Иные


Семья Джонсонов жила в маленьком городке N, недалеко от Нью-Мексико. Отец семейства Дэвид постоянно пропадал в командировках, он работал на траке, огромном, мощном грузовике, перевозил грузы и часто выезжал за пределы штата. Мать – Оливия работала на местной фабрике по производству пластмассовых изделий. Это было самое большое производство в городе, и здесь работали практически все жители. Майк Джонсон – десятилетний мальчишка, обычный подросток, ну может чуть более подвижный и озорной, по сравнению с ровесниками. Его мать частенько вызывали в школу из-за постоянных проказ озорника. То учительницу к стулу приклеит, то устроит взрыв в туалете, и последствия приходилось разгребать Оливии, притом в прямом смысле.
Майк очень любил отца и безумно радовался, когда он возвращался из поездок. Оливия постоянно жаловалась мужу на проказы сына, но тот только посмеивался и отмахивался от жены.
- Опять ты ему потакаешь, - злилась Оливия, - а мне уже стыдно учителям в глаза смотреть.
- Да у него возраст такой! Ты даже не представляешь, какие вещи я творил в его возрасте. Я его так редко вижу, что тратить это время на ругань и поучения не собираюсь. Ему и твоих скандалов хватает.
Майк расстраивался из-за того, что стал причиной ссоры между родителей, и каждый раз клялся, что ничего такого больше делать не будет. Но проходило время, он обо всем забывал и со своим лучшим другом Томом снова придумывал новые проказы.
Отца снова отправили в длительную командировку, и Майк вскочил специально очень рано утром, чтобы проводить его.
- Пап, может, ты перейдешь на другую работу? – шмыгая носа и безрезультатно пытаясь удержать слезы, попросил Майк.
- Ты же знаешь, что мне неплохо там платят, и мы держимся в основном на моей зарплате. Твоя мать на фабрике очень мало получает, если я уйду мне прямая дорога на ту же фабрику, работы в городе больше нет. А нам тебе еще на колледж нужно собрать.
Дэвид потрепал волосы сына, обнял его и залез в свой трак и помахал ему из окна рукой.
Оливия подошла к сыну и прижала его к себе.
- Не переживай, на этот раз он всего на три недели уезжает, справимся. Я тебе собрала с собой бутерброды, не забудь их, а мне пора на работу. Сегодня нас отправляют на бесплатный медосмотр, что хорошо, а то меня боли в ноге уже давно беспокоят, может, найдут причину.
Майк дождался, когда мать уйдет, позвонил Тому и позвал его к себе. Он недавно скачал крутую игру из Интернета, нужно было опробовать. Школу они решили в этот день прогулять.
И вот, когда игра была в самом разгаре, неожиданно в двери заскрипел ключ.
- Кто это? – испуганно спросил Том.
- Не знаю, - удивленно ответил Майк, - мама только вечером должна вернуться.
Дверь открылась и в дом вошла Оливия.
- Майк, ты уже дома? – с улыбкой спросила она. – Здравствуй, Том. Мальчики, вам что-нибудь приготовить?
Майк недоуменно смотрел на мать. Он никак не мог понять, почему она так спокойно отреагировала на то, что он прогулял школу. Уж кто-кто, а она наизусть знала расписание его уроков.
- Мам, а ты что так рано?
- У нас сегодня была медкомиссия, всех отпустили по домам. Так что, блинчики хотите?
- Хотим, - сглотнув слюну, хором ответили друзья.
- Ничего не понимаю, - прошептал на ухо другу Майк. – Она терпеть не может жарить блинчики, жалуется, что ноги от долгого стояния болят.
Оливия, напевая, достала чашку, миксер и начала замешивать тесто.
- Мам, а как твоя нога? Что врач сказал?
- Нога? Ах, нога, - улыбнулась женщина, - все нормально, больше не болит. Майк, тебе тоже нужно сходить к врачу, я договорилась, все бесплатно, наша страховка все покрывает.
Схватив тарелку с горячими блинчиками, подростки закрылись в комнате Майка.
- Я бы на твоем месте не ходил на эту комиссию, - глотая огненные блинчики, сказал Том.
- Почему?
- Слышал, в нашей школе погибли двое школьников, девочка из девятого и пацан из четвертого. Так вот, они тоже были на этой медкомиссии. Сходили и в этот же день - хоп и умерли.
