Немного о любви в моей жизни... Часть 3


Немного о любви в моей жизни... Часть 3
(Поток сублимации)

Начало см. здесь

18.
Что рассказывать о личном, если ничего в этом самом «личном» не происходит? Это в любовных романах всё идёт быстро и гладко, а в реальной жизни...
Когда-то я написал песню, в которой были такие слова: «Жизнь течёт как тихая и мутная река, чистые ключи в ней бьют нечасто...» Вот и у меня случился такой период – тихо и глухо. А наутро – комочек из пуха...
Я уже говорил, что у нас с Градивой весьма странные отношения. Сторонний наблюдатель голову бы сломал, пытаясь понять, кто мы друг другу: то ли старые любовники, тщательно скрывающие свою связь, то ли потомственные личные враги, не упускающие случая уколоть противника, а, может, просто друзья, почему-то наложившие табу на углубление своих отношений... Я и сам не знаю, что между нами – любовь, дружба, ненависть, похожесть во многом или полное несовпадение? Люди ищут свои половинки по всему свету, и те, кто ищет по-настоящему, обязательно находят друг друга, оказываясь однажды в самых неожиданных для себя, но единственно возможных для судьбоносной встречи местах, преодолевая любые препятствия, а тут столько всего сошлось – вроде и родились в одном месте и практически в одно время, и даже находимся каждый день в одном помещении, можно сказать, лицом к лицу, но всё без толку. Чья в этом вина? Не отрицаю, может, и моя, хотя именно я и хочу больше всего на свете, чтобы мы были вместе.
Эти мои размышления сложились как-то сами собой в Пятое послание, текст которого я по сложившейся доброй традиции тоже покажу вам, мои друзья:

«Я не только свинцовый груз бросил в твою душу, но и зёрна своей любви, тщательно проверенные на всхожесть и плодовитость. Теперь всё будет зависеть от почвы. Если она благодатна, вырастут большие миртовые деревья, в их ветвях совьют гнёзда певчие птицы, под сенью их листвы будут играть в жаркий полдень дети и путник сможет утолить жажду из серебряного ручейка, питающего их корни. Ты увидишь невдалеке пасторальные сцены в стиле старой доброй Англии и услышишь свирель пастушка (не хочу я больше в Австралию (примечание: мы когда-то случайно выяснили с ней, что имеем одну общую детскую мечту – перебраться жить в Австралию) – там одни людоеды и миллионы кроликов, – хочу с тобой в Англию, где каждый Джон – Леннон, где «GodsavetheQueen», где каждую сопливую девчушку зовут SamanthaElizabeth, где стиль, вкус, традиции).
Ты только немного ухаживай за деревьями, пока они маленькие, подвязывай слабые веточки, просто побудь рядом, чтоб они чувствовали твоё тепло и внимание. Это так нетрудно и даже приятно».

Не знаю, как объяснить, но мне почему-то не хочется отдавать это послание ей. А может, это уже и не послание вовсе? А что тогда?..

19.
Удивительно, но я действительно передумал отдавать Градиве свои «письмена» впредь, хотя она всегда принимала их с улыбкой и читала с интересом (иногда даже мне вслух). Именно отдавать, а не писать. Я вдруг заметил, что пишу их скорее для себя, как бы выдумывая за нас обоих наш мир, раз уж он не складывается в реальности. К тому же, как у каждой уважающей себя девушки обязательно должен быть тайный воздыхатель (в данном случае у неё – я), так у каждого уважающего себя поэта должен быть образ для вдохновения (Градива, Галатея, Муза, Лаура, Дульсинея, девушка мечты – список можете продолжить сами), которому он будет посвящать свои творения, писать романтические письма и пр. При этом часто совершенно неважно, что по этому поводу думает сам «образ», да и будет ли «мечта поэта» вообще знать о том, что происходит глубокой ночью в маленькой полутёмной комнатке несчастного влюблённого, освещённой лишь мерцающим светом лучины или монитора, какие мысли и видения бродят в его воспалённом мозгу и в какую форму поэтического самовыражения они в конце концов выльются под утро, когда настанет время идти стреляться с соперником или собираться на службу (что для поэта, в общем-то, одно и то же).
Кстати, мой воспалённый мозг иногда такое выдаёт! Тут недавно во сне снова получил единовременный доступ к небесным секретным файлам. И хотя рассказывать о подобных вещах не рекомендуется, всё же немного проболтаюсь.
На этот раз я виделся ТАМ со своим Цензором. Это почти то же самое, что и Муза, только наоборот. Признаюсь – так стыдно мне не было ещё, наверное, никогда в жизни! Досталось многим моим «сочинениям», в том числе и тем, которыми я без всяких оснований тайно гордился. Короче, стоял перед авторитетной комиссией, что называется, потупив взор. И, видно, такой у меня был жалкий вид, что Цензор в конце концов сжалился и нежданно-негаданно выдал такой бонус! Братцы, только представьте – мне задним числом (а фантасты утверждают, что нельзя попасть в прошлое!) позволили присутствовать при записи великого битловского альбома «Abbeyroad»!!! Реально, говорю вам! Я впал в такой транс, что наверху за меня, вероятно, испугались и перед отправкой домой наградили (думаю, для поправления рассудка) маленьким, но ценным подарком. Уже будучи на Земле и едва отойдя ото сна, я вскочил с постели, схватил бумагу и ручку и набело записал:

