"Миллионеры из трущоб"





Встретила меня худощавая женщина, обнимая себя руками, защищаясь от утреннего ветра. Она взглянула на меня устало и с легкой злобой, как смотрит сонный человек, только его растормошили за плечи.
- Вы звонили? - спросила она.
Я кивнул.
- Идемте, - она всем телом налегла на решетчатые ворота и те, скрипнув, отворились шире. - Только не шумите. Все спят.
Действительно, что еще делать порядочным людям в пять утра. Честно говоря, я тоже считаю себя порядочным человеком: вот, в воскресенье был на премьере в театре, вчера наконец-то окончил читать "Постороннего", вежлив со стариками, в кровати, прежде всего, думаю о партнерше, коллекционирую редкие книги, каждые два дня звоню родителям. Да, определенно - я порядочный человек.
Вчера я крепко напился. Кажется, мы отмечали чей-то приезд, или отъезд. Не помню. Событий всегда так много, что я считаю глупой затеей пытаться уследить за ними. Помнится мне, один человек однажды сказал, что признаки счастливого человека - это сбиться со счету событий. Я так не думаю. Не может человек пребывать в праздном состоянии достаточно долго. Человеку необходимо горе, чтобы собраться с мыслями, какая-то встряска, в конце концов: порезанный палец, мигрень, увольнение с работы, измена жены, авария. Человеку надо мыслить. А это удается только в часы глубочайшего разочарования, боли, обиды. Нужна концентрация.
- Не разувайся, - сказала женщина и глубоко зевнула, только мы вошли в квартиру. - Может, еще передумаешь.
И ее лицо после этих слов заметно подобрело, выражая приглушенное сострадание, скрываемое за легкой доброжелательной улыбкой.
Она провела меня в комнату с высокими потолками и пестрыми обоями, где пахло дешевым мылом и коврами, впитавшими с себя сигаретный дым. Три девушки моментально подскочили с дивана, и выстроились в ряд. Я смутился и старался не глядеть в глаза, оценивая их по фигуре. Вот, та, что с краю, ничего так, подумал я и начал поднимать взгляд выше, и наконец, увидел ее глаза. Она жевала жвачку, и насмешливо смотрела на меня, видимо, уже догадываясь о моем выборе. Я начинал трезветь.
- Она, - сказал я и указал кивком головы в ее сторону.
Женщина дала знак остальным, и девушки удалились, небрежно царапая каблуками паркет. Потом она шикнула, окликнув меня, и потерла двумя пальцами. Я вышел и вытряс последние деньги из кошелька.
Когда вернулся в комнату с высокими потолками, девушка курила у окна, скинув халат на кресло.
- Иди, искупайся, - сказала она, не оборачиваясь.
- Я чист, - ответил я.
- Прошу тебя, иди, искупайся. Так надо, не обижайся.
Я прошел в душевую. Разделся, аккуратно сложив вещи на полу, и осмотрел себя в зеркале. Я не переставал смотреть на себя, даже когда вода стекала по моему телу. Я просто включил воду, и переждал некоторое время, брезгуя прикоснуться к мылу. Странное чувство овладело мной в эти минуты, я вдруг ощутил себя арестантом, и перед тем, как зайти в камеру, меня обдают из шланга холодной водой, а потом непременно заглянут в зубы, заставят нагнуться и раздвинуть ягодицы. Выдадут грубое белье, похожее на мешковину и... вот, кажется, я начинаю думать. Маленький стресс, необходимый для возвращения в реальный мир. Добро пожаловать!
- Чего так долго? - спросила девица, потянувшись. - Будешь водки?
Я только вошел в комнату и все еще трясся от холода. Она смотрела на меня, как на диковинный экспонат, рассматривая мои взъерошенные волосы и голые ноги. Я стоял в трусах и держал джинсы в руках. Я вошел в камеру.
- Добрый день вашей хате, - сказал я.
