Хайнань. Попытка номер три.


Всё самое интересное я посмотрела 12 лет назад, когда мы на джипе с гидом и переводчиком исколесили весь остров вдоль и поперёк: поднимались на спящий вулкан, плыли по реке на моторных лодках, спускались на верёвке по водопаду, нежились в минеральных источниках, зажигали свечи в буддийском центре, любовались цветами и бабочками в саду и много всего прочего. Второй визит был посвящен традиционной китайской медицине, что само по себе заслуживает отдельного рассказа, а сейчас меня ждёт то, что продвинутые туристы называют тупым пляжным отдыхом.

Перелёт был скучен до неприличия, быстро прошли регистрацию, вылетели вовремя, никто не напивался, не дебоширил и даже маленькие дети казались особенно милыми, тем что кричали умеренно. И вот, третий раз меня вытряхнули из самолёта на хайнаньскую землю. Бог любит троицу, мы тоже не против.

Интересно всё-таки возвращаться в одно и тоже место 10 лет спустя. Всё выросло в 10 раз: города, дома, отели, турпоток, цены. Только остров не резиновый и моря лишнего не дольют.

А море, как и прежде, хитро щурится своим бездонным бирюзовым глазом и если и не заманивает, то, по-моему не против, если я размочу своё уставшее с дороги тело в солоноватой воде. Всегда кажется, что если я зайду в воду, то разрушится что-то очень хрупкое, если не сказать сакральное в этом простирающемся на тысячи километров живом организме.

Спать в лобби, в ожидании заселения уже вошло в привычку, другие туристы завидуют и косятся на меня неодобрительно, но дерзнуть не смеют.

В номере есть всё и даже больше. И хотя, я львиную долю вещей привожу с собой, в частности, любимую зубную пасту и шампунь, к которому привыкла, всё равно приятно, что о тебе позаботились. Отель, в своей предусмотрительности, зашел даже слишком далеко: к чему, например, в номере весы?! Портить мне настроение на отдыхе?! Или они надеются, что клиент образумится и не будет мародерствовать на шведском столе?!

Над толчком висит внушительных размеров акварель. Красиво, ничего не скажешь! Тут поневоле задумаешься о судьбе своих произведений…

И чем не картина - засохший пальмовый лист в рамке. Лист сорвали, высушили и лёгким движением руки превратили в арт-объект и элемент декора. Дёшево и сердито! Какая же тонкая грань между природой и искусством!

Пара книжек, коробка пастели, море и доступ в интернет - можно сказать, что я дома! И кто мне дома будет каждый день заправлять белоснежную постель?!

Удивительно, но я иногда понимаю о чём они говорят, годы зубрёжки не прошли даром! Где ещё учить китайский язык как не в Китае, при том, что разговаривать я с ними не хочу, хочу читать книги и газеты. Это, впрочем, касается и русского.

По утрам аниматоры с унылыми лицами зазывают на утреннюю зарядку. С унылыми, потому как их заманчивым предложением из-за жары никто не пользуется и они заранее не уверены в успехе.

Картошку жарят по-нашему - молодцы! А вот кто их надоумил, что хот-дог - это изысканная европейская кухня, которую нужно подавать в ресторане на ужин, мне не ведомо.

Жареные корни лотоса - местная вкусняшка, но я никак не могу отделаться от мысли, что внутрь тайком положили свинину или бекон.

Китайцы с вилками и ножами так же смешны и неловки как и мы с палочками.

Вот работёнка, ночью варить суп и разносить по номерам, меня и днём не заставишь!

Пробую местные соусы, ни одного вкусного пока не нашла, а когда взяла не тот, что был нужен, ко мне подошел шеф-повар и всё подробно объяснил на китайском языке, в чём я не права.

Китайцы в барах и на вечеринках поют караоке. Именно поют, а не базлают дурными голосами, как пьяные соотечественники. Ждали драку - не дождались.

Сколько живописных уголков в парке отеля и окрестностях, которые решительно невозможно рисовать из-за жаркого солнца, влажности и духоты. Мне нужен переносной кондиционер.

Случилось побывать и в китайском госпитале. На капельницах они не лежат, а сидят в одной процедурной комнате по 30 человек. Людей много, каждому палату с койкой не предоставишь. Вывод: не всё так запущено в наших больницах!

Любой российский здоровяк позавидует больному китайцу: бегают по коридорам, держа капельницу на вытянутой вверх руке. Живучие! Наши больные до, после и во время капельницы лежат и стонут. Если они на нас нападут, я, пожалуй, сдамся без боя. Шансов нет, ни в качестве, ни в количестве.

Костылей нет, инвалидных колясок нет, а стоило намекнуть гидам, что поволокут больного на своём горбу, всё нашлось через 15 минут.

Народу много, но больничный конвейер движется быстро и в регистратуру и в процедурную и в кабинет врача. У нас бы эта галдящая толпа из «Народного Госпиталя» обосновалась в коридорах минимум на месяц.

Китайский доктор, предварительно пожурив больного, всё списал на подагру или «болезнь королей» или неумеренность в еде и алкоголе. Вкупе с моей аллергией на устрицы и хроническим сплином, болезни вполне себе благородные, но в путешествии от этого не легче. Вот так и осознаёшь, что счастье, это когда видишь, слышишь, ходишь и можешь хоть как-то наслаждаться сюрпризами, которые преподносит жизнь.

