Н.М. Пашаева. Галицкие русины на Славянском съезде 1867г.



Перед открытием Всероссийской этнографической выставки в марте - начале апреля 1867г. были прочитаны 22 публичные лекции по разным темам, связанным с выставкой. Вторую прочитал устроитель славянского отделения выставки профессор Нил Александрович Попов. Она называлась «Сто лет русской жизни под чужим владычеством. Из истории Галиции».
Как только в славянские земли были разосланы приглашения, среди других на них откликнулись во Львове и Галицко-русская матица и Русский народный дом. По их поручению, профессор Львовского университета, тогда еще уже известный ученый Яков Федорович Головацкий (1814-1888) провел большую работу по подбору этнографической коллекции для выставки, согласился сам ехать в Москву. В своей монографии С.А. Никитин замечает, что, кроме Головацкого «все главы делегаций и большая частъ видных их участников к организации выставки и снабжению ее экспонатами никакого отношения не имели».
В обеих публикациях по истории съезда, вышедших в том же 1867г., постоянно мы находим имя Я.Ф. Головацкого, крупного историка и этнографа, известного далеко за пределами своей родины. Он принимал деятельное участие за все время работы съезда и был одной из знаковых фигур на нем.
В то же время путь его на этнографическую выставку и съезд был достаточно тернистым. В своем классическом труде Ф.Ф. Аристов писал, что речь Головацкого на съезде «послужила предлогом для Австрии начать гонения на Якова Федоровича, которые привели его к необходимости покинуть родную Галицкую Русь». Этого мнения придерживались и последующие биографы, В том числе, и автор настоящей статьи. Однако все было более трагично: нападки на Головацкого «начались еше с 1853 и 54 годов...Тогда он отрешен был от преподавания русского языка и литературы в VII и VIII классах обеих львовских гимназий и оставлен был только при университете». Травлю его вел наместник Галичины граф Агенор Голуховский. Следующим этапом были события мая 1859г. По инициативе Голуховского, была назначена комиссия, которая должна была одобрить проект перехода школьного обучения в Галичине с традиционной кириллицы на латинский шрифт. Голуховский прямо заявил, что введение латиницы вызвано необходимостью поставить преграду распространению великорусского языка. Силами галицких будителей, среди них Головацкого, проект был провален, Голуховский был вынужден уйти в отставку. В 1861г. документы этой неприглядной истории Головацкий опубликовал отдельной книгой. Однако в 1866-1867гг. Голуховский - снова наместник Галичины, и ему удается справиться с Головацким. 9(21) октября 1866г., в письме к князю Владимиру Александровичу Черкасскому Головацкий пишет: «Голуховский без обиняков сказал митрополиту (Львовскому Литвиновичу), что меня хочет отстранить потому, будто я во всем виновен, что дал худое (подчеркнуто Головацким - Н.П.) направление галицко-русскому языку, худое, по его мнению, потому, что я не пошел за сепаратистскими мечтаниями малороссизма и противоборствовал против польских подстрекателей украинофильства. По той причине, не дожидаясь кораблекрушения, смотрю и я заблаговременно за спасительной лодкой и обращаюсь к Вашему Сиятельству с умиленной просьбой, благоволите, в случае мой отставке, исходатайствовать для меня царскую милость. Я рад бы остаться здесь, жить и действовать среди своих родимцев. Но без постороннего пособия никак не возможно мне будет прокормиться мне с семейством». Через три дня, в письме от 12(24) октября 1866г. тому же Черкасскому, Головацкий пишет о тех мероприятиях, которые готовятся против русского движения в Галиции, и прибавляет: «Первый удар падет на меня и некоторых друзей моих. Тяжко расставаться со своей родной землей и своим милым родом, для которого добра мы посвятили всю нашу жизнь...».
Параллельно с подготовкой экспонатов Головацкий принимал деятельное участие в приглашении молодых галичан на учительские должности в Россию.
Через Головацкого протоиерей посольской церкви в Вене о. Михаил Федорович Раевский пересылал для кандидатов выделенные для них Министерством просвещения деньги, через Головацкого осуществлял оплату заказываемых для выставки экспонатов. В письмах к Раевскому Головацкий посвящает его и в свои тяжелейшие проблемы: на его плечах шестеро детей. Так, в письме от 9(21) ноября 1866г., после отчета о том, что ему удалось собрал» для выставки
и сделать для двух кандидатов в учителя, он пишет: «Не миновало два месяца, и у меня умерла теща, ее сестра, моя сватья, и родной браг, не считая прежних потерь. И везде остались сироты, которые смотрят и требуют, чтобы я пособил им! Не конец тому несчастью. Голуховский привез с собою программ, в котором положено, чтобы всех знаменитых деятелей русских и пособителей русскому делу, отстранить, а меж этими проскрибованными стоит и мое имя.
