За порогом детского дома


За порогом детского дома

«По приютам я с детства скитался, не имея родного угла. Эх, зачем я на свет появился! Эх, зачем меня мать родила!»… Кто смотрел советскую кинокартину «Республика Шкид», тот, вероятно, помнит эту жалостливую песню беспризорников. От событий, так животрепещуще рассказанных в фильме, нас отделяют десятилетия. Но ситуация почти не изменилась. Мало того, количество детей, лишенных попечения родителей, даже увеличилось… Например, в 1990 году (к сожалению, более свежей статистикой я не располагаю) в стране зафиксировано около 700 тысяч детей, оставшихся без попечения родителей. Цифру эту обнародовал на своих страницах журнал «Семья и школа». Но дело не только в ее шокирующей величине и даже не в том, что большинство обитателей детдомов – сироты при живых родителях (кое кому из них лучше в интернате, нежели в пьяной семье). Плохо другое – взяв на себя воспитание этих детей, общество вырастило, но не подготовило их к взрослой жизни…

А ведь и в самом деле, если вы зададитесь целью узнать, как живут сегодня дети в интернате, то не к малому, наверное, своему удивлению обнаружите, что ничуть не хуже, чем в семьях, а в некоторых случаях даже лучше. Судите сами: перед ними не стоит никаких проблем с продуктами – трехразовое питание гарантировано государством. Давно прошли те времена, когда детдомовца можно было определить по одежде. Сейчас в «сиротнике» выдаются вещи, в которых не стыдно выйти на улицу. О развлечениях и говорить нечего, согласитесь, не каждый домашний ребенок может похвастать тем, например, что совершил теплоходный круиз по Волге или посмотрел «Щелкунчика» в Большом Театре. Но тогда почему интернаты до сих пор (по выражению одного знакомого милиционера) считаются криминогенными точками? Отчего так высок процент правонарушений, совершенных его воспитанниками?..

Здесь, как мне видится, существует несколько причин. Одна из них – поразительно низкая компетентность большинства воспитателей, призванных заменить детям родителей. Еще Сухомлинский говорил, что педагог может считать себя хорошим только тогда, когда сумеет полностью «раствориться» в детях. В данном же случае, ни о каком растворении не может быть и речи. Воспитатели приходят в интернат не больше, чем работать, а это (с учетом тамошнего сложного контингента) категорически недостаточно. Ведь что главное для детдомовских педагогов? Без особых происшествий принять детей, накормить и спать уложить. За механическим соблюдением режимных моментов куда им заглянуть в глаза ребенку, просто погладить его по голове… Не потому ли «казенные» дети, разочаровавшись в людях, их окружающих, так рано уходят на улицу, пытаясь найти там то, что им не хватает?..

А много ли мы знаем о дальнейшей судьбе ребят, выходящих из интерната? Тяжело обычным, семейным детям. Детдомовским тяжелее вдвойне. Получив нищенское по нынешним временам государственное пособие, они буквально выталкиваются за ворота ставшей уже привычной для них обители. Но что ждет их впереди? Многие выпускники, впервые столкнувшись с суровой действительностью, испытывают что то на вроде шока. Всю жизнь их одевали, кормили, не прося ничего взамен – это было как само собою разумеющееся… И вдруг оказывается, что никто ничего и никому не должен. Что за все в этом мире надо платить. Некоторые ломаются, что немудрено. Парадоксальная, может быть, мысль, но увы, чем теплее и уютнее в детском доме, тем враждебнее и безнадежнее ребятам может показаться мир, ожидающий их за порогом школы. Не имея ни годной профессии, ни опыта самостоятельной жизни, без элементарных жизненных навыков они не находят ничего лучше, как заняться воровством. Но сколько веревочка не вейся…

Надо понимать, что ребята, оставшиеся без попечения родителей, вырастают в закрытых детских учреждениях, на полном государственном обеспечении. Это мир весьма специфический, о котором мы имеем лишь очень приблизительное представление… В течении всего срока содержания ребенка в интернате его персонал отвечает за жизнь и здоровье своих воспитанников, их благополучие и поведение. Но в обязанность работников таких учреждений не входит ответственность за будущую, самостоятельную жизнь своих подопечных… Ведь как обычно оценивается работа интерната? Чисто по внешним признакам: хорошо ли убрано в доме, не голодают ли его воспитанники т. д. Но никто, почему то, не задается вопросом: а готовы ли детдомовцы к той суровой действительности, что ждет их за воротами? Не потому ли интернаты даже при всем своем кажущемся благополучии продолжают исправно работать на зону?..

