О главном редакторе замолвите слово...


О главном редакторе замолвите слово...
 

Какая гадость – эта ваша заливная рыба.
                                                                (Э.Брагинский. «Ирония судьбы…»)

Грехи других судить вы все усердно рвётесь,
Начните со своих, и до чужих не доберётесь…
                                                               (Вильям Шекспир. "Генрих VI")

Моя пища есть творить волю Пославшего Меня.
                                                               (Иоанн. 4:34)

Ты всегда был грешником, с самого рождения, и пытаешься поучать нас?
                                                              (Иоанн, 9:34)

А вчера прислал по почте два загадочных письма...
                                                              (М.Исаковский. "И кто его знает...")

Как много членов плодовитых,
В поэтах тамошних...
Как много ласковых имён,
Одно легонько потревожу,
Не унося покой и сон.
                                                             (Вариант песенки Кости Потехина)


Конечно, Эразм Роттердамский похвалил бы значительнее. Мне до этого - при моём незаконченном 11-и летнем образовании – как до Роттердама.
Вместе с тем, пока сетевая литература не стала классической, а её авторы – классиками (хотя тренд имеет место быть), позанудствую необразованно о собирательном образе по имени: «Будь здоров».
Ничего личного (как говорится), здесь только мнение (тексты в кавычках курсивом – от «образа», комментарии в скобках, купюры - многоточием и подчёркивание – от меня).
«Уважаемая публика, буду вам особенно признателен за любые критические замечания, если они … не носят откровенно недоброжелательный … характер». Тем самым, автор этого византийского предупреждения как бы намекает: «критикуй», мол, но хвали меня (т.е. его).
Приблизительно так: - Ах, Вы, такой-сякой (имярек), да я, несмотря на Вашу должность, которой Вы можете послать меня, бросаю Вам в лицо – знаете ли Вы, кто Вы такой, после всего, что Вы натворили? Вы – не побоюсь этой фамильярности – Вы – гений, Вы «больше, чем поэт», Вы – мудрейший из мудрейших, Вы … всё, нет слов и даже междометия кончились, осталось лишь обожание Вас, Будь здоров… Это у меня - "недоброжелательно"?
В тоже время, странно: как говорить о творениях автора в отрыве от него самого и того, что им же представлено? Первое, что вижу – это фото моего протеже (не абстрактное, а с реальным обозначением имени и фамилии: Будь здоров). Сначала о том, что вижу, ведь у русских встречают по одёжке.
Седеющий тучный мужчина «в полном расцвете сил», небритый, в левой руке, как скипетр – мальчик, в правой, как держава – по-московски налитая стопочка с прозрачной жидкостью (ёмкостью, на мой взгляд, в один дринк). На другом – он же, крупным планом, смотрит в объектив поверх очков на носу - цветом, как у деда Мороза (и это логично, если иметь в виду первое фото), очки в «золотой» оправе, изборождённый мыслями лоб, на втором плане – неприбранная кровать (в «творческом беспорядке», как принято у гениев).
Словесно объект фото представлен, как «Главный редактор» («Главный» - с прописной буквы), член Союза писателей, имеющий награды литературного сайта, что логично, т.к. там и редакторствует успешно.

Профессиональное отступление словами А.П.Чехова и шерше ля фам.
В п.9 «Правил для начинающих авторов» Чехов пишет: «Стать же писателем, которого печатают и читают, очень трудно. Для этого: будь безусловно грамотен и имей талант величиною хотя бы с чечевичное зерно». А упомянутая «шерше ля фам» (она, оказывается, современный настоящий ведущий редактор настоящего столичного издательства) из вредности добавила: «Не стоит указывать, что вы член союза писателей или какой бы то ни было ещё писательской организации — сейчас при желании членом СП может стать кто угодно. Я видела массу поистине ужасающих текстов от членов СП, так что очков в глазах издательства вам это не добавит».

