НЕ ДУМАЙ, ЧТО УЖЕ ВСЁ ПОЗАБЫТО


Не думай, что уже всё позабыто Сергий Мартусов
-Не думай, что уже всё позабыто,
Хотя и образ жизни поменял.
Для дел лукавых сердце не закрыто,-
Об этом мне послушник рассказал.

Ещё в конце лихих восьмидесятых
Ему как раз минуло двадцать пять,
Был парень разбитной и неженатый,
И выпить не дурак, и погулять.

И так случилось, что дружил он крепко
Со школьных дней с соседским пацаном.
По молодости знаем, что нередко
Мы дружбой сплетены одним венцом.

И кажется, что дружба - основное,
Что в жизни есть у молодых людей.
И это чувство светлое, большое
Не раствориться до последних дней.

Так и дружили: всюду рядом, вместе,
Делили радости и горе пополам,
Но вдруг командировка, и на месяц
Разлуку пережить пришлось друзьям.

Промчался месяц, друг вернулся снова,
Но не один, а с молодой женой.
Всё непредвиденно случилось и так скоро,
Что как-то растерялся наш герой.

Сначала от того, что компаньона
Лишился он для молодецких дел.
Затем причина более серьёзна:
Сам обладать женой той захотел.

Так закрутила страсть,так завертела,
Лишился и покоя он и сна.
Умом он понимал:совсем не дело,
Она же друга лучшего жена.

Скрывал свой пыл, но замечал всё чаще
Во взгляде у неё ответный жар.
Он разгорался всё сильней, всё слаще,
И вспыхнул страстный похоти пожар.

Они встречались поначалу тайно,
Лукавый сети ловко расставлял.
Но то, что было тайным, стало явным:
В прелюбодействе муж жену застал.

Схватились мужики, да не на шутку,
Блудник намного здоровее был.
И выгадав удобную минутку,
Приятелю под ребра нож вонзил.

Нет, не убил, хотя и покалечил,
В один момент решились две судьбы:
В реанимации один закончил вечер,
Другой был заперт в камере тюрьмы.

Недолгий суд, раскаянье, прощение,
И много слёз, и приговор "Семь лет"
А в зоне наступило и прозрение,
Что к прошлому возврата больше нет.

Помог ему найти себя священник,
Который местных зеков окормлял.
Когда-то сам был при советах пленник
И много скорби лагерной познал.

Но не озлобился, не зачерствел душою,
Наоборот, смирен и кроток был.
Весь облик пастыря всегда дышал любовью,
И многих он к Христу оборотил.

Наш парень к старцу искренне склонился,
И почитал, и слушал, как отца.
Открыл всю душу, каялся, крестился,
Решил, что будет предан до конца

Святой Христовой православной вере.
Стремиться начал подражать святым,
Работал за троих, по крайней мере,
На волю выйти он хотел другим.

Так и случилось, вышел он досрочно,
А духовник письмом его снабдил.
Куда поедет, парень ведал точно:
В той местности был древний монастырь.

Наместнику он низко поклонился,
От пастыря отдал ему письмо,
В послушники в обитель попросился,
Покинуть мир решил уже давно.

Благословенье получив на это,
Он погрузился в жизнь монастыря.
Прошла весна, закончилось и лето,
А зека бывшего узнать теперь нельзя.

За жизнь духовную так рьяно парень взялся,
Как будто был подвижником всегда,
Монахи сетовали: как бы не сорвался!..
Такая скорость иноку - беда...

Но искренно стремился парень к Богу,
Все послушания смиренно исполнял,
Был счастлив, что избрал сию дорогу,
Терпел, молился, пострига желал.

И вот, признав достойным посвящения,
Ему игумен повелел одно:
Добраться до родимого селения,
С наследством разобравшись заодно.

Дела мирские завершить, закончить
И возвращаться в монастырь скорей,
Принять монашество и навсегда покончить
С греховной жизнью прошлою своей.

Из близких родственников нет уже два года
В живых у парня больше никого...
Наследство в виде дома с огородом,
И он поехал продавать его.

Два дня пути, и вот он край родимый,
Но чувств особых почему-то нет...
Неделя оформлений, и счастливый,
В обратный путь он приобрёл билет.

Последнее, но главное осталось:
Часть денег, что получена за дом,
Семье товарища былого назначалась,
Которого калекой сделал он.

Собравшись с духом, крепко помолившись,
Он постучал в заветное окно,
Волнение нахлынуло, смутившись,
Увидел: открывается оно.

А из окна, глазам своим не веря,
Выглядывает прежняя она.
Как будто не коснулось её время,
Всё также и прекрасна и стройна.

Их взгляды встретились, невольный крик раздался,
Он молвил трепетно: "Мир дому твоему".
Она молчит, язык совсем отнялся,
Бегом к дверям - скорей открыть ему.

Не дав сказать пришедшему ни слова,
На шею бросилась, рыдает и молчит.
Ну, что за искушенье, право слово,
И он, как вкопанный, обняв её, стоит.

Всё закружилось, понеслось и полетело,
Забыты бдения, посты, молитвослов...
Опять сильнее оказалось тело,
И согрешить он снова был готов.

Не ведомо, что б вышло там, как было,
Наверное, дошло бы до греха....
Но простонал он: "Господи помилуй!"
И крестное знамение рука

Привычным жестом всё же сотворила,
Обоих разом тут же отпустило
Кипение плоти, что так навалилось -
Сторонкой искушение обошло.

Потом уже спокойно и степенно
Он низко поклонившись в ноги ей,
Сказал: "Прости и будь супругу верной"-
Дал деньги и назад бегом скорей...

-Не думай, что уже всё позабыто,
Хотя и образ жизни поменял.
Для дел лукавых сердце не закрыто -
Мне в поезде послушник повторял.



Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика религиозная
Ключевые слова: НЕ ДУМАЙ, ЧТО УЖЕ ВСЁ ПОЗАБЫТО,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 29
Опубликовано: 29.08.2017 в 20:02
© Copyright: Сергий Мартусов
Просмотреть профиль автора








1