Жизнь - игра


Жизнь - игра
Книга1. Жизнь - Игра

Жизнь - игра, первое правило которой — считать,
что это вовсе не игра, а всерьез. Алан Уоттс

1. Жизнь

Снова серый осенний понедельник. Опять полчаса трястись в переполненном утреннем автобусе по разбитым Курганским улицам.
- Если такие дороги у нас в областном центре, - задаюсь я вопросом, - то какие же в глубинке?
- Хорошо, что командировки по районам в прошлом, - вспоминаю с удовлетворением. Настроение под стать октябрьской погоде: такое же унылое и бесцветное.


Казалось бы, непыльная возня с компьютерами - именно то дело, о котором мечтает большинство горожан. Добираться до работы не так уж далеко, а всё же на сердце селится тоска. Занятие, можно сказать, любимое, но вот ездить на работу заметно неприятнее, чем в первый год, случившийся более 15 лет назад. Небольшой мозговой штурм должен привести к некоторым выводам, открывающим причины зарождения моей ново приобретаемой аллергии на работу. Когда ещё копаться в себе? Путешествие, даже такое короткое, - самое подходящее место для раздумий. Оставлять без должного внимания неприятные ощущения в мои сорок пять опасно.
- Вдруг кризис среднего возраста, можно и до нервного срыва докатиться, - решаю категорически.


- Вы будете садиться? - перебивает размышления слегка недовольный солидный женский голос.
- Пожалуйста, - освобождаю проход к месту у окна. Обвевая резко пахнувшими духами, женская фигура, торопливой тенью проскальзывает мимо.
- Наверняка, перед выходом из дома вылила на себя половину флакона, - невольно возвращаюсь к окружающей реальности. Пожалуй, «любование» лицами земляков по дороге не добавляет оптимизма. Этот вывод мне кажется наиболее подходящим именно сейчас, пока еду в надрывно дребезжащем автобусе, иронически-издевательски именуемым «скотовоз». Пустые и "замороженные", как бы перевёрнутые внутрь себя, глаза пассажиров равнодушно скользят по мне. Безразличие попутчиков не так уж трудно понять. Я, как и убитые временем автобусы, представляем собой надоедливо мелькающую перед глазами декорацию давно известного спектакля. Моя холодная, как глаза пассажиров, логика программиста подсказывает очевидный вывод: «Последнее время окружающая реальность начинает всё больше раздражать». Меня слишком болезненно задевает очень многое.


Выводит из душевного равновесия плачущая последними красками лета осень с её слякотью, грязью и неотвратимо надвигающимися морозами. Стремительно уменьшающийся световой день заставляет сожалеть о промелькнувшем тёплом сезоне, точно об убегающих годах. Возможно, в других более благополучных городах эти периоды межсезонья переносились бы легче. Ведь любил же осень великий Пушкин в гораздо менее цивилизованные времена существования России? Почему я не Пушкин? Где одетые в багрянец леса? Почему я живу не в восемнадцатом, а в двадцать первом веке? Удивительно, сколь многими дурацкими вопросами можно задаваться, пока добираешься до работы. В то же время, целых восемь часов работы не оставляют никакого последствия в голове, сердце и на душе.


Самое печальное, что и в карман (или вернее сейчас говорить - на карточку) рабочий день простого системного администратора приносит немного. За день зарабатываю столько, сколько иные мои бывшие однокурсники за час. Кстати, это ещё один повод для разрастания печали. Не то обидно, что получаю мало, грустно от отсутствия надежд на изменение к лучшему в финансовом плане.
- А есть ли достижения в других направлениях, - травлю себя дальше.
Три месяца назад стукнуло сорок пять, пора бы итоги подводить: дом не построил, сына не родил, сада не вырастил. Можно бы успокоить себя участием в строительстве дачного домика, удовлетвориться попытками рождения ребёнка. Но итог всех жизненных усилий, включая увлечение садоводством - полное отсутствие положительных результатов. Вот теперь, кажется, приблизился к завершению понимания мрака на душе от «противных лиц пассажиров», «осенней грусти», «нищенской зарплаты». Провал всех начинаний вынуждает признать себя полным ламером. Какая - то часть меня противится, что вносит разброд, шатание и тонкую нить надежды. Вдруг я не такое уж ничтожество, как сам себя рисую? Если быть до конца честным:
- Когда люди, природа или зарплата устраивали нас полностью?! - хватаюсь за соломинку логики. Нет, всё же пора признать, что ощущения неудачника часто прикрываются защитной психикой. Подсознание переводит стрелки на причины, не зависящие от тебя, на тех же окружающих, погоду, начальство или власти в целом. Короче, болтаюсь между двумя выводами, - то ли я дерьмом беспомощным оказался, то ли жизнь такая.


Продуктивная на аналитику выдалась сегодня поездка до работы, однако. Выйдя из автобуса, замер, как будто шуршание грязно-жёлтых листьев под ногами могло помешать мне размышлять в выбранном направлении.
- Почему бы не растравить душу самобичеванием? - решаюсь храбро. В древнегреческой философии подобный процесс назывался катарсисом - очищением. Хорошее очищение повредить не может. В главном уверен, самое страшное для всех неудачников, - самоубийство, мне не грозит. Всему виной, вернее спасением - моё увлечение философией с самого раннего юношества. Кто-то из древних назвал философию защитой от судьбы. Возможно, именно это встреченное в умных книжках выражение и привлекло меня к философии в один из переломных периодов юности. Сочетание жизненных трудностей и благоприобретённое умение переводить эмоциональный разлад в познавательную деятельность позже помогли познакомиться с психологией, социологией, политологией. Немного жаль, что всё это немалое количество знаний поступало бессистемно, по мере явления кризисов в моей жизни. Мудрость прошлых поколений мыслителей впитывалась неодинаково интенсивно. Активизация «любомудрия» приходилась на периоды самых сильных или болезненных ударов судьбы. Может быть, именно по этой моей привычке, все удары воспринимались, что называется, «философически». Есть проблема - есть повод её решить, а значит чуть подрасти над собою. Согласно основоположникам философии, - мудрый должен ценить проблемы. Именно в борьбе с ними он и растёт умственно. Очень давно, в ранней юности, выписал мудрую фразу:
- «Избыток пищи мешает тонкости ума» (Copia ciborum subtilitas animi impeditur) (Луций Анней Сенека 4 до н. э. - 56 г. н. э.)
Согласуясь с этой цитатой, никогда в жизни не стремился к овладению чем - либо максимально лучшим. Дал Бог талант к рисованию, игре на гитаре, пианино, - и то хорошо! Развивать, до предела совершенства какой - то один задаток, совершенно ни к чему. Любой профессионализм ведёт к однобокости. Даже мудрость, потребляемая без меры, избыточно, может принести вред.
«Благоразумие от крайности бежит
И даже мудрым быть умеренно велит»
Мольер



Отлично понимаю, что образы встречных лиц, законы природы, количество финансов, мне достающихся, от меня не зависят. Мудрее склонить голову перед вечными законами природы:
- «Согласного судьба ведёт, а несогласного тащит». Не нами подмечена вечность российских плохих дорог и неизбывность дураков. Разве способен один человек подобно Дон Кихоту изменить всё плохое вокруг?! Кстати, герой Сервантеса тоже ничего не добился.
С другой стороны, может, наоборот: причина в конкретной личности, в моей нерешительности всё изменить есть главная беда? Кто мешает избавиться от созерцания унылых лиц земляков в общественном транспорте, купив личный автомобиль? Почему не скрасить унылое межсезонье родного Зауралья краткой поездкой на юг? Что мешает решительно потребовать повышения оклада или сменить работу на более оплачиваемую, чтобы всё вышеперечисленное выполнить?
- Как смело, оказывается, могу философствовать, - ёрничаю невесело.
Но где найти лучшее занятие в нашем, вечно дотационном городке? Работа ночами и в выходные не решит проблемы хронического безденежья. Уже проверено не раз и не одним мною, «трудом праведным не построить палат каменных». Половина жизненного пути уже пройдена, неужели так и не встретил выхода, не приобрёл способностей, чтобы вырваться на другой уровень игры, в быту именуемой жизнь.
Уверен, есть такая лазейка или артефакт, найдя которые можно перескочить на другую ступень, преодолеть пропасть безысходности. Красивые и приятно умиротворяющие мысли посещают перед дверями родного кабинета. Видимо, подсознание подсказывает успокоиться и привычно погрузиться в реальную деятельность по зарабатыванию, вернее по просиживанию часов, согласно должностной тарификации.
- Зачем приглушать очищающую бурю, зародившуюся в душе, голове, а может свалившуюся по велению высших сил? - гадаю, в уютно уставленном компьютерным железом, родном кабинетике. - Разве может быть что-то совершенно случайным в жизни? - задаю вопрос, принадлежащий какому - то философу. Не иначе сама судьба закручивает в мозговорот, обрушившийся на меня сегодня. Рабочий день начался. Привычная и необременительная работа делается почти автоматически, мозг остаётся свободен для рассуждений. А любая мысль ценна тем, что со временем может вырасти в реальные дела. Вся проблема сейчас - родить хорошую, а главное дееспособную мысль.
Признать честно, любовь к мудрости: не универсальное противоядие от неурядиц. Истинное спасение всегда только в труде, как учил нас незабвенный диалектический материализм. Единственно доступный мне труд связан с компьютерными технологиями.
- Не в грузчики же идти на старости лет, - вздыхаю удручённо. Лет пять назад, перед очередным возрастным кризисом, меня захватила идея создания компьютерной игры, способной принести миллионные доходы. По своей привычке подходить к каждому начинанию максимально досконально, начал с изучения теории игр. Перечитал гору художественной литературы и философских трудов по перспективно золотоносной теме.
Следующим этапом задумывалось научно управляемое погружение в игроманию. Глубокое проникновение в психологию игрока сетевых бродило - стрелялок казалось обязательным. Итог - банальное подсаживание на иглу игровой зависимости.


