Сценарий


– Вы называете нас Ангелами, но хохочете вослед, когда мы говорим вам о полете. Вы распинаете нас, когда мы пророками приходим в ваш мир только ради вас самих. Вы раз за разом забываете о Высшем мире, стоит вам только вновь облечься в доспех из плоти. Вы сделали нас детской сказкой и погрузились в ужасы вами же созданной взрослой действительности. Вы не помните ничего из взятых на себя перед рождением обязательств и идете не вам предназначенной стезей. Вы уничтожили наши учения своими религиями – и из них ушла последняя капля жизни, святости и подлинной доброты. Вы заменили душу технологиями, и ваша техника стала уничтожать вас самих. Вы забыли о том, что мира без мира в нем не существует. И под конец ваших наполненных суетой жизней вы мните, что принесли в этот страдающий мир что-то, обладающее качеством вечности, и поэтому должны быть награждены. Но это не вам решать.
– Амиго! – с этими словами одетый в строгое красное одеяние Куратор предстал перед своим Синим коллегой, продолжая парить в воздухе, отчего от него то и дело в стороны расходились воздушные волны, под действием которых многочисленные книги и записи в апартаментах его давнего знакомого шелестели своими страницами, иногда даже ненадолго взмывая в вверх. – Что это ты тут такое сегодня делаешь? – задал он вопрос своему другу, пристально глядя на то, как тот работал за своим письменным столом над каким-то светящимся манускриптом.
– Послание пишу одному пророку. Велели доставить до пункта назначения. Он потом его передаст другим. Вот только боюсь, что не поймут они ничего, как и в прошлый раз. Ты же знаешь, какие они.
– Ничего святого под личиной псевдо-святости! – рассмеялся Куратор в красном одеянии. – Вот, помню я, пару их столетий тому назад ты все через Лермонтова пытался им рассказать о том, что их ждет столетие спустя – и что вы думаете? Они и столетие после произошедших кровавых событий продолжают считать, что в том стихотворении речь шла вовсе не о революции. А ведь этот ведомый тобой поэт даже стихотворение свое соответственно назвал – “Предсказание”.
– Я всего лишь делаю свою работу, – с нотками грусти в голосе произнес Синий Куратор, откладывая в сторону серебряное перо. – Как они воспользуются ее результатами – это уже их личный выбор.
– И судьба, – добавил Красный Куратор.
– И судьба, – подтвердил Синий.
– Я тут к Книжникам слетал, кстати говоря, – переминаясь с крыло на крыло, смущенно ответил Красный. – По поводу вчерашней пары просил уточнений по их жизненному сценарию. Антон с Ольгой, помнишь? Мы все с тобой спорили на чару амброзии, кто из них первый разговор затеет, с которого все для них и начнется. Дак вот, – рассмеялся Красный, – уточнил я это, значит, сегодня у Книжников.
– И кто же? – Синий вопросительно взглянул на Красного, продолжая что-то чертить пером в манускрипте.
– Кошка! В кафе, где они в тот день будут сидеть за одним столиком, внезапно забежит бездомная кошка, которая запрыгнет к ним на стол и начнет громогласно требовать себе еды. Ну а они ее, конечно, приласкают, накормят, а заодно и друг с другом познакомятся. Вот так вот! Низачто не угадаешь заранее!
– Пути Его неисповедимы, как это у людей принято говорить, – улыбнулся Синий. – Я бы такое не придумал, не умею жизненные сценарии выписывать.
– А тебе это и не нужно, – дружески похлопал по крылу своего коллегу Красный Куратор. – Свою работу ты выполняешь весьма качественно.
– А Кирилл и Вероника? Мы про них тоже в шутку с тобой вчера спорили, помнишь? Пробужденные души, крайне редкий по нынешним временам случай.
– Помню, конечно. Такие души не забываются ни мной, ни Верховным. В общем, уговорил я Книжников на их сценарий мне дать взглянуть одним глазком. Там, оказывается, новый лист в их сценарий недавно добавлен был, заключительный – и все для них теперь сильно изменилось по решению Верховного в соответствии с Единым Законом без нарушений свободной воли. Вот, взгляни, – с этими словами Красный Куратор взмахнул крылом, и в творческой мастерской запахло миром, а в центре нее в воздухе поплыли, сменяя одна другую, почти что живые картины.
– … И потом танцует на облаках. Красиво. Грустно, правда, но все равно красиво. Тут еще музыки соответствующей не хватает. Получается, что она разделит его судьбу вплоть до этого момента и далее, – Синий Куратор грустно вздохнул, стоило только картинам из ожившего сценария растаять в воздухе.
– Достойный уход редко бывает веселым. Вот такой вот там теперь дополнительный листик.
– А сценарий по Земле тебе случаем добыть не удалось? – улыбнулся Синий Куратор. – Наверное, столько там интересных судеб расписано.
– Или столько безынтересных. Ты же знаешь правило – без соответствия свободной воли курсу сценария его пункты реализованы быть не могут.
– Знаю. Потому его ни разу и не спрашивал в Библиотеке. Трудно это – знать свое или чужое будущее наперед. Особенно когда дает жизнь человеку выбор, а он им не пользуется. И ты заранее знаешь, что он бы и не воспользовался ни разу, будь тот ему хоть тысячу раз предоставлен. Но пока есть те, кто продолжает выбирать вершины, – для их мира все еще есть надежда.
– Уж кому, как не Провидцу, об этом знать, – улыбнулся Красный Куратор и вновь похлопал своего друга по крылу.
– Уж кому, как ни Контролеру Судеб, помнить о том, что пути Господни неисповедимы, – подмигнул в ответ Синий.



Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 01.10.2017 в 12:13
© Copyright: Прохор Озорнин
Просмотреть профиль автора








1