«О чём я плакал только что во сне?
Нежданная печаль мой ум пленила,
когда авгуры в вечной сизой мгле
дверь в грядущее открыли
и на миг туда пустили,
где так побывать хотелось мне…»

Потом взял гитару и сразу сочинил музыку, точнее, просто спел песню с этими словами. Джингл беллз!

20.
Какое-то сумасшедшее время наступило! Едва только я придумал устроить себе небольшую кратковременную «смерть» (забыл рассказать: я решил на какое-то время – может, до Нового года – «как бы умереть»: немного умерить шаг, «поберечь лошадей», сосредоточиться на себе, на своих мыслях, ощущениях, по возможности ни с кем не общаться, даже стараться не разговаривать без особой нужды; кстати, это тоже можно рассматривать как часть плана – стать таинственным, отчуждённым, задумчивым, что ли, заинтересовать её своей «эзотеричностью» и т.п.)… Короче, только я собрался воплотить, так сказать, свою «смерть» в жизнь, такое началось!
Очередная волшебная ночь в Астрале! Вы скажете: подумаешь – приснилось, при чём здесь Астрал и всё такое? Но как тогда объяснить то, что произошло сегодня утром при встрече с Градивой сразу после «просто сна»? Впрочем, обо всём по порядку.
Прошедшей ночью под «SomewhereinAfrica» Манфреда Манна я видел тени богов Вуду! Присутствовать при жутковатом мистическом действе африканских колдунов оказалось вовсе не так страшно, как можно было предположить, а весьма завлекательно – просто нельзя отвести глаз! – и я наблюдал за ритуальной экстатической пляской полуобнажённых фигур вокруг столба, открыв рот от изумления. Возможно, «даунское» выражение лица и спасло мне жизнь – я показался жрецам Вуду неопасным и неинтересным. Отрезав голову несчастному петуху, они впали в глубокий транс и улетели навстречу своим духам, позволив мне благополучно проснуться.
А наутро на работе произошло как раз то невероятное, но вполне объяснимое с точки зрения трансцендентности событие, о котором я написал выше. Градива при нашей встрече как-то странно улыбнулась и вдруг сказала: «Акуна Матата!» (эти два слова постоянно сопровождали меня в моём ночном «африканском путешествии»). Затем протянула мне на ладони листик клевера, состоящий из четырёх лепестков, и пояснила: «Нашла между страницами в книге, которую ты давал почитать ещё летом. Наверное, положила листик вместо закладки и забыла. Так что теперь он твой: надо лепесточки сложить один на один и хранить в мешочке как оберег!» Ко мне тут же вернулось то самое «даунское» выражение лица из сна и напугало несчастную девушку. (Вдумайтесь только: «выражение лица из сна»! Такое кого угодно напугает!) На её немой вопрос я ответил своим вербальным: почему она приветствовала меня именно этими словами? И слышала ли что-нибудь о вудуистских талисманах-мешочках гри-гри? Градива лишь пожала плечами: слова просто на ум пришли, ни о каких «гри-гри» она ничего не знает, и вообще я сегодня какой-то странный... Ещё бы! Не каждый день увидишь Астрал в действии! И что это, как не подтверждение живой трансцендентной связи нашего мира с миром снов и теней?

