Инферно. Дежавю. «Attenzione! Сhi è chel′italiano?» (Продолжение или послесловие?).


Инферно. Дежавю.  «Attenzione! Сhi è chel′italiano?» (Продолжение или послесловие?).
 

Оглавление.

1. Предупреждение.
2. Предисловие.
3. К инферно.

1. Предупреждение - милым барышням.

Как предыдущий, так и этот очерк, и даже ещё в большей степени, не рекомендую барышням и начинать читать, как и вообще обращать своё ветреное внимание. В очерке нет эмпиреев, в которых вы обычно витаете, и жениться – нет даже обещания. Хотя некая представительница вашего рода (в некотором смысле – подружка героического карбонария) здесь незримо присутствует, но в другом – не совсем свойственном вам – качестве…
Здесь - не любовный роман и даже не кулинарная книга или что-либо подобное т.е. вы, барышни, уже должны понять – это не для женского персонала. А потому с сожалением говорю вам: отдыхайте – даже блондинкам, будь вы и в чулках со «стрелками» - привлекательными для меня (как и почти всё женское: и бельё, и формы - в разумных размерах, конечно, и живой массой не более 55 кг. – больше не подниму, если только по частям).

2. Предисловие.

Возможно, она одна такая – «первая» его подружка: еврейка Маргарита - итальянский политик, журналист, писавшая статьи для него, искусствовед, соратник, любовница и биограф его. Он в свои 29 лет был моложе неё на три года. (Умерла она своей смертью в 1961 году на родине, в Италии).
Впрочем, была ещё «единственная» и последняя любовница - итальянская аристократка Клара (не та, что у Карла украла кораллы, а наоборот: умом она не блистала, но собачьей преданностью компенсировала отсутствующее). В этом случае разница в возрасте была в пользу подружки - она была моложе своего Ромео-Ами́лькаре на 28 лет (в трагедии Шекспира: Ромео исполнилось 16 лет, а Джульетте – 14).
Это было романтично и трагично. Случайное знакомство на шоссе (что характерно – финал случился там же). И как поётся в песенке: «Тут возникла эта самая любовь. Что волнует и тревожит нашу кровь» (впрочем, биографы говорят, что Клара давно была влюблена в Ами́лькаре). Разные авторы по разному описывают начало любовной связи, как и её конец, но сами факты абсолютны.
Рассказывали, что когда его расстреливали, она закрыла собою своего gli occhi negli occhi с криком: «Вы не посмеете!». Её возлюбленному исполнился 61 год, ей – 33. Убивать её не обирались – так получилось, однако, потом повесили вниз головой их рядом на придорожной автозаправке. Историки пишут, что юбка упала на лицо Клары, обнажив бедра, а веки медленно закрылись. Ещё отмечают, что она казалась умиротворенной и даже словно улыбалась. После этого веревки подрезали, и тела некоторое время лежали в сточной канаве. А 1 мая любовники были похоронены на миланском кладбище, на участке для бедных. Прошу пардону – отвлёкся от основного (впрочем, что может быть «основнее» образа любви, у которой «из всего вечного самый короткий срок»).

Возможно, автор очерков не собирался продолжать первый, это получилось у него непроизвольно. Возможно, его подтолкнула некоторая незаконченность мысли в первом, где он показал вашего героя-карбонария во всей красе (почти), но не предложил дальнейшего анализа его «идеологии», поведения, перспективы явления. Возможно, по некоторой открывшейся аналогии с предшественником героя в1920-40 годах – если судить по книжным сопоставлениям, которые приводит автор (таким образом, получилась т.н. «орнаментированная проза», в качестве примера которой можно привести сказки «1001 ночи» Шахерезады или русскую матрёшку). К этому можно заметить, что он не указывает – нечаянно или преднамеренно - ни наименования книги, интересной и познавательной, на аналитику которой опирается, ни её автора, полагая может быть, что это и без того известно. Однако, по приводимым им цитатам, нетрудно определить и книгу, опубликованную в 1933 году, и её автора, о котором энциклопедия сообщает, что он – «правовед, философ, политический деятель». И если сравнить обстоятельную аналитику его книг с последующими событиями, то с уважением можно отметить его прозорливость (если не пророчество), ум (а значит логику) и наблюдательность.
Без претензии на последнюю инстанцию, показалось возможным – после того, как автор первого очерка не обвинил в волюнтаризме при названии первого очерка – дать второму скромное название: «Продолжение или послесловие?» и отметить последовательность автора от первого ко второму очеркам. Возможно, в первом он имел целью только констатацию статус кво. А во втором намеревался сравнить с тем, что уже было в истории, как трагедия, и повторяется, как фарс (по Экклезиасту – всё дежавю). По крайней мере, так это можно понять. Возможно, для объективности он сделал это не случайно с помощью работы 1933 года, а с мыслью – как опять кажется – показа современного явления, как ростка от корня прошлого – казалось бы, вырубленного, и появлением по аналогии с этим «корнем» «итальянца», его подружки и им подобным с их «патриотизмом», национализмом, шовинизмом, как … дежавю…
Итак, очерк второй.

