Кольцо


Тридцатичетырехлетняя Антонина считала, что нашла в жизни свое призвание. Проработав несколько лет медсестрой в городской больнице, сбежала оттуда, посчитав, что за такую низкую зарплату она работать не хочет и не будет. Как-то она просматривала объявления о работе, на глаза попалось вакансия сиделки при пожилом мужчине. Тоня тут же бросилась к мужу за советом.
- Коль, я нашла вакансию сиделки. Мужчине восемьдесят восемь лет, он ходит, не в маразме, но ему нужна помощница с медицинским образованием. Уколы делать, капельницы при необходимости ставить и в уборке по дому помогать.
- Хм, сиделка? А сколько платить будут? И что тебя дома постоянно, не будет что ли? – недовольно спросил муж.
- Восемнадцать тысяч, рабочий день с девяти до семи, но в случае необходимости может вызвать и вечером. Ну, если плохо станет, - объяснила женщина.
- Ну, вроде звучит неплохо, - хмыкнул муж. – Но ты уверена, что выдержишь долгое время терпеть капризы пожилого человека?
- Но нам деньги нужны! Ты, на своей автобазе копейки получаешь, - взвилась Антонина.
Денег, действительно, катастрофически не хватало. Большая часть зарплаты мужа уходила на оплату съемного жилья. А Тоня обожала драгоценности. Часами она могла бродить по ювелирным магазинам, рассматривая украшения. Купить, к своему сожалению, она могла только простенькое серебро, а душа просила золота и драгоценных камней. Перемерив, кучу колье, дорогих серег и браслетов Тоня со вздохом покидала магазин.
Антонина устроилась к старику сиделкой. Это оказался довольно бодрый старичок, он вполне сам мог ухаживать за собой. Весь уход за ним состоял в том, чтобы несколько раз в день мерить давление, покупать продукты и раз в неделю делать влажную уборку. Она проработала у старика почти год, но, как-то придя утром к нему, не смогла до него дозвониться, телефон он тоже не брал. Дрожащими руками Тоня открыла дверь и нашла его в коридоре, он был уже мертв. Женщина была искренне расстроена, она уже успела к нему привязаться, особых проблем с ним не было, да и деньги он исправно ей платил.
Как оказалось позже, старик оставил ей по завещанию свою квартиру. Мгновенно налетели дальние родственники, которых Тоня отродясь за все время работы не видела. А тут набежали, с просьбами, угрозами, что засудят женщину. Но старик все сделал по-умному, все оформил так, что придраться было невозможно. И вскоре, Тоня и Николай переехали в свою собственную квартиру. Тоня снова начала поиск работы, теперь она знала, что хочет. Муж, которого Тоня теперь перестала пились, всячески ей в этом помогал.
- Тонь, а вот смотри, - тыкал Коля в экран. – Старушка, девяносто два года и платить обещают двадцать пять тысяч.
- Это да, но старушка лежачая, ей массаж нужно делать, мыть несколько раз в день. Написано, что родственники каждый день к ней ходят. Да они меня замучают своими замечаниями. Я ищу пенсионера ходячего, пусть меньше платят, но и работы меньше. Ты вон мне обещал, что таксовать начнешь, что-то уже второй месяц начинаешь!
- Да я устаю на работе, - смутился Николай, которому было лень еще и вечером куда-то выезжать. – Выбирай сама, ты лучше знаешь.
Антонина сначала нашла старушку и ухаживала за ней около года. Старушка была одинокой, но Антонине ничего не оставила, только платила за работу. За старушкой последовал дед, у него был сын, но он жил за границей. Старик оставил Антонине картину, нарисованную им лично. Тоня, повертев картину, засунула её на шкаф.
Надо отдать ей должное ухаживала за своими подопечными она хорошо, выполняла их капризы, подолгу сидела с ними, если они болели. Каждый раз Тоня, конечно, надеялась на то, что ей что-нибудь перепадет, все старики были людьми состоятельными.
