Браслет-4. 10. А в это время и без меня...


Короткими перебежками, от одной встроенной ниши к другой, мои пацаны перемещались по тускло освещённым зелёным коридорам вслед за неожиданным спасителем, совершенно не представляя, в каком направлении он их ведёт.
"Ведёт" - это, конечно, громко сказано. Его перемещения больше напоминали игру в прятки. Настолько незаметными были его мгновенные броски от одной стены к другой. Причём, прежде, чем завернуть за очередной поворот, или перемахнуть попавшийся на пути перекрёсток, он с разбегу кидался на стену и, быстро перебирая карикатурными конечностями, снабжёнными на концах пальцев пухлыми подушечками присосок, с негромкими чавкающими звуками подкрадывался прямо по вертикальной поверхности к самому краю стены, осторожно заглядывал за угол и только потом давал знак следовать за собой.
- Мне бы так, - бурчал Пашка, потирая ушибленный падением бок. - Ни лестниц тебе, ни когтей! Одни удобствия, мать его яти!
Брат коротко хохотнул.
- Чё ржёшь-то? - недовольно оглянулся на него Пашка.
- Да представил тебя с этими "удобствиями". Особенно в середине, так сказать, композиции!
- Похабник вы, сударь...
Этот короткий диалог был прерван промелькнувшей перед ними платформой, битком набитой разношёрстной публикой.
- Ей-Бог, за нами! - отшатнулся Пашка в ближайшую нишу.
Его примеру, не радумывая, последовали остальные. И лишь поводырь слился со стеной под потолком возле самого перекрёстка.
- С чего ты взял? - выдохнул Другов ему в самое ухо. - Мало у них и без нас проблем?
- А ты не видел, сколько на них пУкалок понавешано?
Другов хмыкнул:
- Когда ж ты разглядеть-то успел? Тем более, что это "пукалки"?
- Да уж успел... Спать меньше надо!
Другов хотел что-то съязвить в ответ, но дискуссию пришлось прервать, потому как поводырь подал им знак и мгновенно материализовался на противоположной стороне перекрёстка, нетерпеливо оглядываясь на неуклюжих спутников.
Платформы стали попадаться всё чаще, то догоняя их по ходу движения, то проносясь навстречу, а то и вовсе поперёк траектории, намеченной "стебельком". Но никто из пассажиров не проявлял к беглецам никакого интереса. Видимо, и впрямь своих забот хватало.
Их внезапные и абсолютно бесшумные появления держали парней в постоянном напряжении.
- Как бы нам без ног не остаться из-за этих летучих телег, - опасливо бормотал Пашка, неловко уворачиваясь от очередного транспортного средства и едва поспевая за незваным спасителем.
Во время одной из отсидок в боковой нише, тяжело отдуваясь, брат, наконец, поинтересовался, хмуро провожая взглядом одну из таких "телег":
- А нам самим никак нельзя зафрахтовать подобное судно? Чего мы пёхом-то круги нарезаем?
- Почему "круги"? - удивился Пашка.
- Да вот, создалось у меня такое впечатление...
- У меня, кстати, тоже, - поддержал его Другов. - Мудрит что-то твой Сусанин.
- Ну, не знаю... - пожал Пашка плечами. - Я не заметил.
- А ты спроси у него, далеко ещё? А то мне этот марш-бросок всё меньше нравится.
Пашка кивнул и через несколько секунд перевёл безмолвную речь "Сусанина":
- Уже пришли.
- Что-то не видно, - устало фыркнул брат, согнувшись и упираясь ладонями в колени. - Эти крысиные ходы не отличаются разнообразием дизайна.
- Чем богаты, - пожал Пашка плечами и опять рванул вслед за поводырём, подавшим знак.
Оба Александра с хмурыми лицами обречённо последовали его примеру.
Действительно, через пару поворотов "дизайн" круто изменился. Расцветка стен, конечно, так и осталась тускло-изумудных оттенков, но помещение, куда они попали, "крысиным ходом" уже назвать было нельзя.
Это был хоть и невысокий, но довольно обширный зал, чем-то напоминавший по своей архитектуре лифтовую площадку, на которых моим парням уже пришлось побывать. Только размерами и формой эта "площадка" несравненно отличалась от своих прототипов. Она представляла из себя длинный зал, постепенно закруглявшийся в обе стороны и кольцом огибавший что-то, находящееся за одной из стен. Это "что-то" явственно подавало глухие ритмичные звуки "гуп-п-п!" из-за этой стены. А так, всё те же ниши по периметру с прозрачными кабинками. Только возле каждой из них находилось нечто вроде пульта управления несколько вычурного вида.