На острове ничего не вовремя: опаздывают такси, опаздывают гиды, обещанные 10 минут растягиваются на полчаса, а приходить лучше вчера.

У отеля большой парк, манящий своей бесполезностью: в липкой влажности много не нагуляешься, а бассейны, коих в округе огромное множество, я избегаю - у меня свидание с морем. Часто и помногу я не купаюсь, мне хватает взаимных переглядываний и молчаливых диалогов. Сказать, что оно меня ждёт, я не могу, скорее наоборот, это я жду этих нечастых встреч, а море покорно подставляет свою сине-зелёную спину оголтелой, базарной, дорвавшейся до тепла и света толпе. Выходишь из пальмового парка на пляж и необъятная гладь воды каждый раз бьёт в глаза пронзительной бирюзой и обволакивает молочным теплом. Это те, редкие моменты, ради которых стоит жить.

Скала, закрывающая нашу бухту задерживает водоросли и весь мусор, который с недовольством выносит возмущенное море. Возле отеля какой-то суп из живых и мёртвых водорослей, пакетов, обрывков бумаги и полиэтиленовой плёнки - до чистой водички нужно прогуляться, но я сознательно не иду - у меня талассотерапия! У нас, полежать в грязной жиже из водорослей стоит приличных денег.

На пляже в любую погоду висят два красных флага - «купаться запрещено». А потом не говорите, что не предупреждали!

Отходишь метров 100-200 на дикий пляж - чистейшая морская вода с прозрачным дном. Там нет ограждений, оттуда не слышны назойливые крики спасателей и мы купаемся на свой страх и риск, что придаёт дополнительную остроту и свежесть уже привычным ощущениям. Утонуть мы не боимся, море всё выплёвывает: китов, дельфинов, консервные банки - выплюнет и нас!

Ох и заливаются птицы по утрам на разные голоса! У них сезон размножения, а самонадеянные туристы, думают, что им приготовили отчетно-показательный концерт.

Мы оказались на краю тропической депрессии, всё кружится, вращается, но нас не задевает. Потом пришел шторм и нас попросили оставаться в помещении, закрыли пляж и бассейн. Изумрудная вода приобрела серый цвет, небо слилось с морем, а волны, хоть и не три метра высотой, всё же бьются о берег с ощутимой силой. Липкая влажная духота отступила и я наконец-то могу дышать полной грудью. Вспомнила, что дома можно гулять, одевшись потеплее и принимать ванны с морской солью. И жара обухом не бьёт и вода желаемой температуры.

Мы тут как знаменитости местного масштаба или диковинные зверюшки: нас с любопытством разглядывают, фотографируют, а когда я начала крутить головой, чтобы размять шею, этот процесс стали снимать на видео.

Хайнань - курорт для богатых китайцев, поэтому ценник везде увесистый, хотя, китайцам, думаю, всё обходится намного дешевле - они ведь не участники национальной программы обдирания туристов.

Слышишь знакомое слово, видишь знакомый иероглиф и сразу не так одиноко становится в Поднебесной. Китайцы меня хвалят, что я разговариваю хорошо, но это лесть. На китайском я чаще молчу, на английском неплохо читаю, на русском неплохо пишу.

Все жалуются, что китайцы всё время кричат. Они не кричат, а произносят свои слова громко и отчетливо, чтобы быть понятыми. Начнёте учить китайский, поймёте о чём я говорю.

Жизнь начинается в 16:00, солнце начинает садиться и не так нещадно палит, ветерок приносит прохладу и я снисходительно начинаю смотреть на тяжелый влажный воздух - можно высунуть нос на улицу, у тебя три часа до заката.

В семь вечера солнце садится и жизнь замирает. Может у кого-то и есть ещё желание тусить, а я по влажной душной темноте не ходок. И вообще, с тропиками пора завязывать, так как с возрастом, отдых стал проходить преимущественно в номере, под кондиционером. Под кондиционером можно лежать и дома, а ездить, видимо, лучше в северные страны, а то на пальмы из окна не насмотришься! Всё дело идёт к тому, чтобы моя мечта увидеть северное сияние когда-нибудь осуществилась.

Наконец-то я наелась моря до тошноты, даже не хочется выходить на пляж, где жара заставляет сердце биться чаще и валит с ног, убивая все приличные и неприличные желания на корню. Это не удивительно, за год я на море третий раз, а надо, как я осознала, раз в три года, чтобы успеть соскучиться. Рисую, всё что видно в номере и из номера, но самое странное, что домой, как обычно, не тянет и я совсем не считаю, что отдых не удался. Будем считать, что это была скетч-командировка.

Сувенир мы везём крупный, прочный и красивый - костыли китайского производства, которые регулируются по высоте и выдерживают вес в 275 кг. На память о прошедшем отдыхе.

В аэропорту Хайнаня конфисковали зажигалки и спички. Проще отобрать зажигалки, чем каждому китайцу объяснить, что курить запрещено. Воду в здание аэропорта тоже не завезли, только кипяток в кулере. Весь полёт пришлось ожидать добрую фею в униформе стюардессы с прохладительными напитками. А по прилёту, кем-то зажженную сигарету передавали как олимпийский огонь.

Хайнань, Ваньнин. 31 августа - 19 сентября 2017 г.




Рубрика произведения: Проза ~ Миниатюра
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 43
Опубликовано: 29.09.2017 в 04:43
© Copyright: Лариса Луканева
Просмотреть профиль автора








1