Теперь, вот уже три года как стремлюсь к домашнему компьютеру с трудно сдерживаемой страстью молодожёна. Отлично понимаю всю ненормальность зависимости от игр. Особенно в моём солидном возрасте. Несколько раз сносил танки, чтобы потом снова инсталлировать. Наконец, в этой неравной борьбе подобрал философское оправдание сдачи позиций человека разумного человеку играющему. Не уверен, что автор, спасительного для меня афоризма, мог предположить такой способ использования его мысли в будущем. «Человек нечто вроде придуманной богом игрушки, поэтому и жить он должен играя», - говорил Платон за четыреста лет до нашей эры.
Должно быть, теперь мои знания и практическое понимание теории игр, без преувеличения можно назвать достаточно полными. Хроническая и признаваемая игромания - ещё одна причина моей тревожности. Жена уже смирилась с компьютерным «пьянством» мужа, здраво решив, что оно всё же лучше пьянства традиционного. Отсутствие детей позволяет мне играть роль великовозрастного ребёнка, чем нахально пользуюсь поныне. Даже не хочется углубляться в свои отношения с женой, боюсь, станет совсем неловко. Лучше не думать в этом направлении. Надеюсь, и без того достаточно зарядил себя мотивацией для принятия решения о необходимости действий, конкретно - реанимации идеи создания игры. Другой денежной мысли на горизонте, всё равно не маячит. Всё, решено. Срочно перехожу к практической реализации. Хватит того, что теоретическая подготовка растянулась на долгих, пять лет.

Если говорить здраво, нужен немалый штат специалистов для оживления - прорисовывания будущего программного движка игры. В теории я хорошо знаю все подводные камни ожидающие меня. Хорошо уже то, что эскизы, трёхмерные ландшафты с героями и интерьером я могу создавать сам - спасибо маме за художественную школу и своему скромному таланту. Но почему бы не притянуть к работе любимую мудрость, призывающую разрушать стандарты. Успех любит дерзких.
- Если разобраться, я, как никто другой, отлично знаю минусы всех современных игр, - убеждаюсь легко. Самой главный недостаток компьютерных программ вообще - потерянное время. Отлично помню, как бывает стыдно перед самим собой за не способность бросить игру до самого утра. Никакие таймеры времени не способны управлять наркоманом, погружённым в предмет страсти. Уже не раз всплывала навязчивая, сказочная мечта - играть во сне. Идея гениальная, а главное, почти реальная именно сегодня.
Сегодня предстоит опробовать новый биоактивный шлем, поступивший в наш отдел для получения энцефалограммы мозговой деятельности. Через неделю или две, нужно будет отдавать электронный головной убор в физиокорпус и обучать лаборантов работе с ним. Кто мешает мне заняться своей прямой обязанностью - тестировать хитрую периферию на возможности применения в различных сферах. Вот он, мой единственный шанс. Ставлю себе цель:
- Не спать, не есть, не отвлекаться на посторонние задачи - только работа со шлемом и изучение возможностей его использования во сне. Если удастся найти способ управления компьютерными играми во сне, всю прибыль этого открытия трудно вообразить. Собственно я зря себя накручиваю, мне и без того не терпится поиграть с такой необычной и дорогой игрушкой. Срочно копирую драйвера для возможного усовершенствования, изучаю инструкцию, смотрю в интернете описание известных путей применения прибора, и всю научную информацию о возможностях человеческого мозга.


Всю следующую неделю, моя жена и верная подруга, боязливо молчит, не занимая даже мелкими хозяйственными делами. Вот и сейчас, говорит коротко, стараясь не выказывать недовольства:
- Иди есть, всё готово. Наскоро перекусив, спешу обратно к экрану монитора. Первая эйфория, от грандиозности открывающихся перспектив прошла довольно быстро. Теперь упорно, с настойчивостью маньяка, повторяю одни и те же опыты с небольшими изменениями. Не так изматывает монотонность, как всё большее понимание безнадёжности ожидания хоть какого ни будь прорыва.
Решение начать разработку нестандартного способа управления играми пришло почти моментально. Дальнейшее продвижение, в теоретическом и практическом плане, зависло намертво уже на неделю. Последние двое суток, засыпаю только когда отключаюсь от усталости. Снимаю осточертевший детектор мозговой активности с головы только в дороге между домом и конторой.


Перепробовал все возможные схемы подключения на активные точки своей головы, решительно обритой наголо. Кривая мозговой активности отлично фиксируется программой. Вот только эта «кривая» ни как не желает управлять функциями компьютера. Убеждён, в верности своего выбора. Конкурировать с популярностью сотен компьютерных игр, создавая новую игру, явно бесполезно. Только новая схема управления играми может открыть карманы финансистов. Даже мельком познакомившись с вопросами биоэлектронного управления, понял, насколько это сложная штука. Если управление электроники мыслями уже известно и опробовано, то обратная связь между компьютером и человеком почти полная мистика. Старания достичь невозможного, всё же считаю верными:
- «Для достижения успеха надо ставить цели несколько выше, чем те, которые в настоящее время могут быть достигнуты», - сказал Макс Планк. (23 апреля 1858, Киль - 4 октября 1947)


Наверное, стоит признать, что управлять игрой в режиме живого времени пока не получится. Но одна только возможность перелистывать каналы телевизора без пульта, исключительно мыслями, обещает хорошие деньги при правильной регистрации патентов. Как ни странно, первые шаги в этом направлении были успешны. Может быть, именно потому хотелось продолжить опыты по управлению уже компьютерными программами, браузерами интернета особенно. Постоянно качал недостающую информацию из интернета, заняв ноутбук жены, организовал домашнюю сеть. Стационарный компьютер, почти постоянно подключен к моей азартной лысине, через импортный шлём. Купил пару самых ёмких внешних винчестеров для хранения постоянно прибывающих сведений. Почти даже не жалею денег отложенных на празднование Нового года. Чего только не нашёл в сети, по своим запросам. Скачал даже частотную характеристику реликтового излучения звёзд, зафиксированную в 1988 году спутником США и находящуюся в свободном доступе. А закрытой научной информации перекачал столько, что статья за хакерство мне обеспечена. Но просвета пока не намечалось.


Наступающая вторая неделя тестирования прибора, заимствованного с работы, началась
совсем грустно. В выходной позвонил начальник и приказал:
- К концу недели заканчивай мудрить и передавай шлем заведующей физ. кабинетом.
- Помни Василий, тебе ещё обучать лаборантов, для чего переведи инструкцию на русском, чтобы к нам не было претензий, - предупредил он вместо прощания. Дополнительная третья неделя, на которую так надеялся, а с ней эпохальное открытие и золотой дождь, похоже пролетают мимо. Почти семь дней назад горел энтузиазмом, сегодня застыл в горестном ступоре от неминуемо грозящего облома.


Получая от кондуктора автобуса билетик, в очередной раз встретился с расфокусированным взглядом попутчика неопределённого пола и ясно понял, что мои проблемы превратили мой взгляд в точно такой же. Неужели эта неделя принесла только одну разгадку, - причину зомбированного вида пассажиров автобусов. Оказывается, каждый загружен собственными бедами, как и я сейчас. С другой стороны немного рано впадать в прострацию. Неделя хотя и последняя, но она только началась. В конце концов, даже лишившись многообещающего прибора, могу изредка брать его домой на выходные, как бы для проверки апгрейда, степени износа и текущего обслуживания. Как во все тяжёлые времена, обращусь к единственному спасательному кругу - философии. Мудрость подсказывает:
- Если сделал все логически верные шаги на пути к успеху, остаётся попробовать совершенно не логические. Вечный вопрос русской интеллигенции, «что делать» сейчас решается просто. Беру всё доступное оборудование на работе, перетаскиваю домой и объединяю в комплекс со шлемом. Собственно и на работе я имею право его тестировать. Вот только оставаться на ночь на работе у нас не принято. Благо у всех окружающих о компьютерщиках, сложилось мнение как не совсем нормальных, увлекающихся чудаках. Буду играть выгодную для меня роль спятившего учёного или фаната-программиста. За два дня перевёз домой почти всё научное оборудование способное сочетаться с моей задачей. Притащил даже радиодефектоскопический инвертор. Его функция, - определять изменения плотности в любых средах звуковыми колебаниями, тем давая оповещение о скрытых полостях или трещинах. Весь набор датчиков не стал брать, хватило и самого прибора с инсталяхой, которую слегка переработал для своих нужд. Теперь сижу и слушаю, как звучат фотографии, видеофильмы, тексты, аудио файлы в цифровом переложении. Динамики у меня отличные, звук получается космический, странный. Уверен в новизне идеи, меня озарившей. Чувствую, что путь верен. Осталось сообразить, как звуковые колебания конвертировать в электрические импульсы мозга вызывающие мыслеобразы. Трудно перечислить все вариации опытов, которые успеваю сотворить, пока бессильно не отрубаюсь, прямо за столом, перед светящимся монитором. Так день за днём, вернее ночь за ночью.


