Был такой генерал


Если мне не изменяет память, в 1996 году у Кремлевской стены перед могилой Георгия Константиновича Жукова была организована первая панихида. Здесь в тот день собрались не столько сильно верующие люди, сколько сторонники твердой руки.

Но даже они, как мне думается, не поверили бы, что «кровожадный» Жуков и в подметки не годится западным военачальникам, не понимающим в принципе, что есть жалость и сострадание. Жуков не отдавал приказа утюжить фосфорными бомбами Кенигсберг, когда от людей оставались только головешки, не сравнял с землей Дрезден, который, по выражению Воннегута, напоминал лунную поверхность, не давал «добро» на ядерные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, он отказался пристрелить Берию прямо на заседании политбюро. В общем был истинно русским офицером.

Отец Тихон (Шевкунов), тогда бывший еще архимандритом, на поминальной службе высказался в том смысле, что если бы сейчас в России был хотя бы один генерал уровня Жукова, то о державу никто не посмел бы вытирать ноги. Я в тот момент мысленно ему аплодировал. Хорошо сказал наш мудрый и ухоженный батюшка.

Однако сегодня утром, спустя почти двадцать один год, я нахожусь в плену сомнений. Ведь был такой генерал. Он одним махом отобрал все до последнего бриллианта не только у Васильевой и Сердюкова, но и у тех сытых бездельников, кто много выше стоял этой пары на иерархической лестнице. Кого-то поставил к стенке, кого-то отправил в Гвиану (это типа нашей Камчатки, правда, с пальмами и бананами).

Имя этому генералу Бонапарт. Народ рыдал от чувства удовлетворенной мести и от умиления. Этот маленький масон низшей ступени велел в двадцать четыре часа покинуть пределы Франции вольным каменщикам высшей ступени – баронам Ротшильдам, а в принадлежащих им зданиях учредил независимый Банк Франции.

Когда несмышленые массы вздумали буянить, он велел расстрелять картечью стотысячную толпу. И в какой-то степени французскому народу это тоже понравилось. Не могли трудящиеся налюбоваться на великого героя Бонапарта. Но постепенно стало выясняться, что всё конфискованное у господ-кровопийц перешло к родственникам и знакомым генерала, который очень скоро стал первым консулом, вечным консулом и императором Наполеоном I. Он установил себе ежемесячный оклад, равнозначный суммарной заработной плате всех государственных чиновников Франции.

Он поставил на какое-то время Европу на колени, но французы заплатили за подобное великолепие слишком дорогую цену. До сих пор сами с колен встать не могут.

04.09.2017




Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 42
Опубликовано: 04.09.2017 в 08:26
© Copyright: Михаил Кедровский
Просмотреть профиль автора








1