Я знаю из верного источника, что в здешней президии лежит уже готовое предложение и доклад в министерство на мою отставку, а Литвинович заявил, что мне и прихода дать не может; ибо я приклонен к схизме и Москве и выправляю русскую молодежь в Россию. Так меня, семьянина, отпустят с половиной или третью жалованья. Чем тут выжить! Не была бы пора удобна походатайствовать у е.в. царя государя...выпросить для меня какою жалованья. Извините, что пишу небрежно. Ради Бога, помогите!».
Вся деятельность Головацкого носила подчеркнуто лояльный характер, однако, по распоряжению Голуховского, в квартире профессора был проведен незаконный полицейский обыск, сам профессор был отстранен от преподавания в университете и, хотя ничего предосудительного найдено не было, дело было передано в академический сенат (совет профессоров), который тоже не нашел никакой его вины. Но еще до решения сената Головацкий 21 февраля (5 марта) 1867г. писал Раевскому: «Меня отрешили от чина и звания». Позднее ему была назначена небольшая пенсия, на которую прокормить семью было невозможно.
Экспонаты для выставки Головацкий выслал в Москву еще в феврале (5 марта н.ст.) 1867г., а сам прибыл в Россию в начале мая. В состав небольшой делегации входило еще двое молодых галичан: Иосиф, или Осип, Николаевич Ливчак (1839-1914), известный издатель в Вене газеты «Страхопуд» (т.е. «Чучело»), и Евгений Осипович Павлевич, доктор прав, общественный деятель, известный львовский адвокат, член Народного Дома во Львове.
Для второй половины XIX в. научные съезды не были редкостью, порой при них состоялись и выставки. В 1867 г. было обратное: при Славянском отделе Всероссийской этнографической выставки состоялся Славянский съезд, который, пожалуй, будет натяжкой назвать научным. Эйфористическое выступление В.И. Ламанского на славянском обеде, на котором прозвучало: «Мы не хлопочем о чужом спасении, никого не желаем спасти, и изгоняем политику из дружеских бесед наших. Мы сошлись просто попировать, повеселиться и порадоваться», конечно, было преувеличением. Съезд был частью «большой политики» и Ламанский-историк закончил свое выступление уже вполне трезвым «да развивается...взаимное общение русского народа с его славянскими братьями, да растет и крепнет славяно-русский союз». Выступление Ламанского было встречено криками «Браво!», «Слава!». Головацкий понимал, что Галичине далеко до этой эйфории. Маленькая делегация русских галичан с их проблемами и парадоксами стояла особняком.
Заметим, что вплоть до середины 60-х гг. XIX в. национальное движение галицких русинов еще не стало жертвой раскола, оно в тех или иных вариантах было действительно галицко-русским, а украинская струя в нем являлась его естественным элементом. Нельзя забывать, что тогда Украина («Малороссия») была неотъемлемой частью России, объединившей все земли Древней Руси кроме Галицкой и Угорской. Превращение украинского движения в Галичине из культурного в политическое было делом австрийской политики, недаром прозорливый Головацкий на страницах петербургского украинского журнала «Основа» в анонимной статье еще в 1862г. отметил будущую опасность. Попытка защитить интересы русинов Австрийской империи, а тем более поддержать их надежды, легко могла обернуться военным конфликтом. И Россия, в лице представителей передового русского общества и правительства во главе с Александром II, была вынуждена лишь издалека следить за развитием событий (Помогая иногда даже полулегально лишь отдельным жертвам).
Возможная война грозила России страшными последствиями. (Головацкий едва ли мог думать, что позже в каком-то близком варианте парадоксальная ситуация может повториться).
Знаменательно, что дорога на выставку проходила через Петербург, где, пожалуй, и происходили главные события съезда. Одним из важнейших моментов был торжественный славянский обед в день памяти Кирилла и Мефодия 11 мая в большом зале Дворянского собрания Петербурга. Под белой хоругвью с изображением Солунских братьев звучали многочисленные речи.