Под конец второй недели тестирования, в утро пятницы, случилась неприятность, если не сказать несчастье. Как всегда уставший от бессонной ночи я заснул в автобусе по дороге на работу и проехал свою остановку. Экономя время, рванул напрямик по незнакомым, уже по-осеннему тёмным, переулкам до своей конторы. Небольшая размерами лужа оказалась предательски глубокой, почти до коленей, что и измерил персонально. С трудом похромал до работы, еле-еле отогрел ноги электрообогревателем. В итоге, замученный бессонницей организм отреагировал простудой, проявившейся уже после обеда громким чихом и лёгким насморком. Спасибо чуткости руководства, я почти сразу был отправлен домой с многочисленными пожеланиями быстрейшего избавления от опасной для всего коллектива заразы. На дорожку мне, вежливо, но твёрдо напомнили, что в понедельник ждут здоровым с дорогим медицинским аппаратом и инструкцией по его применению.
Дома бросился продолжать работу, мучившую меня уже вторую неделю. На этот раз азарт был болезненно реальным, а не только образным определением. Наконец - то намечались небольшие подвижки. Научился мысленно управлять компьютером и даже открывать некоторые сайты в сети. Для этого нужно было учить, написанную в спешке, программу запоминать импульсы моего мозга как определённые слова программы распознавания речи. Нужно было учиться и самому чётко «рисовать импульсы», чтобы программа их не путала с другими подобными. Единственно, чего не хватало, - времени. Получил нагоняй от жены, когда она, вернувшись с работы, увидела моё сопливо-азартное состояние. Тут только вспомнил причину своего освобождения. Выяснилось, что лекарства и прогревания, рекомендованные на работе, благополучно забыл принять. Валентина, не долго думая, решила лечить подобное подобным.
Сидел за компьютером, опустив ноги в большой таз горячей воды, закутанный в большое верблюжье одеяло от колен до самой шеи. На голове, как всегда, громоздился прибор регистрации электрической активности мозга. Видимо картинку я представлял любопытную, раз жена, несколько раз сфотографировала меня.
- Это будет доказательством трудолюбия для начальства, - одобрил фотосессию я. Несколько раз жена меняла горячую воду на шерстяные носки с сухой горчицей и обратно. Наконец задремал за столом в привычном головном уборе, в убаюкивающем согревающем одеяле и в теплой воде у ног...


Вот вижу я сон, что для меня весьма редкий случай. Как ни странно, во сне отлично всё анализирую и понимаю. Спокойно и расслабленно констатирую, что такой ценный подарок Морфея нужно продлить, не спугнуть, как можно дольше. Открывающаяся картина кажется более реальной, яркой и полной чем события моих последних недель жизни, наполненные тягостными волнениями и спешкой. Вижу изумрудно-зелёные холмы той определённой крутизны и повторяемости, что невозможно спутать с другими подобными. Чувствую одуряющий запах свежей травы разогретой под ярким, весенним солнцем. Сразу узнаю знакомую местность возле деревни, в которой я жил до шести лет. Запах свежести молодой травы смешивается с медовым ароматом цветущих одуванчиков, земляники и клевера. Особенно узнаваем мелкий и широкий ручей, струящийся меж возвышенностей. Собственно, мне случалось часто видеть во сне эту характерную местность, до тех пор, пока сны детства меня не покинули навсегда. Вернее, казалось, что навсегда, а оказалось..., что казалось. Отмечаю, что подобная сложная самоирония, кажется, не должна приходить во снах. Во снах положено действовать или ждать определённых действий. Бежать от кого - либо или за кем то, тревожиться или радоваться непонятно чему. Но сон – размышление, наверное, родился впервые. А запахи во сне, вообще редкое дело.
Может быть в морскую соль для ванн, в которой прогреваются ноги, добавлена какая-то отдушка?

С другой стороны, ведь пришла во сне идея периодической системы Менделееву. Какой приятный оказывается сон, если в нём вспоминается такое великое открытие.
- Может и меня сон наградит подарком не меньшего значения, - иронизирую со слабо скрываемой надеждой. Теперь стоит успокоить едва сдерживаемую радость от встречи с такой красотой и перейти к анализу положения, в котором оказался. Нахожусь на берегу того, врезавшегося в память, ручья и высматриваю мельтешащих в нём мальков. В детстве безуспешно гонялся за мечущимися рыбёшками, шлёпая босыми ногами.

Анализирую, что сейчас я тоже босоногий мальчишка, правда, немного старше тех пяти лет. Сижу, скорчившись, мёрзнущим и босоногим на берегу не просто так. Смотрю на рыбок, но не с невинным любопытством ребёнка, а с голодной страстью хорька при виде добычи. Оказывается я голоден, как волчонок. Одет в бедное и дырявое тряпьё, сквозь которое проглядывает моё голое и грязное тело. От меня резко воняет чем - то незнакомым и одновременно не совершенно чужим. От такого малоприятного натурализма я решаю очнуться. Тревожно соображаю, как могла очутиться во сне такая натуральная вода, сложный набор запахов, непривычное тряпьё на мне. Проснуться легко не получается. Былая чистая радость от красоты открывшейся картины резко сменяется безотчётным возбуждением. Великолепно, если опыт по переносу сознания, давно известный в фантастике, удался именно мне. Но всё же стоит подойти к анализу ситуации предельно критично.

Логически рассуждая - предполагаю, что первоисточником и причиной образов сна могли стать; вода, в которой стоят ноги, одеяло, сбившееся на мне подобно тряпью. Запах коровьего навоза навеяли процессы жизнедеятельности нашей кошки - Миранды. Но если так чётко всё помню и понимаю, почему же всё ещё лежу на берегу, всё ещё хочу есть, всё ещё мёрзну в дырявой одежде подпоясанный грязной пастушьей плетью. Сквозь все вопросы, кружащиеся в голове, пробивается: «Опасно долго оставлять коров без присмотра». Эта непонятно как возникшая забота испуганной молнией врезается в сознание, выметая все остальные соображения. Вскочив на ноги и пулей взобравшись чуть выше на холм, замечаю стадо коров, овец и коз. Они медленно двигаются в направлении деревни, темнеющей вдалеке. Чётко формируется причина тревоги:
- Если они потравят огороды, - стадо не доверят, останусь как в прошлом году, подпаском. Без лишних раздумий, вместе с бестолковой дворняжкой, загоняю скотину в луга с высокой травой. Часто и хрипло кричу тонким детским и чужим голоском. Щёлкаю плетью, подзывая небольшую, всю в репьях, собаку Ветку и заставляю её помогать направлять стадо.
- Окаянная псина, никак не хочет лаять, - переживает парень, в голове которого затих простуженный программист. Быстро справляемся с простой задачей. Чтобы утолить неубывающий голод и жажду, проснувшуюся от беготни на весеннем солнцепёке, выбираю знакомую спокойную корову и вдоволь насасываюсь молока из вымени. Не забываю предварительно опутать кормилице задние ноги плетью.

Только теперь успокаиваюсь и занимаюсь уже более глубоким обдумыванием интересной ситуации. Во время инстинктивно важной для ребёнка суеты, уловил много чужой информации до тех пор подавляемой. Падаю в траву, чуть более холодную, чем на солнечном пригорке возле ручья. Пытаюсь восстановить обрывки куцых мыслей аборигена. Волнует меня первого, здешнего, - только выживание. С высоты моих нынешних сорока пяти лет, приходится согласиться с важностью главной цели. Оказывается я мечтаю об усыновлении в зажиточную семью. Маманя умерла, тятя нашёл здоровую молодую бабу и уехал с ней в другую деревню. Как болтают деревенские старухи, принимающие вечером скотину: «Чтоб грех глаза не колол». Моему детскому напарнику по телу, не понятен смысл случайно услышанной фразы, в отличие от меня. Теперь знаю, что зовут меня деревенского, - Васькой. Собственно, я, спящий у компьютера, зовусь точно так же. Любопытная закономерность. Неужели моё сознание может вселяться только в мужских особей с тем же именем, что и моё?

Вдруг, как током пронзает мысль, от неё вздрагивает даже ребёнок, в теле которого оказался. Знаю, кто он, знаю где, знаю, в каком времени оказался! Недаром мне так знакомо это место. Немного пугаюсь, теперь уже от того, что стресс, пережитый только что во сне, меня не разбудил. Обычно, когда пугаемся во сне, - сразу просыпаемся. Очень надеюсь, что я «старший» ещё жив и здоров, несмотря на простуду и опасное сочетание воды у ног и электроприбора на голове. Не могу же после смерти, знать такие мелочи как точное наименование прибора, - электроэнцефалограф «Voyager» американской компании «Nicolet» стоимостью в семьдесят тысяч долларов. Не думаю, что для мёртвых такая информация может быть актуальной. Кажется, проверка прошла удачно. Способен ли на том свете помнить английский язык, способы поиска и хакинга нужной информации в сети? Отлично помню обязанность перевести инструкцию с «американской мовы» к понедельнику.