Вот к одному из них и метнулся стебелёк, едва они проникли в зал через узкую входную дверь. Настолько узкую, что Пашка не выдержал:
- Да что ж у них тут всё не как у людей? Ворота не могли, что ли, поширше прорубить? С моим-то брюхом...
Через "ворота" они, кряхтя, едва протиснулись и беспокойно заозирались в поисках "стебелька". Но тот терпеливо дожидался их возле пульта у одной из множества кабинок.
- Я уж думал... - проворчал брат.
- Да не! Парень надёжный, - уверенно сказал Пашка и скорым шагом направился к "Сусанину".
- А запашок-то здесь - ещё тот, - фыркнул Другов, подозрительно оглядываясь вокруг.
- Во-во! Дохлятиной какой-то прёт... - поддакнул ему тёзка.
И вот тут произошло событие, сильно выбившее моих друзей из состояния душевного равновесия.
Откуда-то из-за пульта "надёжный парень" выудил окровавленный кусок мяса, в котором явственно угадывалась трёхпалая конечность рептилоида, отсечённая у её обладателя самым варварским способом. К тому же она сочилась бурой жидкостью, оставляя на полированном полу грязные пятна.
- Фу, блин! - брезгливо отшатнулся Пашка. - Где ты это взял эту гадость?!
Но тот невозмутимо телеграфировал, глядя Пашке в глаза:
"Для такой надо! Легко ходи делай!"
Он аккуратно приложил ампутированную конечность к выемке в пульте, точно повторявшей её очертания.
По поверхности аппарата пробежали красные сполохи, и высветилась череда ярко-фиолетовых символов. Прозрачная стенка лифтовой кабинки тут же отъехала в сторону, явно приглашая внутрь.
- Понима-аю... - мрачно и со значением протянул Пашка. - Значит, говоришь, пропуск?.. Оригинально...
- Так вот кто порешил того начальника охраны, - вполголоса проговорил Другов.
- Ты думаешь? - с сомнением и так же тихо произнёс брат. - А не мелковат, чтобы такого бугая завалить?
- А ты про его волшебную трубочку не забыл? Если уж он с теми соглядатаями как не фиг делать справился...
"Ходи быстро!" - кивнул стебелёк на вход и, не выпуская из руки окровавленный обрубок, первым юркнул на округлую площадку.
Брезгливо кривясь и оглядываясь на его ношу, Пашка, а за ним и оба Александра просеменили следом и прилепились к стенам как можно подальше от неприятного соседства. Благо, эллипсоидного вида кабина лифта своими размерами позволяла проделать этот трюк. Здесь свободно могло разместиться человек десять. Ещё бы и место осталось.
Прозрачная дверь тихо шикнула и встала на место. Кабина едва заметно дрогнула и, покачиваясь, поплыла куда-то вбок.
- Техника, однако! - невольно восхитился брат, хватаясь свободной рукой за поручень, опоясывавший помещение лифта по перимеру. - Планета вразнос идёт, а системам - хоть бы хны!
- Да чё им сделается? - хмуро возразил Пашка. - Весь удар при взрыве Икара приняла на себя лицевая сторона Луны, а мы уже как бы не на обратную перекочевали. И падали, и ехали, и пёхом шли...
Движение кабинки внезапно прекратилось, и дверь бесшумно отошла в сторону, открывая короткий коридор, упиравшийся в монолитную стену стального цвета.
- Не долго мучилась старушка...
"Сусанин" выскользнул за порог и выжидающе уставился на друзей.
- И хорошо, что недолго. - Другов выразительно помахал ладонью перед носом. - Амбре, однако...
- Выбирать не приходится, - сдержанно выдохнул Пашка, тоже стараясь дышать через раз. - Без этого ароматного "ключика" в тарелку нас, как видно, никто не пустит.
- А то ж мы сами не знаем...
- Скажи спасибо, - хегекнул брат, - что он весь труп за собой не таскает. Для идентификации!
- Пупок бы надорвал...
- У тебя о нашем друге сложилось превратное представление.
- Вскрытие покажет...
