Критинка


Из цикла "Асины осколки"

Ася стала критинка,
Мы с ней полетели на Крит.
Да, Крит конечно картинка,
Он весь для туристов открыт!

Эх, знал бы чем обернётся!
Наш стыд не смоет года!
Позора не оберёшься!
Не скрыть его никогда!!!

Есть шведский стол в ресторане,
Где кофе дрёму рассей.
Позавтракав пташкою ранней
С разбегу ныряешь в бассейн.

Все завтракают очень просто,
Кусочка два сыра, сок.
С колбаскою сделают тосты
Ну брынзы солёной кусок.

Но Ася голоднее волка!
Кладёт пирамиду сосисок,
Затем подумав недолго
Ещё две тарелки риса!

Рис заливает кетчуп,
Сверху три штуки котлеты!
А что бы съесть было легче
Количество для атлета

Кофе берёт пять кружек
И у окна расставив,
Мне дорогому мужу
Устраивает подставу!

Харуки бы Мураками
Мог описать всё играя,
Как Ася вкушает руками
Непринуждённо рыгая!!!

Ещё и ещё за добавкой!
Японцев глаза на выкате! 
Им видеть это забавно!
Не скоро к такому привыкните!
Но к счастью окончен завтрак.
В бассейне вода, как нега!
И Ася в него азартно
Сигает с матом с разбега.
Брызги туристов обдали,
Что по краям загорают,
А Ася плещется далее
От кайфа прям угорая!
Культуре повиновенью
Традиция явно почила.
Она замерев на мгновение
В бассейне затем помочилась!
Японцев узкие глазки,
Как лупы огромные стали!
Она из бассейна вылазит,
На плавках её в профиль Сталин!
И нет на лежак взгромоздиться,
Под солнца согреться лучами...
Обсохли что б ягодицы,
Что эротизм излучали!
Мне не снести позора!
Такого не доставало!
К бармену в майке "Зорро"
Грязно она приставала!
С текилой коньяк мешая
Пивом всё запивала.
И вновь загорать мешала,
Частушки всё распевала!
Ещё пантомиму творила,
Что б иностранцам понятней.
Ну крыша у ней не варила!
Зато распевала внятно,
Как из Чугуева в речке
Тихо топор проплывает!
Путь его будет далече!
Ну и пусть плывёт, так бывает!
Я умолял, - Успокойся!
- Ляг, полежи, обсохни!
Хватит уже попойки!
Она ни в какую! Ни - ни!!!
Из плавок, где Сталин купюры
Бармену кидает она!
Ну, что с неё взять, дура дурой!
Когда душа просит вина!
Она отключилась вскоре.
С трудом оттащили в номер.
За что мне такое горе?
Я от стыда чуть не помер!
На людях не появиться!
Туристы все пальцами тычут!
Жене позволяю напиться!
Как будто ты ей запретишь, ты что?!
Народ ведь правду долдонит,
-Свинья для себя найдёт грязи!
И тычет любой подонок,
Что метит от туда же в князи.
- А чем же ты лучше Аси?
Сам рожей храпишь в салате!
И так же у бара квасишь
В сворованном в ванной халате!
Что Аси блевота с твоею?
Сравни, в них разницы нету!
Такое я мненье имею,
Стыдить ни к чему! Глупо это!
Вторично ведь всё под луною.
И Дьявол подлец озорует!
Следи за своею женою,
Везде сувениры ворует!
Время обеда настало.
Ася проснулась в похмелье.
Спрашивает устало
- А где же тут сомелье?
А сомелье в ресторане,
Где опять шведский стол...
Она туда зверем раненным
- Желаю текилы грамм сто!
Текилу бурбоном запила,
Его полирует вискарь...
И снова Ася поплыла
Приключений на попу искать!
Ей закусить срочно нужно!
Когда ресторан под рукой.
Плевать, наблёвана лужа,
Что стала широкой рекой.
Большие, богатые стойки!
Вот курица и ветчина.
Туристы подходят спокойно,
Чтоб выбирать начинать.
Кладут себе ложку салата
И рыбы красной ломоть.
Но Ася врывается с матом,
Исчадие Ада само!!!
Размахивая подносом,
Отпихивая испанцев,
Французов с тонким прононсом,
В еду она лезет пальцем!
Пощупать, прожарено мясо?
Руками его набирает!
Её несдержимое пьянство
На хавчик всегда пробирает!
Заставлен поднос колбасою,
Бифштексами, курицей, рыбой...
Пред ней иностранцы пасуют,
Они не способны, ведь ибо
Для них фигура важнее!
И образ жизни здоровый!
Они смеются над нею!
Фигура у Аси - КОРОВА!!!
Не грудь, а огромное вымя!
И сзади корма нависает...
Но для чего это всё? Во имя!
Разведчик гадал бы Исаев!
Когда то она была стройной!
Искусство вовсю создавала!
Одеколон не пила тройной!
Украдкой не поддавала!
Мы были прекрасны и юны!
Затем целовались под аркой,
Потом расписались в июне,
И думали, счастье подарком...
Богемно её окружение,
Где утро начало попойки.
И к вечеру ниц положение
С трудом её тащат до койки.
Уже не является Муза
И руки похмельно трясутся.
Искусство давно став обузой,
Она с алкашами тусуется.
Её я водил по музеям
Пытаясь вернуть вдохновение.
Где стены искусством усеяны,
Застывшие в рамах мгновения!
В музее бежала к буфету,
Не кофе, а пивом давилась!