Среди других взял слово и Головацкий. Его речь была не всплеском эмоций, а скорее серьезной исторической справкой. После краткого лирического вступления он сказал: «Позвольте да приветствовать вас всех родным словом и русским сердцем от имени моих земляков, родных вам русских галичан, живущих по сю и по ту сторону Карпатов. Позвольте мне в эту нарочитую минуту вспомнить, что моя родная страна, родившая, взлелеявшая и воспитавшая меня в духе славянском есть исконная русская земля, что эта дорогая моему сердцу земля есть древнее достояние святого равноапостольного великого князя Владимира, который, окрестив ее, вместе с другими русскими землями, соединил сродных нам по племени и роду славян теснейшими узами духовного единения святой веры. Вспомним, братья, что в этой святорусской земле нашей владели в течение многих веков князья русские того же Рюрикова племени, которые обладали другими русскими землями.
Мы составляли все один великий русский народ, один по роду и племени, один по вере, один по языку, один по закону и обычаю, один по законам власти; мы были родные братья, семейный кружок одной родины. Но по неисповедимому промыслу Божию досталось на долю нам испытать тяжкое горе - мы остались под властью иностранцев и чужеплеменных, исконный союз наш расторгнут насильно на долгие времена...Наконец..., засветило солнце науки..., наука пригадала нам прежнее сходство и одноплеменность славян, а мы, русские, почувствовали, что мы в родине наших одноплеменцев роднее всех с вами; мы припомнили, что у нас издревле одна история, один язык, одна народность русская...». Свое выступление Головацкий закончил тостом: «Да крепится и возрастает дух единства и уверение в единоплеменности нашей славяно-русской, да придут все в сознание того убеждения, что мы по роду и по племени, по вере и языку, по крови и кости искони один народ и да живет великий славянский многомиллионный русский народ». На протяжении всего пребывания на съезде члены маленькой делегации русских галичан вели активную жизнь. Особенным уважением пользовался Головацкий, европейски известный ученый, его недаром назвали «Ломоносов Червонной Руси».
Вот лишь некоторые упоминания о пребывании русских галичан на съезде. 4 мая 1867г. поезд со славянскими гостями пересек тогдашнюю русскую границу и в 12 часов ночи прибыл в Варшаву. На следующий день, 5 мая на обеде в русском собрании прозвучали многочисленные тосты и речи, среди них и речь Ливчака, в которой он указал причину страданий славян и выразил надежду на их прекращение. Причину страданий славян, живущих на Западе, докладчик видел в том, что «с нашими древними соседями, которых мы сейчас посещаем, связывает нас связь природная, естественная, связь, созданная самим Богом, когда, напротив, с нашими политическими соотечественниками, с которыми мы живем под одной крышею в одном государстве, связывает нас связь искусственная, связь политическая, связь, созданная простым случаем...» и закончил речь надеждой, что славянский гений «сблизит все племена славянские и объединит их в великий могущественный народ славянский, и тогда мы станем уже в мирные отношения и к другим чужим народам». Когда гости проездом остановились в Вильно и посетили православную семинарию «Головацкий обратился к воспитанникам с задушевной речью, в которой выразил желание духовного просвещения будущим духовным просветителям». Обед в дворянском клубе в Вильно принял характер дружеского собрания. На нем, в частности, Ливчак сказал, что «славянские начала в России всегда были сильнее, чем предполагали и предполагают другие народы». Главное обвинение в неславянстве падает на нее со стороны поляков. «Если б дело шло о поляках угнетенных, - заключил Ливчак, - я не решился бы поднять против них слово. Но поляки поносят весь славянский мир не за то, что их угнетают, а за то, что им не позволяют господствовать» (При подготовке выставки и съезда польская пропаганда и в австрийской Галиции, и в эмиграции всячески старалась помешать этому русскому мероприятию).
В день памяти Кирилла и Мефодия 11 мая, по болезни, митрополит Исидор не мог совершить богослужение. Перед обедней пятеро из славян: 4 православных священника и 1 униатский (Головацкий) были представлены владыке Исидору. Он радушно их принял, расспрашивал о положении право славной церкви в Австрии. «Особенно долго беседовал он с профессором Головацким, подробно расспрашивая его об его процессе и преследованиях, которым он подвергался от графа Голуховского». В этот же день вечером состоялся знаменитый обед, на котором Головацкий произнес известную нам речь. «Впоследствии слушатели Львовского университета благодарили профессора Я.Ф. Головацкого за то, что он в своей речи так верно выразил чувствования и убеждения трехмиллионного русского населения Галиции». На другой день 12 мая состоялся обед для славянских гостей у министра народного просвещения Д.А. Толстого, на котором были все трое галицких посланцев. 13 мая Головацкий и Ливчак были представлены великому князю Константину Николаевичу. 14 мая гости были приглашены в Царское Село, где депутацию из 23 славянских гостей принял Александр II, среди них был и «русский из Галиции» Головацкий.
