КАК ПЁТР I ТАЙНУЮ ЭКСПЕДИЦИЮ НА МАДАГАСКАР ОТПРАВЛЯЛ


КАК ПЁТР I ТАЙНУЮ ЭКСПЕДИЦИЮ НА МАДАГАСКАР ОТПРАВЛЯЛПонедельник, 04 Августа 2014 г. 13:43 + в цитатник
Цитата сообщения Vedma_ELENA
Прочитать целикомВ свой цитатник или сообщество!Пётр I ВеликийПетр Великий был самоучкой. Где ему было учиться в России? У иностранных педагогов, которые попадали к московскому двору? Впрочем, ему повезло – он нашел Лефорта, умного, образованного и привязавшегося к русскому царю.
Но настоящего, систематического образования Петр не получил и всю жизнь старался узнать что-нибудь новое. Не важно, что это было – анатомия отрубленной головы, устройство лягушки или военного корабля.
И как у не очень образованного, но талантливого человека, у Петра были свои «закидоны». Например, ему очень хотелось дойти до Индии, торговать там, а может, и присоединить ее к российским владениям. Ведь Александр Македонский чуть было не завоевал ту чудесную страну.
А когда Петр принимал какую-нибудь проблему близко к сердцу, он начинал двигаться к ее разрешению гигантскими шагами. Причем решал ее с разных сторон, словно штурмовал вражескую крепость.
Более других известна несчастная экспедиция в Хиву и далее в Индию полковника Бековича-Черкасского. С большим отрядом его послали в Среднюю Азию склонить к дружбе и покорности хивинского хана, а если выйдет, и бухарского эмира. А уж потом посылать разведчиков в Индию.
Для начала Бекович-Черкасский стал строить крепости по восточному берегу Каспийского моря, для чего находил гиблые места, так что уже очень скоро у него около тысячи человек из пяти тысяч были больны или умерли от заразы.
Затем он взял шестьсот человек и отправился в Хиву с дружеским визитом. Однако хивинцы ему не поверили, хотя притворились гостеприимными хозяевами. Встретили Бековича-Черкасского как любезного русского посла, пригласили в город. По дороге хан сказал, что, к сожалению, прокормить такое большое войско Хива не в состоянии и придется отряд разделить на пять частей и разослать по разным местам. Почему-то Бекович-Черкасский согласился.
И бесследно пропал. Как и весь его отряд.
Тайна немного приоткрылась лишь через полгода, когда до Астрахани добрался единственный оставшийся в живых член отряда.
Он рассказал, как хивинский хан заманил офицеров отряда на ужин, а потом Бековича-Черкасского и его заместителя Заманова убили, головы отрезали и выставили на зубцах крепостной стены. А потом до Петербурга добралось и издевательское письмо хана, в котором он писал, что очень обижен русским царем и строительством крепостей на землях, подвластных хану.
Хивинского посла с этим письмом привезли в Петербург и там посадили в Шлиссельбургскую крепость, а хану направили письмо с требованием отдать пленных и сообщением, что посол хивинцев в крепости умер.
Итак, оказалось, что самый короткий (по глобусу) путь в Индию закрыт хивинцами и бухарцами, а сил для их покорения нет. Следовало искать обходные пути.
И тут пришли вести из Швеции.
Оказывается, в 1713 году в Европе появился посол от странной пиратской вольницы – базы на севере Мадагаскара.
В начале XVIII века англичане всерьез взялись за очистку океана от пиратов, и обитатели мадагаскарского сообщества стали искать себе покровителей. В Европе им сказали, что самый смелый и необычный король – шведский монарх Карл XII.
Посол пиратов обещал Карлу все, что тот пожелает. Строить фактории, торговать пряностями и даже передать королю все клады, которые накопились на острове, да вывезти и употребить их невозможно.
В июне 1718 года Карл объявляет о том, что берет пиратов Мадагаскара под свое покровительство, а предводитель пиратов Морган назначается наместником Шведского Мадагаскара.
Затем начинаются фантастические сборы в фантастическое плавание. Карл объявляет сбор средств и кораблей, а пираты со своей стороны обещают королю тридцать своих судов. Ибо в те времена, как и в наш век, право
на владение страной надо было доказывать силой.
Карл договорился с пиратами, что примет их несметные сокровища в свою казну и будет их беречь, а пиратам выплачивать проценты. Такого в истории человечества еще не было.
В самый разгар подготовки экспедиции, которая в случае удачи (а энергия Карла вполне могла этой удаче способствовать) должна была решительно изменить судьбу Индийского океана, Карл XII погиб. И смерть его была неожиданной и нелепой. Его поразила случайная пуля, когда он осматривал позиции своих войск при осаде крепости в Норвегии. В его смерти есть загадка, так как очень многие ученые и журналисты уверены, что Карла убили сами же шведы. Пуля от крепости до него вряд ли долетела бы. А вот в Швеции бесконечные войны и авантюры короля, который и дома-то появлялся только для того, чтобы собрать снова деньги на войну, надоели многим влиятельным людям. А Карл был еще не стар и, очевидно, намеревался воевать еще лет двадцать – тридцать. Так что Швеции грозило удручающее будущее.