3. К инферно. («Attenzione! Сhi è chel′italiano?». Продолжение или послесловие?)».

Гасан Абдуразман ибн Хоттаб, дёргая за шнурок настольной лампы:
- Светло… Темно… Светло… Темно…
                                                             (Л.Лагин. Фильм «Старик Хоттабыч»).

Сначала намечались торжества, потом аресты; потом решили совместить».
                                                                                                                   (Г.Горин. «Тот самый Мюнхгаузен»).

Такая случилась совпадения, что за водкой – ни в коем случае. Как говорил в1920г.в беседе с Кларой Цеткин Ленин(прим.1): - Пролетариат восходящий класс. Он не нуждается в опьянении, которое оглушало бы его или возбуждало. Ему не нужно ни опьянения половой несдержанностью, ни опьянения алкоголем. Он не смеет и не хочет забыть о гнусности, грязи и варварстве капитализма.
О самой Цеткин. В 1907 году 22-летний сын Клары Цеткин Константин стал любовником 36-летней Розы Люксембург. Из-за этого Клара рассорилась с Розой. Но когда друг бросил Клару, а сын - Розу, общее горе восстановило прежнее статус кво.
Но – это к слову, продолжение темы «кто есть ху», состоит в следующем (как раньше пели: «есть у революции начало, нет у революции конца»). В предыдущем очерке был показан неистовый темперамент карбонария, выражающий свою мысль о готовности служить любой власти и реагирующий на возражения исключительно с помощью обсценной лексики, свойственной его менталитету и воспитанию.
Его предшественника упрекали «…в беспринципности, в ренегатстве, на что он отвечает, что "лишь идиоты, лишь физические и духовные мертвецы никогда не меняются"; новая обстановка - новые правила поведения». Та же «последовательность» у карбонария.
А сайтовская Маргарита-Клара вслед за двусмысленным заявлением начальника: «Я готов пойти служить КГБ, чтобы уничтожать крамолу…», тут же с придыханием написала: «И я», как ослик в мультфильме: «И я, и я, и я того же мнения». (Бывший глава нацбанка России Виктор Геращенко в разговоре на «Дожде» как-то обмолвился, что он – бывает - не там ударяет в слове «написала»…).
Согласно решению ООН Маргарита-Клара ещё не так стара – ей нет 70-ти. «Но, дорогие, надо же сколько-нибудь думать, это очень помогает»…
Было ли у итальянской еврейки Маргариты «более 3000 статей», как у сайтовской –неизвестно, но «остепенённой», как сайтовская (по её словам) кандидатством физ-мат наук и докторством философии не была, и уж званием себя «Золотое перо» определённо не блистала, как и претенциозным рассказом сайтовской о себе под компилированным названием «Одно лето в аду»…

У всех есть имя, но до сих пор здесь для героя «не нашего района» – почти прозвища. Надо восстановить справедливость. Его имя собственное львоподобное, а отчество – человека, ищущего себе неприятностей, категоричного, упрямого, с необыкновенной работоспособностью: Леон-Анатомик (сокращённо - Нато), а у его соратницы - растениеводческое: Флористика (сокращённо – Тик).
Как выше указано, карбонарий – извините - Нато заявил, что даже готов пойти служить в КГБ, не отдавая отчёта себе при этом, что по контексту отпускает сомнительный комплимент государственному органу, который как раз служил власти, и которого в РФ нет.
И к нему тут же примазалась Тик: «И я». Пока они идут, крепко взявшись за руки, на предшественниках будет показано «чем сердце успокоилось», и будем посмотреть, как и куда идут эти двое: Нато и Тик - живее всех живых.