В Москву поезд пришел вечером 16 мая. По прибытии в древнюю столицу Головацкий продолжал, как почетный гость, участвовать во всех мероприятиях устроителей съезда. Так, 17 мая, в первый день пребывания славян в Москве, начался с посещения кремлевских святынь. Успенский собор поразил посетителей своей древностью, а Головацкий заметил: «Можно найти в разных странах памятники более древние, но едва ли еще где-нибудь так много древнего соединено вместе и так входит в современную жизнь страны». В этот же день депутация из славянских гостей, 18 человек, была принята митрополитом Московским Филаретом (Дроздовым). «В духе христианства да растет общее наше единение, и в таком единении - сила, способная созидать и распространять общее и частное благо», - прозвучало в приветственной речи владыки, (ныне причисленного к лику святых).
А в последующей затем беседе «он обращался с вопросами о состоянии духовных дел в Сербии к членам сербского духовенства, со словами утешения к угнетенным собратьям в Галиции, представленным в депутации каноником Головацким».
На другой день, 18 мая, в Московском университете состоялось совместное заседание членов университета, депутаций еще от 17 ученых и художественных обществ, существующих в Москве, и славянских гостей. После выступлений русских ученых, по приглашению ректора, первое слово взял Головацкий. Он выступил с небольшой, неподготовленной заранее горячей речью: «Я благоговею перед наукою, столь развитой в этой древней столице Руси, - сказал он, - я благоговею в том храме муз, в котором трудились и работали ученые мужи слишком сто лет, который произвел столько славных и просвещенных мужей на благой России и всего человечества». При всем разнообразии специальностей выступавших здесь ученых «они сходились в одном фокусе, в одной мысли, в мысли объединения всех славян в науке...Да будет слава веем деятелям славянской науки!» 21 мая, на торжественном обеде в Сокольниках, в речи В.А. Черкасского также упоминались и русские галичане. Словом, Галичина на съезде «прозвучала». В июле 1868 г. Головацкий писал Нилу Попову: «Уже круглый год прошел с той поры, как Славяне попрощались с матушкой Москвой Белокаменной. Все мы радовались нашему сближению и знакомству все желали, чтобы тот тесный союз Славянского братства скреплялся, и чтобы общение между соплеменными Славянскими народами беспрерывно продолжалось, и я с такими мыслями прощался с Русскими и искренне желал поддерживать беспрестанную переписку с учеными старинной столицы Руси и центра русской жизни».
По возвращении в Галичину Головацкий еще раз убедился, что ни как профессор университета, ни как ученый, ни даже просто как священник применения своим силам он не найдет, а прокормить большую семью на пенсию невозможно. Помощь пришла из России. Он был приглашен в Вильно (нынешний Вильнюс) на пост председателя Виленской археографической комиссии. В сентябре 1868г. он пишет Раевскому, что переехал в Россию «с крепким намерением переселиться сюда и статься коренным русским». В конце этого же года состоялось Высочайшее повеление Александра II о назначении Головацкого. Но только что занявший свой пост новый генерал-губернатор края А.Л. Потапов проявил особую «бдительность» и сделал все, чтобы добиться вообще удаления Головацкого из края. Но когда он представил лично Александру II ходатайство Головацкого о принятии его с женой и 6 малолетними детьми в подданство России, император не только удовлетворил его, но и распорядился наградить Головацкого чином статского советника и зачесть ему в стаж на пенсию его службу во Львовском университете, т.е. с 1848 г. Церковное начальство не требовало, чтобы ученый менял свое вероисповедание, ему было разрешено «ходить в нашу церковь и исполнять все обряды при помощи наших священников». Однако он добровольно снял духовный сан и с семьей принял православие (что решил уже давно). Еще два десятилетия он работал на благо русской науки: под его началом вышло 15 томов документов. Но для Галичины, как признанный лидер, он был потерян, и эта ноша легла на плечи Наумовича.
