пламени, в глазах Сатаны.
- У меня к тебе просьба, Евгений, - обратился Вагнер к олигарху.
- Всё что пожелаешь, Вагнер, - покорно промурлыкал Ромов.
Вагнер достал из внутреннего кармана пиджака пачку конвертов и, подав их Евгению, обратился к нему:
- Здесь письменные приглашения, позаботься о том, чтобы они дошли до адресата.
- Всё будет исполнено, Вагнер.
Неожиданно из ближайшей яблони к мужчинам вышла босая молоденькая блондинка в купальнике и распахнутом халатике.
- Так и знала, что ты здесь, котёночек, - ласково защебетала она сев между мужчинами, - а вы кто?
- Велимир Вагнер, - представился Он, отвесив поклон.
- Елена, - представилась блондинка и кокетливо протянула руку к самому лицу Вагнера.
Он галантно поцеловал даме руку. Бледные губы обожгли горячую ладонь дуновением холода. Елена вздрогнула. Нечто колдовское, нечеловеческое было в чёрных, будто мёртвых глазах незваного гостя, которые как ей показалось, дышали смертью. Могильный холод охватил девушку. Ей вдруг стало страшно.
- Что-то я вас никогда не встречала Вагнер, - засомневалась Лена, подозрительно глядя то на мужчину, то на бледного мужа.
- Мы с Женей общаемся редко, не дружим домами, но духовная связь меж нами крепчайшая, - отвечал Вагнер, - не так ли Ромов?
- Да.
- И как же вы познакомились? – полюбопытствовала Лена.
- Это длинная история, - ответил Вагнер.
- А я никуда не спешу.
- Послушай Лена, тебе не обязательно это знать, - недовольно буркнул Ромов, искоса поглядывая на Вагнера.
- Почему котёночек? – не поняла Лена.
Ромов заметно нервничал.
- Ах, женщины! отчего вы так любопытны? – усмехнулся Вагнер, - это тайна Елена.
- Ну, хорошо не хотите говорить не надо, держите в секрете, - махнула рукой она, - позавтракаете с нами, Велимир?
- Благодарю, но я спешу.
Он попрощался с хозяевами, сел на коня и ускакал прочь. И тайна, словно тень, потянулась вслед за ним.
- Не по нраву мне пришёлся твой друг интурист, - выразила впечатления Лена.
- Он всем не нравиться, - ответил Ромов, - но когда Господь не в силах помочь, и надеяться больше не на что, приходит Он, таинственный незнакомец Велимир Вагнер. Он готов выполнить любую твою просьбу. Он искушает богатством, безграничной властью. Но расплата за это велика, взамен он просит самое ценное, что есть у человека, его душу. Соблазн – скверная вещь в жизни.
- Кто же он? Ангел что ли?
Ромов задумался, взглянул на жену и произнёс в ответ одно лишь слово, которое повергло её в ужас.
- Он Дьявол…

                                                                                                     Глава тринадцатая
                                                                                                       Ужин с Сатаной.
Праздничный ужин приближался. Жизнь кипела в замке как в муравейнике. Слуги под предводительством Аврана готовились к ужину. В большой столовой был накрыт «П» образный стол на сотню персон. Комнаты были убраны.
Илларион и Терентий были одеты в серые костюмы, белые воротнички, лакированные туфли. Морган переоделся в чёрный костюм в белую рубаху и туфли под цвет брюк. Вагнер был одет в чёрный фрачный костюм, в перчатках, сапогах на шпорах. Иссиня- чёрные волосы были зачёсаны назад. Бледное, каменное лицо и чёрные глаза были неподвижны. Опираясь на трость с золотым набалдашником в виде совы, окутанный в плащ, он стоял в окружении своей свиты, у ворот замка, в ожидании гостей. Небо почернело, грохотал гром, молнии рвали небо на куски. Ветер трепал одежды вампиров и Сатаны…
В ночных красках каменистой долины, появилась цепочка карет, которая неслась в грохочущих небесах, озаряемая бледными вспышками молнии. Гости спешили на праздничный ужин к Сатане. Глядя с высоты на долину, сердца их вздрагивали от невообразимого ужаса, и глаза их изумления были полны. И желали бледные дрожащие губы прочесть молитву, но немое молчание, сковало их рты. В висках стучала тупая боль. Предчувствие чего-то страшного не покидало гостей, и не унять эту дрожь, не задушить этот страх.
Дьявольский эскорт медленно опустился у ворот замка. Ромов с женой и другие гости вышли из карет и непонимающие глядели на замок, Вагнера и его свиту. Молния сверкнула и на миг осветила мёртвые лица демонов и мрачный замок, который одним своим видом наводил ужас. В последний момент, в голове многих пронеслась мысль, что было бы лучшим отказаться от приглашения. Но было уже поздно, и гости отдались воле Дьявола. Он улыбнулся белозубой улыбкой и, указав на замок, сказал:
- Добро пожаловать дамы и господа!