Подготовка к путешествию сразу же прекратилась, и прошло несколько лет, прежде чем в Стокгольме вспомнили о договоре с пиратами.
Тогда престол занимала королева Ульрика-Элеонора. О войнах Карла уже забыли, а вот шведские купцы и мореплаватели жаждали добычи и новых земель. И тогда в страшной тайне подготовка к морской экспедиции на Мадагаскар возобновилась.
Во главе экспедиции шведы поставили генерала Ульриха из «эстонских» шведов. И пока все это происходило, русские разведчики прознали про шведские планы. Это и неудивительно. Подумайте – Россия и Швеция воюют уже около двадцати лет. Только-только наступил мир. За эти годы одних военнопленных как в Швеции, так и в России скопилось сотни и тысячи. Многие шведы добровольно или по принуждению служили в России, а уж верхушка общества России и Швеции была отлично знакома между собой.
Представьте себе ситуацию: экспедиция Бековича-Черкасского трагически провалилась, разведчики Петра до Индии добраться не смогли. И вдруг оказывается, что соседи- шведы уже договорились с владетелями Мадагаскара и вот-вот туда отправится шведская эскадра!
Петр мог примириться с тем, что Индийский океан – вотчина англичан, португальцев, голландцев, наконец! Но чтобы и шведы туда прорвались раньше его?! Этого Петр не вынес.
И тут Петру, как ему показалось, повезло.
К нему приехал шаутенбахт Вильстер.
Шаутенбахт – означает контр-адмирал. Этот Вильстер уже бывал в России, был знаком с царем, потом воевал со шведами против датчан, а с датчанами против шведов – этакий солдат удачи.
Посидели они с Петром, выпили, поговорили. И оказалось, что Вильстер немало прознал про экспедицию на Мадагаскар, его даже звали командовать кораблем, но он решил, что это дело малоприбыльное.
«Хорошо, – предложил тогда Петр, – переходи ко мне на службу, и я дам тебе высокий чин и секретное задание».
Вильстер стал русским вице-адмиралом и был отправлен в Ревель, на базу русского балтийского флота, чтобы наблюдать за оснасткой и вооружением кораблей, которые Петр заказывал в других странах.
А тем временем шведская эскадра, вооруженная до зубов, но в то же время замаскированная под торговый караван, достигла Испании, где должна была встретить посла пиратов. В порту Кадис шведы провели несколько месяцев.
Наступило лето, жара стояла несусветная, пища никуда не годилась, начались ссоры и дрязги, дух моряков упал донельзя. Матросы бежали и дезертировали. Сведения с Мадагаскара от проходивших кораблей были самыми неутешительными. Говорили, что англичане разгромили пиратскую вольницу.
Наконец Ульрих понял, что успокоить свои экипажи не сможет и, если не хочет потерять эскадру, пора возвращаться.
Что он и сделал.
Когда он возвратился в Швецию, его судили. За развал экспедиции, за то, что пустил по ветру колоссальные деньги, за то, что не дошел до Мадагаскара, а полгода стоял на якоре… Так что Ульриха разжаловали и уволили со службы.
Разведка Петра не дремала. Не успели потрепанные корабли Ульриха бросить якоря в Стокгольме, как донесение о провале тайной экспедиции уже неслось в Петербург.
И тогда Петр принимает решение.
Он вызывает из Ревеля адмирала Вильстера и велит ему подготовить полный свод сведений о пиратах Индийского океана и шведской экспедиции. Вильстер положил свой доклад на стол Петру 4 июня 1723 года. Секретная подготовка к экспедиции в Индийский океан тем временем шла полным ходом. Тому есть такое свидетельство: на списке офицеров, которых Вильстер отобрал для путешествия, Петр написал: «Офицеров перемешать с русскими, как говорено». То есть они уже обсуждали состав команд. Вильстер вернулся в Ревель. Наступает долгая пауза. Только в ноябре 1723 года Петр посылает начальнику Ревельской эскадры приказ срочно оснастить и подготовить к дальнему плаванию два новых, только что пришедших из Голландии фрегата «Амстердам Галей» и «Деконделинде».
Погода стоит ужасная, штормы, снег! Правда, ревельский рейд не замерзает и зимой, и можно вести подготовку круглый год.
Но при русском дворе также не без шпионов.
