Записки птички Тари



Бормашина

Наконец-то меня посадили на «турбинку»!
Два года после интернатуры работала на допотопной бормашине. Заведка посылала ко мне лечиться всех бросивших её любовников. Она приводила жертву, садила ко мне в кресло и сладенько говорила:
- А вот наш самый красивый и нежный доктор, она сделает всё по высшему классу.
Это означало, что я должна достать из укромного местечка старые ржавые боры и «отбОорить» так пациента, чтоб ему было не повадно бросать «заведок».
Обороты моей бормашины были так малы, что сверление продолжалось бесконечно.
-Ещё чуть-чуть, - говорила я пациенту, а заведка, сидящая за столом медсестры, добавляла, - полость должна быть квадратной, чтоб лучше держалась пломба.
Особо обидевших заведку ждало помимо бормашины ещё одно наказания, более отдалённое по исполнению. Каналы зуба пломбировались резорцином. Зуб, как бы, стекленел, чуть розовел, и удалять такой зуб впоследствии было адской мукой, потому что он крошился под щипцами, как стекло.
И вот меня посадили на «турбинку»! Это скоростная бормашина, которая чистит полость абсолютно без боли.
Мои однокурсники, а теперь коллеги, Игорь и Ольга в честь такого события предложили напиться. После работы пошли в общежитие к Ольге. Её комната находится в одном «кармане» с комнатой санитарки Фаи. Её тоже позвали. Она молчаливая симпатичная девушка, ухаживала за столом за нами, как всегда. Мы выпили бутылку коньяка, оказалось мало, Игорь вытащил деньги и предложил Фае сбегать в магазинчик. Она беспрекословно пошла. Игорь то клал руку Ольге на коленку, то заглядывал мне в глаза с поддекстом во взгляде, но я-то – пас! А вот Ольга не прочь с ним пофлиртовать, хотя уже не осталось особи женского пола у нас в поликлинике, (ну, кроме меня, наверное), кого
не срамила бы Игоряшина жена. Дурень, женился сразу после школы на однокласснице, она ему хоп! - двух погодок. Он учился, она сидела дома, а родители всех кормили, учили, растили.
Из второй бутылки я пить не стала, а Ольга упилась и уснула. Игорь взялся петь, Фая со стола убирать. Я оделась и пошла домой. Опять Игоряша у Фаи будет ночевать, а его женушка завтра прибежит чуть свет в поликлинику и устроит всем допрос с пристрастием.

Кот с фиксой

Игоряша и техник Василий устроили после смены маленький банкетик. В служебке накрыли журнальный столик водкой и тремя сосисками,выпили по сто грамм . Решили не закусывать, чтоб лучше забалдеть, (да и три сосиски поберечь надо, а то бутылка-то большая!) пошли на улицу покурить.
В поликлинику забрёл бездомный кот, когда Игорь и Вася вернулись в служебку, кот доедал третью сосиску.
- Ах, ты ворище! - возопили собутыльники. -Ну, сейчас ты попляшешь - мы тебя запротезируем!
Они замотали орущего кота в простыню, вставили ротодержатель в пасть, сняли слепок с клыка.
Пока Вася выливал коронку, Игоряша, как с ребёнком, нянчился с завёрнутым котом.
Железную коронку надели на клык и отпустили кота в мир.

Вы - сволочи! - сказала я дуракам.

-Да не парься ты, коронка-то на дентин посажена, не на цемент, спадёт через сутки.
Кто видел за эти сутки кота с железной коронкой, вспоминал , наверное,Булгакова с его непростым котом.

Может, челюсть вынуть?

Пришёл новый интерн - Дима Задойнов. Хохмит, рассказывает студенческие истории, дамочкам помогает надеть халатики. Носит колпак, как он говорит, принципиально. По форме.
Вчера практиковал бабку. Пришла с жалобами , что “ноет внизу зуб котору ночь“. Дима осмотрел ротовую полость, внизу обнаружил небольшой отёк - удалять зуб! - вверху парочку первичных кариесов нашёл, сказал: “ Сейчас полечим верх, а потом пойдёте удалять больной корешок.“ Вставил в бормашину бор и - шире рот, пожалуйста!- начал сверлить. Бабка ему машет рукой, он выключил машину, спрашивает:“Что, больно?“ Бабка отвечает: “Нет, не больно, а ,можеть, челюсть вынуть, так удобнЕй будет Вам её сверлить?“ Я, услышав всё это, выронила из рук зонд и разинула рот шире, чем бабушка. Игоряша буквально заржал, Ольга захихикала, отвернувшись к окну. Заведка увела бабку в хирургический удалять корень, потом вернулась и увела в свой кабинет Задойнова. Он вернулся красный, смущенный: “Чорт их разберёшь, как настоящие ведь выглядят!“ Игоряша сиронизировал:“ Да, вот до чего техника дошла, зубная.“ Вечером пошли к Ольге, Димка оказался вполне хорошим компанейским парнем, характерно, что пьёт он мало, очень интересные истории рассказывает. Нормальный мальчик, я даже пристально на него смотрела, но он остался у Фаи. А Игоряша обломался.

Сумерки интерна

В поликлинике утром полумрак и тишина. Я люблю приходить на работу за час до приёма. Можно качественно причепуриться, дописать вчерашние днёвки, полить цветы. В этот раз, открыв дверь, в конце коридора я увидела длинную фигуру интерна Димы Задойнова. Он мыл пол шваброй.