С высокого потолка с тихим шипением выдвинулась цилиндрического вида колонна, метра два в диаметре, и упёрлась в пол помещения. Со стороны, обращённой к присутствующим, протаяло окно высотой в полтора человека, и на его прозрачной поверхности замигало красным изображение трёхпалой конечности. "Наш друг", недолго думая, встал на цыпочки, так как росту ему явно не хватало, и приложил к нему ампутированный орган. Пульсация прекратилась и цвет изменился на зелёный. Помещение внутри колонны ярко осветилось и прозрачная преграда с изображением "лапы" тихо отъехала в сторону.
- Поздравляю! - нервно хигикнул Пашка. - Нас опознали! - Он исподлобья критически наблюдал за манипуляциями "стебелька". - И таперича мы с вами, как есть, рептилоиды! От самой макушки и до кончика хвоста!
"Стебелёк" скользнул внутрь колонны и выжидающе замер, глядя на троицу друзей.
- Покойничек, видать, нехилого росту был... - произнёс брат, зябко поводя плечами и переступая порог комнатушки. - Смотри, какие ворота отгрохал...
- Само собой! - согласился Пашка. - Как и его родственник. Раса у них такая. ДлиннобудЫлая!
- Что-то мне наш поводырь всё меньше нравится... - еле слышно пробормотал Другов.
Он вошёл внутрь колонны последним, и дверь так же бесшумно затворилась за ним.
Резкий толчок ударил в ноги, возвестив о скоростном подъёме. Друзья едва удержали равновесие, хватаясь за поручни, по периметру опоясывавшие помещение лифта.
- Ей-Бог, на дядю Стёпу рассчитано! - недовольно буркнул Пашка, имея в виду высоту, на которой располагались "удобства". Крепились они почти на уровне плеч.
- А эт-чтоб за них зубами держаться, - подмигнул брат. - В случае чего!
- Понятное дело. Ручки-то - вот они! - Пашка скосил глаза на неприглядную ношу застывшего в одной позе поводыря.
Подъём оказался недолгим. Через несколько секунд кабина остановилась так же резко, как и стартовала. Прозрачная перегородка, отделявшая путников от внешнего мира, беззвучно исчезла из поля зрения.
Цилиндрической формы помещение, в котором они оказались, видимо, и являлось самым главным на корабле. Что это была внутренность корабля, или, иначе сказать, "тарелки", не вызывало никаких сомнений. Это всё они уже имели удовольствие видеть, когда их, каждого по-своему, доставляли на спутник Икара.
По наклонным панелям, по периметру опоясывавшим командную рубку, мельтешил разноцветный и разноформенный переполох огней. То ли это было в порядке вещей, то ли система встревожилась незаконным проникновением на борт.
Сквозь прозрачный купол низкого потолка смутно проглядывали стены циклопического сооружения, сплошь утыканные грибовидными наростами. По форме оно напоминало собою гигантскую вертикально расположенную трубу, уходившую высоко вверх и куда-то вниз, пропадая в сумраке за пределами видимости.
- Обежала книжка круг и сказала: "Здравствуй, друг!" - глубокомысленно изрёк Пашка. Он, подбоченясь и широко расставив ноги, критически оглядывал знакомую панораму. - Блин! Стоило жопу мочить? Откеда начали, в тот же анбар и возвернулись.
- Вряд ли это тот же самый "анбар", - рассудительно заметил Другов. - У них, поди, тех "анбаров"... - Интонацией он обозначил их количество.
- Я тоже думаю, что это всего лишь часть их флотилии, - поёживаясь, проворчал брат. - И, как только прозвучит команда "Фас!", вся эта свора кинется нам вдогонку...
- Угу, - столь же "радостно" поддержал его Другов. - Дохлый номер. Пятой точкой чую. Вся наша затея не стоит и выеденного яйца.
- Ну, это мы ещё посмотрим... - без особой уверенности заявил Пашка -
Наш друг не зря пошёл на такие жертвы. Что-нибудь да припас в рукаве...
- Таких "друзей"... Лучше бы я ещё покимарил...
А брат скептически хмыкнул:
- Мне интересно посмотреть, как ты вообще будешь управляться с этой посудиной.
- Я? - Пашка независимо вздёрнул брови. - Почему я? У нас есть кому за штурвал держаться. Гля, как по квартире носится! Явно готовит колымагу к старту.
- Ню-ню...