О животрепещущем. Как говаривал кардинал Мазарини (тоже итальянец, но – по национальности): «Пулитика – пулитикой, а любовь – любовью». У прототипа Нато по имени Ами́лькаре – сокращённо: Каре(кстати, у него и причёска к завершению карьеры была как будто «каре» - будет ли такая же у Нато? но пока у него на фото сайтовской страницы – хохолок, похожий на феску берсальера Каре) при его любвеобильности – рассказывают историки - бывало по 4 (четыре) партнёрши в день, имена которых утром он забывал напрочь. Сколько у его последователя – неизвестно пока (он же ещё жив), но он, в отличие от Каре, не стесняет себя добропорядочной откровенностью: «… семья, дети, очаг, уют... НО нам-то это по-барабану! Мы получили наслаждение с одной дурой - и пошли к другой...». О других, возможно, о тех, которые не прониклись его настроением, Нато замечает: «Это не женщины - это гнусные жабы-шпроты со слюнявыми мозгами». Эти ребята похожи во многом: начинали и Каре, и Нато (как говорят) в школе – не только учиться, но и учительствовать, когда стали постарше, надо полагать - «сеять разумное, доброе, вечное». Оба приблизительно одинаково продолжили: первый – в масштабе государства, второй - на сайте, который владельцы отдали Нато на откуп. И тот, не щадя живота своего и кишечника читателей, учит, пока не «отъехал на дачу»: «А почему власть должна быть сменяемой? Это кто сказал - западные голоса? Все, кто против российской Власти, - это либеральная сволочь или мелкобуржуазные лавочники, которых нужно уничтожать, как это делалось после 1917 года. Сволочи… И не вылезайте из помойки. Бойтесь, гниды! Мы Вас задавим…Всех, кто против Власти, нужно просто и тихо расстрелять! Уничтожим всех гадов и гнид!» Сравните с тем, что заявлял Каре: «Что касается меня, то я все тверже убеждаюсь, что для блага Италии полезно было бы расстрелять дюжину депутатов, а также сослать на каторгу хотя бы несколько экс-министров. Я все более утверждаюсь в мысли, что парламент в Италии - это чумная язва, отравляющая кровь нации. Необходимо вырезать ее».
А? А вы говорите – купаться.
Едем дальше (не едИм, а Едем – понимэ?).

Собственно, ничему новому Нато не учит, он тупо копирует своего предшественника, которого расстреляли, а потом повесили вниз головой на какой-то автозаправочной станции. Нато почти слово в слово повторяет расстрелянного и повешенного: «...я ради Родины, … брошу семью, жену и детей. Если бы так случилось, что моя семья решила бы вдруг бросить Родину и уехать отсюда, то я бы бросил свою семью, жену и детей...». Да, у убитого была жена и пятеро детей (только официальных). Как с этим у Нато? Уж очень он разошёлся словами…
А Каре, придя к власти, как пишет в книге исследователь его идеологии, не устаёт повторять боевой клич этатизма: «…все для государства, ничего против государства, ничего вне государства!»... И далее автор замечает: Каре «… - не мыслитель, не теоретик, не идеолог, вопреки мнению многих его поклонников. Он прежде всего – «великий артист действия», подстрекаемый личным честолюбием, одаренный … необычайной умственной возбудимостью.
Он стал прибежищем для всех политических бесприютных, потерявших почву под ногами, не видящих завтрашнего дня и разочарованных …»
Идея патриотизма. Но «патриотизм следовало согласовать с передовыми социальными идеями века, с курсом на широкие массы. Нужно было «подать» его умеючи. Это и понял (Каре).
Две черты, действительно, роднят творца fasci с героями вдохновений Маккиавелли: во-первых, горячий, напряженный, «почти демонический» патриотизм и, во-вторых, высокая оценка власти, иерархии, дисциплины».
Возможно, Нато чувствует себя оскорбленным морально и обиженным материально. Ущербным его достоинство, как представителя группы, привыкшей считать себя «элитой». Он цензурирует других, как Цербер у ворот ада, спекулируя на правилах сайта, но позволяя себе двойные стандарты, лицемерно нарушая правила. «Стиль – это человек»: как одет-обут, как себя позиционирует – не на словах о соблюдении правил, а фактически – потому Нато так болезненно реагирует на критику себя-любимого: затыкает рот оппонентам ханжески усвоенным словечком «флуд» и оргмерами узурпатора.Это корреспондируется с тезисом Каре, который приводится в книге: «Оппозиция не необходима при здоровом политическом режиме, и она излишняя при совершенном режиме, каким является фашизм; в Италии место лишь фашистам .., поскольку последние - примерные граждане». Всё, почти приехали, как пишет Нато: «Finita la Comedy!»