- И при чем тут это? Девчонка сбросилась с крыши школы, говорили, что её бросил парень из колледжа, с которым она встречалась. А парень ехал на велосипеде, свалился в реку с моста и утонул.
- Не знаю, - проворчал Том, - но странно это. А еще младенцы у нас стали умирать в родильном отделении и смерти странные, причин вроде бы для этого нет.
- Вот ты загнул, - хмыкнул Майкл, - младенцев еще приплел сюда. Они-то, каким боком к этой медкомиссии?
- Так это комиссия сидит в нашей больнице! Нет, не убеждай меня, здесь явно какая-то связь.
Майкл услышал, как зазвонил телефон и напрягся, прислушиваясь.
- Черт, похоже, из школы звонят! Вот мне сейчас мать устроит!
Дверь открылась и в комнату заглянула Оливия.
- Майкл, звонили из школы, спрашивали, почему ты пропустил. Сынок, ты, почему не пошел в школу? – Оливия спросила спокойно, мягко улыбаясь.
Почему-то это поразило Майкла больше всего. Раньше бы мать устроила ему головомойку, отняла бы компьютер и запретила бы выходить из комнаты в течение дня.
- У меня зуб заболел, - выпалил он первое, что пришло в голову.
Том хмыкнул и отвернулся.
- О, завтра тогда сходим к врачу, нельзя запускать. Я хотела сделать на вечер картофельную запеканку, ты не против?
- Н-нет, - изумленно клацнув зубами, ответил Майкл.
- А ты говорил, что твоя мамаша злая, - сказал Том, когда дверь за Оливией закрылась.
- Да я сам в шоке, - признался Майкл, продолжая пялиться на закрытую дверь. – Не понимаю, что с ней! Может, ей какое-нибудь успокаивающее приписали?
- Тогда рецептик и для моей матери попроси, - хохотнул Том. – Хотя ее, по-моему, никакое успокаивающее не возьмет. Она меня прибьет, если узнает, что я сегодня пропустил занятия, - мрачно добавил он.
Том убежал домой, а Майкл пошел на кухню, там гремела посудой Оливия. На столе стояла готовая запеканка, из духовки ароматно пахло пирогом.
- Мам, а куда ты столько готовишь? – удивился Майкл. – Сегодня какой-то праздник?
- Нет, - Оливия подняла голову и улыбнулась, - просто хотела тебя порадовать.
Женщина взяла нож и начала быстро рубить овощи, нож соскользнул, и из пальца на стол потекла кровь. Оливия, словно не замечая этого, продолжала резать овощи. Майкл вскочил с места, бросился к шкафчику и вытащил оттуда бинт.
- Мам, у тебя кровь течет! Ты что не видишь?
Оливия подняла на него глаза, опять улыбнулась странной рассеянной улыбкой и сказала:
- Действительно, а я и не заметила. Давай бинт, я сама замотаю.
Майкл с ужасом смотрел на почти перерубленный палец и мать, спокойно заматывающую его бинтом.
- Тебе нужно в больницу, срочно, - охрипшим голосом сказал он. – Ты почти отрубила себе палец!
- Думаешь? Хорошо, - кивнула головой Оливия, - поехали.
Майкл сидел в коридоре больнице пока матери пришивали палец, который, как выяснилось, висел только на коже. Мальчик чувствовал себя неуютно. По коридору ходило множество народа, и у всех на лице была такая же странная, рассеянная улыбка, как и у матери. В кармане завибрировал телефон, это был Том.
- Майкл, ты где? – раздался испуганный голос в трубке. – Я стою у твоего дома, звоню, стучу, никто не открывает.
- Я в больнице с мамой, она себе палец ножом отрезала, - шепотом ответил Майкл.
- Буду ждать тебя во дворе, мне нужно с тобой срочно поговорить.
Когда Майкл с матерью вернулся домой, он увидел, как ему из-за угла дома машет рукой Том.
- Мам я подышу немного свежим воздухом, а ты пока иди в дом, тебе нужно отдохнуть.
- Хорошо, я пойду, морс сварю, - ответила Оливия и направилась к дому.
- Что случилось? – Майкл выдернул Тома из-за угла дома.
- Что-что, у меня дома такая же хрень творится, - прошипел Том, тыкая в сторону двери, за которой скрылась Оливия. – Мать тоже была на этой медкомиссии, теперь у меня дома запеченная курица, тыквенный пирог и еще она собирается торт на ужин испечь. Ты понимаешь?
