Амур


– Ave! Мыслепочту вчерашнюю проверял? Я там для тебя парочку новых сообщений оставлял касательно нашей парочки и временно-пространственных координат для их потенциальной встречи.

– Так точно, товарищ сержант, проверял. Только вы же знаете, что у меня еще мало опыта, боюсь промахнуться. А что бывает с людьми в случаях, когда ты промахиваешься – нам в Академии еще не успели рассказать, только общий вводный инструктаж дали по технике безопасности при работе с луком.

– Ну, это смотря как промахнуться, – с улыбкой ответил своему кадету его нынешний куратор. – Можно ведь так промахнуться, что всю жизнь потом пристрелянных жалеть будешь, а они тебя и словом или мыслью какой ласковой и не вспомнят ни единожды. Вот, к примеру, ежели ты вместо сердца попадешь им своей стрелой в голову, то уважать друг друга они будут гарантированно – а вот чтобы, как у нас говорится, пройти вместе через огонь, воду и иерихонские трубы – это навряд ли. Если попадешь в район живота, то любить они будут всенепременно – но не друг друга, а каждый свой холодильник, особенно по ночам, особенно после шести. А ежели тебя угораздит попасть, в общем, еще ниже, чем у них живот расположен – то пламя страсти в их отношениях будет такое, что живьем сгореть можно, а вот теплого огонька любви не будет никогда. А наша задача – дарить им любовь. Так что – тренируйся на фантомах и не промахивайся, – с этими словами названный сержантом мужчина с белыми крыльями и золотистым пером на голове одобрительно похлопал своего напарника в новой данной им свыше миссии и встал рядом с ним у стрелковой бойницы крепости, с улыбкой наблюдая, как где-то внизу под ними проплывают кучеряво-розовые утренние облака.

– Спасибо за разъяснения, товарищ сержант. Обязательно учту при тренировках!

– И когда тетиву лука натягивать будешь, крылья назад отводи, чтобы натяжение сильнее получалось, а импульс Амура превышал при попадании сто духовных единиц. Если получится меньше сотни – могут мимо друг друга пройти как ни в чем не бывало, и вряд ли у них что уже после этого будет. А если больше сотни – то всегда срабатывает, опытом проверено.

– Товарищ сержант, а почему именно на автобусной остановке? Вы мне в мыслепочте вчера писали. Я, конечно, ему сегодня путь туда проложил, с коллегами договорился, время рассчитал, парочку нужных мыслей закинул, даже сон об этой встрече показал. Но вот одного не пойму – почему там, а не в соседнем парке, он же совсем рядышком расположен, да и народу меньше, им бы удобнее общаться друг с дружкой было бы потом.

– А это, малец, уже не моя воля была, а та, что свыше. Слишком мал я еще такие задачи, как управление судьбами, решать, – рассмеялся сержант. – Мне из Отдела Контроля Судеб информацию спустили, когда на задание назначали. А там, сам знаешь, ребята серьезные работают, и все у них заранее просчитано и выверено бывает. Это вас, мальцов, всему учить надо, даже как лук держать так, чтобы слезы из глаз не брызгали. Ну что, показать тебе на фантоме, как в сердце людей попадать надо, чтобы душа их потом пела от счастья?

– Так точно, товарищ сержант, продемонстрируйте!

– Ну, малец, гляди в оба! – ответил кадету опытный Ангел-куратор, снимая с пояса свой лук. – Видишь вон на том облаке созданные мной фантомы двух людей? А теперь как р-р-р-р-а-з! – и звонко запевшая в небе стрела аккуратно пронзила сердца сразу двух стоящих друг за другом мишеней.

– Ничего себе! – пораженно воскликнул кадет. – Два в одном! Импульс Амура в две тысячи духовных единиц!

– Учись, малец! Только так их и можно вдвоем за раз уложить! – гоготнул сержант.

* * *

Сегодня – если таковое понятие может быть применимо к мирам, где время идет совершенно нелинейно – в Академии было необычайно оживленно. Еще бы! Первый духовно-боевой опыт – это вам не шутки, особенно ежели на твоих крыльях висит груз ответственности за вверенную тебе парочку будущих влюбленных.

Ангелы-кадеты, которым сегодня предстоял первый настоящий боевой опыт, аккуратно парили над землей, держа в своих руках золотистого цвета луки. Луки эти вместе с выкованными для них стрелами были хорошо известным изобретением легендарного инженера Амура, вот уже много эонов как с отличием закончившего Ангельскую Военную Академию, а их самым ценным свойством была способность разить людей на смерть – в том смысле, что после прямого попадания в сердце в людях постепенно умирали все негативные, созданные оппонентами Ангелов, чувства, повинуясь властному зову заживо рожденной искренней любви. Собственно, именно по имени своего изобретателя многие из людей обычно и называли этих мастеров лука и стрел – хоть это было и неправильно, ведь каждый из них носил свое уникальное, дарованное свыше и трудно произносимое на привычном для людей языке имя.

Академия эта была хорошо известна в Семи Мирах. Напоминающая неприступную крепость, парящую в воздухе над застилающими небо облаками, она была домом для лучших военных инженеров и кузницей бойцов высочайшего класса. И одним из классов таких бойцов как раз и были названные так людьми Амуры.

– Равняйсь! Смирно! По ширине крыла в воздухе рядом друг с другом над землей становись! – раздавал команды прибывшим на стрельбы кадетам пожилой, видавший многое в битвах с демонами и лишенный ими половины крыла полковник, шагая по созданному из светящихся камней плацу. – Для тренировочных стрельб по парам рассчитайсь! К бойницам разойдись!

Полковник ходил взад и вперед от одной бойницы к другой, проверяя боеготовность своих будущих солдат и время от времени поправляя их боевую стойку, отвод крыльев, правильность выбранных целей, натяжение стрел и множество других крайне важных аспектов в жизни каждого настоящего Амура. – Все готовы? – наконец спросил он.

– Так точно, товарищ полковник! – ангельским хором ответили ему сотни стоящих возле бойниц замка лучников.

– Огонь!



Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 30.08.2017 в 14:34
© Copyright: Прохор Озорнин
Просмотреть профиль автора








1