Автор книги пишет о Каре: «Усиливались националистские, патриотические настроения. Разгоралась звезда» его.
Патриотическая реакция требовала выхода и оформления, дышала местью и жаждою действий - вот источник fasci.
Их воодушевляли чувства патриотического гнева, ненависти .., презрения .., воли к национально-народной революции; большинство их пришло слева - от социалистов и синдикалистов. Это были первые fasci. Их возглавлял…» Каре. «Первых fasci была горсточка» - вспоминал он об этом…
Fasci 1919 года выступает сразу с кричащими национально-революционными лозунгами. (Каре) старается подчеркнуть, что по-прежнему он, подобно Гарибальди, совмещает в себе националиста и революционера-республиканца.
(В своих речах он) «… не жалеет красок и меньше всего хочет быть умеренным.
Специфически характерен для fasci был только мажорный националистический тон, всегда ему присущий…
Но побить радикализмом большевиков, хотя бы и итальянских, не представлялось возможности. И (Каре) предпочитает до времени оставлять в тени вопросы внутренней политики, чтобы зато крепче налечь на мотивы патриотизма, на пафос «национального величия». Здесь и только здесь, на этой возвышеннейшей позиции поля битвы людских сердец, стремился он отнять массы у социалистов. Радикализму социальному он страстно противополагал радикализм национальный, но, в отличие от националистов, на ярко прогрессивной, ультра-демократической подкладке. Он выбирал линию наименьшего сопротивления… Антидемократическая заостренность fasci создается позже, в период его прямой, безоглядной, не на жизнь, а на смерть, борьбы с красной революцией. Вот почему изучать fasci нельзя, не встречаясь на каждом шагу с личностью и словами его бессменного, его единого и единственного вождя.
«Люблю родину паче души своей!» - сохранилось потомству страстное восклицание уже близящегося к смерти Маккиавелли.
Патриотизм - движущая страсть fasci-движения, превращенная в идею его вождем. Патриотизмом оно было вызвано к жизни, им оно победило. Великая Италия - вот верховная его заповедь, его неподвижный идеал, его боевой клич. «Во имя Бога и Италии, во имя всех павших в боях за величие Италии, я клянусь посвятить себя исключительно и беззаветно благу Италии» - так присягают fasci». «...я ради Родины, … брошу семью, жену и детей. Если бы так случилось, что моя семья решила бы вдруг бросить Родину и уехать отсюда, то я бы бросил свою семью, жену и детей...» - вторит ему Нато.

Автор показательной книги – напомню - опубликованной в 1933 году, что теперь очевидно – правдивой, анализирует как Каре («стиль – это человек», может поэтому Нато так печётся, чтобы «не переходили на личность», особенно – на его, неприкасаемую, как «священная корова»), так и его «идеологию», движение, «пучёк»,fasci.Нато, глубокомысленно размышляя о смысле жизни, среди прочего написал (куда бы тут «ударил» Геращенко – предоставляю решить другим): «Одна соломинка легко ломается. Пучок соломинок сломать невозможно». Но можно напомнить господину Нато, что Красная Армия сломала-таки «пучёк» в своё время – в Италии и свернула шею его разновидности - в Германии…Однако, автор книги как бы предупреждает: fasci «…есть принадлежность … итальянской жизни по преимуществу. Это не значит, что отдельные его элементы не могут проявляться, в аналогичной обстановке, и в других странах».
Автор продолжает об Италии, отчасти - будто о России: «…сравнительно "молодая" страна, с недостаточно установившейся социальной структурой. И социальный, и политический факторы дробятся в ней множеством "районных" отображений… (полунищие и эксплуатируемые) …представляли собою прекрасную среду для культуры беспокойных и радикальных лозунгов…
…государство с 38% неграмотных, с малярией, с постоянной почти холерой, с дурными гигиеническими условиями…
Нужда, голод, отчаяние толкали на эксцессы бедноту ... Она не была приучена ожидать защиты и помощи от законной власти. Отсюда и знаменитая "мафия", самоорганизация инициативных, но в то же время и бесшабашных элементов, которым "закон не писан", своего рода "благородных разбойников", порою, впрочем, забывавших о своем "благородстве".
Советский автор Н. Иорданский, несомненно, приближается к истине, неоднократно подчеркивая в своей статье … роль деревни в успехах … движения; по его мнению,
"(fasci) - порождение крестьянско-кулацкой стихии, которая притягивает к себе мелко-буржуазные элементы городского населения"…
К 1921 году черные рубашки становятся уже заметным фактором итальянской политической жизни. В них облекаются многие, кого испугал призрак большевистской революции, кому худо живется, кто чувствует себя обиженным, обделенным, обездоленным.
(fasci) … явился характернейшим отражением интересов и настроений так называемых "средних классов", (в них крепла) жажда "порядка" и твердой национальной власти …
(Французский поклонник течения К.Эймар пишет, что – это) «… есть восстание средних классов против сил национального распада и воинствующего космополитизма с одной стороны, и против чрезмерных домогательств пролетариата, а также наглых притязаний нуворишей - с другой; восстание прозорливого патриотизма против антипатриотизма и чувства социальной справедливости против безнравственности новых, скандально нажитых богатств».