P.S. Я обязательно как-нибудь сошью мешочек для оберега из клевера и повешу его на шею. Как тут не станешь суеверным!..

21.
Всё, пора! Ухожу! День «придуманной смерти» (с последующим временным «самоотречением от жизни») назначен, начало представления в семь часов вечера (или утра? нет, дня!). Приходите!
Мне кажется, это достаточно интересный эксперимент – попытаться представить, что будет (или чего не будет), если я вдруг умру. Для этого всего лишь надо изо всех сил, насколько возможно, перестать влиять на события вокруг себя, общаться с окружающими людьми и т.п. Меня временно для всего и для всех как бы не будет на Земле. Только медитация, самопознание, самосовершенствование...
В связи с этим вспомнилась история, приключившаяся с одним моим приятелем, можно сказать, я в каком-то смысле был её очевидцем. Так вот, приснился однажды моему дружку довольно яркий и правдоподобный сон, в котором цыганка нагадала ему, что умрёт он в определённый день и час ровно через два года (была указана точная дата). Конечно, он сразу решил, что сон вещий, и сильно расстроился (только представьте себя на его месте!). Я еле удержал несчастного, чтобы он не бросился писать завещание и раздавать долги, хотя запретить ему напиться было уже не в моих силах. Протрезвев через пару дней, приятель благоразумно решил, что надо с этим как-то жить дальше, тем более, до часа «икс» было ещё достаточно времени. Первые дни он сочинял трагические стихи и собирался всерьёз упорядочить свою бесшабашную холостяцкую жизнь (покажите мне хоть одного человека, которому бы это удалось!). Потом успокоился, махнул на все эти дела рукой и зажил себе спокойно и счастливо, как, наверное, никогда и не жил до этого трагического сновидения. Время летит незаметно, и очень скоро назначенный моему приятелю «вещим» сном срок истёк. И что вы думаете? Он вспомнил о дате своего предсказанного конца только на следующий день, да и то случайно! Воистину, иногда надо умереть, чтобы зажить счастливо! Так что скажите мне «В добрый путь» вместо... Тьфу-тьфу-тьфу! (Заранее рад за моего психиатра!)

22.
До часа «икс» ещё целые сутки, а мои наручные часы уже остановились. Знак?..
Джордж Харрисон умер, и всем по фигу. Фредди, Гарри Мур, Джон Лорд... Да что там говорить, Христа распяли – и до этого никому нет дела. Ужасно! Какое уж кому дело до меня? С одной стороны, так и должно быть, а с другой – всё равно обидно!..
Конечно, даже для того чтобы вот так «как бы умереть», нужна причина. Моя причина ясна – это отсутствие любви. А без любви, как предупреждал Ремарк, человек – не более чем покойник в отпуске. Эрих, он же Мария, он же... Короче, Ремарк, скорее всего, имел в виду любовь вообще – ответную, безответную, неважно, но я бы уточнил: чтобы стать настоящей, любовь должна быть взаимной! Без взаимности это всё равно что пол-лошади у Мюнхгаузена. Вы, возможно, скажете: но это же не повод лезть в петлю (даже понарошку), многие живут без любви – и ничего. Тогда вот вам мысль Бердяева: «Любовь не имеет никакого отношения к жизни, а скорее – к смерти». Так что с какой стороны ни посмотри...
Чтобы немного отвлечься, напишу о другом. В буддизме, как вы знаете, есть так называемые «четыре благородные истины»: 1. Жизнь есть страдание; 2. Желание – причина страданий; 3. Страдания можно прекратить; 4. Существует способ прекращения страданий, приводящий к нирване. Иными словами: подави в себе желания – исчезнет причина страданий, и тебе не нужно будет ничего, ни любви, ни футбола, ни рыбалки, ни музыки и т.п. Это, видимо, и есть нирвана.
А я вывел пятую (или точнее – третью) «благородную истину». Итак, по порядку: 1. Жизнь есть страдание (тут не с чем спорить); 2. Желание – причина страданий (абсолютная истина!); 3. Желание можно удовлетворить и прекратить страдание.
(Акутагава копнул глубже: «Всё, что в нас имеется, надо развивать до предела. Это единственный данный нам путь к тому, чтоб достигнуть совершенства и стать буддою».)
Итак, раны это и есть неудовлетворённые желания. Как же найти способ удовлетворить их? Вот и вспомнил о нашем с Градивой «матче». Мы ушли на перерыв, но уже при счёте 2:2 в её пользу (её равнодушие сводит меня с ума!). Надо же, в конце первого тайма за одну минуту пропустил два мяча, хотя по моим воротам даже не били! Во втором придётся начинать всё с начала. Слава богу, «смерть» назначена уже на завтра. Я почти готов...