Слухи о таинственном начинании распространились довольно быстро. Зимой голландский посол в Петербурге доносил своему правительству, что Петр готовит секретное плавание в Испанию, а может быть, и в Индию. Секретность все же была настолько глубокой, что о целях экспедиции не знали офицеры и командиры кораблей, и даже два правительственных комиссара, Мясной и Кошелев, назначенных на фрегаты. Им Вильстер объявит о цели путешествия, только когда корабли будут в Атлантическом океане.
Во всей России о секретном плавании знали три человека – царь, Вильстер и генерал-адмирал Апраксин. Как раз ему и было приказано подготовить фрегаты за десять дней.
Конечно, в десять дней не уложились, но 8 ноября началась погрузка провианта и боеприпасов, а затем фрегаты исчезли. И объявились в бухте Рогервик в полусотне верст от Ревеля. Дело в том, что Петру в то время хотелось сделать Рогервик главным портом России. Бухта не замерзала зимой и, в отличие от ревельского рейда, была достаточно глубокой.
15 декабря фрегаты появились в Рогервике, и в тот же день туда приехал Вильстер, которому нельзя было появляться возле кораблей, чтобы кто-нибудь не догадался о его участии в плавании. Вот и просидел адмирал три недели безвылазно в портовом домике, читал документы, присланные Петром, и осыпал царя жалобами.
В документах Петр приказывал Вильстеру: «Объявите о себе владеющему королю, что имеете от нас к нему комиссию посольства, и верющую грамоту, при сем приложенную, ему отдайте… А потом всяким образом тщитесь, чтобы оного короля склонить к езде в Россию».
А в собственной грамоте королю пиратов Петр сообщал, что знает о желании пиратов «получить протекцию от шведского короля», и ежели «король Мадагаскарский склонность имеет у какой державы протекцию искать», то лучше России ему не найти. И если пожелает, король сможет переехать в Россию и там поселиться со своими подданными.
Но главной целью путешествия был, конечно, не Мадагаскар. Петр смотрел дальше. В инструкции Вильстеру было сказано, что следует стремиться дальше, основав на Мадагаскаре базу, чтобы не зависеть от других европейских держав. И когда экспедиция доберется до Индии, «тогда явитесь там к Великомочному Моголу и всякими мерами старайтесь склонить, чтобы с Россией позволил производить коммерцию».
22 декабря Вильстер поднялся на борт фрегатов и осмотрел их. И пришел в ужас.
Он тут же написал Петру: «Трудно поверить, что морской человек оные отправлял».
Он был убежден, что корабли снаряжены так бездарно, что далеко от порта им не отойти.
Море было бурным, и зимние штормы обещали еще усилиться. В трюмы фрегатов насыпали столько песка, что некуда было складывать припасы. Но, как ни серчал Вильстер, менять ничего не стали. Лучше так, чем переворот оверкиль – кверху брюхом.
Сразу после Нового года фрегаты взяли курс на запад, но далеко уйти не смогли.
Встречные ветры гнали их обратно. В кораблях обнаружились течи. «Амстердам Галей» тек так, что помпы не справлялись с водой. Пришлось вернуться в порт.
8 января корабли уже были в Ревеле.
Вильстер был убежден, что этим фрегатам никогда не добраться до Индийского океана, и он написал донесение царю, в котором сообщил, что потребуются другие, более надежные корабли.
Петр не стал серчать, хотя, казалось бы, должен был разгневаться. Он приказал не жалеть ничего – только поскорее отправиться в плавание.
Выбрали фрегат «Принц Евгений», а с ним и еще один корабль. И тут кто-то сообразил, что для плавания в тропических водах днища кораблей следует обшивать шерстью, чтобы не приставали ракушки. А шерсти в Ревеле не оказалось.
Всю вторую половину января перегружали припасы на новые фрегаты и искали повсюду подходящую шерсть.
И тут Петра посетил один известный ему человек. Страшно обиженный на выгнавшее его шведское правительство генерал Ульрих. Он поведал Петру о действительной обстановке в шведской экспедиции, которой он командовал.
Тогда только Петр узнал о бесплодном стоянии у Кадиса, о том, что мадагаскарский посол так и не добрался до Испании, и о том, что пиратской вольницы на Мадагаскаре, скорее всего, уже не существует. По крайней мере, рассчитывать на создание своей базы в Индийском океане не следует.
Поэтому, хоть и успели обшить шерстью днища новых фрегатов, в море корабли не вышли.
И прошло почти сто лет, прежде чем русские корабли появились в Индийском океане. Но из той экспедиции под командованием Федора Крузенштерна никто тайны не делал.
Игорь Можейко
Из книги «Исторические тайны Российской империи»



Рубрика произведения: Разное ~ Политика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 26
Опубликовано: 15.07.2017 в 14:31
© Copyright: Вадим Нагих
Просмотреть профиль автора










1