Медленно и осторожно возвращаюсь к пониманию того, кто может быть этот пацан, в теле которого я сейчас нахожусь. Год рождения приблизительно тысяча девятьсот шестой или седьмой. Следовательно, сейчас, возможно, весна тысяча девятьсот семнадцатого или восемнадцатого года. Просто фантастика! Кстати, а не попробовать ли мне, прямо сейчас из сна, возможности управления компьютерными программами? Во сне, на что только не способны люди. Жаль, проверить успешность не удастся, ведь обратную связь, от компа в мозг, даже не пытался настраивать. Ничего, проверю, когда вернусь по истории поиска в браузере. Если вернусь...? Нахожу редкий для меня запрос, например, что там у нас было, в 1917 году...? Диктуем поиск: «шалаш Ленина в разливе». Индуцирую заученный всплеск активности мозга. Через несколько секунд в голове начинает странно шуметь, всплывают картинки и текстовая информация, которая дублируется ещё и мыслями: «После большевистской попытки захвата власти 3 - 4 июля 1917 года в Петрограде Временное правительство издало приказ об аресте более сорока видных деятелей большевистской партии. С пятого по девятое июля 1917 года В. И. Ленин скрывался в Петрограде, а в ночь с девятого на десятое июля перебрался в Разлив под видом косца. Он поселился у рабочего Сестрорецкого оружейного завода Н. А. Емельянова,..» Чувствую, что некоторые строчки имеют дополнительную информацию к ним. Не вижу способ выделения и подчёркнутость гиперссылок, - просто ощущаю их наличие. Не могу поверить своим чувствам. Такого не может быть! Такого не должно быть! Кто мне разрешил попасть в прошлое с такими возможностями? С какой целью?


Начинает трясти нервная дрожь, от непонятно как и кем подаренных возможностей. Не так взволновало открытие имени тела, в котором нахожусь, как пугает непонятный подарок в виде оставшейся связи с реальностью. Выходит я точно в виртуальном сне и одновременно в реальном будущем? Страшно до того, что ничего не понимающий ребёнок, в теле которого я расположился, начинает хныкать. Зачем я с ним так? Воровство молока чужих коров, надеюсь, не такой уж большой грех. Не хорошо обижать невинного ребёнка, который к тому же мой родной дедушка, в честь которого я и назван...

2. (11.04.1916 вторник) Непознанная жизнь не стоит того, чтобы быть прожитой

Озарение, посетившее меня, ничего не изменило. «Что делать дальше?» - вот главный вопрос, оставшийся не решённым. Совершенно непредсказуемо буду выброшен обратно в будущее, в тазик с водой, к родному монитору и терпеливой супруге. Главное, попытаться вспомнить все детали моего перехода в прошлое именно сейчас. Когда вернусь, может быть, всё уже и забуду. В первую очередь, определённо, повлияло сочетание воды, включенного прибора регистрации биоритмов мозга и работающих динамиков, передающих какие - то шумы. Собственно, это всё. Всё самое главное вспомнил. Остаётся перебрать все записи, которые слушал в эту ночь, и результат должен повториться. Надежда на возвращение именно в этот вариант прошлого весьма сомнительна. Но эти заботы ещё в будущем.


Второй по важности вопрос: «Что делать в этом прошлом, находясь в теле мальчишки?»
Если это наше прошлое, можно ли менять его, не рискуя изменить будущее? Судя по тому, как легко получается установить связь с интернетом, эта действительность не является реальной. Мир совершенно достоверный. Все весенние цветы, запахи, бегущие по небу редкие облака, вкус молока... всё естественно. Но и сон бывает похожим на жизнь. Хорошая игра тоже подобна жизни. Если меня закинул компьютер в прошлое, как в игру, о которой мечтал, остаётся придумать цель. Если заброшен сюда другими силами, более туманными и могущественными, тем более нужно определить цель. «Непознанная жизнь не стоит того, чтобы быть прожитой», - говорил Сократ (470 г. до н. э., - 399 г. до н. э.,). Значит, непознанная, подаренная жизнь в этой реальности не будет стоить моего в ней участия. Стоит подумать, волнуют ли меня судьбы России, революции, народов мира до такой степени, чтобы ради них терять отпущенное время.

Самым важным, первым пунктом, только что поставил выяснение проблемы путешествия во времени. Даже не уверен до конца, в виртуальном или реальном прошлом нахожусь. Почему же важнейшей задачей для меня - сиротинушки - следует считать иную цель, чем собственные нужды. Ведь даже неизвестно, на какое время существую в этом теле, в деревне, в мире вообще. Только решение задачи принятой мной — программистом принесёт удовлетворение мне - ребёнку прошлого. Всё, решено:
- Ребёнок нужен только на время внедрения, как прикрытие, главный тот, кто старший по возрасту.


Для начала следует придумать объяснение явно иному поведению пастушка, которое будет наверняка замеченным в деревне. Воспоминания о недавней беготне вокруг пёстрого стада подсказали идею падения и удара головой о землю. Избитый приём мыльных сериалов с потерей памяти здесь ещё не так распространён, как в моём будущем. Проявление новых качеств легче объяснить проснувшимся необыкновенным даром от того же сотрясения.

Серая от пыли собака с любопытством наклонила голову, наблюдая необычные телодвижения пастушка, трущегося лицом о засохшую землю. Острые края растрескавшейся глины театрально - показательно расцарапали лоб и щёку. «Довольно больно, - поморщился я, - пусть, лишь бы без заражения». Всё же натурализм ощущений слишком преувеличен для сна. Даже в реальности таких переживаний не припомню. Чувства необычайно обострены. Запахи весенней травы, цветущих одуванчиков, парного молока и свежего коровьего навоза окружают до одурения. Молодое тело пастушка воспринимает все с забытой яркостью и чёткостью.
- Обязан сохранить этот дар юности и использовать с максимальной выгодой, - продолжаю обдумывать варианты легализации на селе.

Тактика действий пастушка со стадом в деревне ясна по воспоминаниям, мелькающим время от времени. Завести корову прямо в стайку надо только бабе Мане - она даёт кусочек завалявшегося хлеба за это. Видимо она собирает старые объедки и хранит в недоступном для мышей месте. Ссохшийся кусок хлеба всегда пахнет пылью и дымом.
Остальную скотину разбирают сами хозяйки или их дети, встречая на окраине деревни.
- Не забыть прихрамывать, для большей достоверности падения, - решил прежде, чем ребёнок задремал, пригревшись на полуденном солнце. Странное чувство, когда видишь чужие сны. Если исходить из примитивных видений вечно голодного ребёнка, информация о деревне складывается довольно разрозненная. Мендера - село контрастов. Ночевать ему приходится с коровами и овцами в стойлах, где теплее, где пускают. Есть остаётся то, что подают жалостливые хозяйки, а часто ворует из кормушек лошадей и поросят. Последнее время привечает зажиточная семья, имеющая большой дом в центре деревни, почти около церкви. Остаётся надеяться, что реальность близка к сладким ожиданиям.

Наконец приближаюсь к вечерней деревне. Никто, кроме ребят, примчавшихся отводить животину по домам, не обращает на меня внимания. Одеты встречающие дети гораздо лучше, некоторые даже в покупной обуви, но презрения мне не выказывают. Только один парень, явно старше, поддразнивает:
- Вася - карася, пуза порвалася. Заметив разодранное лицо, заменяет слово «пуза» на «морда» и радостно продолжает распевать, довольный собой. Чувствую, благодаря чужому опыту, необходимость терпеть злые шутки. Видимо парень чем - то опасен. Вот и тот дом, в котором меня подкармливают и собираются усыновить. Из высоких, богато украшенных резьбой ворот выходит стройная баба с чёрными, туго забранными наверх под платок волосами:
- Опять ничо не ел Василко? - спрашивает тётя Таисья жалостливо. Весенний вечер уже прохладен, но от этих слов во мне разливается тепло и радость.
- Заходи вечерять, - зовёт ласково, - у нас много сегодня осталось. Чуть тише и многозначительно добавляет,
- Сам приехал, ждали, вот и наготовили». Понимаю всю важность сегодняшнего позднего ужина. Финансовый успех дела, которым занимался хозяин, определил решение об усыновлении меня. Почему я подумал именно так, понять не успеваю. Передав последних коров хозяевам, возвращаюсь почти тотчас. Разглядев в темноте мою поцарапанную рожицу, ждущая меня женщина всплёскивает руками и кричит, чуть не плача:
- Сиротинушко ты горемычное, так и убиться недолго. Молчу, понуро опустив голову. Кажется, именно сегодня меня будут проверять на пригодность к званию сына.

В горнице горят две керосинки, освещая празднично заставленный стол и людей за ним. Но более всего ещё из сеней меня волнует завораживающий запах варёного мяса с чесноком. Немного теряюсь, попав в круг света, но инстинктивно крещусь на иконы в переднем углу, подсвеченные лампадкой. Как хорошо, что религиозные инстинкты парнишки так сильны. Все сидящие около стола мне знакомы.
- Здраве будьте хозяева дому, - произношу я с поясным поклоном. Сидящий под лампой хозяин Яков преувеличенно серьёзно отвечает:
- И тебе не хворать, Василий. Маленькая старушка, сидящая ближе всех ко мне - его мать — подмечает:
- Да уж где-то расшибся, пострелёнок?.
- Запнулси, - отвечаю с наигранным вздохом, предварительно чуть помолчав. Все радостно хохочут. Только дед, сидящий на отшибе, внимательно наклоняет к свету остроносое и хищное лицо, чтобы лучше разглядеть меня.
- Вот кто тут главный, - предполагаю сразу. Старику показалась слишком сложной моя игра интонациями. Или заподозрил хитрое желание развеселить собравшееся общество. Почти тут же дед Прокоп успокаивается.
- Показалось, - решает он.
- В будущем стоит быть с ним осторожнее, - отмечаю в уме.
- Любопытно, - мелькает мысль, - почему я слышу его?. Собственно, на лице этого деревенского психолога всё написано открытым текстом.
Для оправдания неизбежных неувязок моего нового поведения с ожидаемым и уже привычным в деревне, добавляю всё же, как планировал:
- Головой шибко зашибся, стемняло аж.
- Похоже, зря перегнул палку насчёт серьёзности падения, - спохватился, когда дед Прокоп переглянулись с сыном встревоженно. Все посмотрели на старую женщину. Мать хозяина оказывается смыслящей в травмах и лечении. В лечении деревенские все вынуждены понимать, так как медицина и ветеринария в те времена были привилегией городов. Баба Клава ощупывает голову, смотрит в глаза под неровно мечущимся светом керосинки, указывает пальцем смотреть в разные стороны. Заставляет встать на одну ногу и закрыть глаза, разведя руки. Продержав ещё полминуты, резко разворачивает меня и шлёпает по тощей заднице.
- Иди умойся, варнак, - ворчит наигранно сурово. Пока старательно и неумело плещусь у рукомойника в дальнем углу, она тихо сообщает всем:
- Здоров головой совершенно.
- А «стемнялось» может от солнцепёка, а, ещё пуще того, от голода, - и все облегчённо - понимающе вздыхают.


