Фельетонная часть "Мастера и Маргариты"


Фельетонная часть «Мастера и Маргариты»

Я уже кратко писал об исторической части романа и образе Иешуа. Автор пользовался хорошими источниками, добросовестно их пересказал и творчески переосмыслил. Он допустил лишь одну явную неточность: Иисус Христос в рассказе Воланда выступает как противник власти и государства, а этого нет в Евангелиях...

Фельетонная часть «Мастера» посвящена «интеллектуальной Москве» 30-х годов прошлого столетия. Она описана едким и остроумным языком и являет собой апофеоз ворья, жульничества, апофеоз всеобщего желания сладкой жизни и распутства.

Сатана со своей компанией во время представления в Варьете говорит, что вокруг человека меняется только аппаратура, подразумевая, что сам человек серьезным изменениям не подлежит. В общем жили те «интеллектуалы», как и наши ныне. И хотели того же: безудержного обогащения, почетного безделья, удовольствий и заграницы.

Эту-то «благодать» Булгаков рушит при помощи нечистой силы. Советский критик номер один из «Нового мира» Владимир Лакшин превозносить черта не мог, так как в СССР его существование отрицали. Поэтому он уверял, что Михаил Афанасьевич под бесовскими проделками подразумевал репрессивные органы со Сталиным во главе.

Тут мы имеем дело с большим недоразумением. Получается, что Булгаков поддерживал сталинский террор. Нет, этого быть не могло. Булгаков был либералом, у него два брата жили в Париже, а его не пускали во Францию даже в командировку, в отличие от Станиславского и ряда чиновников, которые ездили туда на выходные.

Булгаков, нет никаких сомнений, верил в обе силы – в Чистую и нечистую. Только Первая его не вдохновляла по причине, которую он не скрывал. Бессмертие без водочки, без паюсной икры и доступных женщин в нем порождало скуку смертную. Вторая же сила его поощряла к аппетитным и разносторонним мечтаниям. М.А., наивный человек, надеялся, что дьявол способен к самостоятельному творчеству.

Он способен не творить, а вытворять. Различие здесь очевидно. Власть его имеет исключительно разрушительные свойства. И основаны они на зависти...

Мой дед, который не вернулся с войны, жил на одной лестничной площадке с секретарем Военной коллегии Верховного суда Союза ССР полковником юстиции Костюшко А.Ф. Уж, казалось бы, куда выше для обычного смертного. Возвращался этот секретарь к себе домой с Большой Дмитровки, 15/а, где выносились приговоры 37–38 годов, на сером БМВ и тихо пил горькую. Нет чтобы наслаждаться жизнью. Куда там!

Уже в 50-е годы скончался «небожитель» оттого, что вовремя не опохмелился. Сынок прибежал с авоськой пива и бутылкой «Столичной» и, узнав, что папаня не дождался, жахнул своей поклажей о стену. Запомнилось нам больше то, что жахнул, а не то, что А.Ф. умер. А дальше понеслась семья под откос: выселили куда-то на окраину, родственницу посадили то ли за финансовые махинации, то ли за недостачу...

Много позднее дом перестроили. Сегодня он – один из самых элитных в Москве, но от секретаря-полковника и его близких в нем следов не отыскать. Новые соискатели «счастья», как и во времена Булгакова, стоят тут в очереди за войной и смертью.

18.05.2017



Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 34
Опубликовано: 18.05.2017 в 08:45
© Copyright: Михаил Кедровский
Просмотреть профиль автора










1