Национализм и патриотизм


За послЪднее время приходится очень часто слышать эти два выраженія: націонализмъ и патріотизмъ; нерЪдко бываетъ, что эти два понятія отожествляются, а во всякомъ случаЪ понимаются не всЪми одинаково. Постараемся въ нЪсколькихъ словахъ освЪтить ближе эти два понятія, тЪмъ болЪе, что въ дальнЪйшихъ статьяхъ нашего изданія часто придется встрЪчаться съ этими выраженіями, а не хотимъ, чтобы наши читатели относились къ нимъ, на счетъ существеннаго ихъ пониманія, каждый со своей особой точки зрЪнія.

Прежде всего, что такое націонализмъ? Это — любовь къ своей націи, выражающаяся въ невольномъ тяготЪніи къ ней, желаніи ей добра и готовности пожертвовать собою для ея развитія и процвЪтанія. Въ задачу націонализма входитъ также и защита интересовъ націи отъ посягательствъ сосЪдей. Но націонализмъ можетъ проявляться и въ большей, и въ меньшей степени, можетъ развиваться и въ томъ, и въ другомъ направленіи, можетъ подниматься вверхъ до предЪловъ свЪтлыхъ и возвышенныхъ проявленій человЪческаго духа и можетъ опускаться до послЪднихъ ступеней духовной извращенности. Національный фанатизмъ — вотъ самая низкая ступень въ развитіи націонализма, на которой онъ уже проявляется въ нетерпимости, въ презрЪніи къ сосЪдямъ и въ желаніи имъ національной смерти. СлЪдуетъ однако различить національный фанатизмъ отъ фанатическаго стремленія защищать интересы своей націи. Первое понятіе низкое, второе проявленіеw Roman любви къ своей націи благородное.

Отсюда ясно, что націонализмъ націонализму — рознь. Говорить о націонализмЪ, какъ о какой-то опредЪленной формулЪ, нельзя. Націонализмъ внЪ націи немыслимъ; онъ неотвлеченность, у него есть своя плоть и своя кровь. Безотносительное разсматриваніе націонализма — логическая ошибка, которую часто допускаютъ космополиты и тЪ либеральные „мыслители", которые мЪрятъ русскій націонализмъ не иначе, какъ какими-то отвлеченными и притомъ самыми странными мЪрками. Нельзя судить о націонализмЪ вообще, и потомъ добытые такимъ путемъ выводы прилагать къ тому или другому народу.

У разныхъ народовъ можетъ быть разный націонализмъ. У однихъ онъ можетъ существовать какъ нЪчто свЪтлое, разумное, возвышенное, и, служа націи, служить одновременно общечеловЪческому прогресу и благополучію. Такой націонализмъ желателенъ. Онъ не только не мЪшаетъ добрососЪдскимъ отношеніямъ разныхъ націй, но наоборотъ, способствуетъ укрЪпленію ихъ взаимнаго уваженія и довЪрія. У другихъ онъ можетъ проявляться какъ извращеніе этого естественнаго общественнаго чувства и, изливаясь въ эгоизмъ и презрЪніе къ другимъ національностямъ, можетъ лишиться способности понимать и признавать чужіе права и интересы и, вредя сосЪдямъ, мЪшатъ развитію человЪчества вообще.

Постараемся пояснить ближе выше сказанное на примЪрЪ. Кто не удивляется преданности и любви поляковъ къ своимъ національнымъ завЪтамъ! Но слЪдуетъ также отмЪтить, что эта любовь поляковъ переходитъ допускаемые предЪлы, вырождается въ національный фанатизмъ, въ нетерпимость къ русскому народу. Поляки въ ГаличинЪ, захвативъ въ свои руки всю власть въ краЪ, добившись гегемоніи въ немъ, не удовлетворяются лелЪяніемъ своихъ національныхъ мечтъ, а посягаютъ на живущую съ ними бокъ-о-бокъ націю, русскій, народъ, пытаются его ополячить, а по меньшей мЪрЪ обезличить въ національномъ отношеніи. Это уже не чистое, благородное, возвышенное проявленіе націонализма, а низкое стремленіе усилиться за счетъ другого народа. Въ ГаличинЪ процесъ этотъ происходитъ медленно, незамЪтно, но постепенно. А какой шумъ подняли поляки по случаю, что русское правительство рЪшило окончательно вырвать русское населеніе Холмской Руси изъ-подъ польскаго ига, положить предЪлъ его ополяченію! Поляки стремились обезличить холмско-русское населеніе, ополячить его такъ-же, какъ медленно ополячиваютъ русское населеніе въ ГаличинЪ. Когда-же русское правительство сказало польскимъ фанатикамъ: довольно, не смЪйте издЪваться болЪе надъ русскимъ простонародіемъ, — поляки подняли невообразимый шумъ, начали кричать о насиліи, будто совершаемомъ на польскомъ народЪ, о четвертомъ раздЪлЪ Польши; все это потому только, что русское правительство не позволило полякамъ полячить русское населеніе Холмской Руси.

