Тайная жизнь царя


Ни один из самодержцев мира, кроме Николая II, не оставил после себя столь обширных дневников. Как предусмотрительно Провидение! Он вел записи (зачастую кратко и формально) почти ежедневно на протяжении всей своей сознательной жизни и завершил их примерно за пару недель до мученической кончины.

Никому не придет в голову упрекать императора в отсутствии искренности. Он был прост и честен в силу характера, образования и интеллекта. Если что и сдерживало его откровенность, то рамки приличия и государственные секреты. Дневники опубликованы и требуется только упорство, внимательность, хорошая память, умение сопоставлять, чтобы выложить этот пасьянс правильно. Они не оставляют сомнений по поводу фигур, которыми интригуют публику. Речь, прежде всего, идет о Вырубовой и Распутине.

Из дневников абсолютно ясно, что после рождения пятого ребенка царевича Алексея (1904) Александра Федоровна (монарх ее величает Аликс) охладела к супругу и к мужчинам вообще. Близость духовная и физическая между царем и царицей прекратилась. Восстановлению духовных отношений через лет двенадцать способствовали трагические обстоятельства ареста и ссылки.

Ровно тогда и появляется на сцене молодая толстая и глуповатая, но веселая фрейлина Вырубова. Из дневников (царь именует ее Аня) вытекает, что новая «сенная девушка» развлекает Аликс, умеет избавить ее от приступов меланхолии и даже истерических припадков. Анна пока что носит фамилию своего отца – одного из старших завхозов императорского двора Танеева.

Николай поначалу приветствовал появление новенькой придворной. Собственно, это было его решение, он хорошо знал папашу девицы. Она могла и самодержца вывести из уныния, поиграв с ним в домино или на биллиарде (любимые царские утехи). Однако вскоре пребывание Ани во дворце стало назойливым, двусмысленным и разорительным. Аня часто уединялась с Аликс на половине императрицы. Чем они там занимались, царю докладывали, однако он посвятить читателя в суть проблемы не посчитал возможным.

Далее Александра Федоровна, прихоти которой Николай Александрович привык исполнять, потребовала построить Ане отдельную дачу в Царском Селе поблизости от дворца. И теперь девушка и царица стали неразлучны.

Император попытался принять контрмеры и насильно выдал Анну замуж за героя Русско-японской войны старшего лейтенанта Вырубова. Царь с царицей активно участвовали в свадебных мероприятиях (1907). Но впоследствии произошло самое удивительное. Простодушный герой сообщил своему императору, что Аннушка с девственностью расставаться не собирается и жить с мужем как жена не намерена.

К этому времени, когда старшего лейтенанта Вырубова из-за помешательства (!) отправили в Полоцкий уезд предводителем дворянства (!), на даче Ани в Царском Селе стал появляться Распутин. У этой странной пары – деревенского мужика и напыщенной избалованной молодой женщины – возникли, по мнению царя, чисто деловые контакты.С этим трудно не согласиться. Фрейлина Вырубова имела большую власть, Григорий – изрядные мистические способности, которые, правда, действовали избирательно. Отнюдь не на всех он производил впечатление и отнюдь не всех мог зомбировать.

Аликс, часто посещавшая дачу, познакомилась с Григорием и почувствовала, что он может ей пригодиться. Царевича и наследника эта история пока не касалась. В российском обществе усиливалось мнение, что императрица является агентом влияния германского правительства. Обоснованы такие слухи были или нет, дневники императора, естественно, ответа не предполагают. С другой стороны, старшая сестра императрицы Элла – великая княгиня Елизавета Федоровна считалась в народе чуть ли не святой, особенно после того, как организовала и возглавила Марфо-Мариинскую обитель на Ордынке в Москве.