Гости по плетёному мосту последовали в замок, один за другим, всего как Морган насчитал, более сотни человек. Дамы были в золоте, жемчугах, в дорогих платьях. Мужчины были в смокингах, фраках, с сигарой в зубах. Люди с любопытством разглядывали загадочный замок, пропасть, небеса. Таинственный ужин будоражил умы гостей. Он привлекал и увлекал всё глубже и глубже в бездну неизвестности. Играл оркестр. По глухим коридорам, по тишине замка, ручьём текла живая готическая дьявольская симфония. Волна праздничного настроения нахлынула на сердца гостей. И на миг они забыли у кого в гостях. Царил живой дух праздничного настроения. Шторы на окнах были задёрнуты.
- Прошу, дамы и господа, не стесняйтесь, будьте как дома, - ласково мурлыкал Вагнер, - эта волшебная ночь в Коломандро должна стать лучшей в жизни каждого из вас, как будто она самая последняя. Оркестр играй веселее!
Под чарующие звуки симфонии начался праздничный ужин. Тут уж Вагнер не поскупился, блюда всех народов мира, украшали длинный стол. И каждый был доволен чудесным и дорогим угощением от самого Дьявола. Но что это? за окном внезапно послышался странный, неприятный для слуха шорох, напоминающий собой, шум хлопающих крыльев и скрежет ногтей по стеклу. Гости в удивлении переглядывались друг с другом и во власти страха смутно представляли, что нечто страшное должно произойти сегодня в стенах замка. Жуткое урчание, скрип когтей по голому стеклу, не утихали ни на минуту. Некто незваный рвался на праздник…
Праздничная ночь приближалась к своему эпохальному завершению. Гости захмелели от вина и были сыты от дорогого угощения. Вагнер поднялся на ноги неожиданно, и, хлопнув в ладоши, попросил тишины. Музыканты, которые уже изрядно переутомились, готовы были расцеловать Вагнера. Он всех сурово оглядел и обратился к гостям:
- Дорогие дамы и господа! Вам всем известно кто Я, ибо каждому из вас, я когда-то имел честь помочь. Искушённые богатством и безграничной властью, вы продали душу Дьяволу, став Его верными рабами. Вы все марионетки в лапах безликого Адского Духа живущего на Земле тысячелетия…
Счастливые хмельные лица гостей изменились гримасой ужаса, глаза наполнились страхом. Кто-то самый смелый хотел, было возразить Вагнеру. Но, едва взглянув на Его суровый вид, он решил, что будет лучшим не перечить Ему. Гости притихли и молча слушали речь Дьявола.
- И вот ведь какая странная особенность у вас люди, - сказал Вагнер, - нет в ваших сердцах чувства благодарности. Ни разу вы, купаясь в лучах славы и богатства, не возблагодарили ни Бога, ни Меня, за всё то, что вы имеете, которое вовсе не заслуживаете. Я наградил вас Властью, в надежде, что вы поможете ближнему своему, но вы Меня разочаровали. Ужин – подведение итогов вашей безбедной жизни, ибо каждый получит своё наказание, сообразно с грехами своими.
Люди в недоумении переглянулись друг с другом. Жестокая правда вонзилась в умы лжецов и богатеев. Яд правдивых речей Дьявола отравлял душу и медленно червем обиды и горькой правды заползал в сердца гордых лгунов. Никто не ожидал такого неожиданного поворота событий. Трепеща трусливыми сердцами, гости ожидали самого худшего от Вагнера.
- Я даю вам, ничтожные черви, минуту на оправдание, - сказал Он, - ну я вас слушаю.
Люди онемели от страха. В их глазах царил ужас, словно у затравленного зверька. И все понимали им не устоять перед Его могуществом. Молчание замерло на губах.
- Время истекло грешники, - сказал Вагнер, - да, свершиться казнь моя!
Он взмахнул руками и в тоже мгновение окна распахнулись, и ночь впустила в замок страшных порождений ада. Свита вздрогнула. Люди ужаснулись и словно околдованные, ледяными статуями замерли на стульях, не в силах пошевелиться. Страх сжал в своём кулаке их сердца. Вот он, этот странный подозрительный шум за окном, скрежет ногтей по стеклу, уже с самого начала праздника, дети тьмы рвались к холодному кровавому блюду. Эта была жестокая, но справедливая казнь дьявола за неверие в силу Господню, за гордыню и возвышенность над Небесами.
Внезапно по стенам поползли языки пламени, расступились огненные врата. Потянуло жаром. Запахло серой.
- Теперь вы навеки отправитесь в Иные миры, где познаете всю боль обиженных вами людьми. Прощайте!
Омерзительны существа, пугая гостей, кружили над праздничным столом. Грешная душа безбожников и лгунов, так манила к себе, словно муху к варению. Покружив над головой ещё с минуту, чудовища водопадом смерти обрушились на головы несчастных гостей. И схватив, потащили их в огонь. Вагнер расхохотался. Он предвкушал свою Власть над миром. Он знал, что эти минуты все мировые новости говорят, что ночью одновременно при невыясненных обстоятельствах скончалась сотня людей, в разных уголках земного шара. Очень богатые люди. Марионетки Дьявола.