- Чего? - протянула девица. - Какой еще хате? Давай прыгай ко мне! Ты еще и пьян в придачу. Посмотрим, сколько это займет времени!
За окном начало сереть. Ветер разгулялся не на шутку. Мы лежим в кровати и просто молчим. Вдруг она разворачивается ко мне и, подперев голову рукой, игриво интересуется:
- Думаешь, мне стыдно?
- Я ничего не думаю, - ответил я.
- Думаешь, думаешь, - настояла она. - Знаем мы таких, повидали, слава богу!
- Слушай, дай мне полежать пару минут и все! Просто две минуты спокойствия, хорошо?
Она хмыкнула.
- И тебе стыдно.
- Мне? - переспросил я. - Стыдно? Пожалуй, да. Мне стыдно, - повторил я.
Она накинула на себя простыню и подошла к окну.
- Выпей водки, тебя трясет, - сказала она, чиркая зажигалкой.
- Я не похмеляюсь.
- Очень зря.
Я посмотрел на часы. Еще двадцать минут. Четверть часа я могу делать с этой девушкой все что угодно, в пределах разумного, конечно. Могу съязвить, и спросить, как у нее дела и о чем ее мечты. Какие планы на будущее, и часто ли она звонит матери. А может женщина, которая меня встретила, и есть ее мать?
Боже, как мне вдруг захотелось ее унизить!
Я подскочил с кровати и начал в спешке одеваться.
- Совесть замучила, да? - она уже не спрашивает, а издевается.
- Не твое дело, потаскушка!
Она рассмеялась нервным смехом.
- Давай, беги!
***
- Эти туфли слишком дороги, - сказал как можно мягче я, чтобы она не расстроилась. - Давай еще посмотрим.
- Давай, - поддержала она меня. - Но они такие славные!
Мы ходили по магазинам и выбирали обувь для нее. Все что красиво, обязательно дорого, запредельно дорого. А остальной ширпотреб как всегда, пожалуйста, берите, почти даром. Впрочем, чему удивляться. Второй месяц подряд, я обещаю ей купить хорошую обувь. Приличную.
Она не так много требует от меня, чтобы ей отказывать в этом. Я немного отложил деньжат, сэкономил, два раза не пошел играть в бильярд, ношу прошлогодние кроссовки - все это для того, чтобы исполнить ее желание. А потом стряслось очередное событие, я полез в загашник...
Наконец, я вспоминаю, что меня попросили передать деньги начальству, которое вернется через три дня. Целых три дня! За такой срок империи рушились!
Я беру ее за руку и веду к тем туфелькам. Она еле поспевает за мной. Как всегда вовремя подоспевает к нам продавец.
- Я же сказал, что вернетесь! - говорит он торжественно. - Последняя коллекция!
- Берем! - гордо говорю я.
Она округляет глаза и уставляется на меня восхищенным и недоумевающим взглядом. Продавец, видимо, ликует.
- Эти? - выдавливает она и берет их в руки, как два куска бриллианта.
- Да!
Продавец бежит за коробкой.
Дома она была сама не своя. Суетилась, приказала мне не выходить из комнаты, готовила сюрприз. Обещала шикарный ужин, уточку там запечь, пирожное к чаю, возможно, свечи и все такое прочее. Мне это не нужно, а ей да - пусть радуется.
Она заходит в спальню в одном белье и манит меня пальцем. Я устал за день, всю ночь не спал. Кажется, мы кого-то встречали или провожали. Не помню.
- Мы так набегались! Марш в душ! - сказала она игриво.
- Господи, я чист.
Она нахмурилась.
- Это часть игры, - мурлычет она. - Бегом!
Она заводит меня в душ. И начинает обдавать горячей водой, потом холодной. Потом берет шампунь и мылит мне спину, приговаривая:
- Где же ты шлялся всю ночь? Опять провожали кого-то? Или встречали? Не стыдно?
- Мне? Стыдно? - переспросил я. - Да. Есть немного.





Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 03.10.2017 в 22:09
© Copyright: Виталий Семенов
Просмотреть профиль автора








1