Как я стал судоремонтником



РПК. Аббревиатура, ничего не говорящая рядовому читателю. Даже и моряки - торгового флота, каботажного, пассажирского не знают, в большинстве своём, что означают эти три буквы. И я раньше не знал, а узнал при следующих обстоятельствах.

Осенью 1976 года заканчивался мой первый рейс в составе экипажа рыбопромыслового судна. Я работал третьим механиком РТМ "Пролив". После двух лет работы теплотехником пуско-наладочного управления, рыбный флот произвёл на меня сильное впечатление интенсивностью и однообразием труда. В пароходстве, где я работал раньше, было намного легче и интереснее.

Но выбирать мне не приходилось. Уйти по собственному желанию означало снова потерять визу, с большим трудом только-только восстановленную. Шестимесячный наш рейс заканчивался переходом из района ЦВА - так назывался промысловый район центрально-восточной Атлантики в Ильичёвск. И пользуясь возможностью бесплатной оказии, управление использовало наше судно для доставки в Одессу двух заболевших моряков с других судов управления.

Оба они были механиками: второй механик Василий Писаный и третий механик Николай Антонов. Парадная скорость наших судов невелика, два дня мы шли до Лас Пальмаса, два дня стояли там, потом ещё почти две недели чапали домой. Времени, чтобы подружиться, было предостаточно, и ребята оказались весёлыми и компанейскими. Поселили их в изоляторе, которым командовал судовой врач Аркадий, мой приятель и партнёр по игре в преферанс.

Писаный сразу же вписался в коллектив картёжников, а Коля сидел рядом с нами и травил байки. Выдумщик он был изрядный, и рассказчик великолепный. Истории его были настолько увлекательными, что добровольно уйти было невозможно.

- Коля, имей совесть, сделай перерыв. Мне на вахту через три часа! Завтра продолжишь!
Но остановить фонтан красноречия Антонова было невозможно. - Завтра уже наступило. Или слушай, или спать ложись.

И часто в его рассказах встречалось вышеупомянутое сокращение - РПК.
РПК - ремонтно-подменная команда, в просторечии "подменка" - специально созданные коллективы моряков, призванные осуществлять междурейсовое техническое обслуживание судов в иностранных портах, максимально приближённых к промысловым районам.

Членов РПК мы называли часто "волосанами", намекая на мохнатую волосатую "руку", которую надо было иметь, чтобы попасть в состав подменки. Нет, работать приходилось и там, зачастую не меньше, чем на промысловом судне. Но упорядоченный рабочий день, как правило, днём, с восьми утра до шести вечера, отсутствие качки, свежие продукты, возможность пару раз в месяц сойти на берег, привлекала почти всех.

Работа в РПК справедливо считалась престижной. Состав РПК утверждался где-то в верхах на три года. Летали тогда наши ремонтники в Дакар и Лас-Пальмас, что было гораздо лучше во всех отношениях. Но закрепления по портам не было, поэтому одни и те же люди попадали и в Сенегал, и на Канары, а впоследствие - в Сингапур, Перу, Аргентину, Португалию, Мозамбик и Анголу. Появлялись новые районы океанического промысла, появлялись новые порты для проведения межрейсового ремонта.

И задумал я нахально попроситься в состав РПК. Первый рейс на рыбном флоте сложился у меня тяжело, не буду повторяться, об этом я уже писал. Отгуляв накопленные за рейс выходные дни, я не стал разговаривать с кадровиком, или с механиком-наставником, а зашёл прямо к начальнику механико-судовой службы, Александру Фёдоровичу Сучкову, нарушив все правила субординации.

- Разрешите, Александр Фёдорович?
- Заходите. Что у Вас?
- Моя фамилия Бортников. Третий механик РТМ «Пролив». Я прошу прощения за нескромность, но не хочу отнимать у Вас время. Мне нравится судоремонт, и мне бы хотелось работать в ремонтно-подменной команде. Скажите, есть у меня шансы туда попасть?
- Хм. Однако. У Вас какое образование?
- Высшее. ОВИМУ, факультет автоматики, 1968 года выпуска.
- А рабочий диплом механика какой? Где Вы раньше работали? Что-то я Вас не припомню.
- Диплом второго разряда. А работал я раньше в пароходстве. В ЧМП.
- Это всё хорошо. И раз факультет автоматики закончили, готовьтесь работать на супертраулерах. Мы их сейчас в Германии получаем, и специалисты с Вашим образованием там нужны. Рейс сделаете, пойдёте вторым, а там и стармехом года через три-четыре. А об РПК забудьте. Это для практиков, для слесарей. Грубая, тяжёлая работа. Удачи Вам, Бортников, ступайте.
- Спасибо, Александр Фёдорович. Извините. До свидания.

Через месяц я получил назначение вторым механиком ремонтно-подменной команды, вылетающей второго января 1977 года в Аден на четыре месяца, на ремонт четырёх СРТМ советско-йеменской экспедиции. Совершенно для меня неожиданно. Может быть, вспомнил Сучков про судоремонтника-энтузиаста, когда в Аден не могли второго механика найти? Скорее всего, так и было.



Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 40
Опубликовано: 17.07.2017 в 21:31
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора








1