В память 350-летия Львовского Ставропигиона



В дошедших до нас документах впервые упоминается львовское Успенское Братство, как уже долго существующее, под 1439 годом, а львовская Успенская церковь под 1421-ым - С.Ю. Бендасюк. Культурное подвижничество
Львовскаго Ставропигиона
Временник: Научно-литературные записки Львовского Ставропигиона на 1936 и 1937 годы: Юбил. сб. в память 350-летия Львов. Ставропигиона. Ч.II. Львов (под редакцией В. Ваврика): Иждивением Ставропигийского Ин-та во Львове, 1937. 178с.https://vk.com/doc399489626_4491267775 Мб
...В 1936г. торжественно праздновалось 350-летие Львовского Ставропигиона. Во „Временнике" на 1936 - 1937 годы, посвященном специально юбилею, мы находим историю братства, а затем института, источники по его истории, отдельные юбилейные доклады, поздравительные письма из Львова, Ужгорода, Праги, Белграда, Варшавы, Парижа, из США, портреты и фотографии. Особенный интерес представляет составленный В.Р. Вавриком возможно полный список братчиков за все 350 лет, всего 726 имен. О каждом даются минимальные сведения - кто он по профессии, когда принят, где возможно - важнейшие биографические данные. Для характеристики Ставропигиона, этого уникального явления в нашем Отечестве, упомянем лишь нескольких членов Ставропигийского братства, а позднее Ставропигийского института, под датами их приема в братство. Сами имена скажут, насколько широкий круг самых разных людей с самыми разными убеждениями объединял этот оплот „русскости" на Руси. 1586 - Константин Корнякт - грек по происхождению, благотворитель Братства, воздвигший на свои средства для Успенской церкви знаменитую существующую до нашего времени „колокольню Корнякта". 1591 - Михаил Рагоза, митрополит Киевский, Галицкий и Всея Руси, поборник унии с Римом. 1595 - Адам князь Вишневецкий, у которого некоторое время жил Самозванец. Князь Адам отличался ревностью к православной вере. 1662 - Иоанн Выговский, казацкий атаман правобережной Украины. 1687 - Николай Красовский, подвижник и неустрашимый защитник православной веры. 1796 - Петр Лодий, профессор философии Львовского университета. Разумеется, членами братства института была большая часть галицко-русских будителей и деятелей русского движения. Но наряду с ними мы неожиданно находим имена украинофилов - 1867 - Юлиан Романчук, „творец злосчастной „новой эры", духовный вождь украинофильской партии на Галицкой Руси". 1881г. - Владимир Барвинский - редактор-основатель украинофильской газеты „Діло". Предпоследним в списке Ваврик называет принятого 16 декабря 1936г. Фому Яковлевича Дьякова, которому тогда был 71 год, осужденного вместе с Марковым к казни через повешение на Первом венском процессе, помилованного через ходатайство Николая II, когда казнь была заменена пожизненной каторгой, а после развала Австрии вернувшегося на родину. Заканчивая список братчиков 1936 годом, Ваврик сообщает, что в списке „много существенных недостатков и промахов. Вина в этом не только составителя, но и многих живущих братчиков. Одни из них наотрез отказались от подачи о себе сведений, заявляя, что еще не собираются умирать; другие защищались скромностью: мол, не стоит и для кого это нужно; третьи, некуда правды девать, побоялись"...
Нина Магометхановна Пашаева. Очерки истории русского движения в Галичине XIX-XX вв. Гос. публ. ист. б-ка России. М., 2001. 201с.http://www.twirpx.com/file/240368/4.4Мб
В.P. Ваврик. Члены Ставропигиона за 350 лет (1586—1936)https://vk.com/doc399489626_449172614
«ΑΔΕΛΦΟΤΗΣ. Грамматіка доброглаголиваго еллино-словенскаго языка. Совершеннаго искуства осми частей слова. Ко наказанїю многоименитому Рос(с)ійскому роду. Во ЛвовЪ. В друкарни Братской. Року ≠ афча» (1591).
Была составлена во Львове в 1588 году ректором и преподавателем братской школы Арсением Элассонским (впоследствии, архиепископом Суздальским и Тарусским, канонизированным в 1982 г.) и его учениками. С помощью наставников и учащихся школы составление грамматики было закончено в 1588 г. и сразу же началось еë печатание, однако вышла она только осенью 1591 года. Особенностью этой грамматики является то, что она была напечатана на двух языках: греческом и славянском. В развернутом виде с левой стороны книги — находился греческий текст, с правой — славянский. Грамматика состояла из 4 частей: орфографии, просодии, этимологии и синтаксиса. Греческая грамматика сравнивалась со славянской.
А. Генсиорский. Книги Ставропигийской печати и их роль в культурной жизни Галицкой РусиВыкуп печатных принадлежностей Ивана Федорова и превращение этой странствующей печатни в постоянное типографское заведение при Успенском братстве определили на долгие века роль Ставропигиона, как средоточия и, одновременно, двигателя всей культурной жизни Галицкой Руси.
Книги Ставропигийской печати, как те, которые печатались всецело иждивением Ставропигиона, так и те, в издании которых помощь Ставропигиона была только частичной, вплоть до половины XIX в. были всегда теми топорами, которыми прокладывали пути к новым Культурным достижениям. Значение некоторых из них выходило далеко за пределы нашей ближайшей родины.
Не будем останавливаться на книгах чисто церковного характера, хотя вполне оцениваем их громаднейшую роль. Обратим внимание только на те издания, которые непосредственно содействовали поднятию общего просвещения, развитию наук, литературы и т.д.
Учебно-просветительным целям посвящено уже первое издание Ставропигиона: Адельфотес (1591г.), греческая грамматика с параллельными славяно-русским текстом и примерами. Это вообще первая русская книга по грамматике на всех русских землях. Составлена она, главным образом, на основании греческой грамматики Константина Ласкариса (изд. впервые в Медиолане 1476г.) „спудеями" (студентами) львовской братской школы, под руководством преподавателя этой школы елассонского митрополита Арсения. Значение ее не только в том, что она открывала пути к изучению греческого языка. (Плоды этого сказались скоро в том, что студенты братской школы легко переводили греческие сочинения, нпр.: „Мелетия патриарха о благочестии...", изданное Ставропигией в 1593г., и даже свободно слагали греческие стихи). Куда больше значение параллельного славяно-русского текста этой грамматики. Здесь впервые пришлось установить точные грамматические славяно-русские термины, а главное — связать в определенную систему и правила колеблющиеся доселе грамматические формы той слав.-рус. литературной речи, которая тогда была в употреблении. Благодаря этому литературный слав.-русский язык получал прочное основание для дальнейшего своего развития. „Адельфотес", собственно его славянская часть, повлияла потом сильно уже на чисто слав.-русские грамматики, изданные в других местах, именно на грамматику Лаврентия Зизания (Вильно 1596г.) и Мелетия Смотрицкого (Евье 1619г.). Грамматика последнего, как известно, служила долгое время основным пособием слав.-русской речи: в Великой Руси вплоть до Ломоносова, в Галицкой Руси до начала XIX. ст. (с.58)
Львовское Ставропигийское Братствоhttp://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_792.htmСвободное Слово Карпатской Русиhttps://vk.com/club150601794https://www.facebook.com/groups/113791315933149/http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_736.htm



Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 11.08.2017 в 12:00
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора








1