- Может, с ними психолог поработал? – неуверенно спросил Майкл.
- Да моя мать терпеть не может готовить! А тут торт она печь собралась. Ходит по дому со странной улыбкой, и даже ругать меня за прогул не стала. Скоро отец должен с работы вернуться, он тоже был на этой комиссии. Я боюсь, - губы Тома дрогнули.
- Да так-то вроде все хорошо, - задумчиво сказал Майкл. – Мать добрая стала, готовит, не кричит на меня, но почему-то жутковато. Улыбка еще эта непонятная. Я сидел в больнице, так вот, там все вот такие ходят. А еще она практически отчекрыжила себе палец и хоть бы что! Кровь хлещет, а она дальше овощи режет, словно робот…
- Что делать будем? – трагическим голосом спросил Том.
- Давай завтра в больницу пойдем, типа на комиссию, а сами спрячемся и подсмотрим, что там происходит.
- Давай, - всхлипнул Том. – Ладно, побегу домой, а то вдруг они меня хватятся.
Заснуть Майкл так и не смог, ему все время казалось, что кто-то ходит по дому, он вздрагивал от каждого шороха. Утром он выскользнул из дома через окно, там его уже ждал Том.
- Ну, как ты? - поинтересовался у него Майкл.
- Плохо, - мотнул головой хмурый Том. – Отец вернулся такой же, как и мать.
- Что тоже готовит?
- Нет, он вчера крышу полез заделывать. Она у нас уже год, как протекала, а сегодня ступеньки начал новые мастерить.
Проникнуть в больнице оказалось не так уж и сложно, они вошли туда с родственниками какого-то больного, просто пристроились сзади, никто даже не обратил на них внимания.
- А ты знаешь, где эта комиссия? – Майкл растерянно смотрел на разветвления длинных коридоров.
- Знаю, - буркнул Том, - я сказал матери, что тоже хочу пройти эту комиссию. Она мне сразу подробно рассказала, куда идти. Сейчас направо, потом вниз, там нам нужен десятый кабинет.
- И как нам туда войти так, чтобы нас не заметили?
- Посмотрим уже на месте, пойдем скорее, пока нас никто тут не спалил.
Десятый кабинет они нашли быстро, но попасть туда они не смогли, у дверей стоял охранник, рядом на лавочках сидело более двух десятков людей.
- Пойдем в соседний кабинет, - Майкл дернул приятеля за рукав и показал глазами на дверь рядом.
- Зачем?
- Между кабинетами стеклянное окно, мы сможем подсмотреть через него.
- Но ведь ничего не будет слышно, - огорчился Том.
- Хоть увидим, пошли.
Приятели тихо юркнули в соседний кабинет и подперли дверь стулом, чтобы никто случайно не зашел, замка в двери почему-то не оказалось. Внутри десятого кабинета сидело несколько человек, посередине стояла кушетка. На ней сидел мужчина лет сорока, он снял рубашку и повернулся к врачу. У врача в руке была длинная трубка и небольшая прозрачная коробка. Резким движением врач воткнул трубку мужчине в грудь, мальчики охнули. В трубке что-то засветилось мягким белым светом, и врач подставил коробку. Затем схватил со стола большой шприц, наполненный чем-то прозрачным, и вколол мужчине в то место, где была трубка. Мужчина все это время сидел неподвижно, ему смазали грудь какой-то мазью, и он тут же заморгал глазами. Губы растянулись в улыбке, мужчина встал, быстро оделся и вышел из кабинета. Врач взял прозрачную коробочку, приклеил к ней бумажку и отставил в сторону.
В кабинет вошла девочка лет пяти. Врачи переглянулись, из-за стола поднялась женщина, она усадила девочку на кушетку, взяла трубку и с силой воткнула ей в грудь. Второй конец она приставила к своей груди. По трубке опять потек свет, женщина запрокинула голову, мальчики с ужасом увидели, как в её глазах вспыхнул свет. Тело девочки обмякло, и она упала на кушетку. Врач поднял её на руки, положил на носилки и махнул двум санитарам, стоящим у стены. Те подхватили её тело, и вышли из кабинета.
Майкл дернул Тома за руку и показал на дверь. Они вывались из кабинета, Том был бледный, зубы отбивали дробь.
- Успокойся, - шикнул на него Майкл, – ты привлекаешь внимание. Садись на скамью.
- Зачем? – в голосе Тома звучала паника. – Давай рванем отсюда.