23.
Вы считаете, что какой-то странный у меня бзик с этой смертью? Может быть. Но ведь каждый заполняет свою пустоту чем может, кто пьёт, кто пашет с утра до вечера, кто играет в писателя или на трубе…
Кстати, это практически репортаж «с того света». Всё прошло удачно, было совсем не больно...
Итак, первые ощущения, мысли и происшествия жизни после «смерти»:
- свежо;
- тянет почитать Эдгара По;
- почему-то обнадёживает тот факт, что я совершенно никому не нужен;
- появилось желание сменить место работы и образ жизни;
- не слышу звонков в дверь;
- прозевал по телевизору футбол, которого ждал целую неделю;
- глупо любить её только потому, что она слушает Моррисона и болеет за «Зенит»;
- потерял крышечку от жестяной баночки с всякими маленькими болтиками и гаечками, искал её полдня, оказалось – вставил баночку в крышечку и носил во время поисков с собой;
- с особым, я бы даже сказал – злорадным удовольствием думается о том, что 21 декабря всё равно всем кирдык (очередной предсказанный конец света);
- я скучаю совсем по другой девушке и это поразительно;
- съел первое вместо второго, а третье выпил вместо первого;
- видел живьём Иммануила Канта (правда, мельком).

Также вчера вечером сочинил песню на тему загробной жизни. Думаю, это – один из приятных побочных эффектов «смерти».

24.
После того как я «умер», стало проще жить. Правда! Много ли «мёртвому» надо? Отношение ко всему сделалось индифферентным, появилось неожиданно лёгкое чувство независимости, даже какой-то возвышенной отчуждённости. Иногда я становлюсь исполненным высокомерия и удовлетворения самим собой, что раньше случалось крайне редко. Короче, Ça Ira, дело пошло на ладан...
Теперь о личном... А что о личном? Одиночество так одиночество! И нечего делать себе послабления, а то развёл, понимаешь, нюни: любит – не любит... Нет так нет! Подумаешь!..
А вот как подумаешь, так и прижмёт. Вынужден признаться: любви хочется не только сопливым девчонкам или неисправимым романтикам, но даже таким одиноким, а лучше сказать – одичавшим, «сильным, насмешливым и беззаботным воинам», как я, ступивший на тропу тайной войны со всеми и вся. Душа моя под доспехами мрачного рыцаря немного слиплась и подсохла, но не высохла совсем. Она жива и терпеливо ждёт тёплого ласкового дождика, чтобы расцвести, ждёт рассвета, чтобы выйти из сумерек. И хоть сказал поэт (Иван Бунин): «Вечно лишь то, что связует незримою связью душу и сердце живых с тёмной душою могил», всё же душа человеческая и без могил вечна и чиста! И проходит она за земную жизнь долгий и трудный путь, полный испытаний, ошибок и низких побуждений, но неизбежно ведущий к свету. А что там с ней будет после, одному Богу известно. Аминь...
Тем временем приходят грустные мысли о моих друзьях. Странно, но они, кажется, даже не заметили, что я выпал из общего «круга доверия». Никто не позвонил, не поинтересовался как дела. Такое впечатление, что все мои знакомые просто подумали: ну исчез и ладно (а скорее всего – вообще ничего не подумали). Нет, конечно, это было моё решение о временной самоизоляции, о минимизации контактов, о «как бы кончине», но хоть бы кто пришёл на «поминки»! Мне даже при взгляде «с той стороны» показалось, что мои друзья и мои враги на удивление быстро нашли общий язык (не знаю, как это объяснить, какие-то косвенные признаки, догадки, предчувствия: например, кое-кто из моих недоброжелателей был замечен в нашей компании в баре (принесла на хвосте сорока-соседка), на работе меня прикрыл в одном щекотливом деле совершенно посторонний человек, а «свои» сделали вид, что не поняли ситуацию, и прочее). То ли я недооценивал врагов, то ли переоценил друзей. Но ничего, ничего, вот я «воскресну»...