Слуги и музыканты с немым равнодушием смотрели на казнь. Терентий мгновенно протрезвел и в ужасе забился в угол. Морган и Илларион в паническом страхе глядели на окружающий хаос. Но ни один бес не тронул ни музыкантов, ни слуг, ни свиту Сатаны. Их жертвами были только гости Вагнера, которых он пригласил не на праздничный ужин, а на казнь. О, слишком поздно это поняли гости Вагнера! Слишком поздно!
Чудовища словно песок, осыпающийся в песочных часах, один за другим сгинули прочь в гиене Огненной. Окна закрылись. Вагнер сурово оглядел Зал.
Илларион помог подняться на ноги Терентию. Он усадил его на стул. Парень бледный от пережитого страха налил бокал вина и залпом выпил. Илларион перевёл взгляд на Вагнера.
- Кто же следующий? А? Мы? – спросил он, Его.
- Нет, - сухо отвечал Он, - человечество.
- Никогда, проклятый Сатана, - прорычал Терентий, - лучше убей меня, слышишь! Иначе, умрёшь Ты!
- Я бессмертен, дорогой мой Терентий, - усмехнулся Вагнер, - ты хочешь остановить саму Судьбу…
- Тебя проклятый, - с ненавистью сказал Терентий, исподлобья глядя на Вагнера, - ненавижу Тебя, ненавижу. За что их?
- Они заслужили свою Кару, - ответил Вагнер.
- Что же дальше, - поинтересовался Морган, спокойно.
- Ждать Солнечного затмения, чтобы убить Свет. Лишь когда наступит Вечная Ночь, Аваддон обретёт свободу.
- Свободу жаждем мы, - крикнул в сердцах Терентий, - отпусти нас, отпусти!
- Вы Солдаты Правосудия, - сурово сказал Вагнер, - Коломандро ваш дом! Кровь ваша Жизнь.
Терентий поник головой и мрачный ушёл из Зала. Илларион в немой печали опустился на стул, не такой представлял он себе Вечность. С трудом, сдерживая слёзы обиды и разочарования, он молча глядел в пол. Жизнь умерла и для несчастного монаха. Всё вмиг обернулось для него черной краской. Ах, если бы можно было бы вернуть прожитые годы, и всё начать сначала! Ничего бы не было, если бы не случайная встреча Иллариона и Велимира Вагнера. Но кто же знает, что крутиться в голове незнакомого человека! Никто кроме него самого.
Вагнер покинул Зал, оставив парней наедине со своими думами. И каждый думал лишь об одном, об освобождении духа из лап Дьявола. Но в своей печали они порой забывали об истине – ничто не вечно. И конец был уже близок…
                                                                                                                  Глава четырнадцатая
                                                                                                                          Терентий жениться.
В Коломандро стояло вечное полнолуние. Мрачное черное беззвёздное небо. Ни дуновение ветра, ни единого звука, абсолютная тишина, которая доводила с непривычки до исступления. Жуткая жизнь была в замке. Слуги разговаривали мало, словно призраки они бесшумно ходили по замку; готовили обед, стирали, убирали в комнатах, добывали кровь для вампиров, а потом кухарка готовила обед, домашнюю кухню с добавлением крови. Вампиры быстро привыкли к такому рациону, особенно добрый Морган и меланхолик Терентий, который умирал от тоски. Словно призрак он бродил по замку, по долине, ибо всё ему отныне было глубоко безразлично. Всё чаще и чаще Морган и Илларион видели Терентия в нетрезвом виде, ибо для него это был единственный путь забыться и уйти в себя. Лекарством от тоски стал винный погребок Вагнера, откуда Терентий не выбирался «неделями». Здесь он проводил вечера в тишине наедине с самим собой и своей печалью. И утирая слезу, он тихо плакал, предаваясь ностальгии. Вспоминал Таню, Дашу, родителей и театр, по которому он уже успел соскучиться. И так жаждала душа освобождения, нажать на курок пистолета и положить конец страданиям. Ах, выплеснуть всё наружу, как опрокинуть стакан с водой и то не поможет. Как избавится от оков вечного греха, тому, кому не дано умереть, никогда? Иллариону иногда становилось жалко друга, но и он ничего не мог поделать. Простой ритуал, мечта безумца, для всех троих стал путёвкой в Ад и душа, сгорая в дьявольском костре, обратилась в прах. «Ничто не поможет нам», - часто говорил Терентий. Со своей судьбой смирился и Илларион и Морган, но не мог смириться Терентий. В его скорбной жизни была одна единственная мечта – смерть…
Подобные страдания переживал и Морган, волей дьявола оказавшийся в Царстве Теней. Но скрывал свою боль душевную под маской равнодушия. Зачастую он проводил вечера в библиотеке Вагнера, где были собраны все мировые произведения, более 20000 авторов. Это был настоящий Рай в Аду для Моргана. Он часто оставался здесь один и читал книги. И никто не мешал ему. Это было святое место для грешного монаха.
Илларион понемногу привыкал к вечности, он не искал утешения в алкоголе и в библиотеке за книгами. Он больше страдал от безделья. И чтобы «день» не прошёл впустую, часто заигрывал с симпатичными служанками, вёл задушевные беседы с Авраном на балконе замка.