Конечно, никто не станетъ порицать поляковъ за ихъ беззавЪтную преданность своимъ идеаламъ; но такъ-же нельзя ихъ не осудить за ихъ алчность, за ихъ посягательства на другой, сосЪдній русскій народъ и его добро, Это уже не благородный націонализмъ, а вырожденіе націонализма.

Однимъ изъ проявленій послЪдняго является и призваніе поляками (въ союзЪ съ нЪмцами) къ жизни мазепинскаго (украинофильскаго) въ русскомъ народЪ теченія. ПослЪднее создано искуственно, противъ воли русскаго народа, для того, чтобы раздвоить, а слЪдовательно и ослабить отпорную силу русскаго населенія; достигнувъ этого, поляки легче могутъ жить за счетъ перваго, посягать на его права, зная о томъ, что не встрЪтятъ съ русской стороны дружнаго, достойнаго отпора. А потому мазепинское движеніе является, въ сущности, однимъ изъ средствъ поляковъ къ достиженію ими конечной ихъ цЪли, порабощенія галицко-русскаго населенія.

Скажутъ намъ, что и между мазепинцами есть люди, всЪми средствами борющіеся съ польскимъ натискомъ, выступающіе въ защитЪ интересовъ русскаго населенія нередъ поползновеніями польскихъ фанатиковъ, что, слЪдовательно, и между мазепинцами есть націоналисты въ благороднЪйшемъ того слова значеніи. Такъ кажется на первый только взглядъ; но если разберемъ всю ихъ дЪятельность по отношенію къ вЪрному завЪтамъ предковъ русскому народу, если присмотримся ихъ шпіонской по отношенію къ намъ, исповЪдникамъ неподдЪльной русской идеи, работЪ, если примемъ въ соображеніе, что всЪ силы мазепинцевъ направлены прежде всего противъ русскаго народнаго движенія, что первЪйшимъ желаніемъмазепинцевъ есть стереть русское народное движеніе съ лица земли,— тогда мазепинскій націонализмъ предстанетъ передъ нами въ своей отвратительнЪйшей наготЪ. Само мазепинство — движеніе антикультурное, такъ какъ стремящееся разъединить одинъ единый народъ въ то время, когда наблюдается сильное стремленіе въ сторону сплоченія народовъ одной расы въ одно цЪлое.

Не льстя себЪ, можемъ съ чистой совЪстью сказать, что націонализмъ, въ идеальномъ этого слова значеніи, удЪлъ одного только русскаго народа въ ГаличинЪ, какъ и вообще всего русскаго народа. На чужое не посягаемъ, но и своего никому не отдадимъ. И какія-бы отчаянныя формы эта борьба за все свое родное не принимала, она всегда будетъ оправдана, она принесетъ намъ честь, конечно, если борьба эта не будетъ разсчитана на личныя выгоды. Нашъ націонализмъ — особый націонализмъ. Это объясняется тЪмъ, что русскій народъ, въ его цЪломъ, не зналъ языческой культуры и не переживалъ кровавыхъ среднихъ вЪковъ. Христіанство у насъ попало сразу на нетронутую первобытную цЪлину славянской души. На этой незасоренной цЪлинЪ, освЪщенной и согрЪтой благодатными лучами христіанства, и выросъ нашъ націонализмъ, отличающійся прямотою, искренностью, терпимостью и рыцарскимъ самопожертвованіемъ ради интересовъ угнетенныхъ и оскорбленныхъ.

