Наблюдатель


В Зале Судеб сегодня было на удивление спокойно.
Впрочем, «сегодня» было бы недостаточно точным термином для описания движения времени в его привычной для физических миров концепции и форме. Время здесь могло двигаться совершенно нелинейно – ускоряться и замедляться, закручиваться спиралью, формируя сходные по характеру события в многообразных нижних мирах на разных интервалах реализации их эволюционной модели, в редких случаях оно могло даже полностью прекращать свое вечное движение для отдельных – и, в первую очередь, строго детерминированных миров, – если одному из Наблюдателей требовалось внести корректировки в высшую эволюционную модель такого мира. Оно не могло лишь повернуть вспять – и это единственное и самое серьезное ограничение, которое добровольно принимал на себя каждый заступающий на пост Наблюдатель вот уже в течение бесчисленного по меркам физических миров числа галактических циклов.
В Зале Судеб было спокойно.
Не в том смысле, какой вносит в него несовершенный разум представителей неограниченного множества совершенствующихся в физических мирах цивилизаций, подразумевая под этим отсутствие сложностей и тревог в рамках своей собственной кратковременной телесной жизни, – но в совершенно ином, подобающем для тех, в чьи задачи входили наблюдение и контроль за судьбами бесчисленного множества вторичных миров и населяющих их представителей.
Зал этот был необычайно огромен и существовал в нескольких измерениях одновременно. Его множественные проекции подобно отражениям в зеркалах каждое само по себе могли дать лишь очень отдаленное представление о его настоящей красоте и форме. В привычном для ряда слаборазвитых цивилизаций физических миров трехмерном пространстве он больше напоминал собой холл официальной государственной структуры с огромными уходящими вверх колоннадами, из почти недосягаемого потолка которого лился золотисто-серебряного цвета свет, плавно, точно перышко, опускаясь на стены и пол, формируя в ходе своего движения образы, отражавшие по желанию и воле Наблюдателей исследуемые ими цивилизации и события, происходящие, или произошедшие, или те, что могли бы произойти с определенными вероятностями – в нижних, или физических, мирах.
Формы этих световых отражений могли быть самыми разнообразными – бороздящие просторы океанов парусные корабли, символизирующие отдельные нации какого-либо из вторичных миров и их взаимодействие друг с другом; парящие в поднебесьях птицы, отражающие собой концепции и идеи, которые владеют умами и душами людей; стремительно закручивающиеся и бурлящие вихри и смерчи, представляющие смятения и несчастья как отдельных жителей наблюдаемых миров, так и их групп в целом; бардового и сизого цвета туманы, обволакивающие отдельные фрагменты пола в этом зале и связанные с зарождением и становлением новых звездных систем и цивилизаций; сверкающие разбрызгиваемыми на свету каплями фонтаны, которые время от времени могли породить удивительных красот воздушные радуги, не без оснований служившие предвестниками счастливых событий…
Формы и образы, создаваемые этим льющимся в зал светом высших сфер, были настолько разнообразны и, согласимся сразу, неповторимы, что у любого представителя даже самых высокоразвитых цивилизаций физических миров, если бы ему выпало огромное счастье наблюдать работу Наблюдателей со стороны, в буквальном смысле захватило бы его данный Создателем дух и невидимой силой приковало бы его к полу на все время наблюдения.
Пол Зала Судеб – или, в ряде случаев, отдельные его фрагменты – могли добровольно, или же повинуясь воле его работников, изменять свой рисунок и прозрачность, так что стоящий на какой-либо ячейке этого пола мог внезапно – или заранее зная об этом – обнаружить в следующий момент, к примеру, что он стоит точно на галактической карте, а под ним проплывают в своем взаимно-притягательном танце планеты одной из бесконечного множества звездных систем физического мира. Стоит представить себе удивление случайного наблюдателя, оказавшегося над такого рода фрагментом! Но за Наблюдателями мог наблюдать только их Верховный Координатор, а он в это самое мгновение – если понятие «мгновение» может быть хоть как-то соотнесено с понятием «вечность» – находился за пределами этих высоких стен, наблюдая свое творение изнутри.
За бесчисленные эоны, более известные высокоразвитым цивилизациям как галактические циклы, струящегося как вода времени Наблюдатель видел множество восхождений и падений тех цивилизаций, за развитием которых следил. Самые разнообразные внешние формы их представителей – гуманоиды-птицы, обитающие на склонах высокогорных миров; разумные, напоминающие русалок жители океанических миров с простирающимися на тысячи миль подводными городами; большие муравьиноподобные жители промышленных цивилизаций, создавшие огромные сети подземных туннелей и контролируемые коллективным разумом своих владык; владеющие сильнейшими телепатическими способностями гуманоиды, похожие на прямоходящих осьминогов; гигантские бабочки, парящие над вздымающимися на сотни метров над поверхностью их родного мира растениями, показавшиеся бы совершенно дикими и неуместными жителю примитивных цивилизаций, – были давно привычны мысленному взору того, кто наблюдал за становлением и развитием нескольких десятков тысяч иных.