Как-то Морган вышел в сад, погулять, где застал Терентия с бутылкой вина в руках. Он сидел в тени большого дерева, пил и отчужденными глазами глядел на Моргана. Монах сел рядом. Терентий оброс, одичал. Моргану стало жалко его. Он хотел поговорить, но никак не мог начать разговор. Терентий словно почувствовал его стеснение. Он предложил вино монаху. Морган вежливо отказал и тихо сказал:
- Что хорошего я видел за последние годы? мучения и вечные страдания. Среди живых один закон – зло и ненависть. Мир, залитый кровью бессмысленных войн. Вечная жизнь? Хм…ничто не вечно в этом мире. А пока не пришла смерть, я буду наслаждаться покоем, ибо здесь нет Зла, здесь Добро. Как ни странно, но это правда. Я не хочу возвращаться туда, ибо там Зло…
- А я выпью, - грустно сказал парень и сделал глоток из горлышка, - да Морган, - он оглядел сад, - он овладел нашими душами. Мы невольно стали игрушкой в руках Дьявола. Ну, скажи, зачем ему Солдаты Правосудия? Раз Он такой уж всемогущий, то тогда почему не может взять и изменить Жизнь Земную?
Морган помолчал, подумал и тихо ответил:
- Изменить мир может, только тот, кто его создал, Бог. А Дьявол служит Богу, наперекор себе.
- Ты знаешь Морган, всё это так странно. Я верил в Бога, но отрицал существование дьявола. А Он оказывается, существует. И как я сразу не догадался, тогда в «Магнолии», что предо мною Дух Зла. Я одного не могу понять, он против человечества или за? Покарать людей, изменить мир. Вот и дожили до Апокалипсиса, а Морган.
- Тысячи вопросов возникают у меня, глядя на Вагнера, а ответ скрыт в нём самом. Он пришёл оттуда (указал на небо). Я не берусь судить, может Он и не Дьявол, а Падший Ангел или Посланник Господа, который умело, маскируется под Сатану. Но давай говорить откровенно, этот мир не изменит не Бог, и не Дьявол. Нашу жизнь изменит только сам человек, коли, сам этого захочет. Но хотим ли мы этого?
- Человек странное создание, наш мир рухнул как карточный домик…
- Нет, Терентий, я не верю, что он изменит мир. Не верю! Не верю!
Они ещё долго разговаривали. И это была не просто дружеская беседа, а крик души, ибо много накопилось у парней за последние месяцы, и они выплеснули все свои переживания наружу. И стало легче на душе, спокойно на сердце. Ночь прошла в объятиях сладких, чарующих снов.
Вагнер после долгих раздумий, разрешил парням покидать Коломандро и уходить в мир живых. Но этим не пользовался ни Илларион, ни Морган, ибо понимали, что от Него всё равно никуда не убежишь, ибо Его Глаз следит повсюду. Он чтит мысль и чувствует каждый трепет души твоей. Он Всесилен!..
Прогулки в мир живых совершали Терентий и Авран, он добывал кровь животных для вампиров. Бывали «дни», когда сердце Терентия мучила ностальгия, тогда он облачался в чёрные одежды, садился на коня и улетал. Он долго летал в небесах, наблюдая сверху за жизнью Землян, которые напоминали собой, муравьёв в муравейнике. Часто он украдкой наблюдал и за Татьяной. Он узнал, что она вышла замуж, и родила двоих детей. Терентий, закрывая глаза, еле сдерживая слезу, тихо шептал:
- Прости меня Танюша, прости! Будь самой счастливой Танюшка.
Но не слышала и не видела его Татьяна. И вдруг однажды…
- Терентий, - окликнула его жена.
Он, держа коня за ремни, вышел из укрытия к жене. Татьяна долго смотрела на мужа, зачарованная, словно перед нею стоял Христос. О возвращении Терентия, она никогда не думала и не ожидала его. Они молчали, хотя душа рвалась к общению, ведь прошло пять лет, с того дня, когда он ушёл. С детским простодушием она, глядя на мраморно-бледное лицо мужа, его чёрные одежды и чёрного коня, тихо спросила:
- Ты призрак?
- Можно назвать и так, - ответил Терентий, - ибо я давно мёртв, а дух мой во власти Дьявола.
- Ты оттуда? – указала она на небеса.
- Да.
- Я вышла замуж, Терентий.
- Желаю счастья, Татьяна! И прости меня за всё! Ты знаешь Танюша, Там я всё понял и осознал, ах как бы мне всё хотелось вернуть назад. Но ничего уже не вернёшь. Ничего.
Татьяна обняла его и поцеловала в щёку и прошептала ласково:
- Я за всё прощаю тебя Терентий.
Он сел на коня и подарив жене ласковый взгляд, полный трагизма, натянул поводья и конь взмыл в небо. Мрачный вернулся он в Коломандро, где его встречало привычное однообразие.
- Ну, как прогулка? – спрашивал Вагнер, - видел Татьяну? Что нового в мире живых.
Но Терентий не отвечая, уходил в сад и долго сидел там, в плену своих печальных дум. Вагнер хитро улыбался и тихо говорил:
- Пора Терентий, пора! Время пришло.
