Новревъяз


Было это, товарищи, летом 19-го года. Служил я в то время писарчуком в эскад-
роне имени Текумзе - героя борьбы северо-американских индейцев с капиталистическими захватчиками. Сокращённо ИТГЕБСИСКАПЗ.
И вот как-то раз, переписывая всемножество всяческих служебных бумаг, краеш-
ком глаза поглядывая в окошко избы, отведённой под штаб, на сомлевших под тёплым
солнышком красноармейцев, одолела меня обидная грусть. Вот тут-то и случилась у
меня прям-таки революционная идея.
Что это, придумалось мне, мы всё старорежимным языком изъясняемся в этакое-
то революционное время! Вот к примеру по-новому ВКП(б)- ведь всем понятно? – Всем. И эсэр, и кадет, и контра – понятно. Да вот чего далёко ходить? ИТГЕБСИСКАПЗ
ведь тоже всем понятно? Ну, не всем может... Но в нашем эскадроне уж точно всем.
Крепко зацепила меня эта идея. Ночь не спал. О новревъязе всё думал. Пол кисета махорки извёл, ажно в горле запершило.
Дождался я общего собрания эскадрона, сам с духом собрался, слова попросил.
Комэска-то нашего и комиссара ещё на прошлой неделе белые контрики сничтожили,
вот их в одном лице временно и заменял командир 1-го взвода – свой мужик, сознательный. Так что слово мне дали без всяких околичностев.
Начал я так:
- Уже недалёк тот час, когда мы настигнем, и покараем всех врагов, что льют воду в решето нашей революции! В какое замечательное время мы живём товарищи?! В революционное время живём! На полном скаку можно сказать живём! А как разговариваем? Да как поп с попадьёй за чаем. Слова как патоку тянем! Я вона, пока эти всякие старорежимные слова в бумагу переписывал, аж мозолю на пальце набил. Так вот чего я предлагаю. Давайте, товарищи, по-новому, по-революционному разговаривать. На новревъязе!
Ну из толпы сразу вопросы всяческие: - «Это как это?!», «Что за новревяз?!», «По-ненашему что ли?».
Спокойно, говорю, товарищи! Новревъяз это Новый Революционный Язык. А гово-
рить надо сокращённо, чтобы время революционное попусту не растрачивать.
Опять орут:  «Как сокращённо?!», «Ты толком, толком говори!».
"Объясняю, - говорю, – ну вот к примеру как комэск команду подаёт: -« Эскадрон!
По коням!» А ведь можно и быстрее командануть – ЭСПОКОМ! – Кратко, красиво, как
«Даёшь!». Или вот ещё. Часовой как кричит? – «Стой! Кто идёт!», «Стой! Стрелять буду!». Да за то время пока он всё это прокричит, белый гад его враз уложит. А кричи он: «СТОКОЁТ! СТРЛЯДУ!», - и пали себе!
Из толпы опять: - «Пали. А ежели наши?!».
- Так и наш разводящий тоже быстро ответит! Раньше как? – «Разводящий со сменой
караула». А на новревъязе – РАЗСОСМЕЛА.
Или так. В бою, к примеру, устная депеша с вестовым – «Первому эскадрону про-
двинуться к правому флангу». Это сколь он её, депешу ту, проговаривать будет? А по-новому – ПЕРЭСПРОДПРАФГУ! Раз. И эскадрон на месте.
Орут: - «Здорово!», «Даёшь новревъяз!», «Во писарчук голова!».
Каюсь, товарищи, оченно мне приятно это всё слышать было, ажно мураши по телу побежали. Я дальше: - "Да что кричу, товарищи, на бумаге там, иль на службе! Можно ведь и на роздыхе на новревъязе разговаривать! Вот подходит один красноармеец к другому и говорит: - «ДАМАХРИСЪЮВСЕДСУМЗАБ (дай махорочки,свою в седельной суме забыл)». А тот в ответ: – «БЕРИНЖАЛО(бери не жалко)».
А из толпы кто-то горластый: - «Или НАДАРМОЕТРАЗДИШЬ!»
"Это что значит?", – растерялся я.
А это значится: «надоел дармоед – третий раз подходишь!».
Ну вся толпа тут «Ха-ха-ха!», «Га-га-га!». А один, тоже скалозуб: - «Хлопцы! Да чего вы его слухаете?! Он весь этот новоязь затеял, чтобы меньше в писарской портки протирать!».
Опять, «Ха-ха-ха!», «Гы-гы-гы!», - несознательные словом.
Так всё и закончилось. Резолюции никакой по моему предложению о новревъязе
не приняли, поржали, да и разошлись. Ну так мне всё это обидно сделалось, товари-
щи! Прямо слеза пробила. Я ж не для себя. Я ж, чтоб всё по-революционному было хо-
тел! А эти – «Ха-ха, хи-хи» - контрики.
Но я человек за правду упрямый. С неделю я с сослуживцами на новревъязе разго-
варивать пытался. Сознательные, те с пониманием. Послушают внимательно, потом
спросят: - «Энто что это?», я разъясняю, – «Тады, понятно», говорят. Несознательные посылали правда, да ещё нет-нет, вослед пальцем у виска покрутят.
А от одного такого несознательного даже пострадал за идею. И всего-то спросил: - «ТЫХМОДОС?(ты хмельного можешь достать!)». А он бешеный, здоровущий такой бугай, гимнастёрку мне на грудях на кулачище намотал, да как заорёт: - «Это я-то хмудос?! Сам ты хмудос недоделанный!». И в ухо мне. Так у меня, опосля того случая, цельных три дня в голове звенело.
Нет, думаю. С несознательных низов идеи до широких масс не донести. Тут с умом
надо. Пошёл я тогда к замком полка, мужчине спокойному, рассудительному. К «Са-
мому»-то поостерёгся – крут больно. Изложил я замкому свою идею о новревъязе, о
пользе его для дела революции.
Тот меня послушал…
Ну, первые его слова, хоть и старорежимные, и даже грубые, но по-революционному краткие, доходчивые такие были, а да-
льше я мало чего понял - «филолог хренов», «делурум тремес» и этот, как его –
«имбецил». Сразу видно, из «бывших» - шибко грамотный. Такую идею загубил.
Контра!



Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 13.09.2017 в 18:38
© Copyright: Андрей Григорович
Просмотреть профиль автора








1