Во время моего кормления, устроенного специально для знакомства, стараюсь есть не очень жадно. Дед Прокоп подмечает общее настороженное внимание за столом. Как бы шутя, толкует:
- В старину, нанимая работника, преж кормили до отвала. Кто больше ест, того и брали, тот и лучший работник. По горенке проносится общий смешок, раскрепощающий всех, в том числе и меня. Наваливаюсь на еду уже смело, по-детски откровенно. Главное не пользоваться ножом и вилкой, не показывать умения мне не свойственные. Но на этом моя презентация не завершена.
- Мечи реже, пострелёнок, ещё в баню мыться пойдёшь, - улыбается в седую бороду дед. Кстати, борода странно расчёсана на два конца. Почему - то приходят в голову мысли о двоеданах и раскольниках.
- Обожрёшься тут, а на полке от жару опять стемнеет, - продолжает старший семьи нарочито заботливо. Уже успокоенные явно единодушным и устраивающим всех решением, собравшиеся расслаблено смеются на разные голоса.

Отдирать с меня грязь пошла старая знахарка, профессионально проверявшая последствия моего мнимого падения на поскотине. В белой полотняной рубахе на голое тело бабуся выглядит немного пугающе в темноте бани.
- Скидай все тряпки, - решительно командует в предбаннике. Смело раздевшись, немного удивляюсь, наблюдая, как ветхая одежда летит в потухающую печь. Знаю, что в деревне дети иногда бегают совершенно голыми лет до семи - девяти, потому стою, не стесняясь, как и положено невинному ребёнку. Простого откровенного осмотра, при свете керосинки, видимо не достаточно.
- Пошли париться, - командует старая хозяйка, - всю хворь выгоню берёзовым духом.

Положим, парить старая не умеет или не имеет такой задачи. Главная цель - исследование моей кожи на предмет чесотки, язв либо других заразных болезней. Усыновителей не трудно понять. Никаких медицинских осмотров никто не проводил, как со мной, так и ни с кем в деревне. Приходится удивляться насколько профессионально я ощупан, включая лимфатические узлы в паху, за ушами и других труднодоступных местах. Молчу на протяжении всей банной процедуры, как партизан. Вместо мыла используется печная зола, заранее заготовленная в деревянном корытце. Только голову промываем настоящим и вонючим мылом очень плохого качества. Уже чистые волосы, мойщица пудрит едко пахнущим порошком и яростно, до боли, перемешивает до самых корней. «Видимо у них так принято, спасаться от вшей», - соглашаюсь обречённо. Бабушка, поначалу настроенная деловито, тиская детское тело, проникается материнской нежностью.
- Худышка-то ты какой, сиротинушка брошенный, - шепчет она уже ласково. Одеваюсь во всё чистое, хотя и ношенное. Вместо трусов натягиваю длинные белые подштанники. Старые штопанные, наверняка доставшиеся мне от деда.

Укладывают спать меня на остывающей русской печи, из глубины которой улавливаю сказочный аромат мяса томящегося там.
- Завтра скотину погонит Фролка, договорились уже, а ты выспись спокойно, - негромко сообщает моя будущая мама. Мне до слёз приятно чувствовать и принимать заботу о себе. Удивительно, как мой взрослый разум из будущего последние пять или шесть часов не вмешивался со своими чуждыми рассуждениями. Приятные воспоминания от сытного ужина, жар печи, а ещё больше память об оставленном на утро настоящем мясе, вызывают непроизвольную блаженную улыбку на моём лице, и детское сознание сладко засыпает.

- Картина вырисовывается симпатичная, - решаю я, - но это только начало великого пути. Всё ещё не заметил календаря. В приятных хлопотах не успел узнать точную дату преддверия «великого пути». Из редких разговоров взрослых за столом можно с уверенностью утверждать одно - революции ещё нет. Главное сейчас - попытаться найти способ управления поведением аборигенов. Нужно добиться полного доверия, не вызвав испуга или огласки. Действовать предстоит много и очень тонко, а значит не спеша, без суеты. Крайне необходимо расписать подробную легенду для внедрения, чтобы постоянно иметь перед глазами план действий.
- Вот только печатать в текстовом редакторе с помощью мыслесигналов не успел потренироваться, - огорчаюсь досадливо. С другой стороны доступность интернета даёт надежду делать записи в сетевых ресурсах. Задаю мысленно поиск с тематикой: «Фантастика, путешествие во времени, творчество...». Регистрируюсь. Под видом пробы пера начинаю писать легенду для попаданца, на каком-то из графоманских ресурсов. Суть техники переноса во времени не стоит расписывать подробно. Несмотря на то, что самому ещё не всё понятно, пытливые конкуренты могут меня перегнать. Важнейшее для успеха сейчас - доскональное знакомство с ситуацией в современном мне, теперешнем обществе.

Прежде всего, следует собрать всю информацию о событиях в России и мире в предреволюционные времена. Зная глобальную ситуацию, можно легко предсказывать предстоящие мелкие неприятности. Любая смена власти означает потерю сбережений, хранящихся в банковских бумагах. Останутся в цене лишь золотовалютные запасы. Выписал всех богатых людей живущих поблизости. Вдруг удастся склонить к помощи мне либо манипулировать ими. Просто удивительно как бедна капиталистами моя родная Зауральская сторонка в это время. Все крупные капиталы сосредоточены в Европейской части России.
- При разумном подходе вполне хватит ресурсов моих земляков, - решаю убеждённо.

Удивительно, сколь много можно передумать за часы сна, которые мы теряем, отдыхая. План действий в основном ясен. По мере исполнения буду его корректировать. Давно заметил за собой, ещё на экзаменах в институте, что в критически ответственных ситуациях мой мозг начинает работать более активно. Даже гордился этой своей особенностью, пока не прочитал в книгах по психологии, насколько обыденно это свойство разума. Всегда мечтал научиться вводить себя в состояние интеллектуального форсажа по своему желанию. Вот наконец, определённо, необычная ситуация сделала экзаменационный режим постоянно действующим.



Поднимают меня ещё до рассвета, как принято в деревне. Помогаю тёте (или уже маме) Таисье выгонять скотину на улицу, где собирает стадо мой учитель - пастух дед Фрол. Приветствую его степенным полупоклоном, как велось у нас два года, что был у него подпаском.
- Ну а теперича пожалуйте к парикмахтеру, - перехватывает во дворе старая хозяйка. Стригальная машинка, оказывается, ужасно грубо устроена: больно дёргает волосы и щиплет кожу. Наконец пытка завершена. Старушка тщательно подбирает состриженные патлы в лист лопуха, разгоняя любопытных цыплят, норовящих их склевать. На её совет, - «Сбегай в горницу, глянь в зеркало, какой жених ладный у нас явился» отмахиваюсь, помогая прибирать за собой остатки светло-каштановых зарослей, бывших на голове. Собрав и тщательно свернув волосы, бабушка завязывает их в тугой пакет красной ниткой, шепча что - то себе под нос.
- Видимо в приёмной семье серьёзно относятся к моему усыновлению, если читают наговоры, привораживают меня к своему дому, - радуюсь, самоутверждаясь. До самого вечера кручусь за мелкими делами вместе с новыми родственниками, помогая всем, кто чем - то занят и не выгоняет прочь. Заменяю подгнившие палки в прохудившемся заборе, пропалываю уже успевшие пробиться сорняки, таскаю воду для полива рассады огурцов, кормлю кур и поросят. Каждое новое, даже самое мелкое, дело меня заставляют начинать с простой молитвы «Господи, благослови». Хорошо, что я бывший беспризорник, иначе моя неграмотность в вопросах религии была бы подозрительна.
При звуке колокола, раздающемся в полдень, все поворачиваются к церкви и крестятся, шепча молитву. Делаю, как все. Перед встречей коров мне дают примерить выходную, парадную, по деревенским меркам, пропахшую нафталином одежду, оставшуюся от старших мужчин. Завтра мы ожидаем прихода тёти и дяди с детьми. Теперь становятся понятны старания мамы научить меня правилам пользования ложкой и вилкой за обедом и ужином. Мои смотрины продолжат завтра родная сестра с мужем, перед которыми ей не хочется краснеть за приёмыша.

