Он, Она и недобрый советчик


Он, Она и недобрый советчик

Одноактная пьеса в 9-ти картинах

Действующие лица:
Молодожёны Стас(начинающий литератор) и Елена(начинающий художник)
Лёха (друг Стаса)
Мужчина на скамейке

Смена декораций построена на вращении сцены.

Картина 1-ая.

Кухня в малогабаритной хрущёвке. За окном виднеется городской парк. Молодожёны Стас и Елена пьют утренний кофе.

Елена:
- Я замечаю, и не в первый раз:
по воскресеньям воздух ароматней!
Такое приключается и в будни,
если разлить любимые духи.

Стас:
- Поверь, любимая, тут дело в человеке.
По будням он стяжает славу, деньги.
Ты все флаконы брось ему под ноги,
да что флаконы, самою себя -
он пронесётся мимо, не заметив
ни рук твоих, ни запахов, ни крика
о помощи…
И только в воскресенье
ему доступны ароматы дня.

Как для бутона утреннее солнце
является сигналом к пробужденью,
так мы в воскресный день приоткрываем
способности сердец благоухать!

Елена:
- Стас, напиши про это! Литератор,
почуяв сердцем аромат любовный,
летит и, как пчела, вонзает жало
пера дотошного в любовную интригу!

Представь, простая-простенькая пьеса.
Они сидят и смотрят друг на друга,
как мы сейчас. И будние заботы
прикрыты половинкой ноутбука!

Стас:
- А дальше что?

Елена:
- Ах, Стас, куда же дальше?
Миг счастья – вот предел для совершенства!
Увы, для единения сердец
так недостаточно любви по воскресеньям...

Стас:
- Один печальный смайлик о работе
смысл Воскресенья превращает в будни!
Смотрит в окно:
- Для нас раскрылись тысячи тюльпанов.
Любовь моя, летим на угощенье!

Молодые люди смотрят друг на друга. Долгая минута молчания.
- Как я тебя люблю, Стас!
- Не жадничай! Не забирай нашу любовь одной себе, оставь мне кроху!
- Как же я её заберу, ведь ты не отдашь!

Смеются, уходят.

Картина 2-ая.

Городской парк. Косые стрелы утреннего солнца пронзают верхние кулисы. В тенистой глубине сцены на парковой скамейке сидит мужчина средних лет в сером плаще и чёрной шляпе с широкими полями. Входят Стас и Елена.

Елена:
- Хочу представить нас с тобой лет в сорок!
Ты знаменит, помахивая тростью
идёшь в раздумьях о грядущей книге.
Поклонники и сотни папарацци
преследуют твой каждый шаг. Повсюду
тебя встречают тысячи улыбок,
но ты не возмутим и прост. Я рядом
в лучах твоих, как жаворонок в небе,
о чём-то будничном тебе на ум щебечу!

Стас:
- О нет, любовь моя, скорее будет так:
твои таланты вырастут с годами,
и все поклонники мои и папарацци
перед тобою явят в полдень славы
свою любовь и фотообъективы!

Елена:
- О нет, любовь моя, ты склонен к заблужденью!
Тебя! Лишь одного тебя по праву
толпа оденет в лавровые ветви.
И книг твоих урок тысячелистный
послужит к исправлению и благу.

Представь теперь, с букетом подбегает
к тебе поклонница…

Мужчина, сидящий на скамейке:
- А, может быть, поклонник
моих примерно скромных средних лет!
Тычет пальцем себя в грудь и смеётся.
- И отодвинув (разумеется, мысленно!) вас, голубушка, в сторону, рассуждает с великим писателем о предмете литературы. А вы…

Стас:
- Э-э, нет, увааемый! Я (так же мысленно!) отстраняю скромного неучтивца средних лет и возвращаю мою несравненную Еле…

Мужчина:
- Увы, молодой человек, под Троей всё случилось иначе. Шутка, конечно. Простите, что я нарушаю ваше взаимное благоухание.

Замолкает и надвигает шляпу на лоб, пряча лицо.

Елена шепчет Стасу:
- Откуда он знает про наши разговоры?

Стас обращается к мужчине:
- Простите, любезный, вы упомянули ароматерапию, это к чему?

Мужчина:
- Ну как же к чему?
Оживляется.
- У вас всё написано на лицах! Вы влюблены. Этого достаточно, чтобы приписать вам кое-что из ярчайших воспоминаний о царственном Эдеме. Нет-нет, не волнуйтесь, момент грехопадения, - смеётся, - мы заведомо исключаем как первое, что напрасно приходит на ум!

Елена:
- А почему вы решили, что грехопадение приходит нам на ум?

Мужчина:
- Любопытство, милая девушка, любопытство нас заставляет нарушать законы! Помните, в древности была такая девица Пандора?