Пока они так препирались, "наш друг" развил необычайную активность: без устали мотался по периметру, то тут, то там по нескольку раз прикладывая "ключ" к поминутно загоравшимся красным изображениям трёхпалой конечности, которые издавали хоть и тихий, но неприятный крякающий звук. При этом "тарелка" едва заметно дёргалась, будто живая. Было во всём этом нечто тревожное, если не сказать угрожающее. Система, видимо, сбоИла, не желая признавать сомнительный артефакт.
- Кстати, - обратился Пашка к владельцу "артефакта", когда тот оказался поблизости от него. - А где он, тот штурвал?
Вместо ответа тот с неожиданной силой толкнул его в живот и Пашка упал бы на пол. Но в то же мгновение позади него с тихим чваком выросло чашевидное кресло и заботливо приняло на себя вес падающего тела.
Пашка от неожиданности громко хэкнул и дико уставился на обидчика:
- Ты чё?! Совсем офонарел?!
- Управить, - довольно внятно произнёс "обидчик" и осведомился: - Твоя хотел? Делай!
Голос у него был сиплый и немного резкий.
- Оба-на! - ещё больше вытаращил Пашка свои бельмы. - А чё ж ты всё прикидывался: "Не могу!" Поднять ногУ, блин!
"Стебелёк" на мгновение замер, осмысливая сказанное. Потом деловито повторил:
- Делай-делай! - И распорядился: - Думай лети неправильно!
При этом он сделал молниеносный выпад и Пашка почувствовал, как на его шевелюру плюхнулось что-то мягкое и тёплое и тут же намертво вцепилось в его курчавые волосы.
Тому показалось, что это ожила конечность покойного рептилоида, с которой "стебелёк" таскался всё время, а теперь зачем-то водрузил ему на голову.
Пашка заорал, попытался вскочить, стряхивая с себя противную тварь, но кресло, как оказалось, прочно держало его в своих объятиях.
Сопровождая действия многоэтажными словесными конструкциями, он забился в брезгливых конвульсиях, обеими руками пытаясь убрать с себя нежданный "подарочек". Но в результате лишь выдрал ещё клок волос.
Что же больше всего поразило Пашку, так это поведение друзей. Поначалу, обеспокоясь непонятной выходкой "стебелька", они придвинулись вплотную, но потом почему-то стали откровенно потешаться над ним:
- Ну, Паш! От коронации тебе точно никуда не деться!
- Придурки! Чё ржёте?! Помогите лучше убрать эту гадость!
- Почему же "гадость"? - ухмылялся Другов. - Корона тебе явно к лицу!
- Какая, блин, корона?! - дурным голосом взвыл Пашка и тут же замер в недоумении. Он, наконец, заметил, что лапу рептилоида "стебелёк" так и держит в руке. - Не понял... А что тогда там у меня? - закатил он глаза под лоб, в попытке разглядеть неожиданный головной убор, при этом брезгливо касаясь его растопыренными пальцами.
- Видать, тот самый "штурвал" и есть, - сказал брат и повернулся к "стебельку": - Я правильно понимаю?
Тот в откровенном изумлении разглядывал бьющегося в истерике Пашку, явно не понимая причины такой реакции, а потому на вопрос ответил не сразу.
- Мысли ловить. Вимана лететь, - наконец просипел он. И добавил для бестолковых: - Дом хочет плохо. Сильно плохо.
- А то ж мы без тебя не знаем! - вызверился Пашка. - Ты лучше скажи, как мне снять эту гадость?
- Сам уходить. Как вимана домой пришёл.
Пашка гневно фыркнул, сверкнув на него бельмами, и как-то сразу притих, прислушиваясь к неожиданно возникшим ощущениям.
- Чавой-та? - недоверчиво огляделся он вокруг, и, спустя несколько мгновений, зачарованно протянул: - А чё? Вообще-то прикольно...
Столь резкий переход от буйного помешательства к просветлённой улыбке не на шутку взволновал обоих Александров:
- Паш, с тобой - как? - всё в порядке?
Тот загадочно усмехнулся:
- Лучше не бывает! Эта хрень, - провёл он рукой по "короне" уже без всякой брезгливости, а даже с каким-то странным уважением, - позволяет видеть окружающее глазами и ушами "корабля". Мужики, прикиньте: я сейчас наблюдаю окружающий Луну космос на многие... гм!.. ну, в общем, очень далеко! Здесь какая-то другая система измерений...
- И как там? - недоверчиво переглянулись "мужики". - Вовчика, случАем, не наблюдаешь?