Уже уложившись спать, на этот раз на старой железной кровати в пристрое, слышу разговор усыновителей: «Паренёк - то, оказывается, сообразительный, иное и сам не знаешь, как начать, а он раз... откуда что берётся». «Это хорошо, что хвалят, - успокаиваюсь в тишине - но как я могу слышать шёпот так отчётливо, за двумя бревенчатыми стенами?» Пока ребёнок спал, моё сознание уже привычным порядком набиралось полезной информации из интернета. Выяснилось, что записывать самое важное совершенно не нужно. Вся информация, непонятным пока образом, укладывалась в голове, как в жёстком диске. Регистрация на ресурсе самодельных фантастов оказалась лишней. Нужда в записях для памяти отпала. Все вновь родившиеся планы, порядок их выполнения, имена людей, даже мельчайшие детали событий, чётко держались в голове.
- Единственная польза от регистрации, - возможная помощь читателей в выборе действий моего героя, - успокаивает меня расчётливая мысль - пусть думают, что помогают сочинять фантастическую повесть.
- В конце- то концов, это моя игра или сетевая? - возмущаюсь весело, - Решение всегда остаётся за мной. Последние размышления цепляют смутные подозрения:
- Моя ли это игра, что так легко раскручивается в непонятно возникшем прошлом?. Слишком легко всё получилось. Если разобраться философски, то чья игра вся наша жизнь? Кому мы делаем весело и приятно, рождаясь в муках и в них же умирая? Уж точно не сами мы получаем удовольствие, торопясь из класса в класс, с курса на курс, с работы домой, с нетерпением ожидая отпуска, очередного юбилея, пенсии и смерти. Вдруг мы живём именно в те редкие секунды, когда задумываемся, пусть безнадёжно: «А зачем мы живём?».

«Нахожусь в непонятно как возникшем прошлом, в детском теле моего дедушки, слушаю забытых сверчков и редкое мычание деревенских коров, а решаю вечные вопросы теоретической философии — ну не дебил ли?» - улыбаюсь мысленно. Один запах свежего сена и парного молока, тёплая крынка которого стоит у кровати, сводят с ума. Жизнь дана с одной главной целью - жить с максимальным удовольствием. Вторая по важности возможность данная нам - мыслить о том, что бы моё удовольствие не встало поперёк горла ближних. В идеале, мудрый всегда больше заботится о благополучии окружающих. Только тогда они будут с радостью отвечать тем же и мне. Вот и буду соображать, как ещё могу управлять жизнью - игрой. Любая игра предполагает возможности решить встречаемые проблемы с набором поощрительных баллов за прохождение препятствий.
- Да, совсем забыл. Должна быть возможность возврата хода или сохранения достигнутого, - задумываюсь нерешительно. Если моё нынешнее состояние путешественника во времени как - то связано с компьютерными технологиями, о чём можно утверждать уверенно, что мешает найти команду возврата? Возможность заново прожить этап для исправления недочётов или просто для достижения лучших результатов, повышения баллов - обязательное условие любой приличной игры. Логически рассуждая, единственный рубеж - это сон, отделяющий один период от другого. В бестолковой суете прожитого дня так и не удалось установить точную дату времени, в котором оказался. Попробую исправить пережитое сегодня. Напрягаю все ресурсы расширившиеся неимоверно памяти и точно нахожу время просыпания носителя моего разума. Легко сосредотачиваясь, даю один, хорошо заученный импульс. Ничего не происходит, кроме того, что пробуждается мой младшенький я. «Вот что значит профессиональная привычка пастуха вставать до зари», - констатирую гордо.
- Сегодня гости придут, нужно умыться лучше, особенно выцарапать грязь из-под ногтей, - планирую, шаркая осторожно к рукомойнику. Только тут соображаю, что я спустился не с кровати, а с печи. От удивления хватаю себя за голову, едва сдерживая крик радости.
- Снова терпеть пытки оболванивания допотопной машинкой для стрижки овец, - мелькает лёгкая досада, когда пальцы натыкаются на копну спутанных ото сна волос.

День начинается, точно как прошлый, запомненный мною в мельчайших деталях.
- Явно идёт подкачка по домашней сети, а для хранения оперативной памяти задействованы два внешних винчестера, - почему - то уверен я. Возможно, логика программиста автоматически рассматривает мою ситуацию, как обычную компьютерную игру. Пока в утреннем полумраке выгоняем коров на улицу, решаю, как облегчить боль стрижки. Сеть даёт много вариантов усовершенствования старинных машинок для стрижки.
- Ничего сложного для того, кто разбирал двигатели внутреннего сгорания, - решаю смело. Вот первые болезненные рывки машинкой заставляют обратить внимание на агрегат в руках бабушки. - Можно посмотреть, а то близко никогда не видел, - спрашиваю невинным голоском.
- Дивись, какая техника, - передаёт машинку баба Клава, - На деревне только две таких, где и углядеть - то успел, глазастенький. Сорвав в огороде несколько листьев лопуха, аккуратно расстилаю на земле. Моментально разбираю на них всю машинку до последнего винтика, используя вместо отвёртки подходящий гвоздик. Бабушка медленно садится прямо в пыль и куриный помёт. Удивительно, что она всё ещё молчит, смешно и обиженно поджав губы, как и положено расстроенной старушке.
- Этот вариант бытия мне начинает нравиться явно больше, - убеждаюсь в верности своего решения. Из опыта прожитого уже дня знаю, где хранится точильный камень для правки кос. Понимая, насколько мои знания могут удивить бабушку, мягко спрашиваю:
- Где можно точило найти?.
- Прости меня Господи, дуру старую, - вместо ответа на вопрос, горестно шепчет старушка.
Только тут до меня доходит вся ценность для села этой примитивной машинки. Чуть напрягаясь, не разбирая слов, чувствую сильные эмоции всё ещё сидящей старушки. Сквозь бурю чувства раскаяния бабушки формируются слова:
- Придётся в город вести на починку. Аж из Брылинки занимали стригалку да ещё из пяти ближайших деревень, а мы вот сломали, - произносит она вслух. По мыслям сожаления об упущенной выгоде, вьющимся в её голове, знаю - занимали не даром. Занятая горестными переживаниями она совсем пропустила мой вопрос о наждачном камне. Повторив просьбу снова и получив необходимые указания, быстро подтачиваю режущую пластину гребёнок. Машинку никогда не точили, не разбирали и не смазывали.
- Не трогали ни разу, всё опасались повредить хитрый аппарат, - приходят мысли, уже непонятно чьи.
- Держи баба Клава, попробуй стричь, - передаю ей собранную машинку. Только тут она недоверчиво, слегка наклонив голову, встаёт с земли и берёт чудесно восстановленную ценную вещь. Смазывать пришлось колёсной, противно воняющей, мазью. Но даже эта примитивная смазка облегчила необходимые усилия, и слабая рука бабушки перестала дёргать и рвать мои волосы. В этот раз я сам собрал все состриженные волосы в лист лопуха служивший местом разборки - сборки. Подал всё ещё удивлённо молчащей бабушке.
- Можно посмотрюсь в зеркало? - попросился я зайти в дом.
- Беги, полюбуйся, да ноги не забудь вытереть, - указала старушка задумыиво, возвращаясь к роли хозяйки. Мне в доме нужно не зеркало. Обследовав все стены, нигде не нашёл ничего подобного календарю, кроме сборника дат церковных праздников с рисунками крестов и церквей. Смутное подозрение в безграмотности жителей дома возрастало всё больше.
- Что бы ещё отчебучить для набора авторитета и поиска информации о текущем годе? - задумался, озадаченно прокручивая события предстоящего дня.
- Пойдем, дитятко, к батюшке сходим, - прервала поиски приключений вошедшая в горницу бабушка, держа в руке нечто завёрнутое в платок.