Да время пришло, ибо однажды с прогулки Терентий вернулся не один. Его сопровождала невысокая, кареглазая, рыжая девушка двадцати лет. Она была одета в простое летнее платье, волосы её рыжими кудрями ложились на узкие плечи. Девушка, которая впервые оказалась в замке, разглядывала здание, как волшебное сказочное сооружение, а тёмное беззвездное небо с вечной луной, как предзнаменование чего-то ужасного. Она ещё не подозревала, в каком жутком и смрадном месте она оказалась. Рай для Дьявола, так представился ей новый, непознанный мир Сатаны. Терентий ничего не скрыл от неё, и она знала, куда уносит её возлюбленный. Но ей, как выяснилось позднее, было всё равно где жить, ибо была сирота.
- Это станет нашим домом навсегда! – говорил Терентий, провожая девушку в гостиную.
Как и ожидал, он нашёл Вагнера здесь. Он как обычно сидел напротив камина погружённый в глубокие думы. Он казалось, даже не заметил, что в гостиную вошли.
- Вагнер, - робко окликнул он его.
Он вздрогнул, поднялся с дивана и обернулся. Его серьёзный и строгий взгляд замер на девушке, которая от смущения не знала куда деться.
- Кто она?
- Лена, - представил Терентий, свою подругу.
- Здравствуй Лена, меня зовут Велимир Вагнер.
Он галантно поцеловал девушке руку и оглядел её с ног до головы. Не заметив на шее, двух алых ранок, Он догадался, что она смертна.
- Очень приятно, Вагнер, - робко ответила Лена.
Вагнер пронзительно взглянул на Лену и спросил строго:
- Надеюсь, ты знаешь, кто Я, и где ты находишься?
- Да, - отвечала Лена и дико конфузясь, прижалась к Терентию.
- Зачем ты привёл её сюда, ради плотских утех? Или ради любви к ней?
- Люблю я Лену, Вагнер, - ответил парень, - с этого дня, она будет жить вместе с нами в Коломандро. Мы поженимся, Лена родит детей, и мы будем жить одной большой семьёй. Прошу Вагнер, не гони Лену, она моя последняя надежда, чтобы забыть, у кого в гостях я нахожусь.
Вагнер внимательно выслушал парня. Он был рад за него, ибо впервые видел радость в глазах вечно печального Терентия. «Она поможет забыть Земные грехи бывшего супружества», - решил Вагнер, не спуская серьёзного взгляда с робкой девицы. Она показалась Ему порядочной девушкой, достойной Терентия. Да и глядя на дикую робость Лены, разве можно было её обвинить в корысти. В чистую светлую любовь между ними Вагнер поверил сразу, ибо Он знал, что их души родственны. Бывает такое, согласитесь, знаком с человеком всего несколько минут, а чувствуешь, будто знаешь его уже много лет.
- Совет вам да любовь Терентий и Лена, - сказал Он, - ты можешь остаться в замке.
Терентий был удивлён, не ожидал он такого великодушия от Сатаны. Впервые он проникся к Нему доверием.
- Благодарю Вагнер!
Терентия протянул правую руку. Вагнер пожал руку и окликнул служанку, которая убиралась в гостиной:
- Элизабет,
- Да, Хозяин.
- Проводи Лену в одну из свободных комнат, приготовь ванну, чистую одежду, накормите и напоите гостью.
Элизабет кивнула и увела девушку из гостиной.
- Послушай Терентий, - обратился к нему Вагнер, когда они остались вдвоём, - не будем откладывать со свадьбой. Сыграем сегодня же.
- Но мне даже некого пригласить, - грустно сказал парень.
- А разве мы тебе не гости? – усмехнулся Вагнер, - ну будь веселее сын мой! Сегодня у нас праздник! Авран
В гостиную зашёл карлик и отвесил поклон.
- Звали Хозяин?
- Скажи, Маргарет, пусть приготовит лучшие блюда мира, Мила и Грета, пусть сервируют стол в столовой. Сегодня в Коломандро великое событие, Терентий жениться.
- О, прими мой поздравления Терентий, - прогнусил Авран.
Парень кивнул.
- И пригласи в Зал Моргана и Иллариона, - сказал Вагнер, карлику.
Авран, кланяясь, ушёл.
Вагнер и Терентий молчали. Вошёл Илларион, за ним следом Морган.
- Что за срочность Вагнер? – спросил Морган, который не любил, когда его отвлекают от чтения книг в библиотеке.
- Терентий, хочет вам сообщить хорошую новость, - сказал Вагнер.
- Друзья я женюсь, - весело воскликнул Терентий.
Морган и Илларион удивлённо переглянулись.
- Это шутка, Терентий? – спросил Илларион.
- Нет, я познакомился с красивой девушкой Леной, и я привёл её в замок. Она будет жить с нами.
- Что ж я рад за тебя, друг, - выразил впечатления Морган.
- Прими мои поздравления, друг, - поздравил Илларион, - где же она? Покажи.
- Елена скоро присоединиться к нам, - сказал Вагнер, - сегодня свадьба Терентия.
- Сегодня? – удивился монах.
- Да, – сухо ответил Вагнер.