Следующей стала одинокая, восьмидесятичетырехлетняя старушка. Она искала сиделку и помощницу по хозяйству. Обещала платить двадцать тысяч в месяц. Договорившись о встрече, Тоня схватила сумку и побежала к выходу, боясь, что старушка выберет кого-то еще. Дарья Ивановна, так звали старушку, жила в хорошем, старом доме, с консьержем. Трехкомнатная квартира с высоченными потолками радовала свежим ремонтом. Как оказалось, женщина много лет работала в местном театре и была довольно известна. Тоня даже припомнила, что видела её в нескольких старых фильмах. Несмотря на свой возраст, Дарья Ивановна выглядела очень свежо, было видно, что она до сих пор следит за своей внешностью.
- А что вы хотели, милочка, - усмехнулась старушка, заметив удивленный взгляд Тони. – У меня до сих пор берут интервью, вот я и стараюсь соответствовать. До сих пор мне хватало приходящей уборщицы, но силы уже не те, руки трястись стали, готовить уже не могу, хотя всегда любила это дело. Несколько часов Тоня слушала воспоминания бывшей актрисы. Потом та, наконец, вспомнила, зачем пришла Тоня.
- Вы мне подходите, - царственно кивнула женщина. – С завтрашнего дня можете приступать к работе.
Старушка была довольно привередлива, придиралась ко всему. То пылинку где-то заметит, то еда ей не по вкусу, то укол слишком болезненный. Тоня стоически терпела, а всё из-за шкатулки старухи, которая стояла на столике в её спальне. Она была почти доверху заполнена колечками, браслетами, колье, была там даже небольшая диадема. Заметив интерес Тони к своим драгоценностям, Дарья Ивановна рассмеялась:
- Да, милочка, были времена, поклонники меня драгоценностями закидывали, часть из них я даже не надевала никогда. Есть там и очень дорогие вещи.
- А зачем вы все это храните дома? – удивленно поинтересовалась Тоня. – Ограбить ведь могут!
- Есть меня слабость, когда настроение плохое, начинаю доставать эти цацки из шкатулки, перебирать и вспоминать молодость. Не могу никак с ними расстаться, хотя мой адвокат давно уже упрашивает в сейф в банке всё это богатство поместить.
- Может, расскажите о самых интересных подарках, - попросила Тоня, ей на самом деле было безумно интересно.
- Рассказать? – задумчиво произнесла старушка, словно спрашивая сама у себя. – А давай вспомним мою буйную молодость.
Она достала сверкающее колье, нежно провела по камням пальцами и улыбнулась.
- Это колье мне подарил генерал, - пояснила она, - любил он меня, ходил на все мои спектакли, цветами вся гримерка была заставлена. Это был самый дорогой его подарок, так тут лежат от него еще несколько колечек простеньких. А этим колье он хотел завоевать мое расположение, даже на колени упал, руки мне целовал и умолял стать его.
- А вы? – не выдержала Тоня.
- Я отказала ему, - усмехнулась Дарья Ивановна, - колье в тот же день ему обратно послала, слишком уж дорогой подарок это был.
- Почему отказали-то? Он страшный совсем был, не хотели за него замуж идти?
- Да он мне не замуж за него выйти предлагал, - улыбка женщины стала грустной, - а содержанкой его стать. Жена к тому момента у него была, да и двое детей еще в комплекте. Но он привез колье снова и попросил принять его, как память о нём. Сказал, что впервые влюбился, но не хочет быть подлецом и бросать семью из-за своей страсти.
- Ага, а предлагать стать вам содержанкой значит нормально, - возмутилась Тоня. – Как будто его семья от его тайной связи не страдала бы.
- Да тогда частенько актрисы имели богатых поклонников, нужно было выглядеть хорошо, а на нашу зарплату особо не разгуляешься, будь ты хоть трижды заслуженной актрисой, - вздохнула женщина. - К тому же я всё о любви неземной мечтала, ждала своего прЫнца.
- А вы были замужем?
- Была, - кивнула старушка, - правда, недолго. Влюбилась, голову потеря, всё, как и мечтала. Он тоже актером был, стихи мне писал, песни под окнами пел, весело нам вдвоем было.