Лирико-историческое отступление под названием: «Токмо по воле пославшего мя».
В «Апокрифах» сказано, что Иуда Искариот не совсем предатель, т.е. на Иисуса-то он указал своим поцелуем – это правда. Однако, сделал это, исполняя волю Иисуса, и деньги взял, чтобы не было подозрения синедриона, а повесился от безысходности.
Впрочем, это не единственное умолчание и искажение в канонических текстах – надо сказать, что служители лукавят и теперь – вот хоть сравнительно недавно об «отсутствии» брегета…

И представляемый «образ» двулик, но по иному. Вот образчики его творчества. Одна сторона - к богу: «Господи,.. – пишет автор парадоксального рубаи -
Хоть шёл к Тебе с грехом я пополам,
Впусти меня, Творец, в нерукотворный храм.
За все то зло, что допустила плоть,
Смиренный дух не отстрани Господь
».
Об ошибках в пунктуации, допущенных главным редактором – не буду, это у него своеобразие такое, фирменный знак (Чехов тоже бывало, но он всё-таки ставил по своему, а не пропускал). Т.е. главный что-то своим редакторством нагрешил (понимает вроде как), но душой чист, не виноват – это плоть его, такая-сякая, у неё такая "свадьба", но у главного «смиренного духа» - другая. Короче: согрешил и покаялся, первое – обязательно. Здесь Будь здоров как бы объясняет сакраментально своему богу, что без греха нет покаяния.
Другой лик автора ёрничает в книге «Вся правда о возлюбленном» (тут он несколько погорячился – «всю» не знают даже его работодатели). Надо заметить, что на нелепости Библии и грехи указывали и раньше, например, Поль Гольбах, Лео Таксиль, в стихах – Пушкин, но у них это не было лубком и продолжением несуразностей. Что сотворил автор – он изобрёл велосипед, своими словами изложил Ветхий Завет. Зачем? Чтобы прославиться? Пришпандорить себе на тренировочный костюм, в котором на одном из фото, яркую заплатку?
Вот ещё «Заключение к Книге о возлюбленном» того же, кто поведал «всю» правду (это всего страница формата А4, в отличие от «Всей правды…» - 360 страниц того же формата, и также жжёт - может быть поэтому школьников учат не растекаться по древу в сочинениях, "чтобы не было мучительно больно" от ремня родителя в связи с «двойкой» за пропорциональное количество ошибок):
«А всё, что упустил я всуе,
Воображенье дорисует,
Допишет в Книге древний жрец
». (Ну, по поводу начала слова «книга» с прописной буквы – ладно, но как может древний жрец дописать то, что упустил всуе современный автор, будучи главным редактором?)
Ещё для анамнеза:
«В согласье с ним чешу я репу,
Склонив главу над Книгой Царств
». (Так всё-таки: голова склоняется над книгой или репа?)
Признаюсь, что у меня нет диплома о медицинском образовании, не говорю стихами и потому спрашиваю специалистов или сочинителей рифм с опытом: можно ли рифмовать, как автор в своём «Заключении…» (нет, не в смысле «в темнице сырой», а в смысле – «… к Книге о возлюбленном») – «героям» и «паранойей»?
Не буду утомлять случайных читателей, но в одном соглашусь с плодовитым автором «Заключения…»: «Стремленье к славе всех двуногих», возможно и ему не даёт покоя…
И последнее (здесь) из поэтического дара автора, который покусился и на написание гимна, вот несколько строк без комментария (по указанной выше причине):
«Не хлебом единым, а пищей насущной духовной
Живёт в этот дом заглянувший любой,
Не зря к нему взор всего мира, как цепью, прикован,..
»
Вернусь к «презренной прозе», которой автор – в отличие от Пушкина - воздвиг себе памятник (стиль и пунктуация, как в оригинале).
«Философия и социальная социология (и такая бывает или это тавтология?) – предмет моего пристального внимания. Мёдом не корми – дай пофилософствовать о судьбе человечества и мироустройства в целом. Можно считать, что это та ниша, в которой я удобно расположился.
Рифмованные строчки и их ритмическая основа – это та ассоциативная основа, на которой строятся мои рассуждения. Правила стихосложения для меня ограничением не являются. Я вполне комфортно располагаюсь в этом прокрустовом ложе.