В гостиную вошла Лена в сопровождении Элизабет. Молодая сиротка преобразилась в глазах Вагнера. Сейчас Он видел настоящую даму высшего общества. На Лене было белое роскошное платье с позолоченным узором. Откровенное декольте чуть приоткрывало её грудь. Пышные рыжие волосы огненным водопадом падали на её узкие плечи. В волосах сияла золотая брошка. Лена благоухала, словно нежная несорванная роза в Саду Смерти. В полной растерянности она разглядывала господское платье. Всё это для неё было новое и неизведанное. Даже в самых смелых мечтах она не смела, представить, что будет жить в замке. От всей души она поблагодарила Сатану, за платья и украшения.
- Проси все, что пожелаешь о, человече, мне не жалко ничего, - ответил Вагнер.
- Даша? – в полном изумлении произнёс Илларион, не сводя глаз с девушки.
- Знакомьтесь друзья моя невеста Елена, - обратился к друзьям Терентий, - а это Леночка, Илларион и Морган Фред Даркин.
- Очень приятно!
Илларион и Морган галантно поцеловали девушке руку, не заметив на шее алых ранок, они догадались, что она смертна. Вагнер вышел и вскоре вернулся. Он подарил Терентию картину. Неизвестный художник изобразил на фоне лесного ландшафта, утренний рассвет. Солнце замерло на холсте, озарив лес, поля, алым сиянием. Терентий был тронут до глубины души. Комок подвалил к горлу. Не в силах выразить слова благодарности от неожиданно нахлынувших чувств, Терентий грустно глядел на картину.
- Рассвет, - задумчиво произнёс он, - как я давно не наблюдал рассвет. Как ты угадал мою мечту Вагнер.
Он ничего не ответил. Невесте Он подарил ожерелье из жемчуга. Счастье водопадом обрушилось на бедную сиротку, которая сроду не носила таких украшений и нарядов. После скромной свадьбы и праздничного ужина, Вагнер отпустил молодожёнов в медовый месяц…
Лене жилось в замке хорошо и складно. Будучи госпожой, она никогда не задирала нос и часто помогала прислуге по хозяйству. Она привыкла к вечной ночи, хотя поначалу её пугала и тьма, и мрачные слуги, и мерзкий карлик Авран. Но человек привыкает ко всему. Вагнер был добр и вежлив, что было весьма удивительно для Лены, которая привыкла к басням о том, что Сатана злой и коварный. Терентий бросил пить и даже немного поправился, а когда у него родился сын Андрей, и дочь Лидия, он был воистину счастлив и готов был поделиться со своим счастьем со всем миром. Друзья были рады за него. Вампиризм как потом узнал Терентий, детям не перешёл от отца, чему он был весьма рад, ибо не желал детям Вечности в объятиях кровавого голода. Лена также была смертна, хотя не раз просила мужа о бессмертии, но Терентий был глух, к её словам. И Лена со временем успокоилась.

                                                                                                               Глава пятнадцатая
                                                                                                         Аваддон – Ангел Апокалипсиса.
Однажды Вагнер собрал Иллариона Моргана и Терентия на крыше замка. Он оглядел долину и сказал:
- Я пригласил вас друзья, чтобы сказать, что Время настало. Час Страшного Суда пробил. Скоро в ближайшем будущем Землю сотрясут войны, террор, беззаконие. Но Я не допущу этого, Я всё исправлю…
- Ап…п…покалипсис? – пробубнил Терентий, дрожащими губами.
- Великая казнь Дьявола, - зловеще отвечал Вагнер, - через пять месяцев наша миссия будет завершена. И наступит Эра Дьявола.
Парни обомлели, услышав неожиданную новость. Такого резкого поворота событий не ожидал никто. Илларион перевёл дух, Морган в ужасе глядел на Вагнера, рисуя в своём воображении чудовищный Апокалипсис. Терентий расхрабрился и крикнул:
- Нет – нет, я не хочу уничтожать мир. Я не желаю наслаждаться голой тьмой, она мне уже надоела.
- Моя и ваша миссия создать новое государство, новое поколение землян, после того как истечёт пять месяцев Казни, - отвечал Вагнер, - и мы эту задачу выполним. Понимаете, - продолжал Он, - мне трудно подобрать слова, чтобы объяснить вам ту иную жизнь, которую вы, называете Ад и Рай, ибо с вашим уровнем развития вам не понять ту невидимую потустороннюю силу Высшего Разума, что окружает вас. Человек всегда испытывал беспредельный страх перед мистическими тайнами Тёмного и Светлого Мира. Верьте и в Бога и в Дьявола, ибо повелители человеческих душ не дремлют. Важно только кто властен над вашей душой бес или ангел. Все люди грешны, все.
- Я всё понял, - перебил Илларион, Вагнера, - я, мечтая о бессмертии, шёл на поводу у Дьявола как верный пёс. Ты пришёл ко мне, чтобы подчинить своей Власти, ну, не правда ли? Ты ждал именно меня на АЗС, ведь мог уехать давно. И ты ехал в город за Морганом и Терентием.
- Я лишь рассказал тебе древнюю легенду о бессмертии духа человеческого, - иронично ответил Вагнер, - тебе не зачем винить меня. Я не принуждал тебя Илларион, совершать ритуал. Да, Небеса призвали душу деда Игнатия, но ведь ты тогда сам выбрал вечную жизнь. Ты сам вступил в сделку со Мной.