- И почему развелись? – нетерпеливо уточнила Тоня, видя, что старушка уставилась в пространство, видимо вспоминая свою молодость.
- А мы не развелись, погиб он, - качнула головой Дарья Ивановна.
- Да вы что? – ахнула Тоня, схватившись за щеки. – Ужас-то, какой, вы, наверное, страдали ужасно?
- Нет, - усмехнулась бывшая актриса, - не страдала.
Тоня растерянно захлопала глазами, ничего не понимая.
- Да кобель он оказался первостатейный, - расхохоталась Дарья Ивановна, видя изумление Антонины. - Как потом выяснилось, стихи он еще двух актрисам посвящал, находясь, заметь, со мной в официальном браке. А погиб, когда лез в окно к своей любовнице с цветами в зубах. Пятый этаж, поскользнулся и свалился прямо под её окнами. Эта дура, увидев это, попытался оттащить его тело подальше от дома, чтобы её к делу не приплели. Сосед её увидел, вызвал милицию, хорошо, что не посадили.
- А больше вы замужем не были?
- Нет, после того случая, мне совершенно не хотелось связывать свою жизнь с кем-то официально. Было несколько бурных романов, даже чуть матерью не стала. Но потом опомнилась, кому я с ребенком-то на руках буду нужна. Надежды на то, что отец ребенка остался бы со мной, было мало, не стала рисковать своей карьерой и успехом. Меня тогда вся страна знала, афиши с моим лицом на каждом столбе висели.
- Не жалели потом? – тихо спросила Тоня, видя, как блеснули слезы на глазах старушки.
- Тогда не жалела, а сейчас …смысла жалеть нет, ничего не изменить.
Дарья Ивановна опустила руки в шкатулку и стала задумчиво перебирать драгоценности. Затем она встряхнула головой, улыбнулась, словно отгоняя от себя печальные воспоминания.
- А давай я тебе лучше еще несколько историй расскажу, - подмигнула она Тоне.
В этот день они засиделись до двух часов ночи, столько интересных историй было рассказано. Потом Тоня помогла старушке лечь, выключила свет и отправилась домой. Муж ей уже несколько раз звонил, беспокоился, что её так долго нет.
Прошел год, Тоня привязалась к старушке и с радостью бежала к ней. К тому же бывшая актриса тоже прониклась к женщине и подарила ей несколько золотых колечек из своей шкатулки. В последнее время Дарья Ивановна чувствовала себя не очень хорошо, мучило высокое давление. И вот как-то вечером она подозвала Антонину к себе и сказала:
- Тонечка, умру я скоро, чувствую, рядом моя смерть ходит.
- Да что вы, - взмутилась женщина, - у вас просто давление, вы еще крепкая женщина.
- Нет, умру я скоро, - привстав с кровати, настойчиво повторила Дарья Ивановна. – Я адвокату своему по поводу имущества все распоряжения оставила. Что-то в музей пойдет, что-то в благотворительные организации. Тебя я тоже не забыл в завещании упомянуть, близкой ты мне стала за этот год. Но есть у меня к тебе одна просьба, сходи в гостиную, открой второй ящик сверху и достань оттуда маленькую черную сумочку.
Тоня бросилась в гостиную, быстро нашла сумку и принесла её женщине. Старушка открыла сумку, достала оттуда сверток, развернула его и достала кольцо с большим, прозрачным камнем овальной формы, Тоня ахнула. Даже в блеклом свете лампы кольцо вспыхнуло, заиграло своими гранями. Это стопроцентно был бриллиант.
- Это наше родовое кольцо, - надевая его на палец, сказала Дарья Ивановна. – Мои предки были дворяне, и это кольцо передавалось у нас от матери к дочери много поколений. На мне наш род заканчивается, и я хочу, чтобы ты надела его мне на палец, когда я умру. Исполнишь мою просьбу?
- Конечно, - ошарашено кивнула Тоня, она была всё еще под впечатлением от увиденного.