По возвращении со съезда Ливчак продолжал свою издательскую работу. Павлевич, очевидно, на съезде не выступал, но не раз его имя встречается в отчете о съезде. Кроме Головацкого и двух его спутников, среди «русских» депутатов упоминаетея еще четвертый - Михаил Васильевич Молчан (1832-?) - закарпатский национальный деятель, русофил, нотарий Пряшевской консистории, казначей в Обществе св. Иоанна Крестителя и один из организаторов тайного общества св. Андрея Первозванного, «приславший в дар на выставку прекрасное собрание фотографий большого формата, изображающих венгерских русских»". Упоминаний о присутствии его на съезде, кажется, нет. Скорее всего, он и не участвовал в мероприятиях съезда. В РГБ хранится несколько писем Молчана Нилу Попову 1867-1872гг., последнее из Петербурга, куда эмигрировал Молчан, с указанием его петербургского адреса. Его имя упоминается еще в 1875г. Судьбу его и год смерти нам установить не удалось.
***
История Славянского съезда и, может быть, более всего, участия в нем галицких русинов находит какие-то аналогии и в проблемах нашего времени. Как тогда правительство Александра II всячески избегало конфликтов с Австрийской и Австро-Венгерской империей, так и ныне Россия вынуждена отстраняться от конфликтов с чужим государством, какими является сейчас Украина, наблюдать дела на Украине «с расстояния». Из основного доклада Головацкого вытекала потребность объединить Карпатскую Русь с остальной Россией, но Галицкий будитель отлично понимал, что в тогдашних условиях это было невыполнимо. И недаром он еще в 1862г. сформулировал, что такое для Галичины вынужденный австрославизм. Разница ныне состоит в том, что при вынужденной специфической украинизации Украина сильна, и мы верим, сама справиться со своими бедами.
На съезде вероисповедание его участников христиан-славян игнорировалось. Для галичан это было особенно важно: и владыка Исидор, и св. митрополит Филарет (Дроздов) принимали Головацкого и его спутников как своих, ибо для русинов тогдашней Галичины православных церквей вообще не было, уния была вынужденной. И почти такое же положение в Галичине сейчас. Нашей православной церкви еще придется сталкиваться с вопросом, как относится к вынужденным униатам и тем, кто сейчас ходит в филаретовские храмы и храмы автокефальной церкви. А если нет других? Православных храмов осталось так мало! До них часто просто человеку не добраться, детей верных православных травят. А массовый отток из неправославных храмов в православные, думается, наступит, как только жизнь войдет в нормальное русло.
И, наконец, быть может - самое важное. Съезд проходил под лозунгом великой взаимной любви славян друг к другу и России. Элементы этой любви еще долго сохранялись и сохраняются доныне. Но то, что творится сейчас на Украине (борьба с русской культурой, восхваление националистов-карателей) вызывает резкое отторжение. Иногда у нас даже звучат озлобленные выпады против украинцев вообще. Если мы совершенно законно исторически считаем украинцев русскими (как считает и значительная часть их самих), то оскорбительные выпады против них - это ведь пощечина самим себе. Надо бесконечно любить ныне так страдающих украинских и русинских наших братьев, замороченных и обманутых. Сейчас украинский книжный рынок. СМИ захлестнула волна исторических фальсификаций Думается, нам необходимо ответить на этот вал лжи, прежде всего, не критикой, а созданием небольших, доступных широкому читателю недорогих книг, где читатель найдет великие имена святого митрополита Петра, основателя московского Успенского собора, Димитрия Ростовского, М.А. Максимовича, Н.В. Гоголя, О.М. Бодянского и еще многих. Где читатель найдет правду о великом святом князе Владимире и его Руси. Пусть эти книги говорят голосом исторических источников, и в них обязательно должны быть честные ссылки.
Славянские форумы и современные проблемы славянства:
И.В. Чуркина. Предыстория поездки славян на Всероссийскую этнографическую выставку в Москве (1867). Встречи в С.-Петербурге
М.Ю. Досталь. Славянский съезд в Москве 1867г.: задачи и итоги. Взгляд с русской стороны
Н.М. Пашаева. Галицкие русины на Славянском съезде 1867г.
Г.А. Богатова. И.И. Срезневский и идеи Славянского съезда 1867г.
Славянские форумы и проблемы славяноведения: Сборник статей. М.; Ставрополь, Изд-во СГУ, 2008. 178с.
http://inslav.ru/publication/slavyanskie-forumy-i-problemy-slavyanovedeniya-sbornik-statey-m-stavropol-2008
М.Ю. Досталь. Славянский съезд 1867 года в С.-Петербурге и в Москве. Славянское движение XIX-XX веков: съезды, конгрессы, совещания, манифесты, обращения. М., 1998. с.112
http://www.slavonic.iptelecom.net.ua/ideol/1867.htm



Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 35
Опубликовано: 21.04.2017 в 21:14
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора








1