Булгаков и нечистая сила


В Священном писании, включая Евангелия, подробной информации о нечистой силе не встретишь. Почему? Потому что интересоваться человеку нечистой силой неполезно. Ее задача погубить человека в той или иной степени. Проявляемое субъектом любопытство к инфернальному только на руку бесам. Они своего тогда не упустят.

Михаил Булгаков первые наброски к роману «Мастер и Маргарита» сделал в возрасте тридцати семи (!) лет. С этого времени, заметили родные и близкие, он стал неуклонно стареть, хотя карьера его пока неизменно шла в гору. И надежд было полно.

Шестеро братьев и сестер Михаила Афанасьевича все как один пережили его намного. Три жены – также, третья, Елена Сергеевна, скончалась прежде двух других.

Но дело в конце концов не в возрасте: инквизитор Генрих Крамер, автор «Молота ведьм», дотянул до семидесяти пяти, но трижды сидел в тюрьме, переболел всеми известными болезнями и превратился к годам шестидесяти в «гибель Помпеи».

О недугах Булгакова можно написать отдельную книгу. Упомянем кратко лишь его психологическое состояние: он опасался тесных пространств, многолюдства, в одиночестве не гулял по улице и даже старался без сопровождения не выходить из дома.

А как же счастливчик и здоровяк Гете – создатель великого «Фауста»? А он никогда не вдавался в подробности. Более того, он назвал свое произведение «трагедией», в ней сатана – прислужник Бога, а заскучавшего доктора ангелы уносят на небо.

Данте имел дерзость свою знаменитую поэму наименовать «Комедией», совал нос в небезопасные вопросы. Он потерял любимую женщину, был осужден на казнь, провел три десятилетия в изгнании и умер от малярии, не дожив до шестидесяти.

Аналогичная судьба постигла Федора Михайловича Достоевского.

«Мне скучно, бес», – говорит пушкинский Фауст в «Маленьких трагедиях». Очень верно подмечено. Прикормленные дьяволом дико скучают. Возьмите булгаковскую Маргариту, возьмите реальную Елену Сергеевну и нереального Ивана Карамазова...

В скромную сельскую церковь под Каширой двое здоровенных мужиков едва приволокли тощую бесноватую, которая мотала их из стороны в сторону. На литургии она неожиданно успокоилась, и священник велел ее развязать. Мы потом спускались с батюшкой к святому источнику и мне захотелось спросить у него, кто такая да как получилось утихомирить. Он, упредив мои вопросы, сказал: «Ни слова об этом».

20.05.2017




Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 41
Опубликовано: 20.05.2017 в 08:46
© Copyright: Михаил Кедровский
Просмотреть профиль автора








1