- С повышением по службе!
Интерн явно смутился, потом, чуть помедлив, бухнулся на диван, вальяжно развалился и,глядя особенным своим, “вампирским“, прищуром, спросил:
- Доктор, а вы замуж за меня вышли бы?
- Вышла б, конечно! Пол ты мыть умеешь и зубы хорошо заговариваешь.
- Я их не заговариваю, я их лечу. Стоматолог - это звучит гордо.

Позже я узнала от Ольги и Вадика, что Задойнов впал в немилость за свой “вампиризм“.Будучи ужасно похожим внешне на актёра Роберта Паттисона, он буквально купался в девичьем внимании. Одна пациентка особенно докучала ему, ходила на приём каждый день, жаловалась на боли в абсолютно здоровых зубах и была готова терпеть бормашину только потому, что она часть Задойнова.

Накануне Дима усадил фанатку в очередной раз в стоматологическое кресло, плюхнулся перед ней на вертящийся стульчик, устремил свой взор на жилку, бьющуюся на шейке девушки, и медленно снял с лица марлевую повязку... Она заорала нечеловеческим голосом, своротила стульчик вместе с Задойновым, опрокинула столик медсестры и выбежала в коридор.

Потом в поликлинику прибежал её папа,от обматерил всех, вплоть до министра здравоохранения.И рвался выбить Задойнову зубы. Тот спрятался в темнушку со швабрами и вёдрами и не выходил оттуда, пока страсти не улеглись.
Как позже выяснилось, Дима, чтоб отвадить надоедливую поклонницу засунул себе в рот игрушечную вампирскую челюсть с клыками. В наказание за свой поступок, он на месяц стал поломойным санитаром.
-Красота требует жертв! - сказала я ему после планёрки, где его лишили премии за месяц.- У тебя в жизни наступили сумерки...

Он ничего не ответил, а только посмотрел на меня грустно-грустно.Красавчик.

Персик на крючке

Вызвал к себе главврач. Плюгавый мужичок с выпрямленной неимоверно спиной. Думает, что будет казаться выше! Рассказывают, что вот уже несколько лет путается с медсестрой из хирургического Иркой. Перетянул её сюда из травмы, когда подрабатывал там. У Ирки муж никакой. Лоховатый. Они семействами дружат с Главным. Муж Ирки в батраках типа. На подхвате по хозяйству. А Ирка на подхвате по сексу. Хорошо устроился Главный. Вывод один - сволочь.

Так вот, вызвал и говорит: «Елена Викторовна, вы днёвки неправильно заполняете». А сам ржёт. «Ладно, - говорит, - а теперь о серьёзном. Хочу вас в платный кабинет посадить. Что вы на эти копейки такая молодая. Вам и то и это надо». Я опешила. За платный кабинет борьба идёт нешутеная. Там за день можно наличкой заработать тысяч пять-десять. Заведка сама там регулярно трудится, но ей по штату не положено. Там Людмила Ивановна, её подруга закадычная постоянно.

Спрашиваю главного, а за что мне такое внимание? Пока, говорит, ни за что. Авансом. Потом посмотрим. Медсестрой тебе ставлю Ирину Афанасьевну. Будете вместе заправлять платным. Подумай до завтра. если не захочешь в платный, послезавтра пойдёшь на участок - в гимназию. Там и осмотр, и санацию пора проводить. Примерно до конца учебного года, а там посмотрим.
Вот это да!На участок! На три копейки. Без инструментария нормального, с «журавликом» - бормашиной начала двадцатого века.

Вернулась в кабинет. По моему лицу, видимо, у наших возник вопрос : «Уволил?!»
Позвала Игоряшу в служебку. Он пациента довёл, вышли. Я заплакала.
- Ленка, чё случилось-то?
Я рассказала. Игоряша выматерился. «Всё, персик, ты на крючке! Пока не дашь, он тебя будет прессинговать. Думаешь, зря предлагает платный? Это чтоб от-бла-го-да-ри-ла! Да ещё ставит с этой кривоногой. Интересно, он с вами не де труа собирается устроить...
- А что это?
- Групповуха это, лебёдушка моя.
-Что делать-то?
- На участок хочешь, что ли?
-Нет!!
- Тогда соглашайся. Сегодня у Ольги обсудим всё. Надо Задойнова прихватить. Парень умный, толковый. Надёжный по-моему.
В служебку заглянула Фая.
- Игорь Артурович, к вам пациент.
Мы пошли в кабинет.

Вечером обсудили эту ситуацию у Ольги за бутылочкой армянского. Так возникла оппозиция из четырёх человек - Ольга Леонидовна, Игорь Артурович, Елена Викторовна и Дмитрий Константинович.



Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 7
Количество просмотров: 41
Опубликовано: 29.09.2017 в 16:59

Николай Кульгускин     (30.09.2017 в 06:28)
Вот как всегда, на самом интересном месте...
Гадай теперь...
Вот так сидишь в симбиозе с бор машинкой, а правую руку куда ни поверни, её всё одно докторица прижимает, и ведь думаешь в этот ужасный момент - ай какая же ты тёпленькая и упругая...))

Ганя Михалёва     (30.09.2017 в 06:56)
Допишу, мож...

Лидия Левина     (29.09.2017 в 17:43)
Вот умеете вы поднять настроение! Я б и этот цикл в РА тиснула, чтоб народ повеселился, да жаль РАшек не осталось! Все использовала-(((
С любовью, Л.Л.

Николай Кульгускин     (30.09.2017 в 06:30)
На сегдня их и так уже трое в РАшке, если поставить ещё одну то вчетвером они новую оппозицию создадут.

Ганя Михалёва     (30.09.2017 в 06:57)
Не-не, хва пока!

Auska     (30.09.2017 в 04:53)
Но я ведь не для РА, а для таких, как вы, Лидия, кто читает.








1