Этой же ночью старушка умерла во сне. Утром Тоня пришла к ней, начала её будить, а она уже холодная. Женщина тут же позвонила адвокату. Вспомнив просьбу старушки, Тоня достала кольцо и уже хотела надеть ей его на палец, но оно так ярко вспыхнуло в её руках, что жалко стало его класть в гроб вместе с хозяйкой. Немного помучившись, Тоня положила его в карман. Дарью Ивановну похоронили. Оказалось, что по завещанию Дарья Ивановна оставила Тоне то самое колье, которое подарил ей генерал. Женщине стало стыдно, что она не выполнила просьбу умирающей и не надела ей на палец кольцо, но она постаралась быстренько об этом забыть.
- Она меня считала, чуть ли не дочерью, - объясняла она мужу, который даже поругался с ней из-за этого кольца.
- Считала, не считала, но это уже воровство какое-то, - возмущался он.
Тоня всё понимала, но ей так нравилось это кольцо, что она ничего не могла с собой поделать. Она постоянно его носила, не снимая даже на ночь. Тоня решила пока немного отдохнуть от работы. Колье они с мужем продали за очень хорошие деньги, которые положили в банк и теперь могли себе немного расслабиться.
И всё вроде было хорошо, но стала Дарья Ивановна ей каждую ночь сниться. Смотрела на неё грустно, качала головой и вздыхала. Вроде ничего страшного, но Тоне были неприятны эти сны, они словно напоминали ей о её неблаговидном поступке. А потом неожиданно опухла рука, на которой было кольцо. Палец стал красным и больше напоминал вареную сардельку. Женщина попыталась снять кольцо, но это никак не получалось. Она побежала в больницу, там ей предложили распилить кольцо, она с раздражением отказалась от такого решения проблемы.
- Да вы знаете, сколько стоит это кольцо? – возмущенно кричала она врачам. – Его никак нельзя пилить.
- Не дурите, палец потеряете.
Тоня на такое заявление только фыркнула и ничего делать не стала. Но вскоре стало еще хуже, палец начал темнеть, боли стали еще просто невыносимые. Она вновь ринулась в больницу.
- Резать, немедленно, - мрачно оглядывая почти почерневший палец, сказал врач, - если дальше пойдет, руку потеряете.
- А может кольцо разрезать? – с надеждой спросила Тоня.
- Пальцу это уже не поможет, гангрена начинается.
Домой Тоня вернулась заплаканная, ей ампутировали палец, кольцо она завернула в платок и положила в карман. Когда она его решила переложить в шкатулку, увидела, что камень стал красный. Подумав, что он испачкался в её крови, женщина попыталась его оттереть, но это не помогло. Теперь камень больше напоминал рубин. Тоне стало страшно. Она рассказала мужу о произошедшем, и он ей посоветовал:
- Сходи к старушке на могилу, закопай кольцо и попроси прощение.
- Да ты что! – возмутилась Тоня. – Оно же стоит баснословных денег. Может продать его?
- Дура! – рявкнул муж. – Не отнесешь ты, я сам отнесу.
Недовольная Тоня отправилась спать и снова увидела во сне Дарью Ивановну. Теперь она выглядела ужасно недовольной. Махала руками и кидалась на Тоню, схватила её за руку и сжала пальцами запястье так, что женщина взвизгнула. Тоня проснулась и села, сердце бешено билось и болела та рука, за которую схватилась во сне старуха. Тоня мельком взглянула на запястье и закричала, разбудив мужа. На запястье отчетливо проступили синие отметки от пальцев.
Утром Тоня вскочила чуть свет и поехала на кладбище. Упала на могиле на колени и стала слезно просить прощения у старушки. Когда она достала кольцо из кармана, увидела, что камень снова стал прозрачным. Это был словно знак, что она всё делает правильно. Кольцо она закопала у памятника и сразу же отправилась в церковь, поставила свечку за упокой Дарьи Ивановны.
После этого Тоня устроилась в больницу медсестрой, больше сиделкой она работать не захотела. Через год у них с мужем родилась дочь, Тоня решила назвать её Даша.




Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 29
Опубликовано: 01.09.2017 в 12:49
© Copyright: Татьяна Бухтоярова
Просмотреть профиль автора








1