Елена:
- Нет, кто она?

Мужчина:
- О, это очень поучительная история! Слушайте! Жила-была некая девица Пандора. Кто она, откуда – не важно. Однажды верховный бог Зевс подарил этой девице ларец, но предупредил, что ни в коем случае ей не следует его открывать. Любопытная Пандора не послушалась Зевса и приоткрыла крышку. Она, конечно, не хотела открывать, ей хотелось только посмотреть, что же там внутри. Тотчас сквозь приоткрытую щель на свободу вырвались всевозможные беды и искушения. Пандора в страхе захлопнула крышку, но, увы, было поздно. На дне ларца осталась только неловкая и с виду неповоротливая надежда. Вот так, милая девушка.

Елена:
- Стас, пойдём, нам пора.

Стас:
- Пойдём, - обращается к мужчине, - вам ароматного дня!

Смеётся, обнимая Елену. Молодые люди уходят.

Картина 3-я.

Та же кухня. В углу на холодильнике стоит небольшой телевизор. На экране мелькают кадры сирийской хроники: разрывы снарядов, стрельба, крики. Стас и Елена молча ужинают.

Стас:
- Лена, радость моя, так и будем молчать? Что случилось? Объясни, почему ты прячешь глаза?

Елена:
- Стасик, я не знаю, мне плохо, очень плохо. Меня трясёт и какая-то противная сухость во рту, как во время ангины.

Стас:
- Ты простудилась!

Елена:
- Нет, Стас, это другое. Как-то черно в глазах. Тру, тру - без толку. Извелась вся.

Стас:
- Знаешь, я не хотел тебе говорить, но мне тоже не по себе. Не покидает ощущение: куда бы я ни шёл, за мной крадётся тень другого человека.

Елена:
- Ладно, Стас, уже поздно, давай спать, - собирает посуду со стола, - да выключи ты эту говорушку наконец!

Стас удивлённо смотрит на Елену:
- Лен, ты чё? Это же «Время», мы ведь футбол после него хотели смотреть?..

Елена:
- Это ты хотел, а я не хочу, понимаешь, не хочу!
Падает на стул и плачет, обняв голову руками.

Стас обнимает жену:
- Ленка, радость моя, да что с тобой в самом деле?

Елена молча высвобождается из его объятий и уходит в комнату.

Стас:
- Ладно, пойду и я, раз такое дело.

Картина 4-ая.

Парк. Поздний вечер. Стас бесцельно бредёт по аллее мимо лавочки, на которой сидит тот же мужчина. Мужчина его окликает:
- Почему один?

Стас:
- А, это вы. Да как вам сказать, кошка соседская пробежала. Бывает.

Мужчина:
- Да нет, каждый раз это бывает впервые. Трудно радоваться свету, запершись в чулане, знаю по себе.
Стас:
- Ну да. Вы тоже, как я вижу, один.
Мужчина:
- И давно. Но то, что можно мне, вам, молодой человек, никак нельзя. Возвращайтесь к своей Ленке, пока вас какая-нибудь Ева не перехватила. Парк – штука тёмная, особенно под вечер!

Стас:
-Откуда вы знаете имя моей жены?

Мужчина:
- От вас, конечно. Ведь так?

Стас, сбитый с толку, не отвечает.

Мужчина:
- Всего объять нельзя. Сообщаю вам, юноша, что Лен в мире, как листьев в парке! Одна лучше другой. Однако, это ничего не значит. Когда нам в руки кружась падает листок, мы бережно держим его на ладони, рассматриваем, удивляемся его свежести и красоте. Но, как только мы срываем с ближайшего дерева, скажем, с дерева добра и зла, второй листок, срываем просто так, желая проверить свои ощущения, то два сорванных листа воспринимаются нами уже как букет, который хочется дополнить. Мы начинаем срывать новые и новые листья, букет множится, превращается в целую вязанку листьев. И где теперь тот первоначальный листок, который казался нам самым красивым – не разглядеть! Так что, мой юный друг, возвращайтесь домой и поцелуйте свою единственную Ленку. Поторопитесь, Евы не дремлют!

Смеётся. Стас улыбается в ответ, прощается и уходит.

Картина 5-ая.

Квартира Стаса и Елены. Лена сидит на кровати, опустив голову. Вбегает Стас.
Стас:
- Ещё Луна не обошла пол неба,
а я уже к возлюбленным ногам
Готов сложить букет примет весенних.
Прими его, о славная Елена!

Разбрасывает перед кроватью ворох молодых, едва раскрывшихся листьев.
Лена, улыбаясь сквозь слёзы:
- Как долго ты!

Стас:
- Не поверишь, опять этот неучтивец встретился.

