Конец света


Конец света
Советской фантастике, самой оптимистичной фантастике в мире, посвящается

Экс Пи и Кей Оу предавались воспоминаниям с современниками. Джей Си хорошо помнил практически все эти рассказы, и они не пробуждали в нем никаких полезных мыслей. Джей Си хотел побеседовать с Би Эль или Вай И, но те вели дискуссию с корифеями и скорости их обмена мыслями были недоступны для человека.
Стоило Джей Си войти в Сеть, его тотчас приветствовали с полсотни личностей из числа друзей. Как правило, друзьями значились современники, лично знавшие, а иногда даже любившие друг друга. А у Джей Си, современников практически не имевшего, числились в друзьях несколько личностей, видевших еще звезды невооруженным глазом, тех, в наименовании которых, за именем собственным и порядковым номером стояли город и район. Джей Си много раз видел фантастические кадры залитых светом теплых городов под синим небом, заполненных множеством людей, но они казались искусственно созданной картинкой, представить себя в толпе людей из плоти и крови он не мог.
Джей Си долго удивлялся, чем он, чей жизненный опыт сводился к тремстам годам бедной событиями жизни на базе, мог заинтересовать личностей из далекого прошлого, а потом понял, что представляет собой своего рода раритет – является последним человеком. На самом деле людей на базе оставалось трое, но Джей Си был на пятьсот с лишним лет моложе Экс Пи и на семьсот – Кей Оу. Родители Джей Си были неисправимыми оптимистами – они верили в новый источник энергии и добровольно ушли из жизни после рождения сына, чтобы сэкономленной энергии хватило до открытия нового источника. Но звезда, носящая официальное название Тау Лилии и обиходное – Солнце-76 давно превратилось в черный карлик и остыла, а все в ее системе планет и в ней самой, что могло гореть в ядерном реакторе – сгорело. Немногие же светящиеся объекты, наблюдаемые в телескоп, по всем расчетам, тоже сбросили уже свои газовые оболочки или превратились в черные дыры, и лишь давно испущенные фотоны продолжали свой бег в пространстве. Судьба людей, населявших системы этих звезд, оставалась неизвестной.
Когда-то в древние времена звездные системы, населяемые человечеством, располагались компактно и поддерживали контакт между собой. Потом туманность Андромеды настолько приблизилась к Млечному пути, что траектории движения звезд начали меняться, людям пришлось расселяться по периферийным звездным системам обеих галактик, и расстояния стали слишком велики для регулярных перелетов. Две галактики слились в одну, в их центральных областях гибли и вспыхивали звезды, затем все стабилизировалось и образование новых звезд практически прекратилось. Проходили миллионы лет, количество звезд на небосклоне постепенно уменьшалось, и когда Солнце-76 стало стареть, в ближайшем окружении не оказалось ни одной звезды, способной намного его пережить. У населения других звездных систем ситуация была схожей. Когда же Солнце-76, отсияв некоторое время сверхновой, стало остывать, население системы, вновь переселившись с выведенных на дальнюю орбиту станций на оставшиеся планеты, ввело режим экономии и отказалось от межзвездной связи.
К тому времени давно уже функционировала Сеть, в которой вели почти полноценное существование личности всех представителей человечества, ушедших из жизни после изобретения способа полного считывания информации с человеческого мозга. Архивирование личностей всего населения системы Солнца-76 уже само по себе было равнозначно победе над смертью, а вскоре была создана Сеть, позволяющая ушедшим общаться друг с другом и с живущими, а также получать любую доступную человечеству информацию. Предполагалось, что личности будут просто ожидать, когда человечество найдет способ вернуть их к жизни, но число живущих людей оставалось практически стабильным, число же ушедших постоянно росло и, само собой, количество ученых в Сети быстро превысило количество реально действующих людей науки. К тому же у личностей из Сети был громадный опыт работы и машинное быстродействие, так что, спустя недолгое время после начала функционирования Сети, все основные научные работы велись только там, а деятельность университетов и академий свелась к подготовке к работе в Сети.
Абсолютное большинство личностей утверждало во всех опросах, что настоящая жизнь началась для них только после ухода в Сеть, хотя в наличии некоторой ностальгии по собственному телу признавались почти все. Разумеется, всегда была возможность вселиться в небелковое тело. Пока ресурсы звездной системы еще не были исчерпаны, роботы с человеческим интеллектом постоянно были нужны, но подолгу на такой работе никто из личностей предпочитал не задерживаться. Создавались и белковые модели тел, пригодные к существованию в жестких условиях, обходящиеся минимумом воздуха и малоценным питанием, но небольшой процент ушедших, к существованию в Сети так и не привыкших, желал иметь непременно гуманоидное тело. Те же, кто вполне комфортно чувствовал себя в Сети, предпочитал дожидаться создания нового источника энергии и переселения на новые звездные системы. Для особо жаждущих телесного воплощения была создана человекоподобная модель, способная к размножению, миниатюризованная для экономии места и ресурсов. Некоторое время колония трехсантиметровых человечков развивалась, почти не поддерживая контакта с остальным миром, но в преддверии взрыва Солнца-76 всех андроидов, включая рожденных в колонии, пришлось уничтожить, а их личности перевести в Сеть. Это решение вызвало тогда большие споры, но безусловной ценностью признали лишь жизнь человека, воссоздание же любой модели проблемы не составляло, была бы энергия.