Наблюдатель не имел права вмешиваться напрямую – с этой целью в физические миры спускались, или, правильнее сказать, вступали в расположенные в иной секции зала сияющие порталы, как избранные души представителей этих цивилизаций в целях своего повторного телесного воплощения, так и иные, гораздо более совершенные силы. Наблюдатель же мог предупреждать других о необходимости вмешательства и внесения корректировок в курс развития наделенных свободной волей цивилизаций, если вероятность ее гибели из-за отклонения от эволюционного курса становилась крайне высока.
Множество из прошлых великих цивилизаций давно исчезло из физических миров, оставив свой скорбный след лишь в информационных анналах высшего мира как урок для цивилизаций будущих и учебный материал для новых Наблюдателей. Как много причин и способов похоронить себя было в арсенале неопытных цивилизаций, к каким серьезным последствиям приводили несовершенное сознание и этика их представителей!
Были среди них те, что уничтожили себя и свой родной мир в гражданских войнах. Были и те, что в ходе неконтролируемых обществом процессов гиперпотребления полностью истощили ресурсы своего родного мира и сделали его непригодным для жизни. Были те, кого погубила наука, возведенная ими в абсолют и искусственно наделенная качествами непогрешимости – будь то истребление необходимых для биосферы микроорганизмов или же попытка создания неодушевленных клонов представителей своего вида, являющаяся нарушением Третьей Заповеди Высшего Мира. Числились в списке погибших и те, кто попытался усовершенствовать свои физические формы за счет различного рода механических имплантов или насильственных генетических изменений своей популяции. Были покоренные и уничтоженные искусственно мыслящими машинами расы, не сумевшие найти и обозначить правильную границу для развиваемых ими технологий искусственного интеллекта. Были те, что, будучи завороженными открывающимися перспективами управления пространственно-временными точками для совершения межзвездных прыжков своих космических кораблей, не сумели создать стабильно действующих порталов и были поглощены искусственно созданными аналогами галактических «черных дыр». Среди безвременно почивших числились также и те, что пытались управлять четвертым и пятыми измерениями и полностью перенести в них представителей своего вида, но были в итоге поглощены созданными в ходе научных экспериментов разрывами пространственной материи. Были, наконец, те, чьи планеты в ходе межзвездных войн были подвергнуты стерилизации более технологически развитым и более агрессивным противником…
Словом, как бы ни был высок технологический уровень наблюдаемых за множество эонов цивилизаций, но гордыня, жестокость и глупость их жителей всегда шли рука об руку с печальной судьбой.
Именно поэтому несколько эонов тому назад Совет Наблюдателей принял решение о создании группы высокоразвитых миролюбивых цивилизаций, следующих строгой внутренней этике и способных помочь в своем развитии представителям иных рас в случае соответствия их духовного уровня тем техническим чудесам, которыми эти цивилизации обладали. Дать слишком многое агрессивной цивилизации было недопустимым, поскольку практически гарантированно означало либо уничтожение в ближайшей перспективе этой цивилизацией самой себя, либо попытку нанесения вреда одному из членов Межгалактической Лиги. Дать варварским по меркам Лиги цивилизациям любое из существенно превышающих ее технологический уровень открытий – значило предать путь Лиги и ее этику – и, в лучшем случае, такое действие со стороны любого из ее членов наказывалось вечным из нее исключением.
На протяжении длительного времени Наблюдатели изучали тенденции развития молодых цивилизаций и их потенциальную готовность ко встрече с представителями Лиги – ведь для примитивных цивилизаций встреча с ними означала конец привычной для них истории, разрушение множества научных и социальных теорий, переворот в сознании и понимании собственного места в мироздании, смысла жизни и смерти…
Образы в зеркальной сфере, отражавшей звездные системы, скользили и плавно сменяли друг друга. Повинуясь пассам Наблюдателя, сфера эта вращалась то в одну, то в другую сторону, позволяя рассмотреть состояние цивилизаций в смежных галактических секторах. Внимание его сегодня было приковано к одной из нескольких десятков расположенных в одном секторе примитивных цивилизаций, жители которой называли свой текущий мир «Земля». Странное название для мира, покрытого таким количеством морей и океанов.
Цивилизация эта по всем канонам межгалактической Лиги была совершенно варварской, и наибольшую опасность для ее жизни составляли попытки нарушить Третью Заповедь вместе с непрекращающимися на протяжении столетий внутренними планетными войнами. Как много попыток ее спасения было предпринято, сколько корректировочных эволюционных сценариев рассмотрено, и как много еще предстояло сделать для того, чтобы выправить ее самоубийственный курс. Был даже поднят и отложен вопрос о принудительном вмешательстве Лиги. Но не столько вопрос о судьбе этой цивилизации беспокоил сегодня Наблюдателя – за свою бессмертную жизнь он повидал множество самых разных судеб – сколько вопрос о судьбе своего Верховного Координатора, находящегося в этот момент там, в этом непримечательном для стороннего наблюдателя маленьком, но красивом мире.
Наблюдатель склонился над сферой, просчитывая и выверяя сценарии и корректировки. О том, как труден путь эволюции сознания, он знал не понаслышке.

23.08.2017



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 40
Опубликовано: 23.08.2017 в 12:53
© Copyright: Прохор Озорнин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1