Наиболее значимым из того что написал, я считаю книгу «Вся правда о возлюбленном». А то, насколько она актуальна, я убедился после того, когда … евреи уже отреагировали - удалили эту книгу с портала » (название купировано).
Возможно, здесь излишняя придирчивость, но ведь и автор – не простой человек, он Главный редактор, других правит… Однако, для объективности приведу мнение других.
"И.Ц.": «Первая «изюминка» - это картбланш в управлении сайтом, который был дан его владельцами … (автору «Всей правды...», и он стал) – админом, автором и толкователем местного «Пользовательского Соглашения».
Создаётся впечатление, что … (он не брезгует) … даже перлюстрацией личных сообщений авторов.
В общем, … с уверенностью сказать, что литературный портал … не предназначен для литераторов имеющих собственную точку зрения … … надо быть всегда на чеку, потому как любое ваше произведение могут бесцеремонно удалить, если оно не понравилось … (админу)».
Продолжает некто «С.Д.»: «Ужель так приятно быть цензором - без царя-то в головушке?».
Ещё «В.Г.»: «я ухожу! Адью, амиго! Надеюсь, когда вернусь, тебя уже не будет …!)) Прощай! Берегись Баши! Она тебя съест!» (Так тут ещё и съесть могут, и кто это – Баша, каннибал что ли?).
И для симметрии некая «монархист» разрядила обстановку: «Разрешите Вас приветствовать! Презент Ваш дошёл до меня в целости и сохранности. Спасибо, как монархист - монархисту! Ждём Вас на нашей фазендочке. С уважением, Марусся».
И в завершение – часть сложного по конструкции заявления главного редактора.
«С каких пор незнакомый Вам человек удосуживается обращения к себе с Вашей стороны как ласточка? Не исключено, что за подобную фамильярность,.. обёрнутое в красивую обёртку…» (и т.д. с указанием на возможную оргмеру: повешение через расстрел из рогатки).
Оставляю пунктуацию и изыск главного редактора: «обёрнутое в обёртку» на его профессионализме, но обращаю внимание «уважаемой публики» (как пишет редактор) на его творчество с двойным стандартом, а также отчасти по «стуку» провокатора: ёрничать во «Всей правде…» (не бесплатно, надо полагать) по поводу своего бога, а потом уговаривать его: «Впусти меня, Творец, в нерукотворный храм».
Это не к тому, что – сам дурак, но к посылу про «фамильярность». Что характерно, в правилах, составленных до него, нет ничего подобного, нет даже слова «фамильярность»…
Да и вообще, «С каких пор…» обращение к женскому полу – сударыня, ласточка, голубушка, мин херц… стали фамильярностью? Теперь придётся, чтоб не дразнить гусей (прошу пардону – Главного), обращаться ко всем незнакомкам исключительно, как репродуктор – о начале войны – «гражданки»…

Примечание.
Он может и не очень плохой человек, но не очень справедливый (соответствующий) редактор, хотя может и не так уж ортодоксален, а в обычной жизни – вообще добрый человек. Подставился под провокационный «стук» пославшего его «свершить столь славный подвиг», а «пославший» притих в траве, как клещ (возможно, не сознавая того), в ожидании, как паразит, следующей жертвы для «стука».

Ps. С искренним пожеланием: всего доброго – члену СП "Будь здоров".
Чтобы он ловил «…звуки одобренья//Не в сладком ропоте толпы…».



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Антиутопия
Ключевые слова: Похвола...,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 139
Опубликовано: 08.05.2017 в 12:40
© Copyright: Саша Стогов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1