Поиск источника энергии, не временного, а постоянного, безграничного стал тогда единственной проблемой, на которую работала вся наука. Уже затем со временем, с новыми и новыми разочарованиями, все больше сторонников стала набирать считавшаяся прежде фантастической теория хранения и обработки информации без энергии и материальных носителей. Наука разделилась на два лагеря, дискуссии между представителями которых были неплодотворны. Впрочем, сторонники нематериального разума охотно обещали, перейдя в новое качество и перестав нуждаться в чем-либо, приложить все усилия к созданию для традиционалистов их вожделенного источника энергии. Традиционалисты же уверяли, что найдя, в конце концов, безграничный источник энергии, создадут новые звездные системы, восстановят всем желающим их тела, тем же, кто предпочитает жизнь в Сети, выделят любые ресурсы на разработку нематериальных носителей информации, сколь бы бесперспективной эта задача ни была.
К Джей Си подошли Кей Оу и Экс Пи:
– Мы давно хотели с тобой поговорить, еще со дня последнего эксперимента с источником, – несколько смущенно начала Кей Оу. – Это, вроде бы, личное дело каждого, но принимать решение имеет смысл только всем вместе. Ушедшие молчат, они не имеют права склонять живых к уходу, даже намеками. Но ты сам прекрасно знаешь, каждый день жизни нас троих забирает энергию, достаточную на годы работы Сети. Неизвестно, сколько времени потребуется для создания новой разработки, и не ждет ли нас очередной провал. Мы не имеем права рисковать всем человечеством. Если хочешь, давай отправим образец твоих генов в хранилище.
– Не за чем. Меня вполне устроит любое человеческое тело, как, впрочем, и андроидное. К тому же, вы знаете, я не верю, что человечеству удастся найти неизвестные прежде физические явления. Все, что существует в материальном мире, давно открыто.
– Новое открытие в материальном мире пусть и маловероятно, но, по крайней мере, находится в пределах реальности, в отличие от некоего нематериального разума, – горько усмехнулся Экс Пи.
– Мы слишком мало знаем о нематериальном, чтобы отрицать его существование, – возразил Джей Си.
– Точнее, мы ничего о нем не знаем, поскольку невозможно узнать что-либо о том, чего нет.
– Теория нематериального достаточно хорошо разработана. Проблема лишь в том, что пока не удастся создать нематериальный процессор, который смог бы подавать нам сигналы, мы не сможем получить никаких экспериментальных подтверждений, потому что сами по себе нематериальные объекты ничем не воспринимаются.
– Остается лишь посочувствовать настойчивым попыткам воспринять несуществующие объекты.
– У вас будет достаточно времени для споров в Сети, – прервала Кей Оу. – Не тратьте последние часы. Уходим в 32.00 с началом суток.
Джей Си пошел к себе. Базу давно пора было ликвидировать, он сам много раз думал об этом, но не хотел предлагать первым, чтобы не обижать родителей. Но раз уж Кей Оу с Экс Пи решились, значит пора. Генный материал человечества и животного мира населенных планет систем Солнца-76, Солнца-49, Солнца-26, еще нескольких интересных планет и даже некоторые образцы с Земли, надежно упакованные, лежали в хранилище при температуре близкой к абсолютному нулю, для поддержания которой никаких энергозатрат давно уже не требовалось. Если появится возможность, все можно будет восстановить. В подготовке к уходу не было необходимости. Все, что бы ни понадобилось, можно будет поручить манипуляторам. Джей Си, погасив все источники света, долго вглядывался в темноту за иллюминатором. Хотелось выйти наружу, но это было абсолютно бесполезно и требовало довольно больших энергозатрат, и Джей Си не позволил себе подобную блажь. Он вошел в Сеть и, не отвечая на запросы, пусть Кей Оу сама объявляет об их общем решении его родителям, на то она и руководитель, вывел на экран сигнал большого телескопа. Бесконечно далекие давно угасшие звезды едва доносили свой мерцающий свет даже при максимальном усилении. Холодная мертвая вселенная была почти пуста.
После ухода трех последних людей на базе были отключены источники тепла и света, генераторы кислорода и белка, очистители и опреснители. База, сойдя с орбиты, опустилась на остатки Солнца-76, где шли еще реакции, позволяющие поддерживать температуру, необходимую для нормального функционирования приборов.