Коньяк заедала конфетой,
Короче в себя приходила.
И лишь после этого, что то
В душе у неё просыпалось.
И Ася развязно, не чопорно
К картинам хвальбой рассыпалась.
Вот этот Куинджи - шмуинджи
Неплохо смотрелся б на кухне!
Вот Босха повесила с ним же
И ангел в прихожей, тот пухлый!
Желая отбить от богемы
Вожу её в разные страны.
Но видно на уровне генном Стремленье к распаду, что странно!
И думается, доколе!!!
Хлестать ей запоем винище!!!
В Венеции помню в гондоле
Она проломила днище!
По Сфинксу однажды в Луксоре
На память кайлом колотила!
Со штрафом в итоге не вскоре
С полицией я расплатился!
А в Турции свод шариата!
Под паранджою все лица.
Там обнажение чревато,
Чуть что, не поможет полиция!
Она же ходила топлес!
Привычно пьяно икая.
В итоге простуда и сопли!
Расплата за топлес такая!!!
И вот ресторан, кругом греки,
Ей вилка с ножом не нужны.
На скатерти соуса реки,
Сравненье с культурой смешны!
Котлеты хватает руками,
Об скатерть потом оботрёт...
И вспомню опять Мураками,
Его утончённый трёп.
Моя дневниковая запись
С его несравнима пером!
Но запах! Какой от ней запах!
Его бы рубить топором!
Такой перегар от текилы,
Который был бренди запит!
Настолько стоит он нехилый!
Что валит соседей с копыт!
Одна англичанка, что с пищей,
Поднос, кофе, булочки пол...
Учуяв от Аси вонищу
Без чувств упала на пол!
Но вот все подносы умяты,
А это прилична гора!
Срыгнувши, а далее внятно
- Антоша, пошли загорать!
Огромное синее небо!
Ни тучи, ни облачка!
Тела познают наши негу
И солнце греет бочка.
Вокруг итальянцы, испанцы,
Французы, мать их иттит!!!
У них бриллианты на пальцах,
Потягивают апперитив.
- А чем же я хуже, вскричала
Увидев стаканы Ася!
Да так, что с края причала
Птиц стая ввысь поднялася.
Ей взята пляжная сумка,
А там не крема с полотенцем,
Бутылка виски засунута,
И вот, усевшись под тентом...
Жмурясь от наслаждения,
Булькая прямо из горлышка
И радуют насаждения
И радостно греет солнышко!
И я не такой гнида вроде бы!
И даже желанный, как будто бы!
Супруге билет на курорт добыл,
Да и в дому обустроил быт!
До донышка виски добулькано
И сулугуни закушено.
Устроила Ася ещё то кино!
Всем стало туристам не скучно, но
Мне то сгорать от смущения!
Ведь пляж не нудистский, общественный!
Но ей неглиже ощущения
Дарит большие естественно!
Попса из радиоточки,
То вам не Денис Мацуев!
Трусами машА как платочком
Она вприсядку танцует!
А груди огромные прыгают...
На левой усатый я выколот.
Она ритмично отрыгивает!
Такого не встретишь ни у кого!
Женился! Какой же я идиот!
А может залить горе водкою?
Французы снимают на видео
И немцы голую фоткают!
Хоть Ася в танце отрыгивалась,
Чему ребятишек учила?
Она в итоге допрыгалась!
И солнечный удар получила!
Лежит и глазки закрыты,
Лишь судороги эротические,
Такие туристки для Крита
С России совсем экзотические!
Её на плечо я и в номер.
Ведь завтра обратно в Россию.
Что б отлежаться, быть в норме,
В дорогу собраться с силами!
Вот "Боинг" разбег набирает,
Отрыв, поднимаемся выше.
Как Ася похмельем страдает!
Затем в туалет она вышла...
Выходит, косая в попу!!!
Сейчас без сознания лягу!
Алкоголизма опыт!
В ТРУСАХ ПРОНЕСЛА ОНА ФЛЯГУ!!!
Поёт, - Как шумел камыш, громко,
А я размышляю о жизни!
Сплошная головоломка,
Семейного счастья ни - ни!
Ну хоть бы мне изменяла!
А то без конца одно пьянство!!!
Не видел её я вменяемой,
Под градусом постоянно!
Приедем назад, разведуся!
Есть на примете другая.
Ты Ася только не дуйся,
На людях она не рыгает!
Движенье "Послушайте!" в Питере.
Агапова там поэтесса.
Тебе в одиночку пить теперь!
С тобой надоели эксцессы!
Распишемся мы с Агаповой!
И будет семья полноценная!
Мне радость душу охватывает
И манит Россия - влекомый маяк!
Неву под крылом видеть рад как я!!!
В душе фанфары и трубы!
И только лишь Ася ужратая
В кресле храпит в отрубе!
Ей было вовсе неведомо
На браке поставлена точка.
И вроде бы быть не вдовой, домой
Вернуться, где быт на кусочки!
А я окрылённый надеждою
На новую жизнь с Агаповой.
Весь в греческой одежде и
Бодро аэропорт вытаптываю!
Любовный мой пыл неумеренный!
Давай, постучи, что б не сглазили!
Но только в одном я уверенный
Агапова даст мне согласие!
Май 2015 Кипр - 12 июня 2015



Рубрика произведения: Поэзия ~ Сатирические стихи
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 25
Опубликовано: 10.08.2017 в 02:30
© Copyright: Антон Щербаков
Просмотреть профиль автора








1