Поповский дом был третьим от нас в направлении церкви. Крепко сбитый парень, коловший дрова во дворе, оказался батюшкой. Я никогда не видел его без ризы и шикарной бороды. Сейчас все волосы, подвязанные широкой чёрной лентой, он закинул за спину. Мне открылась эта картина на мгновение, пока мы оба с бабушкой стояли, крестясь перед распахнутой во двор калиткой.
- Постой, Василёк, пока тут, я спрошу благословения, - произнесла она полушёпотом, почти заговорщически.
- Зачем стоять, когда можно сеть на лавочку у забора, - решил я, напряжённо пытаясь подслушать тему неожиданного, совершенно незапланированного на сегодня рандеву. Только полностью расслабившись и закрыв глаза, а вместе с ними оборвав поток визуальной информации, уловил нить разговора интересующего меня.
- Отрок, не перекрестясь и не благословясь, разобрал бесовскую англицкую машинку, собрал, и она заработала лучше новой, - пугала сама себя старая доносчица.
- Ты вот нас, батюшко, благословил на усыновление пастушка, а он - то… оказался каков? - нагнетала перестраховщица, - Вдруг порченый али ещё пуще того...?. Чего пуще она не уточняла, но и по этим нескольким фразам всё ясно:
- Во мне будут искать руку дьявола. Шутки шутками, а дело может быть серьёзным. Наверняка, батюшка должен быть самым образованным на деревне человеком. Уже одно это делает нашу встречу опасным испытанием для моей предстоящей адаптации.
- Да ладно, - решаю азартно, - в случае чего опять переиграю день. Не успел найти других причин для опасений, как меня ласково позвала бабуля - хитруля:
- Пойди к батюшке Никону, да к ручке не забудь приложиться. Когда я вошёл, хозяин перекладывал яйца из берестяного туеска в фирменную коробку с углублениями под них.
- Десятка два отвалила родственница за мою проверку по церковной линии, - ухмыльнулся я про себя. Возможность переиграть всё в случае провала, невольная ирония к этому молодому, лет 28 - 30, «батюшке» настроили меня на легкомысленный лад.
- Интересно, вымыл ли он руки после колки дров, - гадал я, целуя его пухлую ручку,
- Но после яиц точно можно бруцелез подцепить. В этот раз мысли батюшки транслировались в моей голове без особого усилия.
- Вот и делай добро глупой черни, меня же и виноватым выставят, - снисходительно размышлял священник. Невербально мне передались сложнопереплетённые чувства неловкости и затруднения недавнего семинариста - повесы. Ведь он действительно посоветовал усыновить меня богатой семье, тем самым взял на себя определённую ответственность, на что весьма грубо намекнула селянка.
- Пойдут трепать моё имя в деревне, - серьёзно испугался Никон, - тогда обещанный дядей перевод в столицу под вопросом. Сильное и знакомое мне ощущение предстоящего экзаменоподобного единоборства интеллекта включило форсаж и без того разогнанного рассудка. Скорость работы мысли увеличилась так, что пролетающая муха превратилась в стоп кадр.
- Его положение довольно трудно, - неторопливо анализировал я ситуацию. Чтобы сохранить лицо церкви и своё, он обязан доказать истинность своего прежнего благословения.
- Мне нужно знать о нём всё возможное и невозможное, - сурово приказал я непонятно кому и выдал привычный уже мысленный импульс на выполнение. Если бы не стоял коленопреклонённым, целуя крест, подсунутый после его ручки, наверное, я бы упал. Объём информации о жизни и мыслях в миру Александра, недавно получившего сан, обрушился лавиной. «Это я удачно попал», - вспомнилась цитата из забытого фильма. Теперь я знал даже имя любовника его нянюшки и кормилицы, в то время когда ему не было года.
- Как много, оказывается, помнит наш мозг, - отвлёкся я, спокойно наблюдая собирающегося с мыслями хозяина дома.
- Как же это ты, братец, ухитрился машинку собрать? - елейным голосом спросил он.
- Виденье было, - пропищал я по-детски и потёр глаза кулаком, ещё грязным от пыли, в которой выбирал обрезки волос.
- Ну, полно кукситься - то, починил, и слава Богу, - успокоил меня батюшка.
- Вот про видение твоё счастливое расскажи подробнее, - подсаживаясь ближе, продолжил он допрос. Смысл намёка на благое видение понятен из его мыслей, открытых, как на ладони.
- Мне в голову приходит человек старше меня и подсказывает, что и как делать, - отвечаю, хныкая, - Вчера на поскотине пал, с того времени и приходит.
- А сейчас можешь его позвать? - неприкрыто заинтересовано и доверчиво спросил священник. Повисло продолжительное и нагнетающее тревогу молчание, только муха, беспомощно и звонко, билась о стекло.
- Здравствуйте, Александр Николаевич, - произнёс я чётко, не по-деревенски артикулируя слова, - Познакомимся?.


Конечно, я рассчитывал на эффект неожиданности, но действительность превысила все расчёты. Батюшка буквально подпрыгнул так, что стул, зацепленный его ногой, улетел далеко в угол. Хорошо хоть обошлось без крика, во дворе под окнами гуляли его крошечная дочка под надзором мамы.
- Ттты... Вы... эттто … кто там говорит? - с трудом заговорил он членораздельно, одновременно потирая ушибленное сухожилие, сидя на полу.
- Если есть лёд, советую приложить», - участливо посоветовал я ему.
- Tendo calcaneus - ахиллово сухожилие может воспалиться, долго прихрамывать будете, - проинформировал уже сухо и авторитетно.

К моей радости, по информации, считанной из головы единственно грамотного сельчанина — моего собеседника, на дворе шёл не революционный 1917, а предреволюционный 1916 год. Сегодня двенадцатое апреля, среда, разумеется, по старому стилю. День памяти преподобного Василия исповедника, епископа Парийского. Наше с дедушкой положение меняется к лучшему. Наличие в деревне выходца из Европейской части России, да ещё из самого Санкт-Петербурга, во много раз увеличивает возможность выбора дальнейших шагов. Разумеется, Курганских толстосумов нужно использовать в первую очередь. Выход в местный большой свет лучше обеспечит бывший столичный житель. Принцип вербовки батюшки - стандартный для всех современных спецслужб, получаю из сети.
- Надеюсь, вы хорошо понимаете, - перехожу к делу, - что моё появление в вашем доме не случайно? Миссия, которая вам поручена, приведёт вас к обязанности возглавить Российскую империю, - провозглашаю торжественно. Итог пятнадцатиминутного монолога: слушатель, как и планировалось, полностью дезориентирован и подавлен. Никакого запугивания и угроз, только позитив и забота о нём, как о ценном кадре. Фраза в пятом предложении рассчитана для зарождения подсознательных опасений:
- Каждый потенциальный кандидат на должность государя имеет дублёров - заместителей из нескольких регионов России на случай прерывания физических функций.
- Мы серьёзная организация меж-временных путешествий, призванная оказать помощь России в наступающие трудные времена, - предупредил я его вопрос.
- Если расскажу Насте, она просто не поверит такому…, - мыслил отец Никон.
- Вам не поверит никто в мире, а не только Настасья Афанасьевна, - уверено перебиваю его мечтания. Безусловно, последнее замечание окончательно смело всякие колебания молодого человека, сидящего напротив.
- Что я должен делать? - спросил он уже решительно.
- Прежде всего, нам с вами нужно успокоить моих приёмных родителей на предмет моей одержимости бесами, - ответил я с улыбкой. Это просто сделать, если мы объединим усилия. В нескольких словах я обрисовал своему новому компаньону порядок сотрудничества и его дальнейших действий по прикрытию наших с ним встреч. Наш выход на крыльцо, где на лавке с необычной для деревни спинкой развалилась моя провожатая, был торжественен.
- Клавдия Ивановна, ваш приёмный внук отмечен благостью Божьей, - изрёк, как с амвона, батюшка, успевший переодеться в подобающую сану ризу.
- Не иначе и моей рукой водил преподобный Василий Парийский, когда я благословил вас на усыновление сего отрока. Именно сегодня, в день памяти этого мученика, явился мне и тезоименник его. Хоть и видел по святкам, что истинный святой, в честь которого именован ребёнок, Василий Великий - Кесарийский Богослов. В этом вижу знак и повеление Господне принять мне участие в воспитании и вскормлении пищей духовной отрока Василия.
- А вы сестра встаньте, - подхватил он уже бухнувщуюся на колени гостью, – переоденьте, умойте малого и сразу приводите ко мне на весь день. Вручив ей туесок со своим свёртком, пошептавшись, батюшка лично проводил нас за калитку на улицу.


Мы дошли до дома в благостном молчании. Вместо знакомого мне режима дня на этот раз меня посадили в горнице у окна, пододвинув предварительно стол. Вручив неудобный толстый карандаш и альбом для рисования, полученный от батюшки Никона, бабушка наказала изобразить то, что видел во сне на берегу ручья, где вчера ушибся. Сама же устремилась собирать срочный семейный совет. Рисуя ангелоподобного человечка, старался передать детскую неумелость, копируя из интернета сборный образ неопределённого пола. Совещание усыновителей продлилось не долго. После окончания небольшой трапезы, где я снова получил уроки пользования столовыми приборами, история пошла иным путём. Меня сразу переодели, не дожидаясь вечера, как случилось в прошлый раз. Одежда была гораздо новее в виду высокой чести оказанной батюшкой. Уходя, теперь уже самостоятельно, на первый урок, уловил отголоски мыслеслов:
- Это ж надо, сам столичный барин пожелали учить нашего байстрюка грамоте! - на разные лады перекликалась одна и та же мысль во всех головах.
- Будет чем завтра Танюшку удивить, - промелькнула принадлежащая приемной матушке горделивая надежда.

У отца Никона пробыл до самого вечера. Занимались с ним уточнением легенды внедрения моей особы в его постоянное окружение. Решили присвоить ему заслугой открытие в простом сироте талантов вундеркинда. Договорились, что упоминание божественных сверхспособностей, кроме допустимых для вундеркинда, категорически неприемлемо. Почти всё время общения в голове моего нового компаньона билась одна и та же мысль:
- Сколько выгоды может принести упоминание его просветительских успехов в столичных газетах. Пришлось остудить эгоистические мечты намёком о преждевременности афиширования моего имени в СМИ. Когда батюшка прервался на служение Литургии, моё образование перепоручили супруге.
- Мальчик так быстро запоминает буквы, - приятной новостью встретила она мужа, - что мы уже начали составлять простейшие слова и предложения.
- Вот и будем тренироваться на нём, чтобы наша дочка получила опытных педагогов в нашем лице, - пошутил он, обняв супругу за плечи. Отойдя немного в сторону, хозяева договорились об уроках по другим дисциплинам, в которых каждый был чуть большим специалистом. Матушке отводилась роль учителя танца, рисования, музыки и хороших манер.