- Нам нужно знать, куда отнесут эти коробочки.
- А что в них? Я так и не понял, - Том сел на свободную скамейку, руки зажал между ног, чтобы не бросалось в глаза, как сильно они дрожат.
- Не знаю, - мрачно сказал Майкл. – У меня есть догадка, но она немного нереальная.
- А все, что мы видели, по-твоему, реально? – нервно хихикнул Том.
- Потом расскажу, молчи, а то люди на нас смотрят.
Люди входили и выходили из кабинета, детей выносили на носилках. У взрослых на лице была все та же странная улыбка, которая так не нравилась Майклу. Наконец, из кабинета вышел врач, он вез на тележке множество прозрачных коробочек. Майкл толкнул в бок Тома, они поднялись и, не спеша, двинулись за мужчиной. Тот долго петлял по коридорам, пока не остановился у большой металлической двери, на ней большими буквами было написано «Морг». Врач толкнул дверь и скрылся за ней. Мальчики, которые стояли за углом успели только заметить стеллажи, заполненные такими же коробками. Том потянул Майкла за руку, и они что было сил побежали вперед. Выдохнули они только тогда, когда выбежали из больницы и отдалились на значительное расстояние.
Том, наклонился, уперся руками об колени и хрипло дышал.
- Спортом надо заниматься, а ни пиццу жрать, - подколол приятеля Майкл.
- Расскажи, что ты понял, - взмолился Том, не обращая внимания на остроты друга.
- Прозвучит, наверное, глупо, - смутился Майкл. – Но я думаю, что они вынимают у людей душу и вкалывают что-то взамен. Что-то такое, что способно сделать из человека послушного робота.
- Ты хочешь сказать, что наши родители стали кем-то вроде…зомби? – голос Тома повело вверх, в нем прозвучали слезы.
- Да, - мрачно кивнул Майкл. – Не понятно только, что с детьми? Зачем они к себе трубки приставляют?
- А кто они? Пришельцы?
- Скорее всего. Но зачем им человеческие души?
- Томми, вот ты где, - раздалось у них за спиной.
Том вздрогнул и оглянулся, к ним, улыбаясь, шел его отец.
- Мама приготовила индейку, пора ужинать, пойдем домой.
Мужчина схватил Тома за руку и повел в сторону дома. Мальчик растерянно оглядывался на приятеля. Майклу ничего не оставалось, как вернуться домой. Дверь распахнула Оливия.
- Сынок, у нас гости, - с улыбкой заявила она.
Майкл вошел в дверь и дернулся. За столом сидел тот самый врач, которого они сегодня видели в кабинете.
- Познакомься, это Фил, он возглавляет медицинскую комиссию.
Майкл напряженно кивнул и сел на дальний стул.
- Здравствуй, Майкл, я хотел бы тебя завтра пригласить на обследование. Все совершенно бесплатно.
- Спасибо, но я совершенно здоров, - быстро ответил мальчик.
- Майки, это для твоего блага, просто несколько незначительных процедур.
«Тебе просто вынут душу, а твой труп выкинут на помойку», - пронеслось в голове подростка.
- У меня завтра контрольная, - дрогнувшим голосом ответил мальчик. – Если можно, я приду послезавтра.
- Нет, мы ждем тебя завтра, это важно, - врач встал, подошел к Майклу, положил ему руку на плечо, в голове сразу странно зашумело.
Фил кивнул, улыбнулся напоследок и, попрощавшись, вышел.
- Я испекла пиццу, будешь?
- Нет, я не голоден, - у Майкла совершенно пропал аппетит .
- Оливия кивнула, села за стол и словно машина начала засовывать один кусок за другим себе в рот, практически не жуя.
Картина была до такой степени жуткая, что мальчик быстро добежал до своей комнаты и закрыл дверь на задвижку. Схватив телефон, он сразу же позвонил Тому.
- Ты где сейчас?
- В своей комнате, - прошептал Том. – К нам приходил тот врач, которого мы видели в больнице.
- К нам тоже приходил, приглашал на осмотр завтра, я не хотел бы закончить, как те дети, в кабинете.
- Как ты думаешь, он нас видел?
- Не знаю. Нам нужно пробраться в это хранилище и посмотреть на эти коробочки поближе.
- Когда?
- Предлагаю сегодня ночью, у нас мало времени.
- Страшно, жуть, - признался Том.