- Не, ну я ж серьёзно!..
- И мы - серьёзно, - сказал брат и подвёл черту: - Значит, говоришь, освоился? Ну, тогда - тебе и карты в руки. Давай - чеши! До дому, до хаты! И как можно быстрее.
"Стебелёк" тронул Пашку за плечо и опять повторил:
- Лети надо неправильно!
- Слушай, ты меня уже достал! - психанул тот. - "Неправильно" да "неправильно"! Не боись! Дорогу домой найду! И почему, собственно, я? Сам-то - чё? - не айс? Пристроил под топор, а теперь умываешь лапы со своими присосками?
Что интересно, "стебелёк" правильно понял его претензии и виновато развёл руки в стороны, как бы пожимая плечами:
- Я - не можно. Я тут не весь.
- Как "не весь"? - глаза Пашки злобно сузились и на миг показалось, что из ноздрей сейчас вырвется пламя. - Блин! Вы, друзья, задолбали уже! - Он разочарованно повернулся к своим друзьям: - Не, вы поняли? Нам опять пустышку подсунули! Голограмму, мать её яти! То-то я и смотрю, чего это он такой смелый? Сам чёрт ему не страшен! А он, походу, вообще ничем не рискует! А вы, мол, как хотите! Выкарабкивайтесь своими силами!
- И чё теперь?
- Да "чё"! Ему, видите ли, нельзя! Он здесь "не весь". В любой момент может испариться!
- Чё-т не вяжется... - задумчиво проговорил Другов. - А как же он тогда дракона-то завалил?
- А я знаю? У них же тут всё, не как у людей!
- Короче, Паш! - нетерпеливо фыркнул брат. - Кончай учёные базары! Погнали! Там, небось, уж всех собак по нашему следу пустили!
Пашка сразу как-то смешался:
- Легко сказать - "погнали"... - И смущённо крякнул: - Щас... Погоди... Дай хоть струю поймать...
Тарелка сильно дёрнулась, и за бортом послышались скрежещущие звуки.
- Ты бы как-то поосторожнее, - зашипел Другов, хватаясь за подлокотник его кресла. - Без фанатизма. А то разнесёшь им тут всё.
- Не ссы, Маруся! Я - Дубровский! - возбуждённо заявил Пашка. При этом он внимательно прислушивался к процессам внутри себя. - Просто зажимы отошли. Ими тарелка в гнезде удерживается. И с их же помощью техобслуживание происходит. Во время стоянки!
- Ты нам тут лекции не читай, - прервал его брат. - Лучше сооруди чего-нибудь для задницы.
Пашка метнул на него удивлённый взгляд, отчего тарелка слегка завалилась набок и снаружи опять что-то противно скрежетнуло.
- Э! Э! Ты его не отвлекай! - Другов осуждающе зыркнул на своего тёзку: - Сами как-нибудь разберёмся. По-цыгански. На полу места предостаточно.
- Так ты об этом! - хохотнул Пашка, и позади каждого из друзей с тихим всхлипом выросло по креслу. - Прошу!
- А я, вообще-то, ничего другого и не имел в виду, - буркнул брат, с удовольствием усаживаясь. - Во! А то: "Мама-мама..." - И он с наслаждением отвалился на спинку, вытянув скрещённые ноги. - Теперь можно хоть до другой Галактики пилить...
Другов оглянулся, недоверчиво осмотрел предложенный предмет не совсем обычной мебели и осторожно последовал его примеру.
Пашка в это время уже вывел "корабль" на середину вертикальной трубы, служившей тысячам подобных аппаратов гигантским ангаром, и со странной ухмылкой спросил:
- Ну, чё, пацаны? С Богом?
Брат зябко повёл плечами:
- Ну... Ты, эт-самое... На Бога надейся...
А Другов с досадой поморщился:
- Давай уже, что ли? Без всяких там прелюдий.
Тарелка резво подпрыгнула кверху, причём, толчка никто даже не почувствовал. Сумрачное изображение грибовидных наростов за пределами аппарата слилось в серую пелену, и через секунду, пулей проскочив сквозь услужливо и очень даже вовремя раскрывшуюся диафрагму, защищающую ангар от внешнего мира, они выскочили на залитое ослепительным светом пространство.

****



Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 36
Опубликовано: 12.07.2017 в 18:31
© Copyright: Владимир Плахотин
Просмотреть профиль автора








1