Религия - это зло?


В СССР во времена коммунистической власти говорить о своей вере или неверии было не принято. Подразумевалось, что практически все граждане хорошо усвоили азы марксизма-ленинизма и поэтому, безусловно, являются атеистами. И ещё считалось, что чем выше стоит человек в государственной или партийной иерархии, тем дальше он от религии, этого «опиума для народа» по определению «единственно верного учения». Поэтому даже разговоры о религии считались неприличными, неуместными, постыдными. Нет, на самом деле, некоторые люди верили в Бога, крестили детей, красили яйца на Пасху, ходили в церковь, но старались, чтобы об этом никто не узнал. Слишком свежа была память о тех временах, когда открыто заявлять о своей вере было смертельно опасно.

Затем наступила перестройка, вскоре Советский Союз распался, рухнула власть коммунистической идеологии. И говорить о религии стало можно. Причём очень быстро говорить стало не только можно, но даже и модно. Ведь надо было откреститься от старой свергнутой ненавистной власти, показать себя передовым, но в то же время уважающим многовековые традиции России.

И вдруг выяснилось, что все околовластные, успешные, богатые люди поголовно верят в Бога. Причём они стали истово соревноваться друг с другом, кто из них верит сильнее. Домашние иконостасы, пожертвования на строительство и реконструкцию храмов, дружба с церковными иерархами, получение церковных орденов, освящение автомобилей, яхт и дворцов стали обыденностью среди власть и деньги предержащих.

Кстати, если следовать их примитивной логике, они были совершенно правы. «Кто нам помог вдруг вылезти из грязи в князи? Конечно, Бог! Значит, он за нас, значит, мы ему угодны, значит, его надо благодарить и прославлять». И чем громче ты кричишь о своей вере, тем убедительнее ты заявляешь народу о своей успешности, избранности и, конечно, о своём выдающемся уме.

Мода на веру распространялась очень быстро и захватила даже нижние слои общества, среди которых тоже стало популярным заявлять о своей глубокой религиозности. Были, конечно, и искренне верующие люди, которые следовали не моде, а своим убеждениям, но как раз их мнение мало кого интересовало.

И вот уже статистика громко трубит, что верующих стало больше половины всех жителей России. А среди известных и так называемых публичных людей — и намного больше половины. Но вот ведь парадокс. Если все вокруг верующие, то очередные заявления о своей вере уже никого не интересуют. Этим не привлечёшь внимание публики, не получишь скандальную известность, не обратишь на себя внимание прессы.

И вот тут-то самые сообразительные поняли: маятник пора качнуть в другую сторону. Заявить или напомнить о себе можно теперь совсем не признанием и поддержкой религии, а наоборот — её огульным и яростным отрицанием. Тем более, что поводов для этого больше чем достаточно. Здесь и безоговорочная поддержка церковью любых решений власти, и далёкий от идеала моральный облик некоторых священнослужителей, и нежелание церкви обсуждать насущные проблемы народа. К тому же активизировались религиозные экстремисты всех мастей, которые пытаются силой навязать всем свой образ жизни, а это не нравится никому и никогда. Так что общий информационный фон для осуждения религии вполне благоприятный. Поэтому внимание прессы к этой теме гарантировано: ругать религию — это необычно, смело, да и утоляет ностальгию по недавнему советскому прошлому.

Важно ещё и то, что и новых аргументов придумывать не надо. Всё уже было сказано пропагандистами атеизма в СССР. Обвинение религии в оболванивании народа, в развязывании религиозных войн, в сжигании на кострах великих учёных — вот основные доводы воинствующих атеистов как прошлого, так и настоящего. И главный их вывод: все беды, всё зло мира — исключительно от религии, уничтожим её — и жизнь станет прекрасной, радостной и гармоничной.

Есть и ещё одна важная причина нарастания волны воинственного атеизма. Многие чиновники пришли к выводу, что религия — это уже почти полностью исчерпавший себя ресурс управления народом. Конечно, хорошо, что народ ходит в церкви вместо того, чтобы собираться на митинги. И с церковными иерархами вполне можно договориться. Но вот ведь в чём загвоздка: с Богом договориться нельзя. И никак не изменишь эти дурацкие заповеди, особенно самую противную: «Не укради!» А народ почему-то считает, что чиновники совсем не по-божески поступают, заповеди нарушают. Значит, надо искать другие пути удержания народа в повиновении, пришло время обратиться к другим авторитетам.

И долго ведь искать-то не надо. Есть же в околонаучных кругах люди, избравшие целью своей жизни разоблачение всякой «лженауки». Вот с ними-то можно договориться о чём угодно, они обоснуют научно всё, что нужно власти. И то, что генномодифицированные продукты безвредны. И то, что лечиться надо строго по утверждённым сверху методикам. И то, что традиционная семья безнадёжно устарела и должна отмереть, смениться нетрадиционными союзами. И то, что приватизация всех богатств страны кучкой людей — это превосходно. И то, что войны вполне допустимы и даже полезны. И то, что совесть и честь — это выдумки. А уж Бога-то точно нет, они это ещё в школе учили. То есть для них нет никаких запретов и ограничений, было бы указание власти.

Плохо только то, что авторитет науки неуклонно снижается. И народ позволяет себе откровенно потешаться над выводами и рекомендациями учёных. Особенно когда эти выводы и рекомендации касаются глобальных, мировоззренческих вопросов, в которых учёные разбираются не больше любого дворника.

Идеалом власти была бы некая новая религия, в которую все бы верили слепо и бездумно. И чтобы все заповеди там были написаны самими чиновниками. И ни одна из заповедей не противоречила бы их интересам. Вот такая религия точно была бы стопроцентным злом. Но, слава Богу, пока все попытки создать такую религию проваливались.

А что касается обвинений традиционных религий, то многие из них действительно имеют под собой основания.
Да, религиозные войны были. Но гораздо больше было войн без всякой религиозной подоплёки. Междоусобные, захватнические, революционные, колонизаторские — все они к религии не имели отношения.

Да, инквизиторы сжигали на кострах инакомыслящих. Но как же далеко инквизиции до массовых казней Великой французской революции, до сталинского террора, до китайской «культурной революции». Или можно ещё вспомнить гонения на генетику и кибернетику в СССР, жертвами которых стали сотни учёных.

Дело совсем не в религии или её отсутствии. Дело в том, что любой фанатизм — это зло, чем бы он ни прикрывался. Дело в том, что цель никогда и нигде не может оправдать средства. Ни одна цель не стоит того, чтобы идти к ней напролом, ломая и уничтожая всё на своём пути: людей, природу, семью, мораль, мир.

Так что пусть чиновники, журналисты, бизнесмены другие «успешные» люди изгаляются как хотят. Пусть они женятся, разводятся, меняют дома, яхты, увлечения и веру. Нормальный человек прекрасно понимает, что всё это они делают только для того, чтобы о них не забыли, чтобы о них говорили, а ещё — чтобы отвлечь внимание народа от настоящих, жизненно важных проблем. Но добро остаётся добром, как и зло остаётся злом во все времена, при любой власти, при любой идеологии или религии. Поэтому, чтобы прожить жизнь не зря, мы все должны творить добро и бороться со злом независимо от своих убеждений. мировоззрения, идеологии, религии, веры.



Рубрика произведения: Разное ~ Публицистика
Ключевые слова: религия, добро, зло,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 34
Опубликовано: 26.04.2017 в 14:08
© Copyright: Юрий Новиков
Просмотреть профиль автора










1