25.
Однако в некоторых ситуациях очень трудно оставаться холодным «трупом». На работе при встрече слегка приобнял Марину и аж дурно стало. Она вся такая тёплая, нежная, в общем, зовущая... Поговорили, пообщались, стоя в тёмном конце коридора, как будто сто лет не виделись и скоро расстанемся ещё на сто лет. Целый день думаю о ней. Это никуда не годится...
Почему люди ведут себя часто как-то глупо, неразумно? Вот что, например, мешает нам с Мариной... А ведь что-то мешает! Неужели моё чувство к другой девушке? С одной стороны вроде всё правильно – раз уж я люблю Градиву, при чём тут Марина? Но с другой – я что, раб... любви? Я уже не принадлежу самому себе? Я больше не свободный человек? По поводу предполагаемой, казалось бы, верности не стоит даже и рассуждать. Кто-то там из великих сказал, что неразделённая любовь самая верная, но, мне думается, верность конкретному человеку необходимо соблюдать тогда, когда она, твоя верность, нужна ему, когда ты сам нужен ему, важен, дорог. А так... Разве я нужен Градиве? Увы... И что же, подарить ей гранатовый – «точно кровь» – браслет и пустить себе пулю в лоб? Закопать себя, похоронить заживо?..
Блин, люди добрые, я же совсем недавно именно это и сделал! Только браслет подходящий не нашёл… Подождите, подождите, что-то я совсем запутался. Я ушёл на какое-то время в себя и от мира сего, чтобы насладиться одиночеством, подумать о вечном, почитать-помечтать в тишине и прочее, или решился на «смерть» по тем же причинам, что и господин Желтков? Я не провожу никаких аналогий, там совсем другая история, и я вовсе не похож на героя повести Куприна. Но по сути ведь то же самое? Причина – женщина? Градива? И это моё желание стать «потаинственней» – разве не для того, чтобы заинтриговать её, возбудить в ней интерес к своей персоне, заставить взглянуть на меня другими глазами? Но вот вопрос: способен ли я на «благоговение, вечное преклонение и рабскую преданность»? А вот вам и откровенный ответ: нет! Надеюсь, что есть во мне способность любить, любить по-настоящему, верно, вечно, но только – не безответно! По крайней мере, уж если безответно, то недолго. Мне кажется, что любовь вообще не бывает безответной, не должна быть. Значит, это не любовь, а что-то другое, сбой в программе, ошибка. Согласитесь: если тебя не любят в ответ, значит, это не твоя половинка, ты ошибся дверью, нашёл не ту, принял за любовь какое-то другое чувство. И, значит, Та, твоя единственная, выстраданная и долгожданная, ходит в одиночестве где-то совсем рядом, стоит только посмотреть внимательней по сторонам, оглянуться, приглядеться, и однажды обязательно увидишь сияние глаз в ответ, то самое, которое и будет означать...
Неужели всё это написал влюблённый человек? Боже, что со мной происходит?! Или я всё-таки прав? Надеюсь, время рассудит меня с самим собой. Одно скажу точно – почему-то вдруг стало легче на душе, что называется, отпустило, отлегло. Появилось ощущение ясности, простоты, даже какой-то правильности, что ли. Наверное, придуманная мной «смерть» сделала своё дело, и я теперь с чистой душой и свободным разумом могу «воскреснуть», вернуться к жизни, в жизнь. Да и Новый год скоро – всё равно придётся «раскодироваться». Так что, свободен? СВО-БО-ДЕН!

Продолжение см. здесь




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Другое
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 154
Опубликовано: 22.07.2017 в 16:00
© Copyright: Алексей Сажин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1