Елена с тревогой:
- И что?
Стас:
- Да ничего. Велел с тобою помириться.
Ещё он что-то говорил
про листья,
но я не понял – думал о тебе.
И вот набрал!

Елена:
- О, сколько жизни ты сорвал!..
Их юный цвет – любовь или прощанье?

Стас:
- Прощание навек с хандрой и хворью!

Елена:
- Тогда приму. И сердце успокою.

Картина 6-ая.

Утро следующего дня. Стас и Елена гуляют в парке, хохочут, целуются и подходят к лавочке, на которой сидит их вчерашний знакомый.

Стас:
- Когда б я мог вот так, как юный Моцарт,
пленять сердца музЫкою безгрешной,
я б песню посвятил тебе, Елена!

Елена:
- Я б эту песню пела ежедневно и…

Мужчина:
- сказку, равносильную обману,
вы б предпочли тревоге страсти нежной!..

Мужчина чуть приподнимается, снимет шляпу, приветствуя ребят, и садится на лавку.

Стас:
- И снова вы? Вы здесь на постоянно?

Мужчина:
- Сегодня – да, а завтра будет завтра.
Со многими хочу я повидаться.
Вот вас увидел и, поверьте, рад.
Присядьте, побеседуем!

Стас:
- Извольте.
Шепчет Елене:
- Его узнать попробуем поближе.

Елена:
- Нет-нет, меня колотит, как вчера. Я, кажется, опять заболеваю.

Мужчина обращается к Елене:
- На вас лица, голубушка, не стало!
Что так? Не брезгуйте, попробуйте вот это.
Протягивает ей пачку таблеток:
- Попробуйте, наверняка поможет!

Стас:
- Попробуй, Лена!

Елена пробует на язык:
- Хм, чуть сладковаты.
Но делать нечего, я доверюсь вам.

Глотает лекарство. С минуту все смотрят друг на друга.
Елена говорит Стасу:
- Как будто отошло. Пойдём скорей,
здесь слишком ярко, слишком много солнца.
Меня сегодня солнце утомляет.
Берёт Стаса за руку:
- Ну что же ты стоишь, идём!

Стас (в сторону):
- Как может солнце утомлять весною?..

Уходят.

Картина 7-ая.

Квартира Лёхи, товарища Стаса. Такая же малогабаритная кухня, чуть другая мебель. За столом сидят Лёха и Стас. На столе початая бутылка водки и нехитрая холостяцкая закуска.
Лёха:
- Стас, не дури, быть такого не может! Какое-то средневековье. Сглаз, чары… Чувствительные вы с Ленкой стали паче меры. То в небе по облакам гуляете, а чуть что не так – лапки кверху и на погост, не дело это!

Стас:
- Поверь, правду говорю! Это уже статистика: Ленку при его приближении трясёт, как осиновый лист, да и я на себя не похож, улыбаюсь, как дурак, и всему, что этот хмырь ни скажет, верю. Когда это было!

Лёха:
- Да, зная тебя…

Стас:
- Хоть из дому не выходи!

Лёха:
- Ты вот что, друг любезный, иди домой. Ленка одна, небось, на стенку от страха лезет. Что, если этот тип и правда, малость того. Материализуется, не дай Бог, возле неё и начнёт охмурять с вывертами да прибамбасами!
Смеётся:
- А если серьёзно, то, правда, не оставляй Лену одну. Не все уроки этого мира мы с тобой ещё выучили, будем осторожны. Давай, Стас, на посошок и иди с Богом.

Чокаются. Стас уходит.

Картина 8-ая.

Понедельник. Раннее утро. Кухня в квартире Стаса и Елены. Молодожёны завтракают.
Елена:
- Стасик, тебе очень нужно в офис? Там же сегодня твой Гоша, он справится. Ты же говорил «я за ним, как за каменной стеной»…
Старается улыбнуться, но потом всё же не сдерживается и тихо плачет.

Стас:
- Лен, не пойду, только не плачь. Мудрый Лёха велел не оставлять тебя одну!
Улыбается и обнимает Лену за плечи.
- Помнишь, как мы с Лёшкой познакомились?

Елена (вытирая глаза):
- Конечно, помню. Ты ещё хотел ему «морду набить» за то, что он вроде как приставал ко мне в вестибюле ЭКСПО! А он только про тебя и спрашивал. Что спрашивал, уже не помню…

Стас:
- Странная штука эта жизнь. Идёшь, как по проволоке. Внизу сам видишь – пропасть, вверху – говорят, благо, а вокруг – кого только нет! Лёхаликие ангелы, монстры на скамейках, тени, листья, ветер… Ты идёшь покачиваясь, ни крыльев за спиной, ни шеста в руках, ни разума в голове! Так, некая полужидкая болтушка из воспоминаний и условных рефлексов. А жить хочется - значит, надо идти. Вот и вытаскиваешь себя, как Мюнхаузен, за волосы, тащишь и бубнишь, как пономарь: «уныние – тягчайший грех, уныние – тягчайший грех...», так, кажется, говорят?