Подслушивая их разговор, нарочито неумело и громко звякаю кисточкой в стакане воды. Вспомнилась та вода, в которой прогревался во время невольного эксперимента.
- «В стакане воды атомов больше, чем стаканов воды во всех океанах Земли», - неожиданно проникла строчка из интернет статьи в мой разогнанный мозг. Срочно собираю всё написанное по теме воды. Нужно спешить с решением главной задачи - выяснения причин попадания в эту виртуальную реальность. Ведь неизвестно, останется ли мозговая активность в реальном времени на том же уровне, что и сейчас. Озарение, посетившее только что, приоткрывает теорию моей переброски в эту реальность. Сеть даёт текст: «Вероятность того, что в стакане воды, которую вы пьёте, содержится молекула воды, которая побывала в теле динозавра — почти 100%». Прокручивая каждое действие, предшествующее перемещению, наконец прихожу к точному ответу. Перенос сознания произошёл на момент звучания в колонках информации, зафиксированной спутником НАСА в 1988 году. Штурмовой режим работы мозга позволяет моментально объединить разрозненные, казалось бы, факты в стройную теорию. Связываются все три даты. Сам факт попадания в 1916 год из моего 2015 с использованием информации зафиксированной в 1988 году говорит достаточно много. Временное расстояние между всеми датами кратно девяти годам. Именно такая периодичность фиксируется у солнечной активности. А если вода - это глобальный мировой компьютер, как уверяют самые смелые учёные, то всё складывается в более - менее логичную схему.
- Жаль, что до компьютерной эры более шестидесяти лет, - сокрушаюсь, в забывчивости набрасывая акварелью композицию холмов и речки, врезавшихся в память.
- Вполне вероятно, что уроки рисования придётся брать мне самой у этого enfant terrible», - констатирует супруга отца Никона, возникшая за спиной.
- Вот именно об этой ранней гениальности я тебе и говорил, - ловко находит ответ священник. Домой меня оправляют уже затемно.
- Ну как, понравились уроки у батюшки? - чуть не хором нападают с расспросами дома. Уже, безусловно, родного дома, как хотелось бы думать.
- Оченьно пондравилось! - отвечал я с детским воодушевлением. Все радостно засмеялись.
- А не тяжко премудрости - то барские разбирать? - продолжал допрос с пристрастием недоверчивый дед. Пока не спеша подбираю взвешенные ответы на все хитрые, как им кажется, вопросы, одновременно продолжаю думать о невероятно привлекательной мысли, посетившей недавно.
- Улучшение и совершенствование методов переноса в прошлое из моей реальности у меня не получится, - констатирую сокрушённо. Главное, что у меня нет необходимых средств в моём времени. Один только электроэнцефалограф «Voyager» стоит огромных денег. Остаётся попробовать создать компьютерное производство в этой реальности. В моём распоряжении вся информационная и научная база будущего. Всего - то и дел, найти золото, месторождение которого открыто в будущем, и дело в шляпе.
- Завтра ещё и тётушка Ульяна собирается к нам зайти, - улавливаю слова приёмной матери. В прошлом варианте прожитого дня эта родственница не собиралась знакомиться со мной. Любопытно, однако, меняются события в зависимости от моих действий. Улавливаю в мыслях взрослых чувство горделивого удивления от сообщения о новой гостье. Неожиданно и сам вспоминаю, из рассказов бабушки из будущего, упомянутую родственницу. Ульяна работала управляющей домашним хозяйством у богатейшего предпринимателя Кургана, купца Смолина. Самая авторитетная женщина села одарит нас своим посещением. Уже привычным путём, проявив направленную заинтересованность, раскрываю все детали предстоящего события, рыская по головам. Считываю прежде всего чувства и эмоции, как самые яркие и сильные. Открытый текст мелькает редко, но и его вполне хватает, чтобы разобраться. Оказывается, слухи по деревне ходят не менее быстро, чем современные радио или теленовости. Информация о моём обучении батюшкой разбежалась по деревне в тот же час. Если точнее, сплетни разнесла сама старушка, удивлённая моим необычным «святым даром». Приехавшая сегодня городская гостья изъявила понятное желание познакомиться с таким чудом, чтобы потом первой рассказать городским господам о явлении деревенского феномена. Неожиданно передо мной открывается причина моей проницательности. Возможность чтения мыслей связана с нарушившим последовательность событий моим вмешательством из иного времени. Люди и дела, не изменённые мною, не считываются. Вчерашнее явление преображённого пастушка в деревню со стадом произошло как всегда. Действий, меняющих привычную канву событий, ещё не было. Всё происходило как обычно, как в варианте без переноса моего сознания из будущего. Первый прожитый день так же не особо отличался от того, каким он был до моего появления. Разве что чуть более грамотно вёл себя в хозяйственных делах, о чём уловил разговор родителей, отсутствующий в старом варианте прошлого. Сегодня, начав тот же самый день заново, расхрабрился и резко поменял всё коренным образом. Именно потому, «временные волны», замутившие вариант привычного течения жизни, отлично заметны и легко читаются. Выходит, все последствия добавлений, вносимых мною в эту реальность, должны легко отслеживаться. Ну что же, это облегчает выбранную стратегию коррекции прошлого.
- Увеличивающееся количество персонажей, изменяющихся от моего влияния, потребуют гораздо большего объёма памяти компьютера, - решаю невесело, – а на улучшение системы нужны деньги. Опять деньги... Вдруг понимаю, что почти точно знаю всю техническую сторону перемещения в виртуальное прошлое, но откуда пришло знание?
Садясь за стол обедать, попросил нож и вилку. На удивлённые взгляды домашних ответил:
- Так советовала матушка Анастасия.
- Давай, покажи, как в столице бояре трапезничают, - комментировал дед вручение мне столовых приборов. В этот раз я уже не опасаюсь казаться странным своей непривычной манерой поведения за столом. Расслабившись и увлёкшись размышлениями, чуть не забыл перекреститься и прошептать молитву после обеда.
- Можно свечку попросить на вечер для подготовки домашнего задания? - спросил, потупившись.
- Да что уж свечку, бери керосинку, - неожиданно расщедрился дед Прокопий. Керосин большая ценность в деревне, как и сама лампа, но более всего старшие должны опасаться моей неловкости в обращении с огнём. Пожары самая страшная беда для полностью деревянного, за исключением церкви, села. Только когда меня проводили в отдельно стоящий в конце огорода омшаник, стало понятно доверие пожароопасной керосинки. По дороге отец захватил два ведра воды, на всякий пожарный случай. Кстати, вёдра были тоже деревянные. Железо вообще очень редко встречалось в нашем хозяйстве, а это ещё зажиточная семья. Наконец меня оставили в покое.
- Нужно проверить, как влияние моего информационного давления поможет перенести эту бессонную ночь, - обрадовался я ночному уединению. Надоело уже скучать без дела при уснувшем теле моего юного носителя. Уверен, что ребёнок вполне может обходиться без сна.
Как и собирался, ночь провёл исключительно плодотворно. Спать совершенно не хотелось. Прочитал моментально, простым перелистыванием, все четыре книжки выданных добровольными просветителями. Копии развёрнутых страниц, как фотографии, откладывались в память. Изрисовал половину альбома набросками пчеловодческого инвентаря хранящегося здесь. Другую половину заполнил каракулями постепенно улучшающегося написания букв и слов. Некоторое неудобство вызвало применение непривычной буквы «ять». Теперь будут материальные доказательства роста моего умения писать и читать. Кстати, неплохо бы освоить знания, не знакомые раньше. Всегда хотел изучить ноты, французский и итальянский языки. С информационными предметами проблем не будет, а вот как умения требующие навыков и опыта? С детства мечтал профессионально играть на гитаре, скрипке. На гитаре, немного научился с двенадцати лет. Про овладение карате грезил, как и всякий подросток перестройки. Размышления этой ночи привели к новым оригинальным предположениям. Если возможно повторение пережитого дня, значит допустимо и параллельное проживание в иной реальности. Таким приёмом можно выучить язык в иной действительности за три или четыре месяца, тогда как в другом, основном варианте виртуального существования, не пройдёт и нескольких секунд. Конечно, подобное многовариантное прошлое требует огромных ресурсов памяти. Где - то же нужно хранить все вновь получаемые знания и опыт. Почти уверен, что рано или поздно, мне придётся использовать дополнительные объёмы свободной памяти, задействуя сеть. Главный минус сетевого хранения - замедление скорости обращения информации, а значит и скорости виртуальной жизни. Если предположения верны, в чём я не сомневаюсь, расширение вмешательства в прошлое может привести к перегрузке памяти, и как следствие аварийному выходу из изменённого мною прошлого. Мне нужно периодически «сохранять» пройденный путь, вводя в бессознательное состояние здешнего носителя моего «Я». Тут же попробовал отпустить физическую составляющую пастушка. Скоротечность проведённого опыта меня испугала. Приток внешней информации моментально пропал, и я старший, услышал стук головы аватара по столу, за которым сидел. Почти сразу, испугавшись, Вася - пастушок очнулся, успев подхватить падающую керосинку. Пожара удалось избежать, но вот стеклянная колба выпала и разбилась от резкого хвата рукой. Пришлось повторить вариант выхода из сна несколько раз, пока учился ловить лампу так мягко, что стекло не вылетало из фиксирующих его шурупов. «Та же самая Халва (Half-Life). - Радовался, возвращая лампу на старое место. - Что же будет на следующих уровнях?»

3. Стриптиз у ворот




Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Ключевые слова: попаданец в прошлое, эротика, меняя историю, чужой разум, мировой катаклизм,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 46
Опубликовано: 09.09.2017 в 21:21
© Copyright: Василий Белозёров
Просмотреть профиль автора








1