Соперничество между двумя сестрами было значительно, из-за него Ники и недолюбливал Эллу.Аликс не удавалось изобразить из себя святую, хотя она пробовала. Достаточно вспомнить, что Александра Федоровна частенько появлялась на публике (вне рамок официальных церемоний) в кресле-каталке. Убожество и тяжелый недуг в глазах православных приближают к святости. Но в данном случае дело попахивало лукавством, поскольку царица до конца дней своих могла передвигаться самостоятельно и вполне свободно. Коротко говоря, на роль карманного святого она замыслила пригласить старца Григория.

Его было поручено проверить на вшивость архиепископу Петербургскому Феофану. Тот переадресовал деликатное поручение своему секретарю и келейнику Вениамину. Мемуары митрополита Вениамина (Федченкова) сохранились. Он пишет, что, будучи иеромонахом,приглядывал за Распутиным. У него сложилось ошибочное впечатление, что старец угоден Богу. Он видел, как в церкви, вытянувшись подобно свече, Григорий уходит в глубокую трансцедентальную молитву, о чем государыне было доложено.

Впоследствии к отцам Феофану и Вениамину стали поступать многочисленные факты распутной жизни старца. (Старшая дочь Распутина написала в США апологию своего отца, но то, что он был бабником, она не скрывает). Келейник архиепископа добился аудиенции у царицы, однако она обвинила его и владыку в том, что они нарушили тайну исповеди и не стала подробно выслушивать. Выбор, видимо, уже был сделан.

Николай скептически отнесся при первых свиданиях к Григорию, хотя тот вел себя и на известной даче, и в тайных покоях дворца сдержанно и разумно. Испортила дело Елизавета Федоровна. Она специально приехала из Москвы в Петербург и поведала Николаю о чрезмерной распущенности старца, более того, потребовала гнать его в три шеи. В императоре возобладали упрямство и дух противоречия.

Прогерманское лобби, весьма влиятельное в России до революции, не без помощи изощренной пропаганды создало образ Распутина как спасителя отечества. Правда, он оставался им недолго в сознании масс. Из дневников Николая все же не очень понятно его личное отношение к старцу. Между строк можно прочитать , что царя вполне устраивала невозможность приставаний к Аликс со стороны Распутина, а значит, нелепость и беспричинность слухов, получивших задним числом особую силу.

Император, безусловно, ценил умение старца обращаться с детьми и его способность легко справляться с неврастеническими припадками у цесаревича Алексея. По поводу остановки кровотечения при гемофилии достоверных сведений мы не нашли. Иными словами, сюжет с наследником престола, судя по дневникам, выглядит не таким уж и важным.

На каком-то этапе общения царь стал прислушиваться к старцу, ибо Григорий говорил вещи понятные и справедливые. Тут нечего лукавить. Распутин утверждал, что истинной вере мешает обрядность. А царская семья именно обрядности отводила много места – посещению литургий, причастию, раздаче сотен пасхальных яиц и тому подобному. Однако общению с Богом (молитве) – почти ничего. До ссылки в Тобольск царь ни разу не упоминает в дневнике, что встал с утра и помолился. Речь обычно идет о чае, прогулках на катере, велосипеде, пеших моционах и даже об охоте на ворон в императорском парке.

Убийство Распутина Николай, судя по всему, воспринял с облегчением. Слишком много на себя брал старец. Он и Аликс мутили воду, не разбираясь в политике. Такова оценка царя. То, что они от его имени руководили Россией и вели ее к неминуемому поражению, в голову российскому самодержцу не приходило. А может,это вообще досужие домыслы?

Анна Вырубова отправилась в монастырь, а царская семья обрела крестный путь. С огорчением остается добавить, что никаких гигантов мысли в нашем рассказе вообще не присутствует. Прочитав дневники Николая, вы сами, возможно, придете к подобному выводу.



Рубрика произведения: Проза ~ Очерк
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 28
Опубликовано: 26.09.2017 в 16:46
© Copyright: Михаил Кедровский
Просмотреть профиль автора








1