- Знаю, - вздохнул Майкл, - но дома еще страшнее. Не знаю, что от неё ожидать, пока она ведет себя вполне мирно, но это не моя мать.
В полночь друзья перебежками, стараясь не попадаться редким прохожим на глаза, добежали до больницы. В дверях стояла охрана, пройти незамеченными не получилось бы. Мальчики обежали больницу, примерно прикидывая, где находится морг. Майкл взял кирпич, обмотал его футболкой и со всей силы стукнул по стеклу. Оно треснуло, Майкл стукнул еще несколько раз, пока не образовалась дыра. Аккуратно, стараясь не порезаться, он вытащил стекло, приятели нырнули в окно.
- Нам нужно пройти этот коридор и повернуть направо, - прошептал Том, - я запомнил.
У двери морга сидел здоровый санитар, такого мальчики не ожидали.
- Что делать будем? Может, включим пожарную сигнализацию? – Том кивнул на красную кнопку в стене.
- Тогда сюда сбежится вся больница, не пойдет. Давай один отбежит подальше и начнет звать на помощь, а второй проникнет в морг.
- Давай, я буду кричать, - оживился Том, очень уж ему не хотелось идти в морг.
- Как скажешь, - кивнул Майкл. Беги подальше и кричи, а я постараюсь все сделать быстро.
Том скрылся за углом и вскоре оттуда раздался истошный крик. Санитар вскочил, закрутил головой, а потом кинулся на звук. Майкл открыл тяжелую дверь и быстро вбежал внутрь. Там он зажег приготовленный заранее фонарь. Перед ним оказался стеллаж до верха заполненный прозрачными коробочками. Каждая полка была подписана, коробочки разложены по алфавиту. Вот и буква Д, Джонсон Оливия, Майкл схватил коробку и прижал к груди. Потом он снова зашарил фонарем по полкам, нашел родителей Тома. Он уже собирался выходить, но потом вернулся и схватил с полки еще одну коробку.
В коридоре было пусто, Майкл быстро побежал в сторону окна, которое он разбил. Он протянул руки, чтобы зацепиться край, как вдруг его кто-то схватил.
- Ааа, - закричал Майкл.
- Тихо, придурок, - прошипел Том, закрывая ему ладонью рот.
- Я чуть не умер от страха, - признался Майкл, вылезая наружу. – На, держи, это твои родители, - он протянул Тому подписанные коробки.
- И что мне с этим делать? – удивленно спросил Том, крутя коробочки в руках. – Как это всунуть в них?
- Если бы я знал, - расстроено ответил Майкл. – Может, оно как-то само всунется? Давай, скорее, домой, пока санитары разбитое окно не обнаружили.
Майкл влез в свое окно, положил коробки под подушку и мгновенно заснул.
- Дорогой, вставай, Фил за тобой пришел, - Оливия трясла Майкла за плечо.
Майкл испуганно открыл глаза, сунул руку под подушку, коробки были на месте.
- Я сейчас, умоюсь и приду к вам.
- Хорошо, я сделала тосты и яичницу, позавтракаешь перед осмотром.
Майкл засунул коробки за пазуху и вышел из комнаты.
- Доброе утро, Майкл, - улыбаясь, сказал Фил. – Ты у нас вчера был в гостях?
- Что? – Майкла бросило в жар.
- Камера в коридоре рядом с моргом, - объяснил Фил.
- Кто вы? – поняв, что ему нечего терять спросил Майкл.
- Мы совершенные существа, вам до нас далеко. Мы – Иные, сгустки энергии, нам не нужны тела. Для того, чтобы жить вам нужно есть все вот это, - Фил пренебрежительно показал на стол. – Живете, чтобы есть и едите, чтобы жить.
- А что едите вы? – голос охрип и Майкл откашлялся, ему было дико страшно.
- Энергию – пожал плечами Фил. – А больше всего энергии в том, что вы называете человеческие души. Мы научились добывать их и хранить. Больше всего энергии в детских душах, но, к сожалению, у нас так и не получилось сохранять именно их. Приходится закачивать их в себя, про запас.
- А что вы закачиваете в людей?
- О, ты и это знаешь, - в голосе Фила прозвучало уважение. – Это биогель, мы заполняем им то место, где была душа, он делает людей послушными, живыми роботами или зомби, как вы показываете в ваших глупых фильмах. Люди сохраняют все навыки, но чувства и эмоции им становятся недоступными. Все это у вас хранится в маленьком сгустке энергии, так называемой душе. А тела - это пережиток, от которого мы давно избавились.