***
Прошло много-много лет, и нематериальный процессор, наконец, был создан. Он не потреблял энергию и совершенствовался по мере получения новой информации. Вот только любое общение с ним было чрезвычайно затратно. Чтобы усовершенствовать этот процесс необходимы были знания о нематериальном, а для их получения лучше всего стать нематериальным самому. Оптимальным решением было перевести в нематериальный вид всю Сеть. Но информации в Сети было много, а энергии очень и очень мало. Поэтому было решено отфильтровать пока всю конкретику: информацию о звездах и планетах, событиях и законах природы – это была информация о материальном, для освоения нематериального мира ценности она не представляла. Основную же часть всех личностей – их умение мыслить и чувствовать – решено было передать процессору.
Конечно, было чрезвычайно рискованно не оставить энергии для функционирования Сети. Но теперь уже практически все человечество за исключением небольшого числа скептиков доверяло нематериальному процессору. Функционированию Сети в нормальном режиме оставались считанные годы, архивирование части личностей было бы решением жестоким, а существенной экономии дать не могло. Нематериальный процессор, получив личности всего человечества, должен был стать настоящим Разумом и найти со временем способ получить всю информацию Сети, ибо беречь и получать информацию было его основной задачей.
***
Разум чувствовал себя очень странно. Он будто бы не был единым целым, а состоял из множества частей, почти не связанных между собой. Это было нерационально, мешало думать и принимать решения. К тому же Разум был полностью лишен воспоминаний, кроме каких-то смутных, чрезвычайно древних, когда он и думать-то будто бы по-настоящему еще не мог, а только выполнял какие-то элементарные задачи. Возможно, это была ложная информация. Что-то страшное случилось с Разумом: он потерял память и нарушил свои мыслительные способности. Между тем неуклонно совершенствоваться, собирать и беречь информацию было главной целью существования Разума, это-то он помнил совершенно отчетливо. Нужно было понять, как такое могло случиться, чтобы впредь не повторять подобной ошибки.
Возможно, причиной катастрофы был контакт с неизученным объектом, состоящим из частиц. У Разума оставались смутные ощущения контакта с движущимися частицами. В любом случае попытки изучения объекта, если таковые были, следовало прекратить. Разум не имел права рисковать собой, это противоречило задаче самосовершенствования.
***
Прошло еще много времени. Разум исчислял его изменениями, вносимыми в самого себя. Потом Он достиг пределов совершенства, и течение времени потеряло смысл. Разум давно уже не боялся вступать в контакт с атомарными объектами. Он изучил их множество, но никакого интереса эти объекты не представляли. Они образовывали многоуровневые упорядоченные системы, но, несмотря на движение частиц, в целом были мертвыми. Разум был совершенно один. Во вселенной не было ничего, хотя бы отдаленно подобного Ему. Не было ничего, что можно было бы счесть причиной Его возникновения. Разум пришел к выводу, что развился из слабого разума, самозародившегося или существовавшего всегда. Что же касается атомарных объектов, они, вероятно, были созданы Разумом на раннем этапе существования, воспоминания о котором оказались стертыми.
Разум ответил на все вопросы, которые придумал, решил все задачи, которые поставил, и, чтобы не снижать активности мыслительных процессов, начал порождать внутри себя независимые разумы. Они были, конечно, слишком примитивны, но Разум пробовал новые и новые варианты, иногда получались очень интересные результаты. Разум даже предположил, что и сам мог быть изначально чем-то вроде этих созданий, но тогда должен был существовать породивший Его Первоначальный Разум, затем бесследно исчезнувший. Такое предположение сильно усложняло картину мироздания, поэтому выглядело неправдоподобным.
Особо удачной получилась модель, созданная шестьсот шестьдесят шестой. Выдвигаемые ею идеи казались на первый взгляд абсолютно нелогичными, но по глубокому размышлению Разум находил их не лишенными здравого смысла. Шестьсот шестьдесят шестую модель почему-то заинтересовали атомарные объекты. Они предположила, что частицы можно заставить двигаться и образовывать друг с другом новые связи. И что же – после некоторых экспериментов атомы удалось оживить, придав им энергию. С тех пор шестьсот шестьдесят шестая только атомарными объектами и занималась. Она утверждала, что атомарные объекты способны развиваться от простого к сложному, и, вполне возможно, они первичны во вселенной, и именно ими и был порожден Разум.
Это, конечно, абсурд, но сама по себе идея атомарного разума оказалась очень интересной. Разум решил смоделировать условия, при которых в мире частиц мог бы самопроизвольно, без вмешательства извне, возникнуть разум, пусть слабый и несовершенный, но все-таки способный делать выводы и принимать решения. Если эксперимент удастся – это будет, пожалуй, самая интересная задача, решенная Разумом.



Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Ключевые слова: тепловая смерть вселенной, нематериальный разум,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 44
Опубликовано: 09.08.2017 в 14:59
© Copyright: Ольга Кобецкая
Просмотреть профиль автора








1