Почему и отчего в очерке присутствуют цитаты? Потому что цитируемая книга результат анализа политического явления и его соотношения с обществом, данный серьёзным автором, верно показавшим характер политики и её носителя – при логическом рассмотрении которых, вывод о перспективе однозначен, и, надо полагать, был сделан в своё время руководством СССР в правильном направлении… Во-первых. Во-вторых, чтобы показать непредвзятость и объективность текста, засвидетельствованного специалистом. И, в-третьих, как отмечает автор: «в "старом" всегда есть частица "вечного", в "будущем" всегда живут "образы прошлого"»...
К сожалению, однако, вырубленное в прошлом, даёт метастазы от оставшихся корней, из которых вылезают аналогичные побеги в настоящем – это очевидно – и не только в государствах Европы и Америки, но и в других …

Продолжая об источнике явления fasci, автор замечает: «Непосредственно фашизм опирался на средние классы, черпая свой человеческий материал именно из их среды
...человек так называемых "средних классов" совмещает в себе одновременно качества и "капиталиста", и "рабочего"» (вот это интересно сегодня: т.н. «средний класс» - это и «капиталист», и «рабочий»).
Далее о развитии fasci: «…идеологически подошел к националистическому символу веры. …националисты,.. растворяются в… фашизме.
Фашизм шел слева и по дороге увлек за собою массу. Он - типичная "партия массы"; все повадки его героического периода простонародны и революционны. Национализм, наоборот, никогда и ни в какой мере не был "левым". Он был аристократичен и пользовался успехом среди известной части буржуазной молодежи; он выступал с самого своего рождения, как "партия верхов", куда устремлялись "сливки общества"; он был консервативен и утонченно культурен. По своим социальным истокам, он - полярная противоположность фашизму: "вода и камень, стихи и проза, лед и пламень не столь различны меж собой"...
…национализм исключительно связан с нацией, а ценности фашизма общечеловечны; национализм за монархию, в то время как фашизм, относясь к монархии с уважением, все же тяготеет к республике; национализм империалистичен, а фашизм отстаивает торговый экспансивизм, т.е. не захват чужих земель, но "благоразумное отведение заграницу излишней энергии, накопившейся в стране". (И тем не менее, они слились в экстазе).
Автор цитируемой книги ссылается на мнение другого: «Те же причины, которые взрастили фашизм, вскармливали и национализм, только в ином масштабе, соответствующем различию корней обоих движений. Национализм возник еще в предвоенную эпоху и вышел преимущественно из кругов интеллигентного буржуазного юношества, в то время как фашизм - послевоенное явление, всецело порожденное духом победоносной войны и охватившее все классы и слои итальянского народа».
И отмечает сам: «Ближайшая опора национализма - большие банки, высшие военные сферы, аристократические круги и находящиеся под их влиянием группы интеллигентной молодежи». И подчёркивает: «Большой успех выпал на долю фашизма в кругах молодежи, ставшей ядром и непосредственной средою нового течения».
При этом: «Фашизм фатально вступал на националистические рельсы, становился национал - фашизмом.
Автор заключает: «Фашизм - гласит заключительная десятая заповедь фашистского декалога - есть священное единение всех истинных итальянцев: он - цветущая, светоносная Италия, душа мира". Националистический эгоцентризм - в полном цвету».
Фашистский воин - повелевает устав - имеет свою собственную мораль. Законы общепринятой морали в области семьи, политики, общественных отношений - ему чужды.
…слова Наполеона, записанные Меттернихом: "кровь предусматривается рецептами политической медицины…» соответствуют направлению действий Нато?..

Что касается «продолжения» фашизма в национал-социализме, то у того же автора есть две (по крайней мере) интересные аналитические книги.
Но на этом – всё, как говорили латиняне: dixi или, как написал Нато: «Finita la Comedy!» (ударение в сентенции Нато, как и во всех его писаниях, поставьте, пожалуйста, сами, как сочтёте справедливым) …

Прим
ечание.
1. К.Цеткин. Воспоминания о Ленине. М., 1955.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Очерк
Ключевые слова: Кто есть кто.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 117
Опубликовано: 22.06.2017 в 20:54
© Copyright: Саша Стогов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1