Отсутствие полноценных социальных контактов с людьми, личного опыта нормальной жизни в семье, незнание собственных прав и правил поведения в обществе – все это значительно осложняет детдомовцам переход из привычного замкнутого пространства в жестокий и неустойчивый современный мир. Анализ жизни выпускников показывает, что они не всегда во время и не в полном объеме получают денежное пособие, иногда не имеют необходимых документов для получения жилья (даже таких, как свидетельство о рождении и паспорт) Некоторые вынуждены ютиться в комнатах, где нет самого элементарного: кровати, стула, шкафа – буквально голые стены… Многие же, так и не обретя собственного жилья, вынуждены возвращаться к своим незадачливым родителям, лишенным когда то родительских прав или просить убежище у сверстников…

На сегодняшний день существует несколько причин, по которым выпускники интерната остались без крыши над головой. Первая – невыполнение государством взятых на себя обязательств по обеспечению детдомовцев жильем. Вторая – утрата документов, чиновничья волокита, коррупция. Третья – неполучение или потеря жилплощади в связи с пребыванием в местах, не столь отдаленных… Встречаются также случаи потери жилья по причине добровольной или принудительной его продажи, а также в результате мошеннических действий с квартирой детдомовца. По моему глубокому убеждению, отсутствие крыши над головой у человека, лишившегося ее в несовершеннолетнем возрасте, не по своей вине и находящегося под государственной опекой является вопиющим нарушением прав человека и требует немедленного вмешательства закона…

На проблеме воспитанников и выпускников сиротских учреждений, совершивших правонарушения необходимо остановиться особо. Криминальный опыт многие из них начинают приобретать еще в раннем детстве, что немудрено – зачастую это единственная возможность хоть как то свести концы с концами при вечно пьяных родителях. Вот и приходится постоянно «стрелять» деньги или подворовывать, становясь на кривую дорожку, ведущую прямиком за решетку. Для детдомовцев характерно переживание, что судьба обошлась с ними несправедливо, что они недополучили от жизни многого… Отсюда – ощущение ненужности, поразительное пренебрежение личной судьбой, желание получить «все и сразу». А поскольку другой модели поведения они, по большому счету, никогда и не знали, то рецидивы, связанные с криминальной деятельностью, неизбежны…

После освобождения из мест лишения свободы детдомовцы сталкиваются с целым комплексом проблем, как психологического, так и материального характера. Отчаянную ситуацию, в которой оказываются выпускники, вернувшиеся после тюремной отсидки, порождает равнодушное отношение к ним общества, создающего все условия для повторного преступления… Так, например, существующее положение о выписке осужденного с места прописки, оборачивается для многих детдомовцев полной потерей жилья на неопределенный срок. Такой бомж фактически не в состоянии найти работу и попадает в замкнутый круг набивших оскомину проблем (сел, вышел, украл, снова сел в тюрьму) Эта недальновидная политика еще больше осложняет криминогенную обстановку в обществе, ожесточает и без того не самых законопослушных его членов…

Теперь поговорим о т. н. «интернатских семьях» (это когда оба супруга до женитьбы воспитывались в интернате) Статистика свидетельствует, что более чем в 30 процентов случаев мамами становятся несовершеннолетние девушки. Средний возраст выпускниц при рождении первого ребенка равняется 18 годам. И около четверти молодых матерей рожают от случайной связи. Разбираясь в причинах столь раннего обзаведения детьми, выделяем следующие: девочкам очень хочется иметь близкого и родного человека, которого у них в жизни еще не было (а раз он не появляется рядом, значит, его надо родить); они не умеют предохраняться и боятся аборта, вследствие которого в дальнейшем могут не иметь детей; для них чрезвычайно важно сохранить хотя бы некое подобие семьи, удержать молодого человека (пусть даже и «приходящего» т. е. с семьей не живущего, но навещающего)…

Вообще, очень много детдомовских союзов вызывают у меня плохо скрываемое удивление: почему она терпит его, постоянно пьющего, гулящего, не вылезающего из тюрьмы? Зачем ей вообще такой странный «подарок»? Дело в том, что неудовлетворенные потребности в защищенности и любви детдомовец несет через всю свою жизнь. Психологи утверждают, что образ будущего мужа девушка во многом срисовывает с отца. Любил ее отец – и муж будет любить. Во всяком случае, она будет искать такого, чтобы любил. А если отца не было? Или он пил и держал в страхе всю семью? Как бы по ощущениям девушка не хотела этого отвергнуть, она внутренне готова понять, простить и принять такую жизнь… Иначе говоря, выпускница детдома изначально соглашается с ролью жертвы, что конечно в корне не верно, но продиктовано всем ее предыдущим горьким жизненным опытом…