Если вы хотите примЪровъ, загляните въ исторію. За кого не лилась русская кровь! За кого не умирали русскіе люди! Русскими костями усыпана почти вся Европа. Русскій народъ, во время походовъ Наполеона, спасъ Германію и Англію отъ разоренія. И за это русское государство лишилось предложенныхъ ему Балканскихъ земель и поплатилось 1812 годомъ. Русскій народъ, не смотря на все это, напрягъ послЪднія силы и спасъ отъ того-же Наполеона всю Европу. Тотъ-же русскій народъ освободилъ балканскихъ славянъ изъ-подъ турецкаго ига, создалъ Болгарію и Черногорію и т. д. И все это — совершенно безкорыстно, даже болЪе того, уплатилъ за свободу своихъ братьевъ, стонавшихъ подъ инородческимъ игомъ, своими интересами. ВсЪ эти подвиги совершались русскимъ народомъ совершенно безкорыстно. Единственнымъ побудителемъ его было — исканіе правды и справедливости, состраданіе и вЪрность своему нравственному долгу. Русскій народъ не посягалъ никогда на чужое, наоборотъ, онъ многое отдавалъ, многимъ жертвовалъ, чтобы помочь своимъ кровнымъ братьямъ. Подобнаго другого примЪра не найти въ исторіи. Каждый народъ думалъ и думаетъ прежде всего о себЪ.

Какъ видимъ, націонализмъ русскаго народа это дЪйствительно благородный націонализмъ. А еще кричатъ враги русскаго народа о его нетерпимости, о чинимой имъ несправедливости, о совершаемыхъ имъ насильяхъ. Правда, за послЪднее время русскій народъ начинаетъ также думать о себЪ, начинаетъ оглядываться по сторонамъ и видитъ, что увлекшись идеей общей справедливости и правды, позволилъ своимъ домашнимъ врагамъ хозяйничать произвольно на русской землЪ. Принялся возстановить дома порядокъ, защитить вконцЪ и самого себя передъ посягательствами враговъ; потому любители жить за счетъ русскаго народа и подняли теперь дружный крикъ о русской алчности. А между тЪмъ алчность эта сводится къ одной только защитЪ интересовъ русскаго народа.

Существуетъ довольно распространенное мнЪніе, что главнымъ признакомъ національности является языкъ. Это — глубокая ошибка. Языкъ — лишь внЪшній признакъ національности человЪка. Главнымъ онъ не можетъ быть уже потому, что національность сама по себЪ — не внЪшняя, а внутренняя особенность человЪка, хотя она и проявляется во внЪшности. Національность — это духовный закалъ человЪка. Онъ совершается при помощи окружающей человЪка природы въ теченіе столЪтій и даже тысячелЪтій. ЧЪмъ дольше продолжается работа внутренняго образованія человЪка, тЪмъ національная особенность его рЪзче и сильнЪе. Національность — это особый складъ души, мышленія, ума, воли, чувствованій, стремленій, этики и т. д.

Съ потерей языка человЪку должно быть труднЪе проявлять свои національныя особенности, но все таки онЪ въ немъ останутся, пока не подвергнутся коренной переработкЪ его внутренняя и физическая природы черезъ воздЪйствіе чужой культуры и родство съ лицами другой національности.

Итакъ націонализмъ — это любовь, преданность своею націи, готовность служить ей всЪми своими силами.

Патріотизмъ — другое проявленіе человЪческаго духа. Онъ можетъ быть названъ любовью къ государству вмЪстЪ съ сознаніемъ своего гражданскаго долга и готовностью жертвовать всЪмъ для его развитія и процвЪтанія. Патріотизмъ — это такъ сказать, государственное чувство.

Отсюда ясно, что можно быть горячимъ нацюналистомъ, а одновременно не быть патріотомъ, и наоборотъ. Это явленіе можетъ замЪчаться особенно въ разноплеменныхъ государствахъ. Въ государствахъ-же, населеніе котораго состоитъ изъ одного народа, націоналисты и патріоты какъ будто сливаются, такъ какъ каждый заботясь о благЪ народа, одновременно и тЪмъ самимъ заботится о благЪ государства, и наоборотъ. Въ разноплеменныхъ государствахъ эти два понятія приходится различать; можно зашищать интересы роднои себЪ націи, а вовсе не заботиться объ общихъ интересахъ государства, или выступать въ зашитЪ своего государства, а пренебрегать интересами своей націи.

Въ этомъ и заключается различіе между нацюнализмомъ и патріотизмомъ.

Н-ръ. 1, ЯНВАРЬ 1912 г. НАЦІОНАЛИСТЪ. ежемЪсячный
литературный и общественный илюстрированныи журналъ.
Выходитъ въ начале каждаго мЪсяца.
Редакторъ-издатель: М. Ф. Лысый.
Львовъ
Армянская ул. н-ръ 3.
Изъ типографій Ставропигійскаго Института подъ управленіемъ Михаила Рефця.

I да Ореовiе завiете любыте
Света зелена i жiвотнiа
I любыте друзе сва
I быте мiрнiе мезде Родi



Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 34
Опубликовано: 24.09.2017 в 19:07
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора








1