- Но вы выглядите, как человек.
- А, ты про это тело, пришлось его позаимствовать. Я вынул душу этого человека и занял её место. На это уходит много энергии, поэтому мне нужно постоянное пополнение её запасов. Так что, Майкл, я решил не везти тебя в больницу, а сделать все здесь, слишком ты шустрый. Оливия, подержи мальчика.
- Я убью вас, - мальчик схватил нож, лежащий на столе.
- Ты убьешь Фила, я – энергия, просто останусь внутри, меня аккуратно извлекут и поместят в другого человека. Оливия!
Женщина с улыбкой двинулась в сторону Майкла. Подросток вскочил и зашарил руками по столу, там лежал деревянный молоток для отбивания мяса.
- Не подходи! – закричал он и ударил Оливию по плечу.
Женщина дернулась, но не прекратила идти. Майкл замахнулся и ударил её по голове. Глаза Оливии закатились, она упала на пол.
- Человеческие тела, - процедил Фил, - приходится все делать самому.
Майкл вынул коробки и лихорадочно начал их открывать. Фил вскрикнул и бросился к мальчику, но тот уже открыл крышку, и наружу вырвалось маленькое искрящееся облако. Оно взмыло вверх, зависло на Филом, а потом влетело ему прямо в рот. Фил задергался, глаза засветились, и наружу вырвался большой сгусток энергии красного цвета. Он расширился и взорвался прямо над головой Майкла. Мужчина застонал, схватился за грудь.
- Майкл, ты плохо себя ведешь, - Оливия поднялась с пола и двинулась в сторону Майкла, протягивая к нему руки.
Майкл открыл вторую коробку, вновь вверх взмыло светящееся облачко. Все повторилось, только изо рта Оливии потекла прозрачная жидкость, она давилась и кашляла.
- Майкл, что тут происходит? – возмущенно крикнула она, откашлявшись. – Что тут делает этот мужчина? Да это же врач из больницы!
- Мам, этот ты?
- Сын, что за тупые вопросы ты задаешь? Блин, жутко болит голова и плечо ноет. Что тут было?
Майкл почувствовал такое облегчение, что разрыдался от счастья. Фил вскоре тоже пришел в себя, он тоже ничего не помнил. Он усадил их и рассказал все, что происходило до этого. Они странно переглядывались, и он понял, что они ему не верят, слишком фантастично звучало все то, что он рассказал. Майкл тут же позвонил Тому, он радостно рассказал, что родители стали прежними.
Вдвоем они заставили пойти Оливию и Фила с ними в больницу. Там удивленный врач действительно обнаружил множество подписанных коробок с непонятным содержимым. Фил назначил прием всем, кто там был указан, но перед этим открыл коробки врачей и медперсонала, находящегося в больницу. С огромным удивлением он смотрел за тем, что происходит. Все, что сказал Майкл, оказалось правдой. Иных оказалось еще пятеро, их сначала допросили, а потом выгнали из человеческих тел. Иные клялись, что они были только в городе N, он был первым.
Грустно было то, что дети погибли, и вернуть их было невозможно. Конечно, нигде не сообщалось о пришельцах. Детские смерти списали на несчастные случаи. В прессе отмечали только единственную странность. На груди всех погибших были странные пятна на груди.
Отец Майкла вернулся из командировки, но ему родные решили ничего не сообщать, он бы все равно не поверил. После этого загадочного происшествия остался только один плюс. Оливия стала очень хорошо готовить, теперь стол Джонсонов всегда ломился от еды.



Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 4
Количество просмотров: 59
Опубликовано: 20.06.2017 в 17:11
© Copyright: Татьяна Бухтоярова
Просмотреть профиль автора

Николай Кульгускин     (21.06.2017 в 06:35)
Однако всё это уже было с небольшими расхождениями, сценариев таких немало, думаете среди них протолкнуться?))

Татьяна Бухтоярова     (21.06.2017 в 08:56)
Да нет) Фантазия бурная, приходит в голову сюжет, стараюсь быстрее записать.

Николай Кульгускин     (21.06.2017 в 21:30)
Ну что же. можно только позавидовать такому натиску фантазии, ждём новых открытий))

Татьяна Бухтоярова     (22.06.2017 в 09:40)
Спасибо) буду стараться)








1