Илларион выслушал Вагнера и тихо произнёс, опустив голову:
- Да всё могло бы быть по-другому, если бы тогда я не взял вас в попутчики. Прожил бы жизнь и умер стариком в тёплой постели.
- И я не был бы сейчас здесь, - грустно сказал Морган.
Терентий угрюмо молчал.
- То, что предначертано Судьбой, не изменит никто! – сурово сказал Вагнер, - рано или поздно мы бы всё равно встретились. Это ваша Судьба. Вы Солдаты Правосудия!
- А кто же предначертал Судьбу? – выступил вперёд Морган, - кто?
- Я – Судьба! – грозно произнёс Вагнер, - вы моя свита, я…
Вагнер не договорил, ибо вдруг совершенно неожиданно, произошло невероятное. Над головой вспыхнул яркий свет, озарив замок. Луна словно взорвалась, испуская потоки света невероятной силы. Фонтаном начал струится яркий свет, рассыпаясь по полу крыши, сказочно переливаясь цветами радуги. Показались очертания и лики человекообразных существ. Когда Свет потух, все увидели в небе огромный трон, на котором восседал седовласый, седобородый старик-великан в белых одеждах с золотым венцом на голове. Его Трон окружали двадцать четыре престола, где сидели старцы в белых одеждах. По правую сторону Трона стоял молодой длинноволосый бородатый мужчина в рясе. По левую сторону от Трона стояло существо с семью глазами и семью рогами, похожее на козла – Агнец. Рядом с Троном сидели четыре зверя: лев, орёл, человек и телец. Старец-великан на Троне держал в руках книгу с семью печатями.
- О, нет! Только не Он, нет, нет, - в страхе произнёс Вагнер и попятился назад.
Илларион увидел ужас в Его глазах. Не в силах произнести и слова Он, словно загнанный зверёк, глядел на старца-великана.
Перед ними предстал Божественный Совет. Парни обомлели, увидев настоящего живого Сына Божьего, Господа, Агнца, всё то, что когда-то описывал в своём Откровении Иоанн Богослов воплотилось в реальность. Это было невероятно. Аж дух захватывало! Морган с замиранием сердца не сводил глаз с Него. Господь ласково оглядел парней. Терентий в шоке опустился на пол и перекрестился.
- Матерь Божья, я вижу Бога.
Господь перевёл взгляд на Вагнера и тут же изменился в лице. Велимир упал на одно колено перед Ним и отвесил поклон.
- Желаю здравствовать, Отец, - промурлыкал Вагнер.
- Ты всё же ослушался Отца и решил вершить Суд, - сказал Иисус, спокойным и суровым голосом.
- Но как Отец узнал? – не понял Вагнер, - да, Ты же всё видишь. Ты, что хочешь остановить меня? Отец, Ты не желаешь Суда? Но ведь и Ты, и Сатанаэль говорили, что человек возгордился, потерял Веру в Бога, в Дьявола и в Тебя Иисус. Я хочу исправить всё!
- Время Судного Дня ещё не пришло, - ответил Господь, - А ты Аваддон, ступай в 6-ю Сферу Ада, туда, где дом твой. И жди Судного дня.
- Сегодня Твоя победа, - вскричал в гневе Аваддон, - но знай Отец, Апокалипсис уже близок. И когда вострубит пятый Ангел, ничто и никто не остановит Меня. Новый Мир будет в моей Власти.
- Время решит Исход, Аваддон, - спокойно сказал Господь.
Вагнер отошёл в сторону и обратился в Ангела Апокалипсиса. Парни обомлели, увидев истинное лицо интуриста-антиквара. Перед ними предстало существо огромного роста, в железной черной броне, с суровым мрачным лицом, клыкастой пастью, и черными бездонными глазами, хвост как у скорпиона, за спиной крылья. Он взмахнул крыльями и улетел в пропасть.
Илларион, Морган и Терентий став свидетелями этой сцены, застыли в недоумении. В мрачную ночь накануне Судного Дня, им открылась тайная жизнь Вагнера, так тщательно скрываемая под маской Сатаны. Что это? Предательство. Игра с Дьяволом? Тщательно продуманный обман? Что? Это и решили выяснить парни. Переборов волнение, Морган робко обратился к Нему:
- Гос... Отец, прошу, объясни, что всё это значит? Вагнер не Дьявол? Тогда кто же он?
- Жулик из преисподней, - буркнул Терентий.
Господь, ласково оглядев парней, ответил тихо:
- Были времена, когда человек жил в согласии с Природой и Небом. Я любил своих детей, и человек отвечал взаимностью. В мире царила полная гармония; любовь, дружба, счастье. Казалось, ничто не могло нарушить эту гармонию. Но однажды, человек совершил грех – убийство. А потом люди распяли Иисуса, сына Моего. Так зародилось Мировое Зло.
- Лёд тронулся, начались бесконечные войны, убийства, - подхватил Морган, - люди оказались во власти гордыни, ненависти и зла.