Согласно собранной волонтерами статистике практически все интернатские семьи страдают от тяжелого материального положения. Только в половине случаев в обеспечении семьи участвует мужчина. Обычно, мама сидит с ребенком одна, отгородившись от мира и от контактов с людьми. Лишь четверть молодых женщин имеют какую либо специальность. Только некоторые из них работали, причем часть потеряла работу еще до рождения ребенка. Чаще всего молодые мамы обеспечивают себя и ребенка с помощью случайных заработков или сдают-продают жилплощадь (как правило, за бесценок) живя у мужа или у родственников. У многих дополнительные сложности создает отсутствие опыта ведения домашнего хозяйства, неумение выстраивать отношения в семье… Все эти проблемы также должны являться предметом серьезной профилактической работы в интернате, потому что больше научить детдомовца некому…

В середине восьмидесятых годов на экраны страны вышел новый художественный фильм «Хозяйка детского дома» вызвавший большой резонанс в обществе. Это была первая серьезная попытка осмыслить ситуацию, сложившуюся с казенными детьми. В адрес создателей фильма пришло огромное количество писем. Зрители возмущались поступком женщины, сдавшей ребенка в детский дом, призывали организовать шефство над интернатами. Интересно письмо, полученное от «коллектива электросварщиков горьковского автомобильного завода». Рабочие пишут: «Мы тут сообща подумали и пришли к такому выводу: конечно дети из детского дома растут без родных и близких, но у них есть мать – наша Советская родина, а родина – это мы, Советские люди. Решили дописать в договор о социалистическом соревновании еще один пункт – «отработать один день в фонд детского дома». С этим согласилась и партийная организация предприятия»…

При этом, я далек от мысли утверждать, будто интернатский вопрос как то намеренно умалчивался или скрывался от общественности. Настоящим сюрпризом стало для меня знакомство с журналом «Детский дом», который издавался с 1956 по 1968 год (сам факт существования такого журнала до известного момента ставился мною под сомнение) Впрочем, как известно, не все то в магазине, что на его витрине. В журнале вы практически не найдете материалов, посвященных реальным проблемам этого самого дома, его выпускников. Зато вашему вниманию будут предложены следующие, поражающие своей «непреходящей актуальностью» и «публицистической заостренностью» темы: «Воспитание бережного отношения к социалистической собственности в интернате», «Влияние физических упражнений на ночной сон детей, оставшихся без попечения родителей», «как мои питомцы стали активными атеистами (из опыта воспитателя детского дома) и т. д. Что ж, бумага, как говорится, все стерпит…

«Я – Человек» - именно так называется первое и единственное российское издание, авторами и читателями которого являются воспитанники детских домов. Идея создания такого альманаха возникла в одном из московских интернатов (думаю, вам небезынтересно будет узнать, что у истоков «Человека» стоял и ваш покорный слуга) Во вступительной статье к первому номеру (сентябрь 1992 года) ребята пишут: «Часто думают, что мы, интернатские, особо сорта люди – будто мы инопланетяне с темной звезды, где нет ничего, крове воровства, вечных драк и пьянства. Все это происходит от того, что немногие знают о нашем существовании и что то вроде огромного занавеса отделяет один мир от другого… У каждого из нас куча своих радостей и несчастий. Не все могут высказать то, что накопилось на душе и от этого становится тяжелее. Но может быть, стоит попробовать?»…

На страницах альманаха дети рассказывают о том, что их волнует: о своей жизни, о взаимоотношениях друг с другом, о планах на будущее, о любви… Среди его многочисленных авторов встречается немало талантливых подростков - юных художников и поэтов… Ведется переписка с детдомовцами из более чем двадцати городов бывшего Советского Союза. Главной целью издания является защита интересов и прав своих маленьких читателей. В альманахе публикуются и конкретные советы: где найти работу, как получить жилье, куда пойти учиться и т. д. «Я – Человек» - издание не коммерческое, которое тиражом чуть более 5 000 экземпляров бесплатно распространяется среди воспитанников детских домов. К сожалению, т. н. «рыночные отношения» делают свое черное дело - с каждым номером выпускать альманах становится все сложнее и сложнее…

Вещий Олег 1995 год




Рубрика произведения: Проза ~ Другое
Ключевые слова: детский, дом, интернат, выпускники,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 118
Опубликовано: 28.08.2017 в 22:26








1