Zoom. Квазилис.10


Глава 10. Спящее- стоячее

Искушение поразит волка снова, не разрешает идти дальше- лиса, припадая на свои колени наземь, держит волка обнимая, вяжет, как пряслами, волчьи колени руками, пристегивает к себе, как ремнями, невидимым глазу припоем. Вопросительно смотрит в глаза, отдаваясь, как на милость победителя, с воловье-овечьими заплаканными глазами на мокром месте, выбирая во взгляде его слабину и уязвимость, точку которую раскрошит еле тянущейся, как спагетти, нитяной каплей слюны, стекающей с подбородка.

С искушением переходишь на другой уровень и ступень, как из сложного неразгаданного лабиринта уравнения не переходишь дальше, покуда урок не будет усвоен, уравнение не решается, пока не сделаны выводы, пока нет логического завершения хотя бы этапа- пока с шахматной фигуры, поставленной на клетку в сделанном ходе, еще не убрали руку, вы все поняли?

Оба имитируют сон, играют в стоячих и спящих, играть в «спящее- стоячее», словно дети играют в «съедобное-несъедобное», прыгают по сидениям «в классики», только мелом друг друга не чертят и не вяжут друг друга, как столбики натянутыми резинками. Когда все в тебе замотано, как клубок нервов, все щетинится в тебе внутри, как еж или металлическая щетка. Так и сам становишься ежовыми рукавицами, колюче –режущим.

Правила игры таковы, что нужно далеко, насколько это возможно, прикидываться спящими, до поры до времени, чтобы будить друг друга эротическим рефлексами, заставляя работать свою природу-мать и животную породу на всю катушку. Потом резко выходить из спячки, как медведи-шатуны в непокое выскакивают, как пробка из горлышка бутылки шампанского, чтобы потом лихачить и куралесить, оставляя в лесу бурелом и аварийные огни.

Оба переходили в «спящий режим», как компьютеры, плавно угасая так, что горел только индикатор-лампочкой показывая, что какие-то реакции идут в режиме реального времени, показывая их прогресс, как система жизнеобеспечения работает полным ходом, словно кит, который плывет, а одна часть полушария его мозга неустанно работает и неусыпно бодрствует, чтобы он оставался на плаву.

Ведь они спящие только на словах- фальшиво сыгравшие и неумело подражающие сонным, потому что сами стесняются открыто проявлять область своего интереса, тяги, страсти, накала, прилива возбуждения, идущего по телу, как спазмы и физологические позывы. Никто не хочет выступать зачинщиком и «застрельщиком процесса», никто не хочет брать на себя всю инициативу, полноту ответственности, вызвавшись быть «старшим». И то и дело оба не спят, просто будоражат друг друга, ходят друг за другом –«то тут, то там» потрогают, то тут, то там поиграются, как в сказке «Лиса и журавль», где ходит кум к куме, друг к другу.

Поезд летит, ускоряется, набирает свой ход, обороты, так и желание идет по нарастающей, ему нужно где-то прорваться, оно ищет самое тонкое место покрова, как шаровая молния, что покоится внутри тебя, в своей неприкрытой естественности, нарочитой бесстыжести, непринужденной натурности и болезненной простоте.

К ней липнут грязные волчьи руки, wet and messy, жилистые пальцы, как скрученные из жгутов, осторожно скользя и вкрадчиво наощупь пробравшись до окрика внутреннего часового, подолгу щупают сосок, который совсем не размят. Берут его в оборот, как хлебный мякиш, который еще нужно еще долго мять и трогать в руке, греть теплом ладоней, подушечек пальцев. Сосок не вздыблен, как кнопка, которую нужно вдавить до упора, и нажать до щелчка. В ней прячутся его руки. Руки утопают. Руки в ней хорошо и надежно спрятаны. «Отставить шевеления! Шевеления прекратить!»- как командный голос во время строевой подготовки. Руки куражатся-разбегаются, как паучки и крабики бегут по пляжу от надвигающейся неотступно волны.

Надо задержаться растопыренными на ней пальцами, как зонтик без купола –одна сетка раскрывшихся автоматикой металлических прутьев. Лисьи сосцы выпирают так, как кнопки, такие острые, как гвозди, о которых можно поранить палец до самой до крови. Изучив каждый сантиметр и изгиб ее тела, растянув каждую складку, прищемив каждую выпуклость, схоронившись в каждой ложбинке, прижав пальцем каждую родинку, прижигая ее собой. Ведь мы же пуще других опытных людей, с солидным семейным стажем, доподлинно знаем, за что брать и куда трогать, чтобы уж хоть раз, но наверняка, бить в десятку.



Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 32
Опубликовано: 14.07.2017 в 22:59
© Copyright: Алексей Сергиенко
Просмотреть профиль автора








1