- Да, сын мой Морган Фред Даркин, - кивнул головой Господь, - прошли уже тысячелетия, но человек не изменился, и даже отбыв наказание в Чистилище, его душа не очищается от чёрных мыслей. Возвращаясь на Землю, он продолжает грабить и убивать. Я смирился с веками, но Ангел Бездны, князь войны Аваддон пошёл против воли Моей, и решил сам покарать людей и на руинах Смерти создать государство Дьявола – отступника и клеветника. За отречение от Господа, ты стал чудовищем пьющее кровь живых, Илларион. И быть вам всем зверем вечно. Уже ничто не искупит ваших грехов.
Парни были в шоке. В мрачном забытье замерли они, обдумывая произошедшие события за последние годы. Встреча с Вагнером, Коломандро, гонец. Столько страшных тайн, открылось им сегодня. Истинная правда обжигала сердце обидой и разочарованием. Явление Божьего Совета и Его речь заставили поверить в то, что над нами есть Высшие Силы, которые контролируют жизнь во Вселенной.
- Что же дальше будет с нами? – спросил Илларион.
- В Коломандро на крыльях ночи мчится Смерть, - загадочно ответил Господь, - вымышленный замок Аваддона исчезнет навсегда.
- Что это всё значит? – не понял Терентий.
- Ибо знает Господь путь праведных, а путь нечестивых погибнет, - процитировал Псалтырь Морган.
Божий Совет вспыхнул ярким светом, и исчез навсегда.
Не успели, парни опомнится, как вдруг пол под ногами задрожал, как во время землетрясения.
- Лена, Андрей, Лидия, - вскрикнул Терентий и бросился бежать.
- Бежим Морган, - крикнул Илларион.
- Надо помочь Терентию, я не брошу его, - ответил монах.
- Конечно…
Лена, перепуганная до смерти, бегала по коридорам замка в поисках маленьких детей, которые играли в замке. Коридоры наполнились безумными людьми. Неожиданное землетрясение довела её до ужаса. Лену больше волновала жизнь детей, нежели своя. «Главное спасти Андрея и Лидию», - пылала в голове мысль, подобно величественному огню; эти думы пожирали сознание отчаяние матери. И вот, наконец, долгожданная встреча мужа и детей, состоялась. Они бросились друг другу в объятия, но случилась беда, после очередного толчка пол под их ногами обвалился, и счастливую семью завалило камнями.
Морган с Авраном и слугами бежал из гостиной к выходу, когда колона обвалилась и похоронила под камнями монаха, карлика и слуг. Илларион, обезумевший от всего, выскочил на улицу и обессиленный упал на траву. Неожиданно страшный грохот нарушил тишину Коломандро, замок рухнул, оставив под завалами Терентия и его семью, Моргана, Аврана и слуг. Пыль поднялась в воздух и накрыла сникшую фигуру Иллариона. Когда пыль рассеялась, он сидел на коленях, схватив себя за голову, и плечи его тряслись в горьком плаче. Губы его дрожали и, глотая скупую слезу, шептали:
- Морган, Терентий. Почему всё так вышло? Почему? ведь мы хотели простого счастья. Почему Жизнь так жестока к тем, кто не похож на других? Почему? Почему? Почему?
Полная Луна отбрасывала тени на мрачное, бледное лицо Иллариона. Весь луг у пропасти был завален трупами. Зелёная трава приняла алый кровавый оттенок. Илларион поднялся на ноги и оглядел руины смерти. Он был в крови, в дорожной пыли и в лохмотьях, все, что осталось от одежды. Для него стало большим потрясением потеря близких друзей, подруги и детей, которым было три и четыре года. Все, что было их жильём, теперь превратились в одни лишь камни и воспоминания. Ибо как прекрасен человек создающий красоту и гармонию, и как ужасен воин, разрушающий этот мир. Пусть даже это крохотный мир вампиров, несчастных изгоев, так не похожих на смертных.
Илларион печально глядел на развалины, не веря своим глазам. Средь руин бродил чёрный конь Аврана, Халиф. Конь, прихрамывая, подошёл к Иллариону и ткнул головой в спину парня, мол, пора уходить.
- Прощайте Морган и Терентий! – тихо произнёс Громов, сев на Халифа, - прощайте навсегда, друзья!  
Конь заржал и поскакал прочь от Коломандро. Дьявольский конь Ада взмыл над землей, и черное небо поглотило Иллариона Громова…
                                                                              Эпилог
Илларион вернулся в Росинку и женился на Наташе. Вместе они прожили два года, к сожаленью Наташа погибла в автокатастрофе. Илларион чудом выжил, ибо не мог умереть тот, кто вечен. Громов переехал в родной городок Октябрьский. Он снял комнату в старой части города, в частном доме. Хозяин обещал приходить в конце месяца за квартплатой. Его такое решение устроило. Вскоре он женился на красивой девушке Инне. Она работала в городе медсестрой. Она помогла и Иллариону с работой. Через год у них родился сын. Жили супруги тихо и мирно. Илларион был счастлив. С годами он позабыл о Аваддоне, но однажды ему пришлось вспомнить всё…
                                                           продолжение во второй части...



Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 53
Опубликовано: 05.10.2017 в 16:34
© Copyright: Марат Хабибуллин
Просмотреть профиль автора








1