Елена:
- Не хандри. Помню, моя бабушка, когда умирала, всё повторяла: «Светики мои, не печальтеся! Хорошо мне с вами было, а скоро и совсем хорошо станет. Так о чём слёзки-то проливать?»

За окном слышится шум, крики.
Елена:
- Стас, это же Лёха!

Стас смотрит в окно:
- Ну да, Лёха. Во даёт, вцепился в этого хмыря, как клещ. Ах ты!..

Елена:
- Боже, он его убил! Стас, родненький, ну сделай же что-нибудь!

Стас:
- Лёха, держись!

Выбегает. Елена за ним.

Картина 9-ая.

Парк. На земле лежит без сознания Лёха. Рядом пустая лавочка.
Вбегает Стас, за ним Елена.
Елена:
- Помогите! Кто-нибудь!

Стас приподнимает друга и пытается привести его в чувство.
Лёха с трудом открывает глаза.
Стас:
- Лёх, ты живой?
Что за блажь, средь бела дня мять без памяти газоны?

Елена:
- Стас, прекрати! Лёшенька, ты правда живой? Стас, подними ему голову повыше.

Лёха:
- Я в порядке.
Приподнимается, опираясь на руку Стаса.
- Люди, радуйтесь, чума покинула город!

Стас:
- Объясни толком, что произошло. Почему ты здесь?

Лёха:
- Всё просто. Ты мне вчера такого наговорил, что я… слушай, этот тип мне, кажется, зуб выбил, вот сволочь!
Лёха постепенно оживает.
- Я же тёртый криминалист! Я применил метод дедукции и вычислил вашего визави. Как только мне открылась его сущность, впрочем, наверное он сам её приоткрыл, невероятная сила потянула меня в парк. Я едва дождался утра. Так вот. Иду я ранненько и вижу, сидит мужик в шляпе. Понятное дело – он! Я подхожу и сходу: ты кто такой, какое твоё собачье дело до моих товарищей. Нарываюсь на конфликт, как могу. Такой наглости он не ждал, оторопел, чуть шляпу не уронил, а потом как гаркнет: «Ленку-то, небось, там, на ЭКСПО приметил в отдельном варианте?» Тут обомлел я. Дело в том, друзья мои, что этот хмырь сказал то, о чём я молчу десять лет нашей дружбы. Ведь мне действительно взбрело в голову там, на ЭКСПО подклеиться к Ленке. И подошёл уже, и заговорил, а сам краем уха слышу, как ты, Стас, рядом что-то умное гонишь, и думаю «Во мужик!» Короче, стыдно мне стало. Всё, что было дальше – вы знаете.

Лёха облегчённо выдохнул.
- Вот. Вроде как исповедался!

Елена:
- Ах, Лёшка! И я скажу. Ёкнуло моё сердце, и глаза притуманились, когда ты за моей спиной там, на ЭКСПО образовался. Будто большая рыба засеребрилась в воде! Я умоляюще посмотрела на Стаса, а он, будто не видит меня, кому-то говорит, говорит. С минуту я стояла не шелохнувшись. Потом чувствую: рыба нехотя вильнула хвостом и ушла на глубину.

Лена на мгновение умолкла.
- Ой, ребята, вспомнила! Именно тогда я заметила, как рядом мелькнул кто-то в чёрном. Мелькнул и пропал. В глазах только коричнево-пепельный шлейф, как от подбитого самолёта. Теперь я понимаю, это был… он.

Лёха:
- Короче, эта «свинская собака», как говаривал Гашек, задумал сущую гадость. Сам проболтался, когда я повис у него на загривке. Но об этом позже. Под небом голубым стыдно повторять такое. В общем грохнул он меня по самое немогу и свалил.

Лёха горделиво выпрямляется:
- Как я его, а?!

Стас:
- Да, Лёха, ты - ВиктОр, не иначе!

Елена:
- Ах, мальчики, глядите: в понедельник
любовь воскресла, словно в Воскресенье!
Я чувствую, как ароматен воздух,
хоть слёзы пролила я - не духи!

Стас обнимает Лёху. Все трое смотрят в зрительный зал:

- Друзья, в минуты горьких искушений
затеплим свечи. Сбрасывая тени,
они цветут в ночи подобно розам,
поутру открывающим мехи!

Занавес.



Рубрика произведения: Разное ~ Драматургия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 99
Опубликовано: 19.05.2017 в 09:41
© Copyright